Actions

Work Header

Смелость в бутылке

Chapter Text

Санджи напряг руки, поднял еще один ящик и внес его в чулан. Полуденное солнце проникало в раскрытые двери. От физической работы в кладовке становилось жарковато. С момента последнего посещения порта кладовку переполнили бочонки, ящики, коробки и сумки с запасами еды. Закатав рукава голубой рубашки, Санджи менял местами ящики, потому что ему не понравился тот порядок, в котором их погрузили на борт.

Когда Санджи перетаскивал другой тяжелый ящик, палуба Санни дрогнула под ногами. В пепельнице, балансирующей на сложенных штабелем мешках риса, тлела сигарета. Через открытую дверь кладовки Санджи услышал, как кто-то грохочет на камбузе. Он выглянул из-за ящиков и увидел Зоро, который стоял у раковины и осушал стакан воды.

— Не устраивай бардак на моей кухне, — прокричал Санджи и обхватил следующий ящик. Поднимая его, он выругался вполголоса.

 В планах не было, — отозвался Зоро, — но сейчас я подумываю об этом.

Санджи напряг спину, потянувшись поставить деревянный ящик на пустой стеллаж. Оперев ящик на край полки, он вытянул ногу вверх, над головой, изогнулся и подошвой ботинка подтолкнул его вглубь. Ящик скользнул на место с характерным деревянным шелестом.

— У меня аж мурашки от того, что ты можешь так сгибаться, — Зоро прислонился к дверному косяку, по обыкновению сложив руки на груди. В левой он держал заполненный на четверть стакан с водой. — Будто ты и вовсе без костей.

Санджи затянулся сигаретой, вернул в пепельницу окурок и направился к последнему ящику.

— Именно поэтому я могу надрать тебе задницу, — сказал он, выдыхая дымом.

— Пф. Мечтай больше.

— Не стой там столбом и помоги мне передвинуть это, — Санджи оттащил ящик от стены и подпер мыском ботинка. Так бы пришлось вставать на руки и поднимать ящик на вытянутой ноге, чтобы дотянуться до верха, но раз уж Зоро рядом, то он просто возьмет ящик и запихнет его на полку.

Зоро допил воду, пристроил стакан у пепельницы и подхватил ящик.

— Туда наверх? — он указал подбородком.

— Да, — Санджи наблюдал, как Зоро легко приподнял ящик и опустил его на полку. — Подожди, дебил. Надо ярлыком наружу.

— Так ты мне не сказал, как правильно надо, — ответил Зоро.

— Любой идиот это знает, — Санджи приподнялся на цыпочках, всматриваясь между ящиками и стеной, чтобы увидеть, есть ли ярлык на внутренней стороне. На двух внешних его не оказалось. — Тебе придется повернуть ящик.

Санджи быстро пригнулся, когда у него за спиной Зоро потянулся наверх, вытаскивая ящик, и резко обернулся к нему.

— Эй, можно было и подождать, пока я отойду.

— Можно было, — насмешливо согласился Зоро. — Вот так ты хотел?

Теперь ярлык смотрел в правильном направлении. Санджи, чтобы остыть, обмахнулся расстегнутым воротом рубашки.

— Да, хотя тебя благодарить не… — он повернулся, и слова застряли в глотке.

Зоро стоял прямо за ним. С каждым его вздохом Санджи тыльными сторонами ладоней касался его груди под белой футболкой. Санджи даже видел в его радужке отдельные крапинки черного.   

И не мог отвести взгляд. Он стоял и молча пялился, а напряжение нарастало. С губ Зоро медленно сошла ухмылка, а на лице проступило осознание. У Санджи стали потеть ладони, а внутри все завязалось в тугой горячий узел. Кладовка будто уменьшилась в размерах. Под ногами закачалась палуба. Сережки у Зоро мягко звякнули, когда он потянулся вперед.

Санджи моргнул, сердце ёкнуло от прикосновения губ к губам. В такой близи лицо Зоро словно теряло резкость. Зоро уставился на Санджи в ответ, не разрывая короткого, почти невинного поцелуя.

Санджи почувствовал, будто шагнул в пропасть и не видит дна.

Зоро отодвинулся. Разлепившиеся губы издали мягкий звук поцелуя. Зоро с видом, будто ему не по себе, изучающе взглянул на Санджи. У него порозовели щеки и даже переносица. До Санджи дошло, что Зоро нервничает так же, как и он сам. С чувством невероятного облегчения он ухмыльнулся. Зоро увидел выражение его лица и медленно расплылся в ослепительной улыбке, отразившейся в глазах.

Санджи беспричинно сдавило грудь. Ему внезапно захотелось позвать Зоро по имени, а потом пнуть его и сбежать. Но он так ничего и не сделал. Он просто стоял, сердце у него бухало, а тем временем Зоро поднял руки, ладонями обхватил лицо Санджи и снова прижал их рты друг к другу.

