Actions

Work Header

Легенда о Звёздных Рыбаках

Chapter Text

— Илай, как у тебя продвигаются дела со щитами?

— Эээ… Со щитами? Ну, всё нормально, щиты на ста процентах, — быстро сказал Илай.

Броди и Волкер многозначительно переглянулись.

— Пожалуй, пора перекусить, — вдруг засобирался Волкер. — Ты идёшь?

Даже если бы полковник ничего не подозревал, такое поведение заставило бы его насторожиться. Янг не стал их останавливать, только проводил взглядом и тяжело вздохнул.

Был бы на его месте Раш, он наверняка заметил бы проблему раньше. Но док лишь сегодня утром наконец поинтересовался, не перегружают ли Илая повседневной работой. Оказывается, за эти дни Илай ни разу не появился в медчасти, хотя там успела перебывать вся остальная научная группа. К тому же Янг не припоминал блокнотов Раша у Илая в руках, да и интереса к накайскому что-то не замечал.

Сам Янг продолжал ежедневно заниматься Древним. Вмешиваться в управление он пока не рискнул бы, но сообщения, вспыхивающие на экранах консолей, становились всё понятнее. И это давало какую-то новую спокойную уверенность.

— Значит, ты уже разобрался с тем, что передал тебе доктор Раш? — прищурился Янг. Илай заёрзал в кресле, делая вид, что никак не может оторваться от происходящего на консоли. — Может, — в тоне полковника появились угрожающие нотки, — ты уже и все тесты прогнал?

— Ну, знаете! — отчаянно покраснев, вспылил Илай. — Я, между прочим, не доктор физико-математических наук! И если вы думаете, что я могу всё, что может он, причём одной левой… Я не гожусь, ясно? Пусть ищет себе нового падавана…

— А доктор Волкер…

— …тоже ничерта не понимает, прикиньте! Говорит, с точки зрения современной физики это полный бред.

Янг несколько раз моргнул, пытаясь быстро определить линию поведения. Может, Раш решил проучить Илая таким образом? А Волкер просто нашёл предлог, чтобы отказать в помощи? Нет, вряд ли…

— Тогда почему бы не спросить самого Раша?

— Он же сказал мне считать, что он умер, — мрачно буркнул Илай. — Значит, чтобы не спрашивал ничего, разбирался сам…

— Илай… — Янг не смог удержаться от горькой усмешки. Какой же он ещё мальчишка! Неужели не видел, что Раш в тот момент был на грани истерики? — Я уверен, что доктор Раш просто… немного погорячился. Он вовсе не имел в виду, что ты не должен спрашивать.

— Ему всё равно нельзя работать.

Илай явно колебался, но теперь Янгу казалось, что его останавливает скорее нежелание признавать своё поражение, чем беспокойство о здоровье Раша.

— Нельзя, — согласился Янг. — Но я и не предлагаю позвать его в математический коридор и заставить читать лекцию. Выдели те места, где тебе непонятно, и спроси конкретно это. Сегодня же, — жёстко заключил он. — Ясно?

Илай понуро кивнул и до самого конца смены старательно изображал угнетённого страдальца, хотя Янг почему-то был уверен, что своим приказом существенно облегчил парню жизнь.

Тем же вечером, войдя в медчасть, он услышал из-за ширмы:

— …разумеется, система уравнений Навье-Стокса тут не работает! Даже с введением силы Лоренса в качестве массовой силы и уравнений Максвелла. Подумай сам, Илай, это же принципиально новый тип силового поля, а не привычное нам электромагнитное, речь не идёт о неразрывности или равномерности распределения заряда.

— Да, это я понял, потому и брал спинорное представление…

— Ты упускаешь главное, Илай. В основе этой технологии лежит технология ложного вакуума. Пока нет воздействия извне и не произошло туннелирование…

Янг потряс головой так, словно ему в ухо попала вода, и поспешно ретировался из медчасти. Раш говорил горячо, но достаточно ровно, сдержанным профессорским тоном. Чувствовалось, что непонимание Илая его расстраивает, но вряд ли кто-то ещё на корабле способен был в принципе воспринять идеи Раша, особенно выходящие за границы уже известного. Янг очень надеялся на Илая. И ещё на благоразумие Раша — единственное, что могло удержать эту парочку от соблазна сбежать в математический коридор и продолжить там.

