Actions

Work Header

Сквайр Эроса

Chapter Text

Всем словно задышалось легче, когда несколько часов спустя “Энтерпрайз” наконец выбрался из зоны действия пульсара. Казалось, весь корабль испустил коллективный вздох облегчения, и по молчаливому соглашению никому не надо было заступать на службу, по крайней мере, в ближайшие несколько часов. Только Скотти со своими инженерами-фанатиками был занят. Большая часть научного оборудования корабля требовала срочного ремонта после того, как оно подверглись действию такого количества заряженных частиц, а членам экипажа пришлось принимать противолучевые препараты в качестве дополнительной меры предосторожности, но в общем и целом, Джим счел всю операцию успешной.

Он только-только выбрался из ультразвукового душа и сидел за столом, дописывая последние строки официального отчета о прошедшем инциденте, когда Спок опустил руку ему на плечо. На этот раз, за закрытыми дверями капитанской каюты, у него не было причин отстраняться.

Больше чем успех. Феноменальный успех.

- Я о многом должен рассказать тебе, - произнес Спок.

- Начинай, прошу, - Джим выключил консоль и, крутанувшись в кресле, поднял на Спока глаза. – Я многое хочу узнать.

Он ждал, пока Спок соберется с мыслями, благодарный за возможность насладиться редким видом вулканца, пытающегося осмыслить собственные эмоции. Часть него все еще ожидала, что в любой момент он проснется – один в собственной кровати. Другая же парила где-то за Антаресом.

- Я воспылал к тебе страстью, едва пришло мое Время, - наконец пробормотал Спок, и одни эти слова вызвали у Джима вспышку ответного желания. Он потянулся, чтобы коснуться запястья Спока, побуждая его продолжать. – Когда Т’Принг отвергла меня, в своем помешательстве я желал обратиться к тебе, но Т’Пау не позволила этого, и тогда я впал в плак-тау. Это длилось всего мгновение, но Джим… я никогда не ведал ничего подобного. Я был слишком потерян, чтобы испытывать страх. Или стыд. Я… у меня нет слов.

Все это время Спок не только знал о чувствах Джима, но и разделял их. Все это время, что Джим сдерживал себя, отталкивал Спока, спал с кем попало, мучительно пытаясь скрыть свои чувства.

- Спок, - выдавил он хриплым голосом, - почему ты ничего не говорил?

- Я почти сказал, - Спок отвел взгляд.

- Когда?

- Когда обнаружил, что ты жив. - «Ну конечно», - пронеслось в голове у Джима, когда та непроизвольная сияющая улыбка снова предстала перед его мысленным взором. У Джима сердце сжалось от досады, что он не воспользовался тогда моментом, не проигнорировал Маккоя и Чепел, чтобы совершить что-то совершенно непрофессиональное. – Но остаточное действие пон фарра прошло, - продолжал Спок, - Логика вернулась ко мне в полной мере, а с ней и способность управлять эмоциями. Что я и продолжал делать с тех пор.

- Так долго. Что изменилось?

- Я вступил с тобой в контакт разумов во время мелкотианского инцидента и познал природу твоих чувств ко мне, - Спок отвернулся и сделал шаг в сторону, пряча лицо. – После долгих размышлений и обмена рядом писем с мамой, я заключил, что должен попытаться.

Джим сделал себе мысленную пометку в следующий раз, как увидит леди Аманду, заключить ее в медвежьи объятья - и плевать на приличия!

- Итак, мистер Спок, - он поднялся с кресла и, обойдя Спока, остановился прямо перед ним. – Какой курс действия вы рекомендуете на данном этапе?

Спок приподнял бровь, хотя смотрел при этом куда угодно, только не Джиму в глаза.

- Я находился под впечатлением, что в данных обстоятельствах принято вступать в коитус.

Джим не ожидал, что Спок будет так прямолинеен, и использование медицинской терминологии вовсе не должно было бросать его в дрожь. В тот момент он ничего так не хотел, как схватить Спока и увлечь его за собой на пол, но внутренне благородство подсказывало ему иное:

- Если ты хочешь еще подумать об этом, то все в порядке.

- В этом нет необходимости, - отозвался Спок. – Данная перспектива занимала мои мысли уже некоторое время.

