Actions

Work Header

Шинигами Овердрайв

Chapter Text

Настойчивый звон общей тревоги отдавался в височных имплантатах кенсейкана, и торопливые, словно муравьи, служащие расступались перед Бьякуей, освобождая дорогу. Фигуры рядовых шинигами топорщились активированными шикаями, сканируя пространство. Прощупывающий луч прошелся по телу, вызывая дрожь вдоль позвоночника, и Бьякуя мысленно снизил чувствительность. Не сбавляя скорости, он прошел к лифту, и очередь кинулась врассыпную, придерживая исходящие помехами псевдоимпланты. Усиленный слух уловил гневный шепот, Бьякуя повел глазами, сканируя личность нарушителя. На внутреннем визоре высветился индивидуальный код — в досье уже было два мелких нарушения. Начиная с третьего щенок лишится четверти заработной платы. Бьякуя отправил сообщение и отвернулся к подъехавшему лифту, не замечая, как лицо служащего заливает бледность. В лифт Бьякуя шагнул первым и сразу ушел в сторону — следом стремительной молнией ворвался капитан Зараки.

— Когда-нибудь я тебя подловлю, а, Кучики? — осклабился тот, когда двери лифта сомкнулись, а кабина ухнула вниз.

Бьякуя промолчал, подключившись к первому слою внутренней реальности. Пока капитан Зараки считал необходимым держать генератор внутреннего поля на максимально разрешенном уровне, не было нужды беспокоиться о том, что он сможет подкрасться незамеченным.

Лифт затормозил, впуская капитана Кераку и капитана Унохану. Кераку поднял расфокусированый взгляд, добродушно улыбнулся и прикрыл веки. Бьякуя сдержанно кивнул в ответ и подумал, что, пожалуй, не смог бы функционировать постоянно на третьем уровне внутренней реальности. Не смог бы, оставаясь в здравом рассудке.

Прибытие на место отозвалось сухостью в горле и кислотой на языке, лифт выплюнул их в широкий коридор, зловеще перемигивающийся прицелами плазменных сетей. Впрочем, здесь они были, скорее, для видимости — командор Ямамото предпочитал грубой силой маскировать более тонкие методы.

 

Эти «тонкие методы» ощупывали сейчас входящих направленной волной излучения, и внутренние щиты генерировали ответные коды-отзывы, мелькая в правом верхнем экране визора. Бьякуя шагнул вперед и почувствовал, как отрезается внешняя связь. Комната совещаний не имела точек входа и выхода.

Над личным терминалом подрагивало поле ввода. Бьякуя положил ладони на панель, глядя, как полукругом выстраиваются остальные капитаны, поле облепило запястья, поползло на плечи, обволакивая броню — и отозвалось в затылке яркой вспышкой. Провал на пятый уровень киберпространства был мгновенным.

Бьякуе никогда не нравился интерфейс пятого уровня — программисты — то ли специально, то ли из необходимости — серьезно сэкономили на визуализации, и сейчас Сейрейтей простирался перед капитанами в виде простой кристаллической решетки, битком забитой данными — резервная копия корпорации, ее святая святых.

— Что за срочные вызовы?

Бьякуя поморщился — капитану Зараки, как обычно, не терпелось. Иногда Бьякуя вспоминал, каким образом тот стал шинигами — взломал личный модуль вплоть до пятого уровня и сжег разум. Но в свое время он был уверен, что Кенпачи продержится в Сейрейтее недолго — Совет 46 не любил выскочек и слишком много требовал. Однако Кенпачи умудрился обойти все преграды, точнее, прошибить их собственным лбом, а потом и закрепиться среди элиты шинигами — главных защитников корпорации. Это необъяснимо раздражало Бьякую. Безмозглый хакер из дальних районов Руконгая, таких дремучих, что без «муравьев» туда было соваться бесполезно, ибо тамошняя матрица нуждалась в переоборудовании для нормального функционирования… Бьякуя отметил, что у него участился пульс.

— Уэко Мундо атакован Ванденрейхом, — тяжело произнес Ямамото.

Это было любопытно, но не более того — между тремя корпорациями, контролирующими мир на данный момент, постоянно шла борьба.

— Насколько успешно? — сонный голос капитана Кераку царапнул внутреннее ухо, и Бьякуя поморщился. Ему следовало догадаться, что командор не стал бы упоминать атаку, если бы она не имела последствий.

Ямамото моргнул, и перед ними развернулась карта Уэко Мундо.

