Actions

Work Header

Сломанные

Chapter Text

Джек Роллинз окинул взглядом своего командира, Брока Рамлоу, в сумраке повстанческой базы. Тот был покрыт брызгами крови и мозгов, но ему это удивительно шло. Еще эти дурацкие густые блестящие волосы. Волосы, которые могли бы украсить любую женщину, волосы, в которые так здорово было бы запустить пальцы и потянуть...

Они не были женаты, чтобы там ни шутили по этому поводу в отряде, но никому другому он бы не доверил прикрывать свою спину. Вдвоем они могут устроить такой погром, который не по силам никому больше из Страйка. Быстрые, безжалостные и эффективные. Они были рождены для этого. Так что вполне естественной выглядит мысль о том, что они могут стать еще ближе друг другу, подобно бесшовным элементам одного паззла.

— Земля вызывает Джека. Земля вызывает Джека, — произнес Брок, щелкая пальцами. — Очнись, Роллинз, ты опять завис, пялясь на меня. — Джек вырвался из плена задумчивости и увидел, как Брок вытирает лицо затянутой в перчатку ладонью, размазывая по скуле кровь. — Этот идиот нас не ожидал. — На белых зубах Брока блестела кровь. Джек подумал, как было бы здорово сцеловать ее оттуда.

Но у них всё не так. Они никогда не были этим. Брок... не такой. Как бы Джек ни мечтал об этом, они никогда не изменятся. Джек кивнул, сказал: «Хорошо». Потому что он немногословен, и Брок всегда болтает за них двоих.

— Хорошо? Это было намного лучше, чем просто хорошо. — Брок качнулся на пятках, переполненный адреналином после боя. — Миссия выполнена. Встречаемся в точке сбора, — проговорил он в комм и выключил его. Стряхнул с уха лоскут кожи с влажным звуком. — Мне нужен горячий душ, холодное пиво и сладкая задница, как только вернемся домой.

Джек фыркнул в ответ, и они отправились к точке сбора с остальной частью отряда, прикрывая друг друга в пути.

--

— Слушай. Я просто пытаюсь сказать, что... ни при каких обстоятельствах... пещерный человек не сможет победить астронавта. — Брок проглотил очередной шот текилы и лизнул лайм. Медленно моргнул и спросил: — О чем я говорил?
Джек покачал головой.
— Ты абсолютно не прав. И ты слишком пьян, чтобы со мной спорить. — Он сделал глоток пива. — Ты скоро вырубишься. Пошли, дотащим твою сладкую задницу до дома.
— Я не пидор! — объявил Брок.
— Я тоже, — согласился Джек.
— Но если бы я решил переметнуться, то только для тебя, Джек.
Джек чуть не подавился своим пивом, и Брок расхохотался.
— Заткнись, засранец, — выдохнул, откашлявшись, Джек.
— Нет, серьезно. У тебя такие красивые губы, совсем девчачьи. — Брок вытянул руку, и у Джека чуть не остановилось сердце, когда тот провел кончиками пальцев по его губам. — Мягкие. — Джек не удержался и потянулся за прикосновением.
— Правда, не такие красивые, как у меня. Согласен? — Брок ухмыльнулся. — Давай, попробуй. — Он схватил ладонь Джека и прижал к своему рту. У Джека от удивления распахнулись глаза, и Брок коварно прищурился. Он разомкнул губы и кончик пальца Джека скользнул между ними. Короткое влажное прикосновение языка Брока — и член Джека мгновенно встал. Брок буквально на мгновение изобразил сосущее движение, и Джек застонал. Он просто не мог удержаться.
— Попался, — хмыкнул Брок. — Ты этого не ожидал. — Он уронил руку Джека и прикончил последний шот. — Ты бы видел свое лицо.
Джек не мог смотреть ему в глаза. Он положил деньги на стойку, поправил болезненно твердый член и слез с барного стула.
— Добирайся до дома самостоятельно, козел, — пробормотал он.
— Что? Да ладно, Джек! Ты же несерьезно, Здоровяк! — заканючил Брок. — Я не хочу платить за такси! — Брок был на мели, он не платил даже за свою выпивку. Всегда платил Джек, в надежде на то, что никогда не случится.
Джек вздохнул и изобразил короткий жест, который в Страйке использовали как знак «Выдвигаемся». Брок улыбнулся во все зубы.
— Спасибо, приятель. Ты же знаешь, что я просто дурачусь. Ты мой друг.
Брок стиснул Джека в медвежьем объятии, его голова едва доставала до подбородка Джека. Его волосы пахли дешевой помадой, кедром и сандалом. Брок ухватил рубашку Джека в горсть и, притянув его вниз, поцеловал в уголок рта.
— Ты всех своих друзей так целуешь? — удивленно спросил Джек.
— Только хорошеньких. — Брок фыркнул и изобразил пальцами пистолет. — Ты бы видел свое лицо! — Он рассмеялся и поплелся на улицу. — Никогда этого не ожидал.

