Actions

Work Header

Двойной шах слону

Chapter Text

В этот день солнце светило по-особенному ярко. Хоть весна была в самом разгаре, зима все никак не хотела сдавать позиции. До сегодняшнего дня. Сегодня было тепло, даже слишком тепло для этого времени года. Навстречу то и дело шли уставшие, измученные жарой люди, но Орихара Изая не чувствовал усталости. Кутаясь в куртку, он уверенно шел вперед и улыбался своим мыслям. Встречаясь взглядами с прохожими, он улыбался чуть сильнее.
«Как же я люблю людей!» - думал он.
В этот день Изая особенно любил Намие.
«Ах, Намие-сан, а я думал, что ты умная женщина, несмотря на твою извращенную привязанность к брату…»

Несколько днями ранее, офис информатора, Синдзюку

Ягири Намие подняла голову от папок и, нахмурившись, словно вспоминая что-то, сказала:
- Уроборос, говоришь?
Изая отвел взгляд от монитора и с удивлением посмотрел на Намие.
- Оя, Намие-сан, ты, оказывается, слушаешь?
Ягири не обратила внимания на насмешку и, задумчиво глядя перед собой, сказала:
- Мы с ними работали…
В карих глазах Изаи вспыхнул интерес. Он уже пару недель искал информацию об этой компании, но в Токио о них знали слишком мало. И так ничтожные сведения противоречили друг другу.
- А вот это уже интересно, - протянул он и, поднявшись, обошел стол.
- И какие темные дела вы проворачивали, Намие-сан? – с усмешкой спросил он, присев на край столешницы.
- Пытались добиться бессмертия, - сказала она после долгой паузы, так и не взглянув на Изаю.
Тот рассмеялся, но смех растворился в повисшей тишине.
- Ты, что, серьезно, Намие-сан? – негромко сказал он, изучающе глядя на секретаря.
Та молчала.
- И какие исследования проводились?
Изая направился было к дивану, но, не дойдя до него, развернулся и пошел к окну. Пальцы мелко подрагивали от волнения, и информатор сжал руки в кулаки. За окном разгорался закат, разливаясь всеми оттенками красного по чистому небу. Мягкий розовый цвет перетекал в алый, концентрировался, сгущался. Багровый горизонт казался эпицентром взрыва – такой яркий, такой манящий! Цвет крови – он отражался в темных глазах Изаи, на лице которого застыла широкая улыбка. Он чувствовал, что Намие говорит правду. Вся атмосфера в комнате словно изменилась, и Изая ощущал, как погружается в тягуче-сладкое волнение.
«Давай же, Намие!..»
- Ничего конкретного я не знаю. С ними работал дядя. А так – трансплантация, опыты по выращиванию органов из стволовых клеток…
Изая усмехнулся – тот список нелегальных иммигрантов действительно пригодился.
- И почему же вы перестали работать?
Намие впервые за вечер внимательно посмотрела на информатора и, захлопнув папку, поднялась.
- Опыты на людях зашли в тупик… Они умирали, органы не приживались. А условий, - Ягири запнулась, - необходимых условий мы им обеспечить не смогли.
Поставив папку на место, Намие еще какое-то время смотрела на стоявшего к ней спиной Орихару, но тот молчал, разглядывая закат. Подумав, что он, скорее всего, уже потерял интерес к разговору, секретарь махнула рукой и, взяв сумку, пошла к двери.
- Рабочий день закончился. До завтра.
Изая не ответил.
Через пару минут он перевел взгляд с пурпурной полосы, прочертившей темно-синий небосклон, и посмотрел на вышедшую из здания женщину.
- Ха, - едва слышно выдохнул он. – Ха! ХАХАХАХА!
С размаху опустившись в кресло, Изая начал крутиться – перед его глазами мелькали черная папка, аккуратно поставленная секретарем на место, стол с кружкой остывшего кофе на нем, чат на мониторе компьютера, чат на ноутбуке, шахматная доска, фиолетовый всполох отгоревшего заката, папка, кружка, чат, доска и последний всполох-взрыв.
- Нет, Намие, нельзя быть такой дурой, - внезапно сказал он, остановившись перед экраном.
В темных глазах, лишенных намека на веселье, отражалось голубоватое свечение монитора.