На этом Джим решил, что пора уже что-то предпринять, пока слова Спока не довели его до довольно постыдного состояния. Он шагнул ближе, почти прижимаясь к Споку, и провел ладонями вверх и вниз по его рукам, мысленно радуясь тому, что у нижней футболки короткие рукава.

- Лишь «некоторое» время? Никаких дней, часов и секунд? – прошептал он, подняв на Спока глаза, и его губы тронула дразнящая улыбка. – Спок, ты допускаешь неточности.

Спок сглотнул, приведя в движение выступающие на шее жилы, – и Джим едва сдержался от того, чтобы податься вперед и поймать губами легкий трепет его мышц.

- Я всего лишь нахожу, что тебя сложно измерить.

- Ах ты, сладкоречивый демон! – Джим позволил руке скользнуть выше и опустил ее Споку на щеку. – Хочешь сам задать темп? Или это сделать мне?

Спок слегка наклонил голову в сторону.

- Поясни.

- Неважно. Просто не будем спешить.

Джим отстранился от Спока и начал медленно отступать к декоративной перегородке. Он не был уверен, что по пути к постели его ноги не подогнутся, а сердце не взорвется от восторга, но удача была на его стороне. Опустившись на самый край, он скинул сапоги и стал смотреть, как Спок робко приблизился, остановившись у перегородки, чтобы снять собственную обувь. Джим потянулся к нему руками и увлек на кровать.

Они неловко улеглись друг подле друга на узком матраце, упиравшемся прямо в стену. Отсутствие места способствовало сближению, но не успел Джим устроиться поудобнее, как его вдруг накрыла блажь.

- Подожди минутку. – Он перегнулся через Спока и потянулся к консоли около кровати, чтобы включить прямую трансляцию изображения с главного иллюминатора: PSR C50312 все еще находилась в пределах видимости – ошеломляющее зрелище. Спок посмотрел на него пристальным взглядом. – Прости мне мою романтичность. Видит Бог, в последнее время мне не раз приходилось мириться с твоей, - он вытянул руку вдоль спины Спока, а другую закинул ему на талию, уткнувшись подбородком где-то между шеей и плечом.

Спок пододвинулся, чтобы дать ему место.

- Моя «романтичность» была лишь логичным следованием человеческим традициям в интересах…

Джим обхватил лицо Спока руками и поцеловал так нежно, как только умел. Он целовал его осторожно, основательно, намереваясь сохранить в памяти каждую мелочь: мягкость губ Спока, прохладу его кожи, то, как он постепенно расслаблялся под пальцами Джима. Поначалу поцелуй был неловок: Спок явно слишком долго обдумывал каждое движение, но Джим упорно продолжал, тихо подбадривая его, и показывал, что делать, на собственном примере. Ничего удивительного, что Спок оказался способным учеником, и совсем скоро позволил губам приоткрыться под напором Джима, а потом сам потянулся к его рукам и лицу и даже ласково куснул Джима за губу.

Джим вложил в поцелуй все, что чувствовал, а потом решил поднять ставку, нервничая, как подросток в первом путешествии на пути взаимных ласк. Он слегка переместился и, накрыв ладонями колени Спока, раздвинул их, чтобы улечься между ними, оказавшись еще ближе к вулканцу. Расстояние между их телами, каким бы крошечным оно ни было, становилось все более невыносимым с каждой секундой. Джим запустил руку под черную футболку, а другой обхватил Спока за шею и снова притянул в поцелуй.

На этот раз Спок откликнулся с безыскусным самозабвением, сжимая спину Джима, цепляясь пальцами за банный халат. Джим переместил губы на шею Спока, посасывая и покусывая, наслаждаясь горьковатым привкусом его кожи.

- Подними руки, - выдохнул он вулканцу на ухо и запечатлел легкий поцелуй на остром кончике.

По неизвестной причине именно это крошечное действие стало для Джима последней каплей. Он так привык к весу конкретно этого несбыточного желания, что его осуществление было сродни удару молнии. Джим неловко помог Споку стянуть футболку, но после этого был вынужден остановиться и зажмурить глаза, чтобы взять себя в руки.

- Джим?

- Я в порядке. Дай мне минутку, - его руки соскользнули с плеч Спока вниз по груди, по мягким темным волоскам и плоскому животу, чтобы замереть на сильных бедрах. «Настоящий, - думал он. - Это по-настоящему». Все эти годы отрицание служило Джиму точкой опоры, а теперь ему нужно было найти себе новый якорь. Однако он колебался при мысли о том, что этим якорем может стать живое существо, кто бы это ни был, как много бы он ни значил для него.

