Actions

Work Header

быть одержимым тобой - нормально

Work Text:

— быть одержимым кем-то — нормально?
— что, хочешь проверить?

с этих слов и начались их ёбнутые отношения.

~

впервые они увидели друг друга в метро: брендон следил за ним — этот мужчина был чертовски привлекательным. он пялился на его член, который был скрыт от глаз других брючной тканью. кажется, мужчина ехал с работы или... возможно, он ехал на неё — в фантазиях брендона этот мужчина ехал трахать какого-нибудь молоденького сладенького мальчика, а под утро он возвращался к своей ненаглядной женушке и делал ей куни, заставляя кончить её через пару минут.

когда незнакомец увидел на себе чей-то пристальный взгляд, он поднялся с места, схватившись за поручень.

брендон сделал то же самое, прижимаясь к мужчине сзади, и он бы его оттолкнул, если бы ему это не нравилось, но...

— я не до такой степени ужратый, чтобы трахаться в вагоне, — говорил незнакомец, крепче сжимая руку на железном и охлаждающем кожу поручне.

— никто и не предлагал тебе трахаться, — шептал брендон, и пусть там и были люди, но атмосфера и сама обстановка были слишком интимными для них.

— скажи это своему стоящему члену.

— куда ты едешь? — брендон касался губами мочки уха.

— трахаться. но не с тобой, — ответил мужчина и вышел на следующей станции.

у брендона стояло до самого дома.

~

во второй раз брендон встречает незнакомца из метро в гей-клубе; салливан устал от женщин, от игрушек в заднице — ему нужен был колоритный мужчина с толстым членом, но, когда мексиканец собрался завести его в свободную комнатку, салливана кто-то схватил за руку и потащил в сторону, где ещё было не занято.

это был он: рыжая борода, яркие голубые глаза, правда, сейчас их цвет был скрыт из-за черных расширившихся зрачков и тусклого красного цвета в комнате.

— отсоси мне, — проговорил незнакомец, потираясь членом о ногу брендона.

— я думал, это сделаешь ты, — салливан был спокойным как удав. — думал, ты заставишь меня кончить своим проворливым язычком, — брендон в душе не ебал, какой язык у этого парня и что тот может с ним делать, но ужасно хотел узнать.

— сука, — только и смог выплюнуть из себя мужчина. — пидор, — последовало после расстегнутой салливановской ширинки и заглатывания его же члена по самые гланды.

не было ни поцелуев в губы, ни нежных телячьих нежностей. был лишь рот брюса, в который брендон его выебал.

ох, брюс робертсон — так его звали, сказал салливану, что полицейский, и если ему будет надо, то он достанет его из-под земли.

брендон хотел, чтобы его достали, а потом выебали чем-то металлическим.

~

в третий раз это был звонок на домашний, но салливан не брал трубку, он никогда её не берет. сестра звонила ему неделю, и н и ч е г о. брендон — игнорщик, который заводится от девушки, мастурбирующей по вебкамере.

— так тебе нравится, брендон? — говорила она, погружая в себя сразу три пальца.

салливан трогал себя через темно-синюю ткань боксеров, чувствуя влажное пятнышко от спермы.

когда сработал автоответчик, брендон услышал знакомый голос.

— извращенец, я знаю, что ты дома, возьми грёбаную трубку, — вау, это был брюс. тот самый брюс-метро-гей-клуб.

салливан ничего не сказал девушке, просто молча закрыл крышку ноута и подошел к телефону, говоря лишь:

— салливан слушает.

— фу, чувак, это было не слишком возбуждающе, — протянул брюс.

— я думал, это очень гейско для тебя, — сказал брендон. — откуда у тебя мой номер?

— знаешь, ебись конем, я полицейский, и я это говорил, — зло ответил робертсон, а позже смягчился, спрашивая: — что на тебе, салливан? что на тебе надето?

— а, что надето на тебе? — брендон хотел играть, и это было веселее, чем мастурбирующая себе девушка.

— женские кружевные трусики и чулки, — ответил полицейский брюс робертсон, и салливан забыл, как дышать. он хотел сказать, что тот — больной, но кто из них — не больной. брендон вообще кайфует от металлических анальных шариков в заднице, что уж.

— на мне боксеры, обтягивающие колом стоящий член.

— он встал из-за меня?

— нет.

— ты ранишь мои чувства, салливан.

— но я не против трахнуть тебя по телефону, — сообщил брендон.

— что бы ты сделал со мной?

— я бы вылизал тебя через ткань кружева, языком чувствуя, какой ты твердый, а потом, параллельно этому, отодвинул бы кружевную ткань и вошел в тебя пальцем, перепачканном в сперме.

