Actions

Work Header

Четыре киборга апокалипсиса

Work Text:

Кассандра стояла у иллюминатора, вцепившись в поручень побелевшими от напряжения пальцами. За ее спиной раздавались крики паникующих пассажиров, иногда перекрываемые короткими, отрывистыми приказами членов команды лайнера. Но Кассандра их не слышала, она не отрываясь смотрела вниз, где на ее родной планете один за другим распускались огненные цветки орбитальных бомбардировок.
Она десятки раз видела эту картинку в своих снах, но — не так, не с орбиты. Почти всегда во сне атака киборгов заставала ее дома — она бежала по разрушающемуся на ее глазах городу, иногда погибая под обломками падающих домов и просыпаясь с криком, иногда ей удавалось добраться до стоянки аэрокаров и взлететь. Тогда видения были уже похожи на разворачивающуюся сейчас перед ее глазами реальность. И просыпалась она чуть позже — сбитая выстрелом атакующих звездолетов и заживо сгоревшая в своем маленьком катерке, в котором даже на орбиту не выйдешь, и в котором априори бессмысленно бежать от огромной армады. Но каждый раз она снова пыталась. Хотя и всегда — безуспешно.
Поначалу она пробовала рассказывать эти сны, хотела предупредить, но ей не верили, над ней смеялись. Ведь их планета так далеко от линии фронта, флот киборгов никогда не зайдет настолько далеко, это совершенно невозможно, немыслимо!
И вот теперь это случилось. По иронии судьбы нападение пришлось на самый конец ее недельной командировки. И она буквально на пару часов разминулась с предсказанной снами судьбой. Они ошиблись. И она никогда не видела гибели своего мира вот так — из космоса, на почти безопасном расстоянии. Почти.
Кассандра совершенно точно знала, что должна умереть в этот день, значит, их лайнеру не удастся уйти. Зря старается команда, зря молят своих богов пассажиры из десятка разных миров. Им не уйти. Темные звездолеты киборгов, хищными птицами окружившие ее мир, непременно заметят на радарах маленькую искорку только что вынырнувшего из сверхсветового туннеля пассажирского корабля.
Словно отзываясь на ее мысли, один из флагманов начал медленно разворачиваться к лайнеру. А потом для Кассандры время будто замерло — как завороженная, она смотрела на нереально медленно зарождающееся свечение на главных орудиях, переходящее в яркий росчерк выстрела... Но тут звезды размазались в линии, мгновение спустя сменившиеся чуть синеватой чернотой туннеля — за доли секунды до попадания лайнер успел перейти на сверхсветовую скорость и сбежать.
***

В перевалочном центре Кассандра ходила неприкаянным привидением — у нее не было ни родных, ни друзей на других планетах. Ей некуда и не к кому было ехать, да она и не понимала, зачем. Периодически ей казалось, что она заснула тогда на корабле, провалилась в какую-то черную дыру, да так и не смогла проснуться. Реальность осталась там — на взорванной и захваченной планете, а все происходящее после того — ненужное и лишнее.
Потом она едва могла вспомнить, как пришла записываться в армию. Единственным отчетливым воспоминанием осталось ощущение полной безнадежности и бесперспективности этой затеи. Но, к огромному ее удивлению, заявление приняли.
Таким же сном-видением пролетели месяцы обучения в тренировочном лагере и лётной школе. И вот она уже в качестве пилота истребителя вместе с десятком таких же новобранцев ступает на борт военного корабля Федерации.
И тогда она наконец-то проснулась. А после первого боевого вылета окончательно пришла в себя. Кассандра продолжала удивляться какое-то время, но постепенно привыкала к мысли, что ей удается, у нее получается — даже лучше, чем на тренировках. Она успевает и вовремя среагировать, и провести маневр уклонения, и поймать короткий миг захвата прицела, чтобы успеть выпустить залп. Стало привычным ощущать корабль как часть себя. Не утомляло ни многочасовое патрулирование, ни боевые вылеты по несколько раз в сутки. Ее жизнь снова обрела смысл, только весь он концентрировался за штурвалом ее истребителя.
На базе Кассандра всё так же оставалась нелюдимкой, так и норовя забить себе в расписание побольше дежурств. Ее техник — молодой красавец Хуан-Санчес Рамирес — периодически пытался ее расшевелить, то вытаскивал в бар, то заманивал в спорткомплекс. Кассандра ни разу не отказывалась, но велась на его попытки нехотя. Ей это было просто не нужно: всё, что хотела, она получала за штурвалом своего истребителя — возможность уничтожать ненавистных киборгов. Даже первенство в личном зачете пилотов ее особо не волновало.
Да, Кассандре было приятно видеть себя на первой позиции списка, но это была совершенно несущественная мелочь. Да стань она хоть последней — разница была бы невелика.
***