Пальцы осторожно прошлись по костяшкам его собственных, по его кистям, подобно каплям дождя, что уносят с собой летнюю духоту, вырывая из собственных мыслей. Руки вулканцев необычайно чувствительны, вспомнил Джим, то ли из занятий по анатомии, то ли из разговора в каком-то занюханном баре. И действительно: дыхание Спока сбилось, стоило его ладони плавно заскользить вверх и вниз по рукам Джима, унося прочь последние сомнения.

Джим переплел их пальцы вместе – один за другим, и Спок застонал, приподнимая бедра. Не теряя времени, Джим поцеловал Спока сразу и по-человечески, и по-вулкански, скользнув языком ему в рот, когда тот снова испустил низкий стон.

Постепенно они стали смелее, а их действия – спокойнее, быстрее и спонтаннее. Спок сам потянул халат с плеч Джима, запечатлевая поцелуй на каждом сантиметре обнажавшейся кожи. Джим был разочарован, обнаружив, что соски Спока, так призывно темневшие, обладали слабой чувствительностью, но Спок прекрасно понимал намеки. Вскоре после этого он мягко зацепил ногтями джимовы соски, и тот задохнулся, выгибаясь под его руками. Спок познакомил его сchensei – двумя скрытыми железами внизу своей спины, которые заставляли его выгибаться, когда Джим растирал их пальцами. Но что манило Джима больше всего, так это выпуклость, натягивавшая брюки Спока спереди.

Он накрыл его член ладонью поверх нескольких слоев одежды и получил положительную реакцию. Со всей этой одеждой было сложно сказать наверняка, но это не было похоже ни на что, встречавшееся ему раньше. Джим подцепил пальцами пояс форменных флотских брюк и исподнего. Это был он, момент истины.

Оказалось, что член Спока похож на четыре каната, туго переплетенных друг с другом. Он был примерно того же размера, что и человеческий, но слегка заострялся к кончику, подобно конусу, и не имел головки. Мошонки у вулканцев тоже не было; у Джима были свои подозрения на этот счет еще со времен особенно жестокой схватки на планете, где местные жители были по пояс среднему человеку, в которой Спок отделался куда меньшим ущербом, нежели все остальные. Джим подумал, не был ли Спок все равно чувствителен в том месте, где должна быть мошонка, но у него было предостаточно времени, чтобы выяснить это позже. Прямо сейчас он решил начать с очевидного.

Джим обхватил ладонью бороздчатую, зеленоватую плоть и провел рукой от основания до самого кончика. Он смотрел, словно зачарованный, как глаза Спока закрылись, бедра слегка приподнялись, а из горла вырвался тихий стон. Тест определенно требовал повторения. Джим успел предпринять как минимум дюжину попыток, пока Спок сражался с узлом, удерживавшим полы халата Джима вместе, и, наконец, победил его. С победоносным блеском в глазах он окончательно стянул халат с Джима и отшвырнул в сторону.

Несмотря на всю свою неопытность, Спок вел себя далеко не пассивно. Напротив, по ходу действа он становился все более и более напористым. Джим должен был предвидеть это, когда ему вдруг пришла в голову мысль прижать руки Спока к кровати. Тут в его предплечья вцепились мертвой хваткой, потом резко перевернули, дезориентируя, – и Джим обнаружил себя распластанным на спине. Упершись локтями в матрац, Спок возвышался над ним с насмешливым выражением на лице, вдавливая Джима в кровать весом собственного тела. Джим рассмеялся, слабо пытаясь освободиться из вулканской хватки. С минуту они боролись, и в этом состязании силы, каким бы неравным оно ни казалось, было что-то приятно будоражащее.

Особенно тяжело было сопротивляться, когда каждое движение лишь приводило к тому, что их члены отвлекающе терлись об обнаженную кожу. Спок специально старался попасть так, чтобы его бедро оказывалось как раз напротив паха Джима.

Что ж, в эту игру могли играть двое. Джим завел ноги за колени Спока и выгнулся вверх, с рычанием потираясь об него членом. Спок дрогнул, и этого хватило, чтобы Джим столкнул его с себя и взял верх.

