Actions

Work Header

Гадкий мальчишка

Work Text:

На шее у Мерлина болталась красная лента, и он уже был готов кого-нибудь ею придушить. Ножницы, которыми он орудовал вот уже час, стопроцентно сбежали с одной из целлофановых розочек, потому что ему не удалось отыскать их ни под ворохом обёрточной бумаги, ни в кармане своего отвратительного зелёного передника.

- Гвен, - простонал он, роясь на столе, - ты не видела мои ножницы?

- Да что ж такое, - пробормотала Гвен, отточенным, умелым движением обмотала ленту вокруг коробки и отложила ещё один безупречно упакованный подарок в стопку подле себя. – Они у тебя в переднике?

Она даже не подняла головы, просто взяла в руки следующую коробку из длинной череды ожидающих своей очереди.

Мерлин, не глядя, снова пошарил в переднем кармане, мечтая не напороться на что-нибудь острое и в то же время в тайне надеясь на это, чтобы можно было уйти домой.

- Нет, у меня тут одиннадцать мотков тесьмы, какие-то ценники, помятая шоколадка и ручка.

Гвен подняла глаза и, несмотря на очевидное раздражение, широко усмехнулась. Из-под небрежно нахлобученного колпака эльфа у неё выбивались кудряшки.

- Мерлин, ты же ручку хотел сунуть за ухо? – произнесла она, потешаясь над ним.

Он потянулся к уху и кончиками пальцев ощутил холодный металл.

А! – Мерлин взял в руки ножницы. – Вот они.

- Ты бы и голову потерял, не будь она приделана к шее.

- И я бы в жизни не нашёл её в этом дурдоме.

Мерлин прошаркал обратно к своему столу. Колокольчик на его собственном зелёном колпаке лез в лицо, позвякивал на ходу и вообще всячески мешался. Он бы его снял, но один раз уже получил втык за нарушение дресскода, и, хотя это был последний день его рождественской страды, ему не хотелось упускать шанс подзаработать в следующем году. Деньги ему были нужны, и, несмотря на нелепый наряд, заворачивать подарки для богатых снобов было не такой уж плохой работой. Восемь часов ты изо всех сил стараешься не порезаться бумагой – и получаешь чаевых больше, чем протирая столики в кафе в качестве официанта.

- Сегодня канун рождества, - сказала Гвен (будто он не знал!), завернула ещё один подарок и наклеила на него карточку с именем. – Разумеется, сегодня самая суматоха.

Она подошла к стойке и выкрикнула имя:

- Леон!

Очень высокий мужчина, одетый в песочного цвета пальто, вышел вперёд и забрал охапку красиво украшенных коробочек и пакетов. Прежде чем уйти, он опустил несколько купюр в банку для чаевых и поблагодарил Гвен. Та вернулась к своему столу и принялась упаковывать следующую стопку коробок, а Мерлин продолжил разговор, пытаясь в то же время не пораниться ножницами.

- В любом случае, каким же нужно быть придурком, чтобы покупать рождественские подарки в самый последний день?

Тут кто-то недовольно откашлялся, и Мерлин, выводивший "Салли от Санты", поднял глаза и обнаружил ещё одного любителя делать покупки в самый последний момент, который высокомерно оглядывал его с ног до головы. Взгляд покупателя последовательно прошёлся по мерлиновскому костюму, по его потрёпанным джинсам, красной футболке с длинными рукавами и зелёному переднику, передний карман которого был набит целлофановыми розочками, лентами и стикерами. Мерлин был совершенно уверен, что от последней упаковки у него на лице остались блёстки, и в смущении вытёр щёку рукавом. Вздохнув, он взял бланки и подошёл к нахмурившемуся, но всё равно потрясающе красивому молодому мужчине со светлыми волосами.

- Чем могу помочь, сэр? – спросил он, изобразив самую фальшивую из возможных улыбок.

- Очень неудачный колпак, - обронил тот, выкладывая свои покупки на стойку.

Это был не первый раз, когда ему говорили нечто подобное, но предыдущий опыт тут не помог – он чувствовал, как по щекам расползается румянец. Он потёр ухо.

- Зато характер удачный.

Покупатель ухмыльнулся, потом прищурился и уставился Мерлину прямо на грудь.

- Надо ли мне побеседовать с твоим менеджером, Мёёлин, - протянул он, глядя на безвкусный золотой медальон с его именем, к которому Гвен в качестве украшения прилепила маленьких северных оленей, - о неуважительном обращении с клиентами?

Мерлин стиснул кулаки, потом вытащил ручку из-за своего неудачливого уха и выложил перед собой стопку бланков. Он был твёрдо убеждён, что хуже всех, особенно в рождественские праздники, были именно те, кто лучше всех выглядел.

- Нет, сэр. Я могу вам помочь с вашими покупками? - он яростно щёлкнул ручкой.

- Да, мне нужно их упаковать.

- Это я и так сообразил, раз уж вы пришли туда, где упаковывают вещи, - вырвалось у него.