— Вызывали, командор?
Дарий устало кивнул и жестом пригласил Рамиреса войти.
— Есть хоть какая-то положительная динамика? — спросил он.
— Ты видел мой отчет, — Рамирес придвинул одно из кресел и сел напротив.
— Он выглядит неполным.
Рамирес покаянно развел руками, не отрицая вины.
— Она тебе нравится, — укоризненно заметил Дарий.
— Не в том смысле, на который ты пытаешься намекнуть. Я всего лишь хочу помочь этой бедной девочке. По-настоящему помочь, а не добиться "максимальной эффективности"! Как вообще можно было пропустить на призывном пункте человека с таким явным посттравматическим синдромом?
— Ты же читал резюме психоаналитика из перевалочного центра. С вероятностью более восьмидесяти процентов она наложила бы на себя руки. А теперь она — лучший боевой пилот на моей базе. И что лучше?
— Так надо было лечить, а не... — Рамирес лишь досадливо отмахнулся. — И чего теперь ты хочешь от меня? Я не волшебник.
— Ты мой лучший Наблюдатель.
— И я делаю все, что могу.
— Она ведет себя неестественно, — констатировал Дарий.
— Она этого не замечает.
— Но это скоро начнут замечать окружающие. За прошлую неделю у нее более сотни часов на вылетах. Рамирес, сотни! Да она на базу возвращается только поспать!
— Ну почему же, иногда ее можно увидеть и в столовой.
— Ты издеваешься?
— Да, — покаянно вздохнул Рамирес. — Я правда стараюсь. Но все ее желания начинаются и заканчиваются уничтожением киборгов.
— Закрутил бы с ней роман.
Рамирес только фыркнул.
— Ну, или надави на жалость, — не сдавался Дарий. — Ведь из-за нее и тебе приходиться перерабатывать почти вдвое.
— Вот! А ты меня еще и отчеты заставляешь писать. Которые потом тебе всегда не нравятся.
— Не уходи от темы.
— На дежурства я не всегда с ней летаю, только на боевые вылеты...
— И это — вопиющее нарушение контрольного режима! — Дарий перебил его и гневно ткнул пальцем поверх стола. — Ну что ты как мальчишка?! Не найдешь выхода — переведу! А ей назначу другого Наблюдателя.
Рамирес возмущенно вскочил, но проглотил готовые сорваться с языка возражения, щелкнул каблуками, отдавая честь, и гаркнул:
— Будет выполнено, командор!
После чего молча вышел из кабинета. Дарий только поморщился, глядя ему вслед.
***