ЧАТ

Канра: Всем привееет! Канра-тян здесь!
Танака Таро: Добрый вечер!
Хром: Добрый вечер
Бакюра: Привет
Сайка: Добрый вечер.
Сайка: Но что случилось, Сеттон-сан?
Сеттон: Один мой друг пропал.
Бакюра: ?!
Танака Таро: Какой ужас! Вы обращались в полицию?
Сеттон: …
Сеттон: У него с полицией напряженные отношения…
Танака Таро: Вот как…
Сайка: Сеттон-сан…
Канра: Ужасно! Я думаю, что это Желтые Платки. Сейчас стало так опасно ходить по вечерам! А вчера рядом с парком избили мужчину. [Ссылка]. Он даже не был в цветной группировке…
Хром: Очень вероятно. На сайте Долларов пишут, что Платки снова начали собираться в большие группы.
Сеттон: =_=
Канра: Ой, мне пора идти! Пока-пока!
Танака Таро: Доброй ночи, Канра-сан.
Сайка: Доброй...
Бакюра: ...

Канра покинул(а) чат.

- Необходимые условия, да, Намие-сан? – протянул Изая, откинувшись на спинку кресла.
На его губах играла холодная, почти жестокая улыбка.
«Интересно, какая информация может понадобиться таким людям, как они?»

Полдень, Синдзюку

Подходя к месту назначения, Изая ускорил шаг. Всю дорогу он думал о рассказе Намие. Интересно, она сама понимала, сколько стоит такая информация. Догадывалась ли она, что информатор, блуждая в информационном вакууме, готов был выложить любую сумму за достоверные сведения? Несмотря на то, что ситуацию они не проясняли, Изая чувствовал необычайный подъем.
«Как же интересно… Как же интересно…»

Сверившись с адресом, указанном в лаконичном сообщении, Изая окинул взглядом здание. Новое и слишком белое, словно нежилое. Даже не так – не существующее. Вряд ли такие белоснежные стены не привлекли хулиганов, желающих поупражняться в граффити. Окна тоже выглядели слишком пустыми. На подоконниках не было растений, да и сами стекла не были прикрыты шторами или жалюзи. Все здание казалось нежилым. Словно там делают ремонт, или, наоборот, решили забросить стройку. Однако входная дверь поддалась, и Изая вошел внутрь. Пустой белый коридор, в котором слишком явно ощущалось полное отсутствие людей. Ни охраны, ни турникетов, ни решеток, но информатор ни на мгновение не усомнился в высоком уровне системы безопасности – он буквально кожей чувствовал десятки равнодушных взглядов камер наблюдения. Интересно, кто находится по ту сторону?
- Орихара-сан.
Изая повернулся на звук мягкого голоса и увидел высокого иностранца в идеально сидящем костюме, поверх которого был накинут медицинский халат.
«Так идеально вещи могут сидеть только на преступниках», - усмехнулся Изая.
- Меня зовут Реймонд Род. Приятно познакомиться.
- Взаимно, господин Род, - Орихара вернул собеседнику вежливую улыбку.
- Нам нужна кое-какая информация.
Сделав паузу, Реймонд попросил Изаю следовать за ним.

Комната, в которой Род решил дать детали задания, выглядела такой же нежилой, как и все остальное здание. Светлые стены без единого элемента декора, пустые окна, лишь стол выдавал наличие людей – на блестящей хромированной поверхности стоял ноутбук. Изая скользнул взглядом по экрану, но текст, напечатанный латиницей, не был английским. Род едва заметно улыбнулся. Он был уверен, что язык информатору не знаком, и не видел нужды ничего скрывать.
- Так что за информация, господин Род? – наконец сказал Орихара, откидываясь на спинку дивана.
Реймонд, сидящий напротив на точно таком же светлом диване, положил пухлый конверт на разделяющий их стеклянный стол. Изая думал, что Род даст указания, но тот молчал. Тогда информатор наклонился и, взяв конверт, раскрыл его. Двести тысяч йен и записка с одним лишь словом – Небула. Удостоверившись, что информатор положил конверт во внутренний карман куртки, Род сказал:
- Никаких слухов, Орихара-сан. Это нам неинтересно. Мы ждем только факты. Очень на вас надеемся.
Поднявшись, Реймонд дал понять, что разговор окончен.

