Actions

Work Header

Вслух

Work Text:

Юри выглядел так, будто его хорошенько оттрахали. Весь взлохмаченный, тяжело дышащий, с лихорадочным блеском в глазах… Хотя в каком-то смысле оно так и было – затрахались они основательно.

Мокрая футболка липла к телу, очерчивая соски, капли пота скользили по шее стекаясь за воротник к ключицам, плечи дрожали от перенапряжения... Он еще и постанывал.

Господи!.. Есть же предел человеческому терпению.

Юри такой славный, такой отзывчивый и податливый. Готовый, считай, на все, чтобы заслужить одобрение Виктора. Вот только намеков он не понимал совершенно. Третий месяц с ним Виктор долбался, и все без толку. А сказать прямо – только напугаешь, замкнется в себе еще больше. Надумает что-нибудь совершенно идиотическое.

Знал бы Виктор, что его ждет – переспал бы еще тогда, после банкета. Не отпустил бы. Проклял бы себя потом, но не отпустил. Было бы хоть что вспомнить, на что опереться во время дрочки.

Юри задрал футболку, вытирая краем пот с подбородка.

Юри, ну есть же полотенце. Мог бы попросить, Виктор подал бы. Виктор все бы тебе дал.

Погладить бы рукой обнажившийся пресс.

Виктор жадным взглядом отметил хорошо вылепленные мышцы, скользнул чуть ниже и сломался о тоненькую дорожку волос, спускающуюся вниз, за резинку спортивных штанов. Быстро перевел взгляд вновь на лицо, уставившись на открытый рот Юри.

- У тебя красивый рот, - вырвалось совершенно бездумно, слава Богу на русском. – Хотел бы я в него кончить.

- Что? – Юри недоуменно вскинул брови, покосившись на Виктора.

Он же ничего не понимает по-русски, пришло вдруг в голову Виктору. Совершенно ничего не понимает.

Можно говорить вслух что угодно, а потом откровенно соврать на голубом глазу – все проглотит.

(Вот о «проглотит» лучше не думать.)

- Ничего, Юри, - ласково ответил Виктор. – Размышляю сам с собой о твоей произвольной. Вслух проще анализировать. Ты же не против?

- Хаа-а-а, - уклончиво выдохнул Юри, как-то размякнув, прильнув к бортику.

Виктор посчитал это за отмашку, и его понесло. Он повернулся боком к Юри – смотреть на него было бы уж слишком. Прижал палец к губам, как будто задумался. Слова сами собой потекли.

- У тебя соски торчат сквозь футболку, смотреть невозможно, до того возбуждает. Если бы я долго тер их, ласкал языком, покусывал, ты смог бы кончить, не касаясь себя? Я бы не позволил бы тебе дотрагиваться до себя, сам бы вылизал, чтобы ты стонал погромче. Вот как сейчас. Мне нравятся твои бедра, я бы раздвинул их…

Юри стоял рядом с отстраненным непроницаемым выражением лица, нервно тер пальцы друг о друга.

Виктору невероятно подогревало кровь знать, что пусть его не понимают, но хотя бы слушают.

Выдохся он после подробного описания, как тщательно он подготовит и растянет Юри, чтобы член легко скользил внутри него, причиняя минимум неудобства и максимум удовольствия. Ведь Юри девственник, с ним надо бережно.

Отвел душу, в общем.

- Красиво звучало, - сказал Юри в конце монолога.

- Тебе нравится, как я говорю по-русски?

- О… Да, наверное. Красивый язык. Ты покажешь мне потом программу… то, что ты… анализировал?

- Надеюсь, мы дойдем когда-нибудь до этого.

Юри надулся.

- Не такой уж я неумелый.

- Конечно, - Виктор пригладил волосы на затылке Юри, и тот в кои-то веки не сразу шарахнулся, а сначала позволил приласкать себя. Потом, конечно, удрал на середину льда, подальше.

 

После того, как Виктор снял пенку со своих желаний, стало полегче. Он сублимировал свою страсть в грязные разговоры по окончанию тренировок, а иногда и перед, испытывая лишь чувство легкого стыда за обман. Юри, кажется, тоже повеселел. Стал побойчее, тактильнее. Осмелел настолько, что недавно сам облокотился о Виктора, слушая. Может, русский на него так расслабляюще действовал. А может, ему просто нравился голос Виктора. Виктору оставалось только надеяться, что Юри еще не выбрал себе словарь попонятней.

 

- Виктор, - Юри оборвал его на полуслове. На лице у него застыло мучительное выражение неловкости.

Виктора обдало холодком.

- Что такое, Юри?

- Не рассказывай мне, пожалуйста, о п-программе, - Юри едва заметно запнулся, но тут же упрямо продолжил, - до того, как я катаю. Отвлекает очень. Я возбуждаюсь. После – можно.

- Что?

Надо же. Виктор даже не знал, что в лексиконе Юри есть такое слово – возбуждаюсь.

- Я понимаю… не все слова, но общий смысл понятен. – Юри обхватил рукой шею, смущаясь. – Я ведь общаюсь с другими, все равно нахватаешься. Почти все знают русский. Я с тобой не разговаривал на нем, потому что здесь никто не знает, невежливо будет. Да и говорю плохо. Но… в общем, не надо перед.

Виктор даже не успел испугаться, как до него дошло.

- А после, значит, можно?

- Мне приятно, - застенчиво поделился Юри и тут же захлопнул себе рот рукой. Больше из него и слова не вытянуть.

Но это ничего. Виктор мог болтать за двоих.