Однако, когда он попытался взгромоздиться на Спока сверху, его слегка занесло.

- О! Проклятье!

- Джим, с тобой все в порядке? – Спок тут же соскочил с кровати и присел около него, опустив руку ему на плечо.

В голове все еще звенело от глухого удара.

- Да, - Джим на пробу повел пальцами на руках и ногах, спина ныла в месте ушиба. – Наверное.

- Тебе нужна помощь?

- Что мне нужно, так это широкая кровать.

- Такая кровать заняла бы всю спальную нишу, - заметил Спок, и Джим смерил его убийственным взглядом. – В любом случае, я завтра же поговорю с начальником снабжения.

Он помог Джиму снова забраться на кровать и с минуту ощупывал его, скорее, в медицинских целях, нежели в сексуальных. Джим кинул взгляд на свой член, который заметно поник за время инцидента, трус несчастный.

- Хм, так не пойдет, - пробормотал он.

- Думаю, я могу исправить ситуацию, - Спок притянул Джима спиной к себе и, удерживая его одной рукой в этом положении, другой потянулся вокруг его талии. Так, обхватив Джима руками и ногами, он начал мучительно медленно надрачивать ему член. Умные пальцы быстро обнаружили все самые чувствительные местечки, и не прошло много времени, как Джим уже вскидывал бедра навстречу крепко сжатому кулаку Спока, в полной боевой готовности.

- Моя техника удовлетворительна?

- Первоклассна, - простонал Джим. Так хороша, что он долго не продержится, если Спок продолжит в том же духе. Он отпихнул руку Спока и, развернувшись в плену его ног, обхватил оба члена и начал ласкать их вместе. Краска бросилась ему в лицо от ощущения твердости и жара члена Спока в непосредственном контакте с его собственным, а разница в текстуре лишь усиливала наслаждение. Джим отстраненно подумал, как бы все эти борозды ощущались внутри него.

Однако у Спока, похоже, были свои идеи на этот счет. Он первым прервал их краткое трение друг о друга и уложил Джима лицом вверх. Джим уже собирался было применить результаты долгих тренировок в спортзале на практике и закинуть ноги на сильные вулканские плечи, но вместо этого Спок сам его оседлал.

- О Боже, - Джим закрыл лицо рукой, потом выглянул из-за нее. – Спок, подожди, ты уверен?..

- Да, - отозвался тот и потянулся назад, чтобы взять в руку член Джима, хотя и выглядел несколько ошарашенным тем, что собирался сделать.

- Стой. Подожди минуту. Дай мне… Ты не можешь просто… - торопливо проговорил Джим из-под Спока и слегка приподнялся, опираясь на подушки. Обхватив Спока за подбородок, он притянул его в быстрый и влажный поцелуй, потом резко распахнул дверцы одной из прикроватных тумбочек и начал шарить в ней в поисках смазки. Наконец, нащупав бутылочку, он умудрился подхватить ту прежде, чем она выскользнула из пальцев.

Спок застенчиво посмотрел на него.

- Разве твоей естественной смазки недостаточно?

- Может и достаточно, если ты уже делал это. Но ты ведь не делал, я прав?

- Утвердительно, - лицо Спока приобрело занимательный оттенок оливкового. – Если не считать самостимуляцию, - добавил он, и Джиму пришлось воскресить в памяти солевого монстра и призрачных старух с планеты Сильвии, чтобы не перевозбудиться от столь бесценного откровения.

- Не совсем одно и то же, - слабо выдавил он, вернув себе иллюзию контроля. – Береженого Бог бережет, - он откупорил бутылочку и вылил немного лубриканта на ладонь. – Ладно. Давай в колено-локтевую.

- Но Джим, я… Я хотел бы… эта позиция весьма занимательна, но…

Джиму понадобилось добрых пять секунд, чтобы понять, что Спок пытается сказать. Он сдержал смешок и провел чистой рукой по ребрам Спока.

- Хорошо. Мы сделаем это по-твоему, - он переместился, усаживаясь поудобней и, обхватив Спока рукой за талию, притянул его к себе, чтобы поцеловать прямо в солнечное сплетение. – Раздвинь пошире ноги для меня. Недостаточно. Чуть больше, - он рассмеялся, видя, что Спок упорно трактует «чуть больше» как «едва ощутимо». – На десять сантиметров с каждой стороны, мистер Спок. Мне приказать вам?