— Уничтожены файерволлы на подходе к столице, — на схеме вспыхнули красные контуры. — Пески расплавлены одной атакой, часть данных уничтожена. — По мере того, как Ямамото говорил, красным освещались все новые и новые районы, которые когда-то контролировало Уэко Мундо.

— У них новый вирус? — подала голос Сой Фонг.

Еще одна выскочка.

— В настоящий момент Двенадцатый отряд расшифровывает данные, которые удалось получить во время суматохи. Капитан Куроцучи, у вас есть новости?

Маюри тихо фыркнул и проскрипел:

— Мои люди работают.

— Слишком долго! Ванденрейх был настолько нагл, что посмел угрожать взломом основных баз Сейрейтея.

Бьякуя отрешенно изучал сетевую карту Уэко Мундо. Взломанные базы данных краснели тусклыми обломками. Что-то было не так.

— Командор, — он приблизил один из таких обломков, изучая остатки кода. — Базы были взломаны изнутри или снаружи?

Ямамото помолчал, потом нехотя ответил:

— И то, и другое. Там, где они не могли перехватить управление, они уничтожали маршрутные узлы.

— Люди, которые были подключены к матрице…

— Погибли. Остальные не имеют возможности выйти во внутренний мир.

— Ясно.

Капитан Унохана отозвалась на невысказанное:

— Если угроза прорыва Ванденрейха велика, нужно отключить от матрицы основные центры — начиная с Академии.

— Атака точно будет. Вопрос — куда она будет нацелена. И когда это произойдет. С этого момента объявляется тревога класса Z. Всем шинигами разрешено использовать занпакто в пределах Сейрейтея. Свободны.

Разрешающий доступ скребся в затылке, когда Бьякую выбросило из пятого уровня сначала на второй, а потом и вовсе из внутреннего мира.
Капитан Зараки вылетел из комнаты собраний первым:

— Эгейгей! Повеселимся!

Бьякуя снова поморщился. Идиот.

 

Если атака начнется раньше, чем люди Маюри взломают код нового вируса Ванденрейха…

Он летел по коридору, расталкивая не успевших увернуться служащих. Неловкий робот-уборщик пискнул и нелепо завертелся на месте, задетый внешним радиополем. Р-р-разболтались.

 

Сигнал тревоги застал его тестирующим Сенбонзакуру. Корпорация Сейрейтей, берущая начало из дзайбацу, со временем перековалась во что-то, чему сам Бьякуя поостерегся бы дать название. Хотя бы потому, что такие люди вроде Зараки или Сой Фонг давно размыли понятие кланов и клановой верности, поденки тревожного времени. Только угрожающе-черная форма шинигами, наводящая страх на жителей, да личное оружие в форме мечей — все, что напоминало о духе прошлых веков.

После сигнала тревоги Бьякуя моментально провалился на третий уровень. Данные сменялись с бешеной скоростью, настолько большой, что разум был не в состоянии обработать информацию полностью. Ясно было одно — Ванденрейх, как и в случае с Уэко Мундо, атаковал Сейрейтей как из киберпространства, так и со стороны внешних коммуникаций. Проклятье.

Перед глазами вспыхивали и гасли плотные кубы защитной рейши, адские бабочки не справлялись с восстановлением систем, главная матрица поспешно отсекала пораженные участки. Не меньше шестнадцати точек прорыва, и при этом — абсолютно неповрежденные файерволлы. И сейчас их методично и планомерно пробивали изнутри, а сторожевые антивирусы беспомощно метались, не в силах отделить угрозу от защиты. Это означало только одно — Ванденрейх вторгся, физически повредив защитные контуры. Бьякуя скользнул на четвертый уровень и опустил на глаза дополнительный щиток. Реальность перед глазами бросилась врассыпную миллионами разноцветных линий и узлов, где пространство — лишь скопление точек от А до Б. Синхронизация виртуального и внешнего миров медленно тянулась полосой отсчета, внутренний комм сканировал работоспособность систем и активировал импланты — один за другим.

Бьякуя подтвердил команду отряду — отражать атаки изнутри, латать дыры — и ускорился, слыша, как бронированные наплечники задевают углы на поворотах. От многомерных фигур противников растекались клейкие нити вирусов-захватчиков. Защита атаковала вирусы, но внедриться в код не получалось — программы оказались полностью закрыты для входа, работая только на выход и уничтожение данных. Схема атаки стала предельно ясной: сначала проходят боты-разрушители, после чего начнется перенастройка систем на захват. Вспыхивали точки внутренней связи — и гасли мертвыми грудами все еще функционирующего, но бесполезного железа. Реальность впереди ощерилась провалами окон, Бьякуя разбежался, включая двигатели — и спикировал вниз, туда, где сидел оператор, выпустивший на Сейрейтей монстра.