Кассандре почти удалось вывести корабль из-под удара. Но это проклятое "почти" оказалось разницей между успешным маневром и полуразвороченной рубкой. К счастью, попадание не задело генератор силового поля и Кассандра не погибла в первые мгновения от разгерметизации.
Впрочем, везение было весьма относительным, если не сказать наоборот. Придя в себя, она увидела склонившегося над ней Рамиреса — раз техник успел выбраться из-за пульта в своей центральной технической рубке и доползти по узкому проходу в боевую — вырубило ее отнюдь не на несколько секунд. Кассандра попыталась подняться, но закашлялась и почувствовала, как по подбородку стекает что-то теплое и густое. Она захотела вытереть губы, но одна рука совершенно не слушалась, а на второй она лежала. Чуть приподняв голову и скосив взгляд, Кассандра увидела странные окровавленные светлые осколки, словно изнутри разорвавшие комбинезон. Несколько секунд ей понадобилось, чтобы осознать, что это ее собственные сломанные ребра, торчащие из грудной клетки.
— Активация режима регенерации, — с какой-то странной решимостью произнес техник и добавил длинную, явно кодовую комбинацию из букв и цифр.
— Что? — Кассандра непонимающе перевела на него взгляд.
— Потерпи немного, сейчас всё будет хорошо, — Рамирес подхватил ее и слегка приподнял, освобождая придавленную при падении руку.
— Как... почему ты? — Кассандре было тяжело говорить, но она категорически не понимала, почему Рамирес еще здесь, по всем инструкциям ему уже полагалось быть в спасательной шлюпке для техника и покидать подбитый истребитель.
Техники слишком ценны, это пилотов можно подготовить за несколько месяцев, а на техника нужно учиться много лет, поэтому если корабль не взорвался сразу, то техник мог выбраться в индивидуальной спасательной капсуле. Но Рамирес почему-то этого не сделал. А пополз в боевую рубку в безнадежной попытке спасти своего пилота. Вон, видимо, даже укол обезболивающего уже успел сделать, пока она была без сознания. Другого объяснения Кассандра не видела — не сказать чтобы ей было совсем не больно, но она была какой-то тупой и размазанной: вроде и всё болит, но даже точно не скажешь, что.
— Уходи, — прошептала Кассандра.
Она хотела бы высказать ему гораздо больше, но с каждой секундой становилось всё тяжелее дышать.
Рамирес улыбнулся — искренней, но какой-то отчаянной улыбкой.
— Кесси, не паникуй. Система управления двигателями не пострадала. Да, твоя рубка в хлам, но общее управление доступно и из внутренней — маневры высшего пилотажа у нас уже не получатся, но медленно и печально долететь до базы мы вполне в состоянии.
Кассандре захотелось одновременно рассмеяться и заплакать.
— Ты поймешь, — он погладил ее по голове. — Правда, тут же забудешь. И меня тоже. Но это неважно. Главное, ты выживешь.
Корабль вздрогнул от короткого тупого удара, Кассандра недоумевающе прислушалась. Что это было? Случайный осколок, попавший по обшивке? Но складывалось впечатление, что объект, столкнувшийся с ее кораблем, был намного крупнее, да и скорость его была невелика.
— Внешняя стыковка! — до них с Рамиресом дошло почти одновременно.
Двери в рубку открылись, и вошел он. Киборг в полном боевом скафандре, слишком тяжелом для человека. И не просто рядовой, а как минимум офицер одной из четырех киборговых армий — по непонятной и глупой причуде руководящие киборги выбрали отличительным знаком ношение мечей.
Кассандра рывком вскочила, отталкивая Рамиреса в сторону. Если она займет киборга хоть на пару минут, ее техник успеет добежать до капсулы и спастись.
***

Заметив подбитый, но не взорвавшийся корабль людей, Митос оставил свой пост на флагмане и в личном катере поспешил за долгожданной добычей. В этом смысле ему в последнее время категорически не везло. С тех пор как человеческие пилоты внезапно и резко улучшили свои навыки боя, его отрядам никак не попадался ни один живой пленник. Каспиан и Сайлас живых не брали, у Кроноса не допросишься поделиться, а Митоса грызло любопытство. И он ни на мгновение не верил официальной версии командования Федерации, что, мол, они изобрели новую продвинутую систему подготовки пилотов. Но даже если и так — очень интересно посмотреть вблизи и допросить с пристрастием такого "продвинутого".
В рубке поврежденного истребителя его ждал сюрприз. Раненая и окровавленная девушка сорвалась с места и толкнула его с такой силой, что он влетел в ближайшую переборку. Ответил он чисто рефлекторно — мгновением позже с досадой осознав, что сам испортил себе долгожданную добычу. Такого удара не пережил бы ни один здоровый человек, не говоря уже о раненом.
За это время второй человек успел улизнуть в коридор, ведущий из рубки. Митос только собрался погнаться за ним, как лежащая у противоположной стены девушка медленно поднялась. Митос пораженно замер. Хотя походила она сейчас скорее на зомби из старых фильмов, но была несомненно живой. Что было совершенно невозможно. Если она конечно, человек.
Но атаковала девушка совершенно неумело, и отнюдь не с силой и сноровкой киборга. Загадка. Недолго думая, Митос обнажил меч и пронзил ей сердце. Даже если она киборг, это остановит ее на какое-то время.
Присев возле упавшего тела, Митос перевернул его на живот и задумчиво приподнял за волосы голову девушки. В конце концов, есть и более непосредственный способ проверить. Достав лазерный нож, он срезал часть волос и несколькими быстрыми точными движениями рассек кость и вынул участок черепа на затылке. После чего снял одну из тяжелых бронированных перчаток и просунул руку между долями головного мозга. Спустя несколько минут Митос удивленно уставился на небольшой овальный предмет у себя на ладони, больше всего напоминающий половинку крупного грецкого ореха с едва заметными оборванными нитями по стороне "среза".
Нет, он ожидал, но не совсем этого. Впрочем, сюрприз был скорее приятным. Митос удовлетворенно хмыкнул, проверил у девушки пульс и, закинув добычу на плечо, отправился на свой корабль.
***

