Actions

Work Header

Смелость в бутылке

Chapter Text

Санджи хотел заняться сексом с Зоро. И чем дольше он занимался отрицанием, тем сильнее становилось это желание. Зоро снимал футболку на палубе - у Санджи тут же вставал. Зоро нагибался поднять свои штанги - Санджи приходилось бежать в туалет, чтобы подрочить. А если Зоро дрался с ним, на палубе, на глазах у всех, то Санджи практически кончал в штаны. Зоро оккупировал его эротические фантазии, изгнав оттуда всех девушек. Он сосредоточил на себе все его мысли, искушая пересечь черту.

В конце концов Санджи решил признать поражение, но сперва обязательно требовалось напоить Зоро. Ни в коем случае этот ублюдок не должен запомнить, что у них был секс. Санджи, вероятно, тоже не помешало бы напиться, особенно после того, что он узнал от одного юнги в порту про пиратов, которые трахали других пиратов.

 —  Только первые несколько раз больно, а потом привыкаешь, — поделился с ним откровенный парень. — Но не забывай постоянно смазывать задницу, и все будет отлично. Я пользуюсь топленым жиром с кухни. Хватает на целый день, на четыре-пять раз подряд, прежде чем там все высохнет.

Этот разговор настолько травмировал Санджи, что еще неделю, готовя еду, он не мог использовать топленый жир.  

Но этот разговор не отбил у Санджи желания перепихнуться с Зоро. Он знал, что Зоро нравится анал, еще с тех пор, как в Веллингтоне тот добровольно предложил себя трахнуть. В любом случае, Санджи все равно оказался бы сверху. И с этой мыслью, на которую член Санджи с энтузиазмом отреагировал, он наконец-то дал себе волю и приступил к разработке плана действий, ведущего к страстному сексу.

Санджи перекинул коричневую сумку в другую руку, чтобы открыть дверь, и бутылки внутри звякнули. Спокойные волны плескались в корпус Санни, стоящей в гавани Конфор. Сумерки окрасили небо. Конфор-сити возвышался на вершине холма, окруженного лесами, широкие дороги вели к крепостным вратам с опускающейся решеткой. Зоро выпало дежурить первым, а Луффи с остальными унеслись в город, стоило только причалить. Санджи же большую часть дня потратил на пополнение запасов, а потом быстро помылся и переоделся, чтобы вернуться в город уже по своим делам.

Он глубоко затянулся сигаретой и пристально посмотрел на деревянную дверь напротив. Если он все рассчитал правильно - а он рассчитал, потому что наблюдал из гавани - Чопперу сейчас пришло время подниматься на дежурство в воронье гнездо, а Зоро - идти в мужскую каюту собирать мелочь и держать курс в город. И все, что требовалось от Санджи, это уговорить Зоро выпить с ним и не спалить наличие скрытого мотива.

Была не была. Постукивая мыском ботинка по палубе, Санджи выдохнул струйку дыма и открыл дверь.

Задница Зоро торчала в воздухе, а голова - в сундуке, словно он что-то искал среди хлама на самом дне. От вида задницы Зоро, туго обтянутой штанами, нахлынуло возбуждение. Санджи ногой захлопнул за собой дверь и повернул защелку.

Зоро высунулся из сундука, увидел Санджи и усмехнулся.

—  А, это ты.
—  И тебе здравствуй,  —  старательно изображая беспечность, Санджи перенес сумку на низкий столик и поставил ее прямо посреди свалки мусора, покрывающего поверхность.  Повернувшись к Зоро спиной, он скинул с дивана грязную одежду, вытащил из внутреннего кармана плаща маленькую баночку, заполненную топленым жиром, и запихнул поглубже между диванных подушек.
—  Эй, маримо, —  Санджи стянул плащ и перекинул через спинку дивана. Он сел на то место, где запрятал баночку, вытащил из сумки темно-зеленую стеклянную бутылку и небрежно откинулся. - Сегодня ночью тебе повезло.

Зоро, со стуком захлопывая сундук,  метнул на Санджи мрачный взгляд.

—  Ты о чем?  

Санджи поднял бутылку.