На ужин Янг получил шикарный мясной рулет и неожиданное известие.

— У нас заканчивается энергия. Мы уже нашли подходящую звезду, до неё меньше двух суток на сверхсветовой.

— Перестарались с репликатором? — сразу догадался Янг, жестом показывая Беккеру, что не отказался бы от добавки.

— Ну… Не только, — признался Броди. — Там ещё один аппарат рядом с тканевым производит что-то типа кожи.

— И формовщик, — пряча глаза, подсказал Волкер.

— А, ну да, ещё и формовщик. Вы не представляете, сэр, — оживился Броди, — какие это возможности! Мы пока попробовали только несколько простых вариантов, вроде тарелок и чашек, но по идее этот аппарат способен воспроизводить сложнейшие геометрические формы.

— Из пластика? — Янг покрутил новенькую чашку, пытаясь понять, как ручка соединяется с корпусом. Создавалось впечатление, что её так и отлили сразу целиком, никаких швов он не видел.

— Может, и из железа, — пожал плечами Волкер. — Мы не успели попробовать.

— Похоже, нам придётся ввести ограничения, — решил Янг. — Составьте списки всего необходимого нам с указанием срочности и расхода энергии. Потом сведём в график. Добрый вечер, Камилла. Как там ваши командированные?

— Спасибо, прекрасно. Я слышала что-то про графики?

— Совершенно верно. Нужно наладить распределение энергии для всех найденных аппаратов. Не забыть ничего важного, учесть все интересы, оставить запас на непредвиденные случаи. Короче, без вас не обойтись.

Камилле почти удалось скрыть удивление, но всё же не до конца. Янг мысленно ухмыльнулся, сохраняя внешнюю невозмутимость.

— Разумеется, полковник, — кивнула Камилла. — Кстати, если у нас тут стихийная планёрка, я хочу внести предложение. Сюзан Катнер, одна из наших командированных, готова по окончании курса заняться разработкой униформы. Она уже набросала несколько эскизов, комплект выглядит удобным. Если вы не против, мы могли бы вынести эти эскизы на общее обсуждение.

— Меня устраивает мой китель, — нахмурился Янг.

— А я бы не отказался, — пожал плечами Волкер.

— Да, у военных-то есть форма… — пробормотал Броди.

— Но и она уже выходит из строя. Особенно у тех, кто часто бывает на планетах, — подхватила Камилла. — Кроме того, общая форма для военных, гражданских и учёных поможет сгладить остатки былой разобщённости и ощутить себя единым целым. Экипажем Судьбы.

— Хм…

Сначала Янг хотел сказать, что уж Раша-то точно не удастся запихнуть в униформу, потом вдруг понял, что совершенно не представляет себе реакцию дока на этот вопрос. Надевал же он камуфляж для выхода на планеты. Да и на корабле свои футболки с жилеткой носил безвылазно только до тех пор, пока не появился выбор. Хотя его и сейчас достаточно часто можно было застать в привычном виде, но Янг подозревал, что Рашу этот вариант одежды просто нравится, а если появится что-то более удобное…

— Хорошо, — решил Янг. — Давайте вынесем это на обсуждение. Если вариант с униформой понравится хотя бы половине экипажа, так и сделаем.

Произнося последние слова, он прищурился, глядя на дальний стол, за которым устроился Илай. Рядом с тарелкой лежал один из блокнотов Раша. Судя по страдальческому выражению на лице и запущенным в шевелюру пальцам, разъяснения не особенно сильно помогли Илаю продвинуться в понимании новой теории.

— Доктор Волкер… Вы действительно не можете ему помочь? — негромко спросил Янг.