— хочешь, чтобы я трахнул себя, салливан? — спросил робертсон, делая голос как в порно: низким и возбуждающим.

— да, — в голове становится мутно, это с брендоном впервые, и, нет, не секс по телефону, а такой человек с ним впервые.

вы просто похожи, брендон, — говорило подсознание.

 

всё, что слышал салливан дальше — это сильные стоны, шлепки и, боже, эти стоны сносили крышу, заставляя яростнее двигать вверх-вниз по всему стволу.

«ебись конем сам, брюс робертсон», — подумал брендон и кончил.

~

не было больше никаких разов. ни четвертого, ни пятого, ни шестого.

они больше не пересекались, и салливан скучал.

на его жестком диске нашли гигабайты порно, на что он очень сильно удивился.

— двойное проникновение, анал, — продолжал перечислять босс, из-за чего брендон подумал, что тот сам его скорее всего смотрел. — это нужно быть полным извращенцем, чтобы тащиться от такого.

— ага, — ответил салливан и вернулся за родной компьютер.

в дорогой папке больше не было ничего.

вычистили всё к херам.

брендон всё ещё скучал, поэтому пошел дрочить в уборную, проецируя в своей голове стоны брюса робертсона. ебучего полицейского с шотландским, мать его в ёб, акцентом.

~

это было чертовски поздно или чертовски рано. но в полпятого утра салливан получил смс со словами:

«быть одержимым кем-то — нормально?»

«что, хочешь проверить?», — ответил брендон.

«я скучаю»

'я тоже' застряло где-то под сердцем и пальцами, не решающимися набрать это.

«где ты, брюс?»

«дома, лежу голый на кафельной плитке»

«брюс, что случилось?», — брендон паниковал, он, блять, паниковал и переживал за этого мужчину с глазами, в которых плескался океан. да и он сам нырнул в них с головой.

«брюс...»

«моя жена ушла от меня, а я под коксом. кажется, я схожу с ума, салливан»

«я тоже по тебе скучаю», — решил написать брендон.

«встретимся?»

«время и место, брюс»

«бруклинский мост, салливан, завтра в девять»

«встань с кафеля, брюс»

«ебись конем, салливан»

брендон улыбнулся, как не улыбался уже давно. его улыбка напоминала больше акулий оскал, но он всё равно оставался солнышком.

солнышком, который выебал в своем доме почти всех.

завтра будет ещё один раз — четвертый.

официально четвертый.

~

брендон пришел ни минутой раньше, ни минутой позже, а ровно в девять. салливан любил точность, но не любил порядок; брендон вычистил на днях всё порно из шкафчиков и тумбочек, оставив лишь вибратор. ну, он дорогой, и на него была какая-то акция, и ему в подарок прислали коробку презервативов. хорошая и очень выгодная вещь.

в общем, брюс появился через полчаса в женской одежде: блондинистый парик, классического стиля платье, каблуки, и, ох, чёрт побери, какого хуя?

— брюс? — спросил брендон у робертсона, разодевшегося как транс.

— брюс — мой муж, а я кэрол, — ответил мужчина, теребя свою маленькую женскую сумочку в руках.

ну, и... в голове салливана полный пиздец и конфетти, которое взорвалось в мозгу. да ебать, почему ему так везет на шизиков?

— брюс говорил, ты ушла от него, — осторожно начал салливан.

— ох, у нас были некоторые разногласия, но он просил меня сходить погулять с тобой, поэтому я здесь, — ответил брюс, взяв брендона под руку.

что ж, это было странно. когда они шли по улице, то вслед слышали лишь «пидоры» и грязные слова адресованные одному брюсу о том, сколько стоит залезть к нему под юбку и глотает ли он.

за последнее брендон разъебал парочке истинных пидорасов ебло.

~

— кэрол ушла пять лет назад.

— я знаю, — сказал салливан, проводя ладонью по голой бледной груди робертсона.

— я стал одержим тобой.

— и как тебе?

— приятно. чувствую себя менее одиноким, салливан.

— ты самый ебанутый мужчина во всей моей жизни, который якорем упал на моё дно.

— ебись конем, салливан.

после этого брюса оттрахали, брендон отсосал брюсу, а потом робертсон хорошенько оттрахал брендона, засунув в его задницу его любимые металлические анальные шарики.

быть одержимым кем-то — вроде бы даже охуенно.

по четвергам приходит кэрол, и брендон пьет с ней чёрный чай, слушая то, что брюсу нравится в постели, какие позы и так далее.

брендон не говорит брюсу о кэрол, а брюс начинает её забывать. но только не мозгом, а сердцем.

брюс робертсон — самый ебанутый мужчина в жизни брендона салливана, и это здорово.