—  Посмотри-ка, что я выиграл.
—  Ну и?
—  Таких у меня десять, —  Санджи расставил силки, — и я готов поделиться.
—  Со мной, —  ровно закончил Зоро, скрестив руки.

Санджи пожал плечами:

—  Тут только ты один. Но если тебе не интересна халявная выпивка...

Зоро прошагал к дивану и выхватил бутылку у Санджи, под ботинком треснул карандаш. Зоро подозрительно посмотрел на бутылку, откупорил и с жадностью сделал большой глоток. Утерев рот тыльной стороной ладони, он снова принялся изучать этикетку.

—  Откуда это у тебя?
—  Сказал же, я выиграл. Уши прочисть, идиот, — когда Зоро сделал еще один глоток, Санджи мысленно возликовал. Кажется, план мог сработать. Санджи вытащил из сумки другую бутылку и сорвал крышку. Качественный алкоголь был весьма дорогим удовольствием, но по своему эффекту походил на удар Зеффа, пребывающего в плохом настроении. Одной бутылки обычно хватало, чтобы нормального человека привести в состояние нестояния.

Но Зоро не был нормальным. Как и Санджи. Поэтому он купил десять бутылок.

Прислонив катаны к дивану, Зоро рухнул на дальний конец, тем самым оставив весьма приличное расстояние между Санджи и собой. С глухим стуком он закинул на стол ноги в ботинках и усыпал грязью газеты, которые под ними оказались.

—  Ну, и что ты делал? Участвовал в конкурсе на звание самой разодетой цыпочки в городе?

Санджи тут же  завелся:

—  Кулинарный конкурс, придурок, — он придерживался заранее придуманной легенды и, если Зоро поинтересуется, приготовился описать даже ножи, которыми резал нафантазированное мясо.

Но тот лишь дал понять, что слушал Санджи:

—  А, ясно, — и сделал еще один глоток.

Санджи поднес бутылку к губам, и крепкий, горький алкоголь обжег ему горло.

Он не сумел полностью подавить рефлекторный кашель и стукнул себя кулаком по груди. Виски оказался ядреным.

Зоро усмехнулся.  

—  Крепковато для тебя, хлюпик?

—  Нет, — Санджи презрительно усмехнулся и сделал еще один глоток. Теперь он уже подготовился ко вкусу и проглотил без проблем, пальцами вытер губы. — Готов поспорить, я могу выпить вдвое больше тебя.  

Зоро прищурился.

— Спорю, ты вырубишься еще до того, как допьешь эту бутылку.

Попахивало вызовом. Они молча смерили друг друга долгими, оценивающими взглядами, а потом синхронно поднесли бутылки к губам и начали пить.

Подсознательно Санджи предвкушал то, что произойдет. Зоро заглотил и наживку, и крючок, и леску вместе с грузилом, и все, что теперь требовалось от Санджи, - вовремя подсечь. Победа - и секс - уже виднелись на горизонте.

Вот только в этом хитром плане он не учел свою страсть к соревнованиям.

 

***

Санджи не мог припомнить, чтобы мужская каюта была розовой. Наверное, девушки ее перекрасили, когда он отвлекся. Вот же хитрюги. Готов поспорить, они-то и впустили в каюту феечек.

Санджи медленно моргнул, и балки, пересекающие потолок палубы, стали по-змеиному извиваться. Ух, да он напился.

— Я пьяный.

Повернув голову на бок, он посмотрел через диван на Зоро. Зоро тоже был розовый. Хитрые девчонки.

— А ты пьяный?

— Неа, — Зоро протянул “а”, разглядывая горлышко бутылки, которую держал в руках. Он запрокинул голову и перевернул бутылку, отчего несколько капель брызнули ему на щеку. Он причмокнул нижней губой и уронил бутылку за голову, за спинку дивана. Бутылка приземлилась с глухим “бух”. Может на одежду. Или на газеты. Или на чье-то тело.

— Мы кого-то убили? — спросил Санджи.

Зоро нахмурился и почесал подбородок. Его ногти оставили дорожки, поблескивающие золотым.

— Не помню такого, — он взглянул на бутылку, которая покачивалась в руке Санджи. — Ты допивать будешь?

Санджи приподнял бутылку и пристально на нее посмотрел. Внутри, заполняя емкость на три четверти объема, плескалась жидкость. Интересно, а она такая же розовая, как и все остальное?