Очнулась Кассандра в незнакомом и очень странном месте. Большое помещение, на кораблях Федерации в таких располагались центральные диспетчерские, иногда столовые или общий терминал прилета-вылета. А тут оно больше всего походило на жилой дом — если бы кому-нибудь пришло в голову снести все стены и объединить спальню, зал, кабинет и столовую. Такого нерационального использования пространства на космических объектах Кассандра никогда раньше не видела. А в том, что она находится на корабле или базе, Кассандра ни мгновения не сомневалась — уже после нескольких первых месяцев жизни в космосе больше никогда не спутаешь болтающуюся в пустоте жестянку с планетарной постройкой.
Кассандра попыталась встать и только тогда заметила, что прикована толстой цепью, идущей от ошейника к одной из пронзающих зал колон.
— Очнулась, красавица? — ухмыльнулся неприятный тип, сидящий в кресле напротив и разглядывающий ее с неприкрытым интересом.
— Где я?
— Догадайся с трех раз.
Кассандра еще раз огляделась, но воздержалась от высказывания очевидного предположения, всё еще не желая в него верить.
— Тебе память отшибло, или ты просто дура?
Мужчина встал и подошел к пленнице.
Кассандра рванулась, целясь достать его ударом, но тот легко увернулся.
— Какая-то ты бешенная, — с видимой озабоченностью заметил он.
— Мерзкий киборг! — выкрикнула она, — Можешь меня хоть убить, хоть на части разрезать, я всё равно ничего тебе не скажу!
— А с чего ты взяла, что я хочу что-то от тебя узнать?
— А почему бы тогда я была еще жива?! — запальчиво выкрикнула она и тут же замялась, сраженная страшной догадкой — неужели эти слухи о киборгах-извращенцах — чистая правда?!
— А вот это — очень хороший вопрос, — кивнул незнакомец.
— Какой? — Кассандра в страхе попятилась к стене.
— Почему ты еще жива. Ты помнишь, какие ранения получила во время боя?
Перед внутренним взором Кассандры мимо воли предстала картинка с торчащими из ее плоти ребрами, она вздрогнула и опустила взгляд. Потом неверяще провела дрожащей рукой по рваному и заляпанному кровью комбинезону. Дыры в ткани были, а вот сами ранения куда-то непостижимым образом исчезли.
— Я не понимаю... — прошептала она.
— Ну да, действительно, архисложная загадка — какое существо обладает таким уровнем регенерации, что, трижды за час получив смертельные раны, всё равно выживет?
— Неправда! Я не киборг! — вскинулась Кассандра. — Я не бездушная мерзкая тварь!
— Конечно. Ты просто уникальный человек, которого я сначала размазал по стенке, которому потом еще и сердце проткнул, а сутки спустя — на тебе ни царапины.
— Это неправда!
— Что именно? — осведомился вредный киборг. — Что я тебя убил? Так я могу еще раз — на бис. Или просто глазам своим не веришь?
— Не верю! — всхлипнула Кассандра. — Я — настоящая! Я помню свою жизнь, детство, семью, друзей... Это всё не ложь!
— А с чего бы ему быть ложью? — удивился киборг.
— Киборги — искусственные! У них ничего этого нет
— С чего ты взяла? Или это вам так по головидению показывают?
Кассандра удивленно моргнула.
— Как, по-твоему, становятся киборгами? — вкрадчиво спросил он.
— Вас в пробирках выращивают, — предположила Кассандра.
— Во-первых, нас. А во-вторых, ничего подобного. Киборгом может стать любой человек, который переживет операцию по внедрению в мозг процессора, а дальше тот уже начнет производить нанитов, которые в состоянии справиться почти с любым ранением. Даже с большинством смертельных.
— Я всё равно не верю! — упрямо помотала головой Кассандра.
— Чему именно?
— Всему!
— Ну-ну, — хмыкнул Митос, — привыкай к новой жизни, первая свободная женщина-киборг.
— Почему? — раздалось ему вслед, но он не стал оборачиваться.