–-

Они уже тридцать шесть часов провели в ожидании, Брок мерил шагами убогую явочную квартирку. Пятнадцать шагов. Поворот. Пятнадцать шагов. По нему можно было выставлять часы. Брок не мог находится в покое, если он не лежал в засаде при полном вооружении, выцеливая чью-нибудь голову. Джек как под гипнозом следил за ним, полностью забыв про лежащую на коленях книгу о машиностроении.
— Сделай себе фотографию уже! — вызверился на него Брок.
Джек в ответ пропел:
— And he does his little walk, up on the catwalk. Up on the catwalk.
— Ты только что пропел мне Right Said Fred? — нахмурился Брок. — Да еще и не самую удачную часть!
— А какая часть самая удачная?
— I’m too sexy for my shirt! So sexy it hurts! — Брок оттянул воротник своей плотной черной футболки и усмехнулся. — Это лучшая часть. — Ткань с хлопком вернулась на место. — Мне охренительно скучно. — Он плюхнулся на диван рядом с Джеком. — Придумай что-нибудь веселое.
Джек закатил глаза.
— Я тебе не клоун. Тебе стоило взять с собой книгу. Рассказать тебе сказку, малыш?
Он наигранно медленно перевернул страницу.
— Про что это? — Брок пялился на трещины на потолке. На семнадцатом часу ожидания он объявил, что пятно от воды похоже на Венесуэлу.
— Это о спецификации двигателя из...
— Я лучше сдохну, — оборвал его Брок, капризно скрестив на груди руки.
Джек перевернул страницу.
— Как пожелаешь. Вздремни.
— Не могу. Слишком заведён, — проныл Брок. Через пару секунд раздался звук открываемой молнии. Джек в замешательстве перевел на него взгляд. — Будь другом. Подрочи мне, — ухмыльнулся Брок. — Давай, это то, что мне нужно, чтобы расслабиться.
— Нет, — произнес Джек без уверенности. Брок взял его руку и положил на свой пах. Книга упала на пол. — Я не одна из твоих телок, — буркнул Джек, разминая члена Брока под плотной тканью его штанов.

— Протест и возражения приняты во внимание. — Брок уронил голову на спинку дивана, замерев впервые за несколько часов. Джек вынул член Рамлоу, толстый и тяжелый в его ладони, и крепко сжал. — Вот так, Здоровяк. — Брок охнул, и с кончика члена стекла капля смазки. — Ну давай, не дразни. Я верну услугу. Обещаю.

Джек вздохнул и поднял ладонь ко рту Брока.
— Сплюнь.
Он не в первый раз помогал Броку пережить приступ нервного беспокойства. Он разглаживал и перекатывал кожу под своей большой грубой ладонью, массировал узелок нервов под распухшей головкой и смотрел, как его командир извивается под его руками. Такой красивый, когда отпускает себя. Джек хотел поцеловать его, но вместо этого только закусил губу.

Брок толкнулся в его руку, и Джек поймал полную ладонь его семени. Брок ухмыльнулся, полуприкрыв глаза.
— И куда мне это девать? — спросил Джек, зная точно, что сделает Брок. У него всегда захватывало дух от этого.

Брок слизал свою сперму с ладони Джека, лакая ее, как кот сливки, затем облизал каждый палец, пока у Джека в ушах не зашумела кровь.
— Самый простой способ уборки, — Брок пожал плечами. Потом он свернулся клубком на диване, используя колени Джека вместо подушки и игнорируя стояк Джека в дюйме от своего рта. Джек издал протестующий стон, но Брок оборвал его коротким резким жестом. — Тсс! Я сплю. Постарайся отдохнуть, Здоровяк. Это приказ.