У Санджи в животе нарастало возбуждение. Он прочувствовал поцелуй всем телом, до поджавшихся пальцев на ногах. Руки непроизвольно скользнули Зоро на талию. Каждое легкое движение губ Зоро и касание его языка ввергало Санджи в пучину острейшего желания, отчего из легких вышибало весь воздух. От этих неторопливых движений у Санджи все туже и туже сдавливало грудь, пока ему не стало казаться, что его вот-вот разорвет в клочья.   Он-то считал, что уже забил на Зоро. После их отплытия с острова амазонок откровенная похотливость Луффи словно заглушила сексуальное влечение Санджи. Все было настолько ужасно, что в следующем же порту Нами выдала Фрэнки дополнительные деньги и строжайшие инструкции не выпускать Луффи из борделя до тех пор, пока тот не выведет из организма афродизиак. В свою очередь у Санджи не было возможности придумать новый способ напоить Зоро, и он пришел к выводу, что нет смысла тратить столько денег и усилий на секс, который, скорее всего, того не стоит, если судить по ужасным поцелуям Зоро.

Санджи ошибался страшно.

Его прошило возбуждением, руки и ноги поселилась слабость. Он хотел Зоро, нет, Зоро был ему необходим, как никогда раньше, из-за одних только его поцелуев. Зоро заставил его сделать несколько шагов назад, до тех пор, пока Санджи не стукнулся о башню из ящиков, распластавшись на них всем телом. Даже через несколько слоев одежды он чувствовал бугры мускулов и длинный твердый стояк Зоро. Он закинул ногу на бедро Зоро, прижимая ближе, показывая, какой эффект он оказывает на Санджи.

Зоро выругался, не отрывая губ ото рта Санджи, и тут словно сдетонировал снаряд. Голод, плавивший кости Санджи, не оставил и следа от самообладания Зоро. Санджи затылком стукнулся об ящик, и Зоро накинулся на его рот так, будто хотел сожрать. Узкие твердые губы касались Санджи с единственной целью выбить из головы все мысли и развеять их по ветру. Санджи с трудом держался в вертикальном положении; даже самые агрессивные его женщины никогда не целовались так: жадно, сильно, с неослабевающей страстью сконцентрировавшись исключительно на губах Санджи.  

Ничуть не испугавшись, он обхватил Зоро за шею и ответил на поцелуй, вложив в него все свое желание до последней капли. Он пробежал языком по губам Зоро, пробуя на вкус, дразня. Он хотел, чтобы у Зоро рвало крышу так же, как и у него самого. Животное рычание Зоро вибрацией отдавалось в Санджи. Зоро запустил пальцы в его волосы, удерживая в плену, пока они вылизывали рты друг друга.

Становилось все жарче. Санджи хотел касаться Зоро, чувствовать под собой его твердое тело. Он всосал его нижнюю губу и дернул футболку. Зоро на долю секунды отстранился, стаскивая её через голову сразу с харамаки. Шмотки упали на пол, и вот, Зоро снова прижался к Санджи, насилуя его рот губами, зубами и языком. Санджи ладонями скользнул по вспотевшей спине Зоро, ощущая, как под его руками двигаются мускулы. Он спустился ниже, забираясь под пояс брюк Зоро, и обхватил его за задницу. На ощупь она оказалась такой же крепкой, как смотрелась под туго обтягивающими ее штанами.

Зоро гортанно застонал, разорвал поцелуй и влажным лбом прислонился ко лбу Санджи. Его тяжелое дыхание смешалось с выдохом Санджи, они касались друг друга кончиками носов.

— Блядь, — кое-как выдавил он, дергая бедрами, втираясь в Санджи. Его пальцы судорожно сжали чужие волосы.

Сердце у Санджи громко колотилось. Он облизал опухшие губы, смакуя вкус Зоро. Он никак не мог поверить, насколько хорошо целуется Зоро, когда трезвый.

Вот же гадство.

Санджи сглотнул, потому что внезапно четко осознал, что сейчас никто не из них не был пьян. Каждая секунда отпечатается в памяти. Ничего не получится списать на ошибку по пьяни.

Ресницы Зоро дрогнули, румянец возбуждения подкрасил щеки. Пальцами свободной руки он нашел пуговицы на рубашке Санджи и расстегнул их одну за другой.  С каждой расстегнутой пуговицей опасение Санджи усиливалось.

— Зоро, — хриплый шепот Санджи прозвучал одновременно и как требование, и как мольба. Санджи и сам не знал наверняка.

Зоро не обманул ожиданий и нырнул в новый поцелуй, который обжигал изнутри.

