Actions

Work Header

Это традиция

Work Text:

— Нет! — кричала Нарцисса. — Нет! Люциус, я не пойду на это! Ты слышишь меня?
Раскрасневшаяся, яростная, в эту минуту она, как никогда, напоминала старшую сестру, сходства с которой обычно старалась избегать. Но сейчас был именно тот момент, когда Нарциссе хотелось бы походить на Беллу. Ах, если бы у нее был такой же характер!.. Она бы стерла мужа в порошок, она бы ни за что не позволила ему... Мерзавец!
— Дорогая, так надо, — тихо сказал Малфой.
Он и сам выглядел не лучшим образом. От волнения у Люциуса дрожали руки, срывался голос, и даже платиновые волосы (продукт работы лучших парикмахеров магического Лондона) как будто посерели и напоминали свалявшуюся паклю.
— Ты думаешь, мне легко?! — взорвался он.
— Так откажись от этой затеи!
— Не могу, — в отчаянии ответил он. — Это традиция рода Малфоев. Если отступить от нее, на семью обрушатся неисчислимые бедствия.
— Откуда, черт побери, — Нарцисса решила отбросить тон истинной леди, — у вас может взяться традиция? Выскочки, нувориши, парвеню, свинопасы...
В другой день Люциусу было бы достаточно и одного слова на эту тему, чтобы уйти, хлопнув дверью, и не появляться до следующего полудня. Но сейчас он был так раздавлен гнетом вины, что даже не возмутился.
— Понимаешь, когда мой прадед решил стать аристократом, он вычитал где-то, что у каждого уважающего себя старинного семейства должна быть собственная мрачная традиция. Вот и...
— Но он мог придумать что-нибудь менее извращенное! Например, каждый третий вторник видеть Грима, или пить по утрам отвар докси, или одевать эльфов в полотенца всех цветов радуги...
При упоминании радуги Нарцисса запнулась. Она смутно ощущала, что здесь что-то не то.
— Мог, — обреченно согласился Люциус. — Но прадед хотел, чтобы все было по-настоящему. Он честно купил эту традицию — за три галлеона девять сиклей — у одного бродячего прорицателя. А тот предупредил, что если не соблюдать обычай, род Малфоев будет проклят и впадет в нищету. Ты же этого не хочешь?
Нарцисса не хотела, тем более прямо сейчас, когда новое бриллиантовое колье было еще не оплачено. Но при мысли о том, какому страшному испытанию должен подвергнуться сын, ее бросало в дрожь.
— Ненавижу тебя! — она разрыдалась.
— Ну-ну, — Люциус неловко погладил ее по плечу, — мы справимся. Надо это просто пережить.
Губы у него дрожали, и видно было, как ему сложно сохранять привычную ледяную невозмутимость (старательно отрепетированную перед зеркалом еще на старших курсах Хогвартса).
— Мы должны, Цисси.
— Но Драко... он же еще такой маленький...
— Посвящение должно произойти в ночь перед первым днем первого учебного года. Так говорит обычай.
— Думаешь, — всхлипнула она, — Драко это перенесет?
— Придется. Выхода нет. Сегодня он должен стать взрослым.
Нарцисса зарыдала еще сильнее.
— Это же так страшно! Мальчик мой, сыночек...
— Ну, не так уж страшно, — смутился Люциус. — Только поначалу, а потом он втянется, ему даже понравится, вот увидишь. Мне же понравилось...
— Да, и он станет таким же извращенцем, как ты! Будет болтаться по притонам, якшаться с отбросами общества!
— Какие еще притоны! — от возмущения Люциус даже забыл жалеть Нарциссу. — Самые дорогие рестораны магической Британии! Чашка кофе стоит десять галлеонов — нашла притон... И люди все очень приличные, есть даже члены Визенгамота. Кроме того, — он понизил голос, — я слыхал, что сам Корнелиус Фадж тоже...
— Не говори мне об этом! Мерлин, в какое ужасное время мы живем!
Люциус не нашелся, что ответить.
— Хотя бы не принуждай его, — всхлипывала Нарцисса.
— Я постараюсь. Но понимаешь, ребенок может быть не готов. Иногда без небольшого давления не обойтись... Я в его возрасте тоже не хотел, но пришлось.
— И не бей...
— Цисси, как можно! Я буду очень ласков, обещаю тебе.
— И не надо сразу глубоко...
— Нет, конечно, нет! Мы чуть-чуть, легонечко. Вот потом, когда он привыкнет...
— Люциус, но ведь вовлекать ребенка в такое — это преступление! Если кто-то узнает, ты окажешься в Азкабане, а на Драко останется клеймо на всю жизнь!
— Я знаю! — крикнул Люциус. — Но выхода нет! Можно только надеяться, что у Драко хватит ума не болтать об этом в школе...
Нарцисса решительно вздохнула и вытерла слезы.
— Ладно, давай. Чем быстрее, тем лучше. Пускай уже этот кошмар останется позади. Ты приготовил все нужное?
— Конечно.
Нарцисса хлопнула в ладоши и велела явившемуся Добби:
— Позови молодого хозяина.