— На хуй тебя, Брок, — пробормотал Джек, в очередной раз оставленный без разрядки.
— Может быть, позже, приятель, — Брок похлопал Джека по бедру. — Может быть, позже. — Затем он закрыл глаза и задремал, пуская слюни на штаны Джека. Тот наблюдал за ним, пока сам не заснул, одну руку запустив Броку в волосы, а другой сжимая его плечо. И он был доволен.

–-

В дверь Джека раздался звонок. Он никого не ждал. Он на всякий случай выглянул в боковое окно. Там обнаружился Брок, с двумя плотно набитыми спортивными сумками на плечах. Джек с опаской открыл дверь.

— Печенье отряда девочек-скаутов! — объявил Брок. — Ну же, впусти меня.

Джек прислонился к дверному косяку и скрестил на груди массивные руки.
— Зачем?
— Шерил выгнала меня. Сказала, что у меня слишком много тайн от нее, и что она больше не собирается терпеть мое дерьмо. — Брок пожал плечами. — Про секреты она была права, ммм? — Джек кивнул, секреты были основной частью их работы. — И она познакомилась с кем-то на этих церковных собраниях, куда она начала ходить, и вместе они открыли Иисуса, и слова были произнесены, и теперь мне нужно где-то пожить, пока я не найду себе новое прибежище.

— За поворотом есть мотель «Восьмерка», — Джек потянулся закрыть дверь.
Брок успел подставить ногу между дверью и косяком.
— Да ладно тебе. У тебя полно места. Ты даже не заметишь, что я тут живу. Я буду тихим. Я могу тебе платить. — Он заглянул в проем. — Мы же и так всё время тусуемся вместе, почему нет?

— Мне нравится мое окружение. — Джек пнул ботинок Брока. — У меня только одна кровать.

Брок надул губы.
— У тебя есть диван, и я спал на полу больше раз, чем я смогу сосчитать. Ну же, Здоровяк. Сделай мне одолжение. — Брок понизил голос и произнес: — Я тебе и по-другому могу заплатить, если ты меня понимаешь.

Джек сглотнул, его разум внезапно отключился после этого предложения, и Брок просочился мимо него.
— Спасибо, дружище. Ты даже не заметишь, что я тут. Куда мне свалить свои вещи?

Джек махнул в сторону комнаты своей матери, все еще заполненной ее вещами и одеждой. Брок опустил сумки на покрытый ковром пол и нахмурился.
— Боже, Джек. Уже год прошел. Ты не думал о гаражной распродаже? Знаешь что, я тебе помогу с этим разобраться.
Джек посмотрел на своего командира, стоящего посреди вещей его покойной матери, и кивнул.
Брок стиснул его в медвежьем объятии и похлопал по плечу.
— Спасибо, соседушка. Мы поладим как дом и огонь.
— Это плохой пример, — буркнул Джек. — В этом случае всегда случаются жертвы.
— Да, да, Капитан Очевидность. — Брок ухмыльнулся. — Пошли, поможешь мне с остальными вещами. Ты же помнишь, что моя аудиосистема просто сказка, да? Мы отлично уживемся, совсем как в Боготе. — Он поднял пыльную коробку с фарфоровыми фигурками и скорчил пренебрежительную мину. — Памятные сувениры?

— Мы облажались в Боготе. Потеряли двух человек, помнишь?

— Разве я сказал Богота? Я имел в виду Бруней. — Брок рассмеялся. — С языка соскочило. Идем, Здоровяк, поможешь.

Джек обнаружил себя выгружающим содержимое черного понтиака Транс Ам и перетаскивающим коробки с остатками жизни матери в гостиную. Он уже рассортировал ее вещи с месяц назад, оставив себе пару предметов и отправив большую часть ценностей своим теткам. Он провел пальцами по ткани в цветочек ее любимого халата и затолкал его в мешок. Затянул завязки на горловине и бросил пакет в кучу к остальным коробкам.

Брок убрал телефон.
— Ладно, парни из прихода Святого Винни заберут это всё к полудню. Ты получишь налоговые вычеты. Это проще, чем устраивать гаражную распродажу, хоть я и люблю торговаться с людьми за туфли в двадцать пять центов.

Он поднял коробку:
— Держи гостинец.
Он перебросил ее Джеку, и тот поймал коробку в воздухе.
Открыв коробку, Джек спросил:
— Двухместный гамак?
Брок показал на два огромных клена на заднем дворе:
— Подарок на новоселье.