Волкер оглянулся, смущенно кашлянул и помотал головой:

— Простите, сэр. Мы… Ну, физики, в смысле… Мы, конечно, предполагали, что однажды можем встретить такие эффекты, которые потребуют видоизменения уравнений Максвелла. Просто астрофизика, космология… чёрт, да половина современной физики на них построена! Но этот корабль… сам по себе как вызов теории относительности. А тут ещё Константа… Знаете, сэр, иногда трудно понять, что это — безумие или новый шаг в развитии науки. И то, что предлагает Раш… Одно из двух, но что…

— Это не новость, — усмехнулся Янг. — Значит, время покажет.

К чести Волкера, мешать воплощению в жизнь кажущихся ему безумными идей он тоже не стал. Даже когда Илай через несколько дней запросил внештатный расход энергии для проверки нового щита на Вратах, не сказал ни слова. И, пожалуй, только на его лице отразилось такое же разочарование, как и у самого Илая, когда установленные на Вратах генераторы сработали — и ничего не произошло.

— Может, попросить Хлою проверить расчёты? — предложил Броди, стараясь не смотреть в сторону Илая.

Тот мрачно помотал головой, прокручивая данные.

— Ничего не понимаю, — бормотал он. — Начальный импульс был точно такой, как надо. Почему не работает?

Янг невольно вспомнил Икар и подумал, что кое-кто сейчас непременно запустил бы маркером в доску. Или куском мела в стену. Может, это типа магического ритуала какого-то? У Раша после таких выходок в итоге всё работало…

— А как оно должно было сработать? — спросил Янг, неторопливо направляясь к Вратам.

— Ну… Честно говоря, я не знаю, — признался Илай. — Мы же только теоретически построили модель этого поля. Тут в основе одна из накайских технологий, она по идее должна создать микронную прослойку ложного вакуума. Может, я что-то не так понял, я же пользовался уже переводом с накайского и… И вообще это только предположение, что защитное поле Константы имеет такую природу, — пожал плечами он.

— Ясно.

Несильно размахнувшись, Янг бросил завалявшуюся в кармане кителя монетку в пустой круг Врат. Вроде как на удачу…

— Ого! — Броди едва успел отшатнуться, когда монетка просвистела у его плеча и ребром вошла в стену. — Что это было?

— Точно! Вы гений, сэр! — хлопнув себя по лбу, обрадовался Илай. — Это же… Раш-поле, во! Как же я забыл, там же переход этот… А пока нет воздействия, оно словно и не существует для нас!

— Невероятно, — прошептал Волкер.

Янг сделал ещё несколько шагов к Вратам, выставив перед собой руку. На пятом шаге рука упёрлась в пустоту, немедленно окрасившуюся золотистыми искрами. Янг провёл пальцем по невидимому щиту, оставляя быстро гаснущий золотой след.

— Расход энергии?

Броди встрепенулся, глянул в консоль и ошеломлённо заморгал.

— Эээ… Наверное, диагностика врёт, сэр. Дайте-ка я…

Он перешёл к другой консоли и озадаченно помотал головой:

— Минимальный. Всплеск энергии был только при генерации поля, а потом незначительные колебания уровня, как будто на отражение и поглощение мы вообще ничего не тратим!

— Да, так и должно быть, — кивнул Илай, лихорадочно тыкая в кнопки пульта кино. — Надо ему показать… Ой… — вдруг растерянно сказал он, поднимая взгляд. — А ведь при сотрясении мозга телевизор тоже нельзя, да?

— Я думаю, несколько минут просмотра Ти Джей разрешит, — улыбнулся Янг. — Это ведь особый случай.

Илай просиял и сорвался с места.

 

***

— Как приняли ваше открытие на Земле? Кстати, я думал, вы не упустите такой шанс проветриться, — улыбнулся Джексон. — Неужели не надоело лежать?

— Ну, всю практическую часть разрабатывал Илай, ему и слово, — пожал плечами Раш. — А мне уже разрешили сидеть, — усмехнулся он. Устроился удобнее на подушках и начал гладить Конни, делая вид, что не замечает пристального взгляда Джексона. Сказать честно, Раш вовсе не был уверен, что дракончику понравится, если его тело займёт другой человек, и это стало одной из причин отказаться. — А приняли… Ну, как наши мэтры могли принять что-то, выходящее за привычные им рамки?