- Эй, где же твоё праздничное настроение, Мёёлин?

Молодой человек протянул руку и щёлкнул по колокольчику на колпаке. Признаться, улыбка у него была великолепная, и от этого Мерлин покраснел ещё сильнее.

- Оно улетучилось шесть часов назад, вместе с кофе. Ваше имя?

- Артур.

Мерлин записал: "надутый индюк".

- Подарки?

Артур порылся в большом пакете и выложил на стойку пару домашних тапочек.

- Это для Морганы.

Мерлин вопросительно поднял брови.

- Подруга?

- Сестра, - усмехнулся Артур.

- Вы её ненавидите, что ли? – спросил Мерлин, записывая: "уродливые тапки для Морганы".

- Что? Позволь довести до твоего сведения, что эти тапочки сделаны из кашемира и стоят больше, чем ты сможешь заработать за…

- Да-да, - прервал его Мерлин, - но, знаете, на распродаже в Дебенхамсе есть кожаные перчатки с кашемировой подкладкой и шарф к ним в комплект. Гораздо симпатичнее, чем… вот это вот.

- Я… Какого… Правда?

Мерлин решил, что ему определённо нравится вид сбитого с толку Артура. Он кивнул, звеня колокольчиком, и слегка улыбнулся.

Артур прочистил горло, забрал тапочки и положил их обратно в пакет.

- Я туда загляну.

Мерлин зачеркнул "уродливые тапки". Артур достал красный шёлковый галстук.

- Это для Утера, моего отца.

Мерлин записал "символ власти для папочки" и вздохнул.

- Что? – рявкнул Артур.

Мерлин нацепил своё самое невинное выражение лица.

- Ничего. Если, конечно, вы хотите быть ходячим стереотипом.

- Позволь сообщить тебе, что мой отец любит галстуки. Он носит их каждый день на работу, а также по воскресеньям на наши семейные обеды.

Мерлин скорчил гримасу.

- Ну и кому захочется получить на рождество часть своего рабочего костюма?

- Я… как-то не думал об этом в таком ключе, - ответил Артур, рассматривая галстук. Он растерянно сдвинул брови – вышло просто очаровательно. – И что... что ты посоветуешь?

Мерлин задумчиво пососал кончик ручки и покраснел, заметив, что Артур, нет отрываясь, наблюдает за этой его дурацкой привычкой. Он тут же вытащил ручку изо рта с громким чмоком.

- Что он за человек?

Артур быстро отвёл взгляд.

- Властный, целеустремлённый, сдержанный…

- У Фойлза есть дневники в кожаном переплёте. Может быть, для него это будет хорошим способом выразить себя, если не получается сделать это вслух.

Артур улыбнулся.

- Это просто отличная идея. Я помню, когда я был ребёнком, у него был один такой дневник.

Услышав такой мечтательный тон, Мерлин сам не смог сдержать улыбки. Он вернул галстук, Артур бросил его в пакет и достал длинную тонкую коробочку. Мерлин тут же скривился.

- Подруга? – по какой-то необъяснимой причине в животе у него образовалась пустота.

Артур пожал плечами.

- Девушка, которая на самом деле мне не очень нравится, но мы сходили на несколько свиданий и теперь вроде бы положено… - он протянул коробочку с украшением. – Скажи мне, что ты думаешь по поводу этого?

Мерлин открыл коробочку, немедленно ослеп от блеска сапфиров и бриллиантов и захлопнул крышку, прищемив себе палец.

- Твою мать! – завопил он, уронив коробку на стойку, и принялся изо всех сил махать рукой. Артур попытался поймать его руку, но не успел.

- Боже мой, ты в порядке?

- Да, в порядке. Просто больно.

- Дай посмотреть, - потребовал Артур.

- Правда, всё нормально.

- Люди обычно не размахивают руками, если они в порядке, Мерлин.

- Да нет, честно…

- Я напишу жалобу.

На секунду Мерлин замер, вытаращив на него глаза.

- Это нечестно, - пробормотал он, но уступил.

Пальцы Артура, бережно обхватившие его руку, были сильные и тёплые. Мерлину пришлось думать одновременно о целой куче отвратительных вещей, что унять охвативший его трепет. Артур нахмурился при виде пурпурной отметине на его пальце:

- Прищемил очень сильно. Останется синяк.

- Может, меня отпустят домой пораньше, – с надеждой произнёс Мерлин.

Артур усмехнулся.

- Вряд ли.

- Да уж, вряд ли, - фыркнул Мерлин.

- Итак… с подарком всё так плохо?

- Этот подарок говорит о том, что на следующее рождество будет кольцо и помолвка.

- Это... определённо не то, что я намеривался выразить, - сказал Артур, продолжая машинально поглаживать его ладонь. От каждого прикосновения Мерлина кидало в жар. – Так что ты посоветуешь?

- Тапки.

Артур запрокинул голову и расхохотался.

- Хорошо, тапочки для Софии, - отсмеявшись, произнёс он.