— Как давно ты это запланировал? — настороженно спросил Джек.
Брок скрестил руки на груди и улыбнулся.
— Ты же меня знаешь. Я всегда планирую как минимум два запасных выхода, поэтому мы оба всё ещё живы, Здоровяк. — Он поднял в воздух два пальца и подмигнул. — Ты месяцами искал жильца, не особо старясь, честно говоря. И я не собираюсь жить со своей сестрой и ее четырьмя крысёнышами. Я лучше сдохну. У ДядьБрока слишком много острых предметов, чтобы жить со стаей дошкольников.
— Ты бы к ним идеально вписался. — Джек привязал один край гамака к дереву. — Как раз твой уровень развития. — Может быть, из этого даже что-то получится. Он затянул узел.
— Мне понравилось рисовать пальцами, до сих пор нравится, честно говоря. Полдник и тихий час. Черт, не гони на дошкольников, это была лучшая пора в моей жизни. — Брок помог со вторым концом, и вскоре гамак был пристроен. — Ну, запрыгивай. Постарайся не отбить себе задницу, она мягче, чем твоя голова.

Джек барахтался и елозил, в мире не существовало способа изящно забраться в гамак, однако устроившись наконец, он почувствовал, что ему нравится. Под пышными ветвями гулял прохладный ветерок, а покачивание гамака было успокаивающим.
— Андерс столько херни об этом наговорит, — пробормотал он.
— Андерс всего лишь хочет придти на барбекю в следующую субботу, она принесет капустный салат. Нет, черт побери, Мёрфи не разрешено приносить десерт. Помнишь ту хуйню, которую он приготовил из кокоса и агавы? Я язык чуть не ободрал, пытаясь избавиться от этого вкуса. Я бы предпочел задницу вылизать, чем съесть эту дрянь снова.

Джек попытался сесть, и гамак под ним опасно заколыхался.
— Что?
Брок затормозил гамак бедром, не поднимая взгляд от телефона.
— Ммм, групповая переписка. Надо успеть всё организовать вовремя. У тебя есть гриль?
— В гараже. — Джек сдался и покорился вихрю деятельности Брока. Начав однажды, тот не останавливался на пути достижения поставленной цели. — Пиво они принесут с собой.

Брок потянулся и ласково взъерошил волосы Джека.
— Мы отлично поладим, Здоровяк. Мы же приятели.
— Только приятели? — тихо спросил Джек с неприкрытой тоской в голосе.
Брок перевел на него взгляд и улыбнулся.
— Это зависит от того, сплю я на диване или нет.
Он с силой толкнул гамак, и Джек вцепился пальцами в края, чтобы не вывалиться. Он убедил себя, что в животе у него всё перекувыркнулось от раскачивания, а не от лукавого блеска в глазах Брока, ушедшего в гараж проверить гриль. Он вляпался по полной.

–-

Джек дрожал, пока Брок разрабатывал его толстыми смазанными пальцами, гремучая смесь желания и тоски едва перевешивали его ненависть к себе. Он был слабым, таким слабым, согласившись на это, согласившись принять член Брока глубоко в себя. Он не был таким, не был. А затем пальцы Брока приласкали эту сладкую точку глубоко внутри, и Джек ахнул.

Брок ворковал ему в ухо, поглаживая разгоряченную влажную от пота кожу свободной рукой:
— Шшш... Расслабься, Здоровяк. Ты всё время такой напряжённый.
За прошедший год они делали это больше раз, чем Джек мог сосчитать. Джек всегда был снизу. Брок отказывался даже рассматривать мысль о том, чтобы впустить в себя Джека, будь то его рот или зад. И что Джек мог на это сказать? Он не мог отказать Броку ни в чем, он бы пропал без него. С момента их пробуждения и до секунды, когда они засыпали, Брок был его рулевым, его компасом. Кем он будет, если не будет ему верен?

— Я тебя не обижу. Я никогда не причиню тебе боль. Ты мой помощник, ты прикрываешь мою спину. — Брок замер внутри него, толстый и твёрдый. — Давай, скажи это. — Он не двигался, сдавливая кожу на бедрах Джека в безжалостной хватке. — Я не шевельнусь, пока ты не скажешь это.