***
Полчаса спустя она ходила по коридорчику перед кабинетом Люциуса — туда-сюда, туда-сюда, нервно ломая руки. Ей не позволили остаться — женщинам не следует видеть подобного.
Драко был напуган. Обнимая его перед тем, как оставить наедине с отцом, Нарцисса чувствовала, как быстро-быстро бьется его сердце под рубашкой.
Замерев от ужаса, она прислушивалась к звукам, доносившимся из кабинета.
Судя по всему, мужество быстро изменило Драко.
— Папа, а может, не надо? — слышался его дрожащий голос.
— Надо, — твердо отвечал Люциус.
— Папа, пожалуйста... Папа, я не могу...
— Можешь.
— Он такой огромный... Неужели вот это все...
— Не сразу, — увещевал Люциус. — Понемножку. Сегодня мы только попробуем... так сказать, прикоснемся... Не бойся, все получится. Я верю в тебя.
— С Крэббом и Гойлом родители такого не делают... Почему я должен? Я не буду!
— Хватит! — рявкнул выведенный из терпения Люциус. — Не заставляй меня применять силу!
Нарцисса бросилась к двери, чтобы выбить ее, кинуться внутрь, спасти сына. Но тут же бессильно сползла по стене, прижавшись щекой к твердому дереву. Нельзя вмешиваться. Люциус прав — надо... Выхода нет.
Еще через полчаса отец и сын наконец вышли из кабинета. Драко выглядел уже повеселевшим, хотя на щеках все еще виднелись дорожки от слез. Нарцисса бросилась обнимать его и совать ему конфеты.
— Молодец! — Люциус сиял от гордости за сына. — Все прошло прекрасно. Конечно, это самое начало... Когда вернешься домой на каникулы, будем делать это каждый день — тебе надо привыкать.
— Хорошо, — беззаботно ответил Драко — до каникул было еще далеко.
— Как ты? — тормошила его Нарцисса.
— Нормально, — ответил он, запихивая в рот конфету. — Знаешь, мам, а это не так страшно, как я думал. К концу мне даже понравилось.
— Я же говорил! — Люциус нежно поцеловал его в макушку.
— Я тоже люблю тебя, пап, — ответил Драко, обнимая его.
Нарцисса почувствовала, как ее охватывает невероятная, сводящая с ума нежность. Она так любила их обоих! Единственные люди в мире, ради которых она была готова на все, на все, что угодно...
— Беги, отдыхай, — Люциус похлопал сына по спине. — Завтра нужно рано встать, чтобы успеть на Хогвартс-экспресс.
Драко весело запрыгал к лестнице.
Дети так быстро забывают о пережитом...
Люциус привалился к стене и вытер пот со лба.
— Хвала Мерлину... Нарцисса, я думал, что сойду с ума.
— Много сегодня прошли? — спросила Нарцисса, заглядывая в кабинет.
— Только введение и начало первой главы. Драко поначалу капризничал, но потом подчинился. Говорю же тебе, ему понравится. У него есть склонность к таким вещам, это наследственное...
Нарцисса высвободилась из объятий мужа и вошла в кабинет.
Медленно приблизилась к столу, где лежало это, и осторожно коснулась его кончиками пальцев.
В солидном переплете из телячьей кожи, со страницами, пахнущими пылью законов, с ровными строчками букв, черных, будто сама тьма...
Толстенный фолиант под названием «Тысяча и один способ не платить налоги».
Вечная гарантия богатства семьи. Страшная тайна рода Малфоев.
Тра-ди-ци-я.

 

— Fin —

 

Март 2009 года