После разговора Изая следовал за своим работодателем по белоснежному коридору. В нем, как и во всем здании, царила полная тишина. Если раньше Изая думал, что здесь больше никого нет кроме него и Рода, то сейчас он был в этом практически уверен. Среди царства белизны он чувствовал себя чужеродным организмом, предметом, от которого его спутнику, облаченному в такой же белый, как и все, вокруг халат, не терпелось избавиться. Изаю начало мутить. В окна лился ослепительный солнечный свет. Дневные лампы горели в и без того светлом коридоре. От этой яркости у Изаи заболели глаза.
«Сейчас бы очки, - Изая усмехнулся, - как у Шизу-тяна».
При мысли о враге настроение ощутимо улучшилось. Скользнув повеселевшим взглядом по сквозному окну в стене, в котором явно находилась лаборатория, Изая замер.
«Не может быть…»
На металлическом столе лежал Хейваджима Шизуо. Какое совпадение, что они пошли именно этим путем. Какое совпадение, что Шизуо оказался именно в этой лаборатории. Информатор искоса глянул на внимательно наблюдающего за ним иностранца – Орихара Изая не верил в случайности.
Однако Орихара на чужой территории. Игра только началась, и информатор может позволить себе сделать шаг назад – сейчас он будет играть по их правилам.
- Ох, это же мой бывший одноклассник у вас там, - Изая усмехнулся и с преувеличенным интересом уставился в сквозное окно.
- Да, Орихара-сан, - ему мягко улыбнулись, - мы наслышаны о ваших «особых» отношениях. Думаю, вам будет интересно войти.
Изая радостно улыбнулся, скрывая за улыбкой напряженную работу мысли. Сейчас ему приходилось просчитывать все варианты, ведь сведений было слишком мало. Чего они хотят? Какую реакцию ждут? Оставалось лишь подыгрывать.
- С удовольствием, - живо ответил информатор и вошел в раскрытую перед ним дверь.
В лаборатории было также безлюдно, если не считать за человека распростертого на металлическом столе монстра Икебукуро. Изая отметил, что даже несмотря на металлические оковы, Шизуо мог бы с легкостью выбраться. При одном условии – если бы он был в сознании.
Словно прочитав мысли информатора, Реймонд сказал:
- Нам до сих пор с трудом удается удерживать его. В лаборатории такой возможности нет – пришлось использовать седативные препараты.
Изае показалось, или голос иностранца действительно звучал растроенно?
- Успокоительные искажают наши данные.
Изая понимающе усмехнулся. Он скользнул взглядом по спокойно лежащему монстру. Тот выглядел почти как человек. Такой открытый, беззащитный, уязвимый.
Отмечая полосы бинтов, явно скрывающие раны, синяки на вздувшихся венах, Изая остановился на лице, и в этот момент глаза Шизуо распахнулись и затуманенный взгляд остановился на информаторе. С сухих губ сорвался беззвучный полувыдох-полустон, в котором Изая безошибочно угадал свое имя. Информатор чуть склонился, словно хотел услышать, что пытается сказать Шизуо, как вдруг тишину лаборатории, нарушаемую лишь мерным жужжанием приборов, прорезал издевательский смех.
Изая согнулся, держась одной рукой за живот, другую положив на металлическую поверхность стола, и смеялся, смеялся, смеялся, словно лежащий перед ним закованный пленник был самым веселым, что он когда-либо видел.
Успокоившись, он распрямился и насмешливо посмотрел Шизуо в глаза, встречаясь с его уже по-настоящему осмысленным взглядом.
- Вы только посмотрите на это лицо, - ухмыльнулся он, поворачиваясь к Реймонду.
Вновь посмотрев на Хейваджиму, Изая продолжил:
- Ну у тебя и выражение, Шизу-тян! Просто умора. Словно перед тобой рыцарь в сияющих доспехах появился.
Реймонд Род все также легко улыбался и выглядел удовлетворенным.
- Пойдемте, Орихара-сан.
Изая с готовностью кивнул, а потом покачал головой и вновь рассмеялся.
- Нет, не могу. Это глупое выражение лица стоит у меня перед глазами. Надо запечатлеть его на память.
С молчаливого позволения Реймонда Изая достал телефон и подошел к Шизуо.
- Скажи «четыре»*, Шизу-тян, - сказал Изая, и уголок его рта едва заметно дрогнул.
Шизуо дернулся, пытаясь освободиться от оков, но затуманенное наркотиками сознание не имело власти над обычно сильным телом. Раздался звук щелчка камеры, и Изая, посмотрев Шизуо в глаза, вышел вслед за сопровождающим. За спиной информатора гулко закрылась дверь. Сжав телефон, Изая запустил руку в карман и поравнялся с Реймондом. Стоило обсудить еще некоторые вопросы.