Джек попытался насадиться на Брока, отчаянно жаждущий сладости сильных толчков. Он пробормотал слишком высоким и ноющим голосом:
— Я твой... Я...
Брок вышел и толкнулся обратно в него в жестоком ритме.
— Господи боже, Брок!
Джек задыхался и подавался бедрами ему навстречу, с его члена на простыни капала смазка.
— Другой разговор.
У Брока была необыкновенная выносливость, он мог сохранять резкий темп часами, пока Джек не начинал умолять его остановиться. Множество раз они затевали быстрый перепих, оборачивавшийся трахомарафоном. Джек хлопнул Брока по животу и изобразил жест переворота. Брок вытащил и позволил Джеку перегруппировать его длинные конечности. Он был намного больше Брока, однако чувствовал себя крохотным под тяжестью голодного взгляда. Он краснел под ним. И Брок это обожал.

— Такой красивый, растянутый моим членом. — Он толкнулся обратно, и глаза Джека закатились. Брок обвил ладонью член Джека и двигал ею в такт своим толчкам. — Я бы пропал без тебя, Здоровяк. — Слова звучали так, будто он действительно имел это в виду, однако Джек не был таким наивным.
— Спорим, ты говоришь это всем... — пробормотал Джек, стискивая в кулаках простыни.

Брок перестал двигать бедрами, наклонился и сжал лицо Джека в ладони.
— Нет. Только тебе, Джек. Только тебе.
Джек в изумлении смотрел на него. Брок провел большим пальцем по его рту.
— Губы сладкие, как у девочки.
У Джека зазвенело в ушах, когда Брок поцеловал его. По-настоящему поцеловал его, в первый раз. Брок неожиданно отодвинулся и начал вколачиваться в Джека в безжалостном ритме, избегая смотреть на него. Джек почувствовал, как у него начал опадать член. Он был отвратителен. Он знал об этом.

— Ну нет, не вздумай. Не в мое дежурство, солдат.
Брок принялся ласкать его член рукой, и вскоре Джек выплеснулся себе на живот лентами густого белого семени. Брок размазал его пальцами, покрывая липкой жидкостью пресс Джека. Тот, задыхаясь, смотрел, как Брок пробует на вкус один из перемазанных спермой пальцев. Брок закрыл глаза и кончил глубоко внутри.

Он вытащил член и стек потной массой рядом с Джеком, пугающе молчаливый. Ни один из них не любил обниматься, но, когда Брок без единого слова встал и ушел в душ, Джек почувствовал подступившие к глазам слезы. Он ненавидел себя за это. Он знал, во что ввязывался, глупо было надеяться на большее. Он должен был быть благодарным за то, что получил хотя бы это, а не жадничать. Брок вернулся с теплым влажным полотенцем и принялся вытирать бардак на животе Джека. Тот оттолкнул его руку.

— Ты не должен был меня целовать, — жалко пробормотал Джек.
— Ты мне ещё будешь указывать, что я должен или не должен делать, да? — мягко произнес Брок. — Кто умер и сделал командиром тебя?
— Я не... Ты не такой. Тебе не нравится целовать меня... — Он избегал взгляда Брока. — Я знаю, что уродливый и в шрамах. Это... ничего...
Брок хлопнул Джека ладонью по груди.
— Ты безмозглый чокнутый придурок, Джек Роллинз. Будешь еще рассказывать, что мне нравится. Может быть, я думал, что должен был поцеловать тебя сто лет назад, и я идиот, что не сделал этого раньше. Может быть, я хочу поцеловать тебя прямо сейчас.
— Может быть... я тебе не верю, — выдохнул Джек.
— Тебе лучше поверить мне. Тебе лучше доверять мне полностью, Джек. Потому что ты принадлежишь мне, я твой командир, я никогда от тебя не откажусь. Не смей оскорблять меня, говоря подобное дерьмо. — Он посмотрел вниз. — Тем более когда из твоей задницы течет моя сперма.

Джек покраснел и уставился на Брока, не отступаясь.
— Докажи это, засранец.
Брок наклонился к Джеку, и их зубы столкнулись в грязном, жестком поцелуе, больше похожем на драку, чем на романтичный жест. Брок всосал язык Джека и запустил руки в его волосы, дергая пряди возле корней. Джек обвил его ногами и притянул ближе твердое мускулистое тело. Они целовались, пока у Джека не поплыло перед глазами, потом Брок надавил ладонью на грудь Джека и отстранился.

— Это стоило ожидания, придурок?
Брок вытер рот ладонью, шагнул в ванную и захлопнул за собой дверь. Джек упал обратно на постель, пытаясь понять, какого черта он делает. Но останавливаться он не хотел. Никогда. Он увяз слишком глубоко.