Приземлившись и раскалывая асфальт, Бьякуя просканировал пространство — двадцать трупов лежали вповалку. Из-под лицевого щитка ближайшего было видно искаженное ужасом лицо, на губе запеклась кровь. Ренджи стоял неподалеку, его системы сбоили, лихорадочно рассылая вокруг себя хаотичные волны радиосигналов. Словно его микрочип взбесился.

Внутренний защитный контур полыхнул красным, сигнализируя о вторжении, и Бьякуя запустил сканирование, определяя вирус. Смешно. Он не знал, с кем сталкивался Ванденрейх раньше, но подобного рода помехи не остановят капитана. Комм закончил исследование объекта и сейчас вбрасывал информацию равномерными порциями: толщина брони, скорость, пропускная способность канала, вооружение, количество задействованных программ, объем оперативной памяти. Бьякуя улыбнулся и активировал Сенбонзакуру.

В воздухе взлетели тысячи лепестков нано-ботов, прогрызая броню и укрепляясь внутри захватчика. Сейчас они вносили хаос во внутреннее управление, скачивали данные и размножались, копируя себя и посылая информацию на главный модуль. Дело сделано. Нарушителя можно оставить, его добьет отряд, а сейчас можно было заняться кем-то…

Ответная атака вышибла Бьякую из матрицы. Он слепо взмахнул руками, чувствуя, как управление перехватывает чужой вирус. Он начал стремительно внедряться в комм, искажая сигналы и отсекая Бьякую от управления. Мозг словно взорвался, атакуемый причудливыми образами — мертвая Рукия улыбается ему с портрета, а его тело покрывает шевелящийся ковер из глянцево поблескивающих мух с мохнатыми лапками. Бьякуя приглашающе откидывает это одеяло и зовет Рукию — та кивает, и из пустой глазницы вываливается червь, извиваясь, ползет, превращаясь еще в одну муху.

Бьякуя, задыхаясь, попытался пробиться через помехи. Ему нужно всего лишь активировать банкай — и выйти на шестой уровень. Тогда захватчик окажется бессилен, на шестом уровне сознание отсоединяется от тела, и он сможет… Бьякуя судорожно царапал твердый бетон, оказавшийся почему-то слишком близко от лица. Нужно было сосредоточиться и запустить аварийный комм. Затылок обжигал разъем модуля, в горле скопилась кровь. Когда Бьякуя выдохнул, она заклокотала в горле и хлынула наружу. Перегрузка — истошно верещал внутренний монитор, словно зависая.

Бьякуя активировал резервный комм и послал команду распечатывания личного Искина.

Банкай.

«Долго же ты ждал», — прошелестела Сенбонзакура, складываясь в печальную улыбку на фоне рушащихся массивов данных. — «А поговорить перед смертью?»

Сознание провалилось в черноту шестого уровня и отсоединилось от бесполезного сейчас тела. Кристаллические решетки матриц исчезли, остались только переливающиеся разными цветами завесы радиоволн. Захватчик находился все еще на пятом уровне — в кибернетической матрице. Хорошо. Бьякуя развернул Сенбонзакуру, посылая веером направленный волновой удар. Длинные просканируют противника и отсекут его от собственной матрицы, короткие вызовут колебания в системе, которые ее разрушат в считанные секунды. Где-то рядом нарастала знакомая мощь — похоже, капитан Зараки нашел себе противника по вкусу. Бессмысленная сокрушительная сила — такая яростная, что ему не нужно было проваливаться на шестой уровень — его атаки пробивали с пятого или даже четвертого, стирая противника в пыль.

Сенбозакура расцвела, полыхая серо-стальным свечением, а потом накрыла врага. Собственный крик захлебнулся в силе отдачи, Бьякую замотало, размазывая на нейроны, дрожащие, искаженные волны перетирали его сознание, размалывая в порошок. Последним усилием он швырнул в противника горсть программ-паразитов и, проваливаясь в бессознательную темноту, с облегчением почувствовал, как один из них закрепился у внешнего контура врага. Врага, который оказался автономной системой, не имеющей выхода к собственной матрице, а потому неуязвимого для атак отсечения. Врага, который одним движением переписал в свою память Сенбонзакуру, а потом удалил ее из комма Бьякуи. Это была катастрофа. Это означало, что шестой уровень для него теперь навсегда закрыт. Он перестал быть капитаном.