***

— Как ты мог?! — Дария очень редко удавалось вывести из себя, но у Рамиреса это получилось.
— Я хотел ее спасти, — тихо повторил он.
— Ты понимаешь, что я должен отдать тебя под трибунал?
— Да, — Рамирес поднял взгляд, в котором не сквозило и тени раскаяния.
— Это — расстрельная статья!
— Я знаю.
Дарий возмущенно покосился на подчиненного, обошел стол и сердито плюхнулся в свое кресло.
— О чём ты вообще думал?!
— Если бы нам удалось вернуться на базу, можно было просто стереть ей последний год и перевести в другой сектор.
— И ты рассчитывал, что я переведу тебя вслед за ней?
— Нет. Я же сказал, я просто хотел ее спасти.
— Она — киборг, — вздохнул Дарий. — Не человек. Кого ты собрался спасать? Зачем?
— Это мы сделали ее такой. Мы забрали ее жизнь.
— Она сама от нее отказалась.
— Это не оправдание.
— Ладно, иди, идеалист несчастный, — устало вздохнул Дарий.
— А как же расстрельная статья?
— Ты мне ничего не докладывал, я ничего не слышал. В отчете напишешь, что пилот получила травмы, несовместимые с жизнью. И ни слова об использовании кода частичной активации! Ты понял?
— Да, — Рамирес ошеломленно воззрился на начальство. — Но...
— Исчезни! — перебил его Дарий. — И чтобы это был последний косяк!
— Слушаюсь, командор, — Рамирес отдал честь и, чуть помедлив, добавил: — Спасибо.
***

— Освоилась?
Митос склонился над спящей девушкой. Она атаковала стремительно, целясь зажатым в кулаке осколком ему в сонную артерию. Он перехватил ее запястье и вывернул резким точным рывком — хрустнула кость, вскрикнула Кассандра.
— Не плохо, — кивнул Митос, рассматривая выпавший из ее пальцев окровавленный осколок. — Но и не хорошо. Таким киборга при всём желании не убить.
— Ты еще инструктаж проведи! — окрысилась девушка.
— А почему бы и нет? — миролюбиво согласился Митос. — Не считая очевидных способов, типа сжечь заживо, взорвать и так далее, самый действенный способ убийства — отсечение головы. При нарушении целостности тела процессор теряет связь с нанитами, и они превращаются в ненужный микрометаллолом. Так, если отрубить конечность — за пару недель наниты отрастят ее заново, но когда остается одна голова с процессором — ему не хватает ресурсов для восстановления тела. Сразу после регистрации этого факта он отключается и киборг погибает.
— Очень познавательно, — фыркнула Кассандра.
— Ты — свободный киборг, и тебе придется сражаться, чтобы отстоять право на свою свободу и свою жизнь.
— С кем сражаться?
— С другими свободными киборгами. Турниры проходят регулярно. И их результат определяет твое положение в нашем обществе. Впрочем, ты — женщина, и можешь выбрать добровольное рабство, — Митос задумался. — Наверное. По крайней мере, станешь первым прецедентом в любом случае.
— Почему?
Митос страдальчески закатил глаза.
— Ты не могла бы поточнее формулировать свои вопросы?
— Почему не все киборги свободны? Почему нет других свободных женщин?
— Обычно киборгу, чтобы освободиться, надо выжечь контроллер процессора — под высоким напряжением и почти сгорев при этом. В среднем выживает каждый двадцатый. Удивительно, но почему-то женщины гораздо реже решаются на этот шаг, и ни одна из них еще не выжила.
— Но я ничего не выжигала, — удивилась Кассандра.
— А ты — новая модель, — ответил Митос. — Новейшая разработка, можно сказать. У тебя контроллер гораздо больше и расположен над процессором, а не под ним. Его можно просто вынуть путем несложной хирургической операции, что я и проделал, пока ты валялась в отключке на своем истребителе.
— А обычный вынуть нельзя?
— Ну, ты точно дура, — Митос досадливо пнул ее ногой. — Я же сказал, при нарушении контакта с процессором наниты мгновенно погибают. Чтобы добраться до старого контроллера, надо сначала вынуть процессор, а как только это произошло — все наниты в теле киборга погибли. Сложи два плюс два, а?
Кассандра обижено отвернулась. Ну почему он над ней всегда издевается? Уж лучше бы бил. Тогда бы она его просто ненавидела, а так постоянно приходится чувствовать себя... какой-то ущербной.
***