— О, можете не объяснять! — выразительно закатив глаза, согласился Джексон. — Значит, пока Раш-поле…

— Р-поле, — чуть поморщившись, поправил Раш. — Чем короче, тем лучше.

— Ну, вам виднее. Так, значит, Р-поле будет использоваться только на Судьбе?

— Да, по крайней мере, пока. В КЗВ нашей разработкой, конечно, заинтересовались, но я не уверен, что Р-поле будет служить достаточной защитой от энергетического оружия. Может пропускать некоторые виды излучений. Доктор Волкер вместе с Илаем как раз работают над возможностью совмещения Р-поля с нашими щитами. А пока мы генерируем и то, и другое.

— Понятно, — покивал Джексон. — А вы, значит, просто ждёте…

Раш нервно лизнул губы и украдкой взглянул на Конни. Дракончик склонил голову набок и передал доброжелательный интерес и сочувствие. Всё. Показалось, наверное…

— Знаете, я заметил одну любопытную особенность, — продолжил Джексон как ни в чём не бывало. — Вы обратили внимание, сколько в накайском детерминативов?

— Ну… Я не лингвист… — Раш приподнял брови, пытаясь вспомнить соотношение навскидку. — Порядочно. А что, это необычно?

— Крайне необычно! — энергично кивнул Джексон. — Ведь детерминативы не используются в разговорной речи.

— И что это может означать?

— Ну… Предположений несколько. Возможно, накаи чрезмерно озабочены точностью передачи информации на письме. А возможно, они попросту не пользуются разговорной речью.

— Нет, они определённо… — начал Раш. И умолк. Было ли то, что он слышал, речью? — Эхолокация?

— Это уже вопрос к ксенобиологам. Но если они действительно двоякодышащие или как минимум произошли от двоякодышащих, эхолокация могла сохраниться как своего рода атавизм.

— Ммм.

Раш покусал губу, перебирая в памяти все звуки, которые он слышал от накаев. Конечно, не помешали бы более точные свидетельства, но похоже, очень похоже. Человек в такой ситуации слепо водил бы руками, пытаясь получить недостающую информацию на ощупь.

Но если не звуками, как же они тогда общаются, да ещё и с передачей детерминативов? Жестами?

Он потёр висок, припоминая смутное ощущение, мелькнувшее при первом взгляде на накаи и погребённое потом массой других, не самых приятных впечатлений. Да, точно! Пожалуй, свод черепа такой формы вполне может играть роль сложной направленной антенны. А у людей кости и внутренние оболочки экранируют мозг, поэтому приходится прибегать к усилителям…

— А вы не натыкались на какие-нибудь упоминания о… Что-то, что могло бы свидетельствовать в пользу телепатии? Передачи мыслей?

— Нет, — покачал головой Джексон. И усмехнулся, как-то особенно пристально взглянув на Раша. — Не слишком удобное свойство организма, правда?

— Что вы имеете в виду? — насторожился тот.

— Я тут наткнулся на развёрнутый вариант легенды о Звёздных Рыбаках…

У Раша задрожал уголок рта, пришлось низко опустить голову и прикусить губу. Чёрт! Значит, не показалось…

Конни встрепенулся, угрожающе зарычал, расправил крылья и поставил дыбом иголки, потрескивающие электрическими разрядами, но Джексон лишь отодвинулся, а смотрел скорее с восхищением, чем с испугом.

— Доктор Джексон, — внезапно вклинился по рации Янг. — Через минуту мы выходим из сверхсветовой скорости. Будет кратковременный обрыв связи, приготовьтесь.

— Никуда не уходите, — успел пошутить Джексон.

Затем по стенам прошла волна смазанного света, Конни негромко зашипел, а Варро сдержанно улыбнулся:

— Приветствую. Надеюсь, у вас всё в порядке?