Зоро торопливо придвинулся к Санджи, резко остановился и схватился за спинку дивана. Верхняя часть его туловища покачивалась.

— Хм-м. Походу я напился, чуть-чуть.

Санджи тихо заржал:

— Слабак.

— Да иди ты, — Зоро легко отобрал бутылку у Санджи и поднес ко рту. Кадык у него дергался, когда он глотал, раз за разом. Капля алкоголя на щеке поползла вниз, миновала челюсть и медленно скатилась по шее.

В каюте было очень жарко. Санджи вытащил рубашку из брюк и сдернул ее через голову. Ему зажало рот собственным галстуком, который попытался его задушить.

От души ругаясь, Санджи боролся, пока голова не оказалась на свободе. Это диван вращается или его самого вращает?  От этого кружения Санджи укачивало.

— Ух.

Он стоял на коленях, пережидая, пока предметы замедлят свое движение, и сдувал с носа щекочущие волосы. Сквозь светлые пряди он смотрел на Зоро, который стучал по дну бутылки, распахнув рот под горлышком. Зоро теперь был не розовый. Он приобрел зеленоватый оттенок, что шло ему гораздо больше. Разноцветный маримо.  

— Маримо, — сказал Санджи и рассмеялся.  

Зоро потянулся поставить пустую бутылку на стол и свалился с дивана. Бутылка покатилась прочь. Санджи засмеялся еще сильнее. Приподнявшись на руках и коленях, Зоро громко рыгнул и тоже засмеялся.

— А это отличная штука.

Санджи пополз вперед и растянулся голым животом на всю длину дивана. Его вывернутая наизнанку рубашка вместе с галстуком небрежно приземлились Зоро на голову. Он через задники сковырнул ботинки, и они, упав на пол, тяжело лязгнули. Санджи зарылся носом в подушку, лежащую под щекой. Мягко. Так бы и заснуть прямо тут.

— Эй, не разваливайся тут на весь диван, — Зоро пихнул его в бок.

Санджи вцепился пальцами рук и ног в подушки и уперся, как баран.

— Эт`мое.
— Да ладно? — горячая тяжесть опустилась на Санджи, и влажный рот легко скользнул по уху. — Нет, это мое.

У Санджи в животе что-то затрепетало мелкой дрожью. Он не мог дышать. В попытке сбежать он заерзал под Зоро.

— Блядь, — выругался Зоро и вжался бедрами в задницу Санджи. Тот почувствовал, как в него вдавливается что-то твердое. Мозг отключился, в каюте внезапно стало невыносимо душно.

Зоро губами скользнул по шее Санджи, отчего того продрала дрожь. Зоро мягко застонал и дернул бедрами.
 — М-м-м-м, Санджи.
 — Угх, — у Санджи пересохло во рту, сглатывать стало проблематично. Воздух  казался патокой. Он медленно потерся о диванные подушки пахом, крепнущим членом. Золотистые волоски на предплечье приподнимались волнами, словно тонкие, мягкие кораллы на дне моря.

Зоро проложил цепочку огненных поцелуев вдоль его голого плеча и прошептал с удивлением и восторгом:

 — Я их вижу.

Язык обвел округлость плеча Санджи. Его зажмуренные веки подрагивали.

Когда Зоро перенес вес на руки по обе стороны от Санджи, диван просел под его тяжестью,. Санджи выгнулся дугой под цепочкой влажных, долгих поцелуев, спустившихся по позвоночнику вниз. В ушах нарастал грохот сердца, забивая хриплое частое дыхание Зоро. Возбуждение растекалось по телу, словно теплый мед.

Мозолистые кончики пальцев пробежались вдоль пояса брюк Санджи, загрубевшими подушечками легко царапая кожу. Когда пальцы коснулись боков, он резко вздохнул в ответ на легкую щекотку, приподнял бедра с легким намеком. Феечки зазвенели мелодичным смехом.

Под его обнаженным членом и верхней частью бедер кололась диванная подушка.  Но конечности придавило тяжестью, когда Санджи двинул рукой в отчаянном поиске иного прикосновения. Он скользнул рукой вниз и обхватил член. Ладонь обжег пульсирующий, липкий жар.