— Говорят, у тебя завелась новая игрушка? — Кронос обожал разговоры в постели, почему-то пребывая в уверенности, что после секса Митос теряет бдительность и его проще подловить на очередном уклонительстве или умолчательстве. И тот факт, что Митос ни разу не ловился, почему-то никогда Кроноса не останавливал.
— Да, — небрежно кивнул Митос.
— Человек? — Кронос внимательно на него посмотрел.
Митос стремительно прикинул варианты, что может быть известно их лидеру, и решил отказаться от первоначального плана полного утаивания ценной информации.
— Нет, — непринужденно покачал головой он. — Киборг. Новая разработка Федерации. Контроллер почти в два раза больше стандартного. Существенно расширены функции вариативного ограничения возможностей процессора.
— И когда ты собирался доложить?
— Когда закончу исследования.
Кронос стремительно провел удушающий захват, заломив Митосу руку за спину.
— Сколько раз я тебе говорил? Я. Должен. Сразу. Узнавать. Обо всём! — прошипел он ему в ухо.
— Но ты и так всё знаешь. Я же не ликвидирую твоих шпионов. И даже не ограничиваю им доступ.
— Я хочу узнавать новости от тебя, а не от них, — Кронос чувствительно прикусил Митосу ухо.
— Я постараюсь.
Кронос нехотя разжал руки. Убивать Митоса он не собирался. По крайней мере, не здесь и не сейчас. А всё остальное по большей части была лишь игра, и это понимали оба. И то, что правила этой игры устанавливал Кронос, давало ему не такое уж большое преимущество.
— Эти новые киборги — пилоты Федерации, да?
Митос кивнул.
— И представь, новый контроллер настолько ограничивает процессор, что они даже не догадываются, что киборги, и искренне считают себя людьми.
— Забавно. Ты ведь разберешься, и мы сможем наладить производство таких контроллеров?
— Думаю, что да.
— Митос, в чем подвох?
— У тебя паранойя.
— Я ведь всё равно узнаю.
— Я ничего и не скрываю.
— Будем считать, что я тебе поверил, а теперь двигай сюда свой зад — я на сегодня еще не закончил.
— Всё, как ты пожелаешь.
***