Раш рассеянно кивнул, мысленным приказом утихомиривая дракончика. Так, всего несколько секунд. Что же делать? Джексон ведь не просто лингвист, он полиглот. Наверняка привык думать на нескольких языках сразу, да и Древний ему как родной. Глупо было надеяться, что он ничего не заметит…

— И что вы намерены делать? — выдавил Раш.

— Я? — вскинул брови Джексон. Его недоумение показалось Рашу наигранным.

— Вы же понимаете лучше, чем кто-либо, что этот фрагмент можно трактовать по-разному, — он устало потер переносицу. — И потом…

— …это невозможно, — с улыбкой закончил за него Джексон. — Вы не можете оказаться героем древней накайской легенды, никто не мог предвидеть подобную цепь случайностей и так далее. Верно?

— Ну вот, вы сами всё прекрасно понимаете, — натянуто усмехнулся Раш.

Хотя нет, Джексон не понимал главного — даже если он скажет правду, никто на корабле не поверит. Иногда Рашу казалось, что и насчёт обнаруженной Древними структуры в реликтовом излучении до сих пор многие сомневаются, не подделка ли это. Как будто подобное можно подделать! Ну, во всяком случае, не обладая технологией уровня творцов планет…

— И вы не считаете, что полковник Янг должен знать? — перебил его мысли Джексон. — Ведь речь идёт и о нём тоже. Сказать честно, я не верю в другую трактовку. «Объединит судьба связующим звеном порыв и молодость Звёздных Рыбаков»? Не слишком ли расплывчато?

— Как и подобает всякому уважающему себя пророчеству, — хмыкнул Раш. — К тому же, если я правильно понял, для другого варианта прочтения «порыв» и «молодость» должны быть даны не идеограммами, а слоговыми иероглифами.

Собственно говоря, именно это и позволило ему до сих пор хранить тайну. Хлоя просто не соотнесла идеограммы с их английским звучанием, восприняла только смысл.

— Это по нашим правилам, — пожал плечами Джексон. — А если у них имена особям даются примерно так же, как принято у индейских племён, скажем, Рыбий Глаз или Свирепый Шторм, то вполне возможен и такой вариант. Но дело даже не в этом…

Он поднялся, выглянул из-за ширмы, проверяя, одни ли они в медчасти, и сел обратно на стул, придвинув его поближе к кровати. Раш настороженно наблюдал за этими приготовлениями, а Конни внезапно вспорхнул, перелетел на ширму, оглянулся и успокаивающе свистнул, мол, я караулю. Это Рашу совсем не понравилось.

— Видите ли… — Джексон тяжело вздохнул, словно готовясь сообщить что-то неприятное. — Когда Джек приходил с извинениями, на самом деле он собирался своей властью объявить о смещении полковника Янга с поста командира корабля. Временным командиром был бы назначен лейтенант Скотт.

— Временным? — сузив глаза, хрипло переспросил Раш. Затылок и пальцы на руках свело от острейшего чувства беспомощности. Конни снова оглянулся, расправляя крылья и поднимая иголки. Раш усилием воли заставил себя и его успокоиться. Джексон сказал «собирался». Он лингвист, слова употребляет точно. Нужно дослушать, потом уж паниковать.

— Да, Кэм, как всегда, не удержался и навёл шороху там в альянсе, — с комичной гримасой признался Джексон. — Короче, теперь у нас есть новый Икар. Работы там, правда, непочатый край, хорошо, если в год уложимся, но, тем не менее, это вполне реальный шанс прислать на Судьбу всё необходимое. В том числе и людей.

— Сменить руководство? — стараясь, чтобы губы не дрожали, уточнил Раш.

— Если потребуется, — пристально глянул на него Джексон. — Понимаете, на Джека очень сильное впечатление произвела та ситуация с вашим пребыванием у люшианцев. Точнее, поведение полковника Янга. Ну, и последующее, да… Джек… Он, знаете, только выглядит таким… непрошибаемым дуболомом, — тепло усмехнулся Джексон. — А на деле он к некоторым вещам очень чувствителен. Просто тогда у нас были надежды на лангарцев. И полковника Телфорда. Да, я понимаю, тут мы сели в лужу…

— Что заставило его передумать?