Рот Зоро тем временем продолжал свое неспешное путешествие вниз, и Санджи судорожно дернул рукой. Низкий стон удовольствия вырвался из его горла. Он толкнул ногами подлокотник дивана. Горячее дыхание Зоро опаляло кожу, он сжался, стало щекотно. Санджи вдавился вперед, в свою ладонь, а потом подался назад, в раскрывающие его руки.

Его прострелило яркими вспышками от вылизывающего языка Зоро. От его удовлетворенного урчания хотелось кричать. Санджи вжался лицом в подушку, тело трясло, весь мир катился в пропасть. Его измололо в труху одним-единственным грязным поцелуем, который словно поставил на нем клеймо с именем хозяина и разорвал душу.

Все сузилось до единственной точки концентрированных ощущений, а потом Санджи взорвало со всей силы оргазма. Под плотно зажмуренными веками с грохотом пронеслись цветные вспышки. От дрожи Санджи раскололо на куски, дыхание перехватило, он лежал на диване, где от него осталось только подергивающееся тело

Зоро у него за спиной задвигался.

— Что...о-ох. Блядь.  

Сдавленное проклятье привлекло внимание Санджи, но ощущение пальцев, которые поглаживали местечко, где только что находился рот Зоро, разрывало его на части. Он безмолвно кричал, приподнимая бедра, подаваясь назад. Зоро снова задушенно выдохнул и лег на Санджи, вжимая его в подушки, толкая в его задницу что-то прямое и твердое.

Тело Санджи не сопротивлялось, а в мозгу у него случился ступор. О боже, ух ты, вот это да. Все его существо сосредоточилось в районе задницы. Чувствовалось легкое жжение, словно он как следует позанимался растяжкой, и оно ослабло, стоило привыкнуть к члену Зоро. Санджи крупно вздрогнул. Блядь, господи. У него внутри член Зоро.

Широкая рука легла Санджи на бок, колени оперлись на подушки рядом с его бедрами. Феечки захихикали, когда Зоро прижался потным лбом Санджи между лопаток и двинулся выверенно, всасывая в себя воздух рваными вдохами, отчего Санджи возбудился еще сильнее. В ответ на следующий едва заметный толчок он приподнял задницу; он жадно хотел получить больше.

 —  Санджи, — его имя Зоро прорычал голосом низким и глубоким, а потом подался назад и толкнулся жестче.  

Санджи задохнулся и уперся руками и ногами в подлокотники дивана. Он чувствовал каждый сантиметр Зоро внутри себя, его заполняло, распирало. Так странно, и хорошо, и туго. И даже тени, смотревшие на них с хитрыми улыбками, не сумели отвлечь его от причудливого удовольствия, которое прокатывалось по телу.  

Зоро коротко, неосознанно застонал, проводя влажными губами по его затылку. Бедра шлепали о задницу Санджи, и этот звук звенел у него в ушах. Санджи охнул и потерся щекой о подушку, уткнулся носом в предплечье. Штаны сбились в кучу в районе коленей и стреножили его, не давая развести ноги так, как хотелось. Желание змеей извивалось глубоко внутри, но член оставался расслабленным, усталым, так что Санджи просто лежал и разрешал Зоро его трахать.  

Он нутром почувствовал, когда Зоро кончил; долгая судорога оргазма. От этого ему стало на удивление приятно.

За его спиной Зоро замычал и судорожно дернулся, рубашкой и харамаки царапнул по влажной коже Санджи. Диван неторопливо крутился вокруг своей оси. Зоро, ласкаясь, потерся носом о его плечо.  

Мочевой пузырь Санджи воспользовался моментом посторгазменной неги и громко заявил о себе. Санджи недовольно простонал:

— Двигайся давай. Мне надо отлить.

Зоро послушно двинулся. Санджи вздрогнул от внезапной пустоты и мокрого непристойного звука. Он проводил взглядом Зоро, который, пошатываясь, побрел в сторону своего гамака, простыни-призраки манили к себе. Не в силах больше ждать, Санджи поднялся, натянул штаны и потащился на поиски туалета.

И уже уходя из мужской каюты, Санджи решил, что из всех цветов голубой ему нравится больше всего.