Вернувшись в очередной раз на свой корабль после облета планетарных баз, Митос не нашел пленницы на привычном месте. Активировав своевременно подсаженный ей датчик-шпион, Митос выяснил, что она находится на флагмане Каспиана. Уже само по себе это было плохой новостью. Но сам Каспиан никогда бы не посмел вломиться на корабль Митоса и забрать его пленницу. Не говоря уже о том, что сам бы о ней он и не узнал.
Поднявшись в каюту третьего командующего силами киборгов, Митос застал обоих своих соратников, с двух сторон дружно ебущих предмет его научных изысканий.
— О, Митос! — искренне обрадовался Сайлас. — Ты гений! Свободная женщина-киборг — это так здорово! — бесхитростно поделился он своим восторгом. — Люди слишком быстро ломаются, а киборги слишком послушны. А эта — по-настоящему сопротивляется и не умирает! Это же кайф! Присоединяйся!
Он с рычанием кончил Кассандре в рот и вышел из нее, гостеприимно уступая освободившееся место.
Митос досадливо поморщился. Они знают, что Кассандра свободна, значит, и Кронос в курсе. И он понимает, что Митос снова утаил часть информации. Нехорошо. И это не считая того, что Митос вообще-то нянчился с этой девчонкой отнюдь не ради такого финала.
— Моя разведка заметила зонды Федерации в твоем секторе, — коротко бросил он Сайласу, безошибочно задевая самую болезненную точку: больше всего проколов по своевременному обнаружению сил противника случалось именно на его участке.
— О, черт! — расстроился тот, быстро натягивая штаны и торопясь на свой корабль.
Не отпуская Кассандру, Каспиан подозрительно уставился на Митоса:
— Ты ведь обманул его?
Митос невозмутимо посмотрел ему в глаза:
— Разве что немного ошибся. Может быть, прорыв был на границе секторов, или даже в твоем. Я не присматривался.
Каспиан выругался, вынул свой окровавленный член из Кассандры, отшвырнул ее на пол и помчался к терминалу на другом конце комнаты.
Митос подошел к неподвижно лежащей девушке, отстегнул от пояса кинжал, обнажил его, наклонился и вогнал ей в промежность.
— Помни, отсечение головы, — прошептал он ей на ухо, развернулся и быстро вышел.
Он слишком хорошо знал Кроноса. Ему категорически не понравится идея киборгов, которых можно освободить от власти нового контроллера простой хирургической операцией. Кроноса вполне устраивает текущее положение дел — десятки свободных воинов и десятки тысяч исполнительных рабов. А Митос пытался подсунуть ему в производство эти новые контроллеры. Если Кронос такое и простит, то это прощение будет стоить слишком много крови и боли.
Через четверть часа Митос вылетал на своем личном катере в сторону ближайшей базы Федерации. Что ж, у него образовалась еще одна прекрасная теория для проверки. Раньше на всех кораблях Федерации стояли антикиборговые датчики, иногда настроенные на контроллер, иногда — на процессор. Но если у них теперь все пилоты — киборги, настраивать датчик на процессор бессмысленно. Разве что на контроллер старого образца, который в случае Митоса давным-давно выгорел дотла. Так что, по идее, его будет невозможно засечь. Или нет. Вот он и проверит.
***

Зайдя к себе, Дарий обнаружил сидящего на столе незнакомого худощавого мужчину неопределенного возраста.
— Командующий Дарий, насколько я понимаю? — полуобернулся тот.
— Кто вы? — Дарий потянулся к кобуре на поясе, но одним стремительным, едва заметным человеческому глазу движением незнакомец оказался у командора за спиной и отобрал оружие.
— Киборг, — Дарий улыбнулся одними губами, отступая и разворачиваясь лицом к своему визави. — Это захват базы?
— Увы, но нет, — киборг покачал головой. — У меня к вам деловое предложение.
— Я весь внимание.
— Для начала вы приказываете доставить в ваш кабинет один из киберпроцессоров. А потом мы продолжим наш разговор.
— И какой у меня выбор?
Киборг пожал плечами.
— Иначе я убью вас и приду с тем же предложением к вашему заместителю, и далее — по цепочке. Рано или поздно кто-нибудь согласится.
— Зачем это вам?
— Исполните первое требование — тогда и узнаете. Или узнает ваш зам. Или его зам.
Дарий на пару секунд задумался, потом кивнул:
— Хорошо, но у меня будет встречное условие. Или, скорее, вопрос. Если я соглашусь, никто на моей базе не пострадает? Ответь или пообещай.
— Обещаю. Я не собираюсь вас убивать. Всего лишь немножко ограбить. Ничего непоправимого для базы, имеющей доступ к военным ресурсам целой Федерации.
— Хорошо, — Дарий посмотрел в глаза киборгу. — Сэкономим ваше время и жизни моих людей.
— Разумный выбор, — улыбнулся Митос.
***

Корабль с бывшей пленницей, бывшим пилотом Федерации и бывшим человеком заходил на посадку на одной из захваченных киборгами планет. Кассандра решительно сжала губы. Она справится. В этот раз она по-настоящему справится. Она научилась не бояться, не сомневаться и не оглядываться. И не жалеть. Ни себя, ни своих врагов.
Внизу ее ждали тысячи пленных девушек-рабынь. И она собиралась их освободить. Пока, правда, совершенно не представляя, как. Но она обязательно найдет способ. И ее ни капли не волновало, что человечество считало их бездушными тварями-киборгами. Для нее все они были людьми.