Санджи снова с силой стукнулся затылком об ящик. Зоро дернул рубашку Санджи из брюк и расправился с последней пуговицей, в то же время срывая рубашку с его плеч. Рубашка перекрутилась на локтях, и Зоро разорвал поцелуй, чтобы накинуться на голую кожу. Санджи волосами зацепился за деревянную щепку в ящике, когда изгибал шею и стонал бездумно, пока Зоро ставил засосы в основании шеи, отзывавшиеся прямиком в паху.

И кого волнует, кто что запомнит?

Зоро внезапно отступил, и Санджи открыл глаза, приготовившись протестовать. У Зоро был вид дикий и отчаянный, он выдернул катаны из петли на бедре, где они крепились. Поблескивающая головка выглядывала из-под края штанов, в паху курчавилась зеленая поросль. У Санджи дернулся член, и он рванул свой ремень. Туфли стукнулись о бочку, когда он скинул их.

Зоро вернулся к Санджи раньше, чем тот успел расстегнуть штаны. Они вдвоем неуклюже свалились на пол, и о штанах Санджи тут же позаботились. Санджи вскрикнул, когда Зоро накинулся на его член, словно голодающий. Закинув голую ногу на плечо, он толкнулся в горячую бездну рта Зоро. Рубашка перекрутилась у Санджи под спиной, поймав в ловушку согнутые в локтях руки. Он сжимал и разжимал пальцы, ногтями впивался себе в ладони, пока его мозг высасывали через член.

Зоро непристойно хлюпнул и нащупал яйца Санджи. Влажные пальцы опустились ниже. Санджи задохнулся, когда Зоро потер его дырку и толкнулся внутрь. Странное чувство вторжения превратилось в требовательное одобрение, когда Зоро сделал что-то, отчего у Санджи вырвался очередной вскрик удовольствия. Бедра дрожали, тело натянулось струной. Зоро отсасывал Санджи и трахал пальцами, и то, как он наслаждался этим процессом, моментально сносило крышу.

Вдруг Зоро резко остановился. Санджи слабо запротестовал:

— Что? Нет…

— Подожди… не надо… нам нужно...я… — одуревший голос Зоро отражал ощущения Санджи. Зоро вскочил на ноги и вылетел из кладовки. Туго соображающий Санджи не заметил, что до этого момента дверь была распахнута настежь. Хлопнули дверцы шкафов, и Зоро вернулся, пинком закрыв дверь. В руках он держал полный тюбик топленого жира.

— Блядь, — булькнул Санджи, хотя на выходе получилось “блжжжд”, когда Зоро упал на колени и целиком заглотил его член. Крышечка от тюбика упала на пол. Чудесные, идеальные, да-прямо-вот-тут пальцы Зоро снова въехали в Санджи.

Зоро причмокнул, когда снова выпустил член Санджи изо рта, и тому захотелось его пнуть, но он сам, судя по всему, был ни на что не способен, кроме как пошире раздвигать ноги да стонать, как шлюха. А потом исчезли и пальцы Зоро, и Санджи недобро взглянул на него, но изменил мнение, когда Зоро отодвинулся, чтобы стянуть штаны на бедра. Зоро раздвинул ему колени, и Санджи почувствовал, как твердый член тыкается в дырку. Глаза у него широко распахнулись, когда Зоро уверенно втиснулся внутрь.

Резкая боль пронзила задницу и отдалась в поясницу. Санджи запрокинул голову, волосами проехавшись по настилу.

— Блядь.

Зоро не знал жалости, слегка вскидывая бедра, толкаясь все глубже и глубже. Санджи впился пальцами в руку Зоро и пяткой пнул его в бедро.

— Ш-ш-ш, — прошипел Санджи сквозь стиснутые зубы, дернув головой по полу. Он чувствовал, что Зоро вошел до упора, его косточки бедер уперлись Санджи в задницу.

Зоро замер, капля пота стекала по его щеке. Он крепко зажмурил глаза, рот скривился, будто в мучении. Похоже, он слабо себя контролировал.

Санджи сосредоточился на неожиданной резкой боли внутри себя, вычленил ее и выпустил наружу вместе с медленным выдохом. Он привык к дискомфорту от шпалы, которую засунули ему внутрь. Блядь, Зоро в нем. Он сжался вокруг Зоро, проверяя чувствительность, и Зоро заскулил, словно раненая дворняга, распахнул глаза и впился в Санджи темным голодным взглядом.

Санджи тяжело сглотнул, его снова, медленно, но верно накрывало возбуждением. Зоро провел руками по икрам Санджи, закидывая его лодыжки на свои широкие плечи, отчего Санджи согнулся почти пополам. Зоро опирался на предплечья по обе стороны от головы Санджи. У Санджи в предвкушении участилось дыхание. Не сводя с него внимательного взгляда, Зоро отвел бедра назад и толкнулся.

