Actions

Work Header

Высокая интернальность

Work Text:

Это в двадцать первом веке Ынсу мечтала о богатом муже, собственной клинике и паре детишек — мальчике и девочке — за которыми будет присматривать няня. В четырнадцатом думалось по-другому.
Старинному роду её мужа нужен наследник, это ей было понятно и без путаных объяснений придворной дамы Чхве, а вот самой Ынсу казалось, что лучше бы девочка. Девочку ведь не пошлют на войну, над ней не нависнет мечом слава непобедимого отца. Дочка генерала и небесного доктора должна просто быть достаточно миленькой, чтобы оправдать славу их союза и удачно выйти замуж.
Потом, конечно, оказалось, что она, как всегда, перевыполнила собственный план. И Чхве Ён неверяще смотрел на два пищащих свёртка в её руках, словно она совершила чудо. А сама Ынсу глотала набегающие слёзы и не могла объяснить вслух, почему ей одновременно так страшно и радостно.
У неё был богатый красивый муж и какая-никакая, а собственная клиника. И плетущие интриги придворные, которым Чхве Ён стоял поперёк горла как кость, и бесконечная война на пороге, и толпа великовозрастных мальчишек, которых она лечила и зашивала, смеялась над их шутками и хоронила. А теперь у неё ещё был маленький мальчик, в котором все будут видеть отца, и маленькая девочка, которой предстояло вырасти в мире, где доля женщины нелегка.
— Ынсу, — Чхве Ён сел рядом, стёр загрубевшими подушечками пальцев её слёзы и, как по волшебству, нашёл нужные слова. Должно быть, знал её слишком долго и хорошо. — Ынсу, — сказал он, — я смогу их защитить. Ты веришь мне?
Ынсу верила.
Вот только не могла решить, которому из пищащих свёртков защита понадобится сильнее. Малышка справа недовольно хмурила отсутствующие брови, малыш слева смотрел какими-то взрослыми глазами.
Под окнами Вудальчи радовались так громко, что могли перебудить весь город.
— Ынсу? — в голосе Чхве Ёна была вполне простительная обеспокоенность.
— Послеродовая депрессия, — пояснила она и шмыгнула носом.
— Что? — Чхве Ён так привычно посмотрел на неё, что Ынсу рассмеялась сквозь слёзы, и от этого его глаза стали только круглее. Он, непобедимый генерал, беспомощно оглянулся и точно был в шаге от того, чтобы звать всех обратно — и королевского доктора, и повитуху, найденную Сулибан, и, конечно, придворную даму Чхве, — чтобы потребовать немедленно излечить Ынсу от какого-то непонятного ему недуга.
— Всё будет хорошо, — успокоила она. — Нам повезло, что у нас высокая интернальность в области семейных и межличностных отношений.
Чхве Ён привычно и покорно кивнул, готовый согласиться со всем, лишь бы она не расстраивалась, и Ынсу почувствовала, как заворочалась в её руках дочка, а потом предложила:
— Хочешь подержать?
Чхве Ён снова неверяще взглянул вниз, на красные, сморщенные, ослепительно прекрасные мордашки их детей, и стал таким решительным, словно отдавал команду на поле боя.
А потом струсил первый раз в жизни.
— Они же такие маленькие, — неловко сказал он. — Может, я подержу их, когда они немного подрастут?
— Это когда им будет по сколько? — насмешливо спросила она. — Лет по пять? Не бойся, они не сломаются.
Чхве Ён посмотрел на неё с сомнением, но всё-таки решился, и осторожно, так осторожно, как не делал ничего в жизни, взял на руки сына. А потом Ынсу передала ему дочку, и Чхве Ён замер, даже дышать перестал.
— Ты только не заплачь, — попросила Ынсу.
Чхве Ён мечтательно посмотрел на неё и промолчал.
Ынсу снова улыбнулась, чувствуя, как на душе становится легче.
Ну и что, что этот мир полон опасностей, зато тут хорошая экология и любящая семья. Чхве Ён научит их — обоих, разве его дочь сможет остаться в стороне? — рыбачить и сражаться. И отличать хорошее от плохого, и понимать, что такое долг. Всему научит, этим старым как мир истинам, о которых основательно подзабыли в суматошном будущем. А Ынсу расскажет, как выжить, ей ли не знать, работавшей в Каннаме и пришедшей сюда сквозь время.
Она моргнула, прогоняя снова набежавшие слёзы, которые сейчас были совершенно не к месту.
А потом за окном что-то громко бахнуло и под крик Дэмана: «Рано ещё!» — взорвалось, осветив ночное небо яркими искрами. Тут же кто-то получил подзатыльник и выговор.
— Фейерверки, — со вздохом пояснил настороженно прислушавшийся Чхве Ён.
Конечно, и как только Ынсу могла забыть.
Ещё у них будет целая тысяча заботливых дядюшек, кто из детей может таким похвастаться?