— А? Ну… Это знает только сам Джек, — выразительно двинул бровями Джексон. — Меня он попросил понаблюдать и доложить ему свои выводы. Честно признаюсь, я не удержался и немного подразнил вашего полковника, разыграл, знаете, такого несносного учёного, от которого у военных голова болит… Простите, вы хорошо себя чувствуете?

— Всё в порядке. Продолжайте, — потребовал Раш.

— Может быть, мы закончим этот разговор в другой раз?

— Нет, не стоит, — криво усмехнулся Раш.

— Да, с другой стороны, пожалуй, вы правы, — согласился Джексон. Помолчал, сдвинув брови и бросая обеспокоенные взгляды на медицинскую панель за спиной Раша, потом продолжил: — В общем, по КЗВ прошёл слух, что полковник Янг подвержен срывам. Ну, знаете, вроде как неконтролируемым приступам гнева. В самом начале вашего путешествия было ведь даже судебное разбирательство по этому поводу, так? А потом вы отстали от корабля, и это якобы тоже произошло по вине Янга. Мол, вы так его достали, что…

— Я же подтвердил, что это был обвал, — с ноткой раздражения перебил его Раш. — Полковник Янг подумал, что я погиб…

— Ой, вот мне эти сказки можете не рассказывать, — фыркнул Джексон. Раш замер, а Джексон спокойно, доверительно как-то продолжил: — Самое забавное, что даже историю они выдумали практически одинаковую. Вы разве не знаете? Когда я решил остаться на Абидосе, Джек тоже сказал, что я погиб. Только не под обвалом, а при взрыве. И Врата, мол, уничтожены. Я думаю, только он меня и понял тогда, понял эту тягу к неизведанному. Но вы… Вы гораздо храбрее меня. У меня была моя Ша’рэ, и целый народ. А вам пришлось остаться в одиночестве… Нет, я понимаю, такая цивилизация, как накаи…

Раш сидел, опустив голову и едва сдерживая дрожь губ. Хотелось плакать и смеяться одновременно. Надо же, как Джексон романтизировал ту историю! Хотя это больше говорит даже не о нём, а о полковнике — ирония судьбы, да, но в ту пору он тоже был полковником — О’Нилле. И о силе доверия между этими двумя людьми. В этот момент Раш вдруг слишком отчётливо понял, что так доверять Янгу он сам уже не сможет. Никогда.

— Если он смог понять вас ещё тогда, поверить, что это для вас так важно, — пожал плечами Джексон, — почему вы не хотите довериться ему теперь?

Раш быстро взглянул исподлобья, но никакого подвоха не заметил, только сочувственное ожидание. Надо ж было так влипнуть! Вилка, классическая вилка. Если сейчас он распишется в своём доверии к Янгу, Джексон расскажет свой вариант легенды о Звёздных Рыбаках. И о пророчестве, чёрт его дери. Как отреагирует Янг? Не угадаешь. Сколько раз Рашу уже казалось, что полковник всё понял, проникся, что можно ему доверять, а потом внезапно — словно и не было ничего, ни правильных слов, ни обещаний, ни этого честного взгляда…

Но если он выложит Джексону всю правду о том, почему не может безоглядно доверять Янгу… Отправится полковник вслед за другом своим, Телфордом. А это Раша определённо не устраивало. Не сейчас. И потом, как же накаи? Да, этот вариант невозможен, невероятен, немыслим, но… Чёрт возьми, вот же Конни. Загадочный Проводник. Который явно выделяет Янга из всех прочих людей на корабле.

Что ж, опять выбирать меньшее из двух зол?

Раздумья прервал полный паники крик Илая, видимо, от волнения выбравшего общий канал рации.

— Нет, нет, нет!!! Полковник Янг, скорее сюда! Он сорвался! Сэр, он сорвался и удаляется слишком быстро…