— О-ох! — воскликнул Санджи, стукнув кулаками по полу. Его ноги дернулись в воздухе. По телу разошлось странное чувство не-боли. Зоро толкнулся снова, и Санджи увидел звезды  - А-ах!

— Санджи… — Зоро прошептал его имя, словно вознес молитву, и Санджи пропал. Он с радостью отдавался трахающему его Зоро, тело трясло от вспышек удовольствия, граничащего с запредельем. На каждый толчок Зоро он ногтями царапал пол, рот приоткрылся в неистовом экстазе.

Зоро вбивался в него, щеки, шея и даже грудь залило краской возбуждения. Он, полуприкрыв глаза, не сводил с лица Санджи тяжелого взгляда.  Кладовку заполнили  непристойные звуки шлепков плоти о плоть. Санджи поджал пальцы на босых ногах, сорванное дыхание вырывалось одышкой. Его стояк, лишь раздразнивая, терся о низ живота Зоро. Он не мог понять, почему они не сделали этого раньше, тем более что ощущения оказались настолько охуенные.

— Твою мать, — неразборчиво пробормотал Зоро, его движения потеряли ровный ритм. Санджи прерывисто застонал, когда Зоро быстрее заработал бедрами. Рот у него скривился, глаза закрылись, он в последний раз хлопнулся об задницу Санджи и замер. Санджи почувствовал пульсацию члена внутри, и это было ужасно грязно и так же горячо. Яйца у него поджались и напряглись. Ему отчаянно требовалось кончить.

Зоро рухнул на него сверху, еще больше придавив ноги. Санджи тихо всхлипнул, почувствовав столь желанное давление на член, но этого оказалось недостаточно. Он, прикладывая усилия, чтобы выпутать левую руку из рукава рубашки, правой уперся в неподвижного тяжелого Зоро.

— Не оставляй меня в таком состоянии, козел, — в полубреду сказал он.

Не отрывая лица от шеи Санджи, Зоро слегка изменил позу и сунул руку между ними. Санджи подавился резким вздохом, глаза у него закатились, и спустя пару резких движений он кончил, залив живот.

— М-м-м, — удовлетворенно прогудел Зоро и замолк.

Санджи же плавал в посторгазменной неге, большим пальцем рассеянно поглаживая шрам у Зоро на бицепсе. Тот лежал сверху, словно тяжелое одеяло. Корабль поскрипывал, качаясь на волнах.

Зоро лизнул шею Санджи и стал подниматься. Санджи разогнал туман в голове, правая нога соскользнула с плеча Зоро. Тот перехватил его левую лодыжку, повернул голову и, прежде чем опустить ногу, прижался губами к рельефным мышцам на икре. Этот жест был гораздо интимнее чужого члена в заднице, и до Санджи отчетливо дошло, что они только что сделали. Щеки запылали, и он отвел взгляд.

Стоило Зоро выйти из него, Санджи стало пусто, неуютно и неловко. Тот комфортный кокон, что возникает после секса, оказался разорван. Санджи отчаянно требовалась сигарета. Ему требовалось, чтобы Зоро перестал настороженно глазеть на него. Ему требовалось уложить в голове тот факт, что он буквально минуту назад трахался с Зоро. Что Зоро его трахнул. И что он бы повторил, не задумываясь.

Зоро отодвинулся, вытер руку о штаны и протянул ее Санджи. Тот ухватился за ладонь и дал возможность Зоро привести себя в сидячее положение. В заднице запульсировало.  

— Ну, — Зоро неуверенно потер шею. — Было… неплохо, да?

Санджи натянул рубашку на плечи. Он не сводил взгляда с ямки между ключицами Зоро, где заметил капельку пота. Он сглотнул.

— Мы повторим. Не один раз.

Зоро вскинул подбородок.

— Повторим?

— Ты меня услышал, - нахмурился Санджи, резко переведя взгляд в сторону. Он обнаружил свои брюки свисающими с бочки. — Дай мои штаны.

Зоро схватил брюки, протянул их Санджи, и тот увидел у Зоро широкую ухмылку, от которой у него внутри все завязалось в узел.

— Чертов мечник, — пробормотал Санджи, натягивая штаны.

Зоро громко рассмеялся, вскочил на ноги и увернулся от пинка Санджи. Он подхватил катаны с мешка с рисом.

— Как скажешь, детка.

Санджи резко обернулся.

— Как ты меня назвал?  

Зоро в ответ лишь снова рассмеялся и через открытую дверь выскользнул на палубу.

у Санджи сердце пустилось вскачь. Неужели Зоро… Да нет, он не мог, никак не мог. Это просто совпадение. Счастливая случайность. От отличного секса у него помутилось в голове. Зоро сказал, что ничего не помнит. Санджи стоял прямо там и слышал это собственными ушами. Зоро тогда не врал.

Не врал ведь?