Мерлин вежливо кашлянул.

- Чтобы это написать, мне нужна моя рука.

Артур взглянул вниз и покраснел так сильно, что почти сравнялся по цвету с мерлиновской футболкой. Высвободил руку, Мерлин провёл по его пальцам своими. Потом он стыдливо улыбнулся, послал в сторону Артура взгляд из-под полуопущенных ресниц и мысленно возликовал, когда тот вспыхнул ещё сильнее.

Он быстро упаковал тапочки (наверное, за сегодняшний день он ничего не упаковывал быстрее), вернулся к стойке и отдал пакет.

- Я вернусь, как только куплю остальные подарки, - сказал Артур, улыбаясь. – Когда вы закрываетесь?

- За двадцать минут до закрытия торгового центра, - ответил Мерлин быстро, но, как он надеялся, не переборщив с энтузиазмом в голосе.

Артур ушёл, и Мерлин пялился на его задницу, пока тот не растворился в толпе людей.

~~~

Мерлин зевнул так широко, что у него что-то хрустнуло в челюсти. Он собирал остатки обёрточной бумаги, а Гвен прибиралась на столах. Они завернули последний подарок несколько минут назад, и теперь в их маленьком уголке наконец-то притушили огни, а по громкоговорителю объявляли, что торговый центр закрывается через десять минут. Они разделили между собой чаевые, и теперь Мерлин уносил в кармане больше денег, чем у него было, когда он пришёл, а это всегда приятно. Конечно, он был разочарован тем, что Артур так и не вернулся, но, честное слово, чего ещё ожидать от человека, который и подарки-то толком купить не может? Гвен уже натянула пальто; из одного из пакетов торчал её колпак.

- Мерлин, едешь сегодня домой? – спросила она. Он снова зевнул.

- Так точно.

- Веди аккуратнее, – она легонько поцеловала его в щёку. – Увидимся после каникул.

- Веселого рождества вам с Лансом, - пожелал он ей вслед. Она обернулась, помахала и вышла.

Мерлин потянулся, надел куртку и замешкался с молнией – пальцы у него болели от всех этих бумажных порезов, к которым добавился ещё и здоровенный синяк. При мысли о том, что дорога в Эалдор, к маме и лучшему другу, займёт целых пять часов, на него накатила ещё большая усталость, и он начал подумывать, не забраться ли ему на пару часиков в кровать, а потом выехать засветло.

- Я надеюсь, что не слишком опоздал, - произнёс голос сзади. Мерлин вздохнул.

- Простите, мы закрыты.

- Даже для кофе?

Он обернулся и буквально остолбенел, увидев Артура с бумажными стаканчиками с кофе в каждой руке.

- Для кофе мы открыты всегда.

Мерлин запер за собой магазинчик и взял протянутый стакан. От кофе исходил сильный запах мяты. Как только первый горячий глоток мятного мокко прокатился по его нёбу, он испустил тихий стон наслаждения.

- Как ты узнал? - спросил он, не в силах оторваться от божественного напитка.

- Твоё праздничное настроение пропало, когда у тебя закончился кофе. И я решил, что уж кому-кому, а одному из эльфов Санты в канун рождества точно потребуется кофеин.

- Ха, смешно, - фыркнул Мерлин в ответ. Он сорвал с головы колпак, про который совсем позабыл, и запихнул его в сумку.

- Так гораздо лучше, как минимум процентов на пятьдесят, - сказал Артур.

- Боже мой, ты ведёшь себя как полный засранец, даже когда стараешься быть милым. Уверен, в школе ты был гадким мальчишкой.

Артур ухмыльнулся, подался вперёд и, щекоча тёплым дыханием, выдохнул ему прямо в ухо:

- Я и сейчас такой. Самый гадкий мальчишка на свете.

Мерлин чуть не захлебнулся и обжёг себе горло.

- В таком случае, - голос у него слегка дрожал, - ты должен показать мне все свои гадкие трюки.

Артур усмехнулся, и от этого звука у него по позвоночнику прошла волна сладкой дрожи.

- Непременно. Когда ты будешь свободен?

- Ну, знаешь, в это время года мы, эльфы, очень заняты. Скажем, через три дня.

- Превосходно.

Они обменялись номерами телефонов, и Артур проводил его до машины. Прежде чем расстаться и прежде чем рассудок успел отговорил его от этой затеи, Мерлин наклонился и быстро прижался губами к губам Артура, почувствовав вкус мяты и шоколада.

- Счастливого рождества, – сказал он, нахально улыбаясь.

- Счастливого рождества, – ответил Артур и поцеловал его в ответ.

И пока поцелуй становился всё жарче, а их языки проникали всё глубже, Мерлин решил, что, будучи эльфом Санты, он просто обязан выяснить, действительно ли все трюки Артура можно расценивать как гадкие, и если так, то ему ещё нужно определить, какое место сам Артур занимает в списке самых гадких мальчишек на свете. В конце концов, он может поехать в Эалдор с утра.