Actions

Work Header

drowning

Work Text:

Иногда даже магия не способна помочь - склоняет голову Гаюс, печально выдыхает Великий дракон, бессильно сжимает кулаки Утер.
Мерлин готов отдать жизнь, готов отдать все жизни, лишь бы Артур вернулся, готов терпеть этого засранца до конца веков - именно это он кричит на ухо остывшему принцу в перемешку со всеми заклинаниями, которые только способен вспомнить, но Артур не слышит.
Остров Блаженных принимает Мерлина, как старого знакомца; виверны, завидев колдуна, почтительно наклоняют морды в пол, но Мерлину некогда размышлять над их странным поведением.
Место Нимуэ занимает другая жрица, и Мерлину все равно, кто возьмёт его жизнь, но она отказывается. Старая Религия не нуждается в его жертве, говорит она, и Мерлин сжигает её просто так, не сомневаясь, что до следующего его визита ей подыщут замену. Возможно, более сговорчивую.

Мерлин отсутствует неделю.
Он возвращается в Камелот, сплошь вымазанный сажей, в подранной одежде, и Гаюс не уверен, что хочет знать, чей пепел осел на тускло-красном платке Мерлина.

Пламя пожирает тело принца Камелота, и народ его скорбит вместе с королём, но в глазах Утера - бушующий пожар, остывшее пепелище, тусклые огоньки любви к сыну, столь же тусклые, как и свечи в руках горюющих камелотцев.
Мерлин прижимает Гвен к себе так крепко, насколько только способен, потому что теперь она - его ответственность. Артур не давал ей обещаний, но Мерлин клялся сохранить Артурову жизнь, и теперь за ним должок.
Мерлин смотрит, как в волосах Гвен пляшет погребальное пламя, поднимает ее подбородок и целует в сухие губы, чувствуя на них вкус Артура. Он понимает - она чувствует его тоже.

В Камелоте не было тех, кто не любил бы принца Артура, но Мерлин и Гвен знают - их любовь была особенной.