Джим фактически почувствовал, как по коже Спока прошла волна жара.

- В этом не будет необходимости, - пробормотал тот и, наконец, раздвинул ноги.

Спок прижимал Джима к груди, пока тот раскрывал его. Он был удивительно отзывчив, все время прятал лицо у Джима на шее и зарывался руками в его волосы, насаживался на пальцы Джима без единой жалобы или намека на сопротивление. Непохоже, чтобы у него была простата, но когда Джим сгибал пальцы в той области, что-то определенно происходило.

- Мне интересно, - произнес Джим, почти задыхаясь от желания, и добавил третий палец. – Есть ли какая-то конкретная причина, почему ты хочешь быть сверху?

- Мне снилось подобное развитие событий.

- Шутишь, - Джим поверить не мог, что у него была компания по этой части.

- Вовсе нет. Ты… ты говорил мне, что тебе хорошо. Во сне.

- Что именно я говорил?

- Не могу вспомнить.

- Думаю, я знаю, - Джим вытащил пальцы из Спока, успокаивающе поглаживая его бедро, но в следующее мгновение снова толкнулся внутрь, растягивая тугое отверстие. Спок застонал и слегка приподнял бедра, подаваясь на пальцы Джима. – Наверное, сказал, что мне нравится, когда я могу тебя видеть. Наблюдать за выражением твоего лица, когда ты принимаешь меня, - он повторил предыдущее действие, в этот раз проникая еще глубже. – И боже, ты так легко делаешь это, не так ли?

- Джим… прошу… - выдавил Спок над его ухом, часто и тяжело дыша.

- Готов? – Спок был готов по любым меркам и уже давно, но Джим хотел услышать это от него самого.

- Да, - простонал тот. Больше ничего не сказав, он переместился назад, пристроился сверху и начал опускаться вниз, принимая Джима в свое тело.

Джим задохнулся и тут же вцепился в бедра Спока, пытаясь заставить того притормозить, но, казалось, мышцы его рук размякли от наслаждения.

- Не переусердствуй.

Спок закрыл глаза.

- Я не… - в следующее мгновение он коснулся его ягодицами, и Джим с низким стоном вскинул бедра ему навстречу. – О, Джим, я… ах! – Спок втянул губу любовника между зубов и, замерев, совершенно затих.

- С тобой все в порядке?

Спок, наконец, выдохнул.

- Я… непривычен к этим ощущениям.

- Я же не делаю тебе больно?

- Нет, - быстро отозвался Спок. – Нет, просто, ощущение довольно… интенсивное.

То, как последнее слово прозвучало из уст Спока, было восхитительным само по себе. «Интенсивное» было преуменьшением века. Должно быть, дело было в потрясающем вулканском самоконтроле, потому что сейчас его внутренние мышцы обхватывали Джима сильнее, нежели сразу после беспрепятственного входа – Джим просто парил в облаках наслаждения.

Спок уперся руками в его бедра для опоры и начал двигаться, и Джим тут же снова переплел их пальцы, не отрывая от Спока глаз: мышцы медленно перекатывались под его кожей, а губы, соски и член были темно-зеленого оттенка, но важнее всего были мимолетные выражения, проносившиеся по лицу Спока. Джиму доводилось видеть то, что было за гранью человеческого понимания, но ничто не могло сравниться с искаженным в экстазе лицом Спока.

Чувствуя, что сам уже близок к концу, Джим высвободил одну руку и обхватил ею член Спока, но тот оттолкнул ее в сторону, качая головой:

- Слишком много, - выдохнул он. – Я не могу…

- И не надо, - Джим снова завладел его членом, провел ладонью вверх, потер большим пальцем самый кончик.

Бедра Спока словно зажили собственной жизнью, вскидываясь вверх вне зависимости от установленного ими же ритма. Джим с благоговением смотрел, как глаза Спока на мгновение расширились, закатились и закрылись, голова откинулась назад, а рот приоткрылся. Короткие резкие вскрики звучали одновременно и удивленно и восторженно. Он в исступлении насаживался на член Джима, а его анус долго и ритмично сжимался, пока он кончал.

Джим сосредоточился, сконцентрировался, уцепился за ощущение, что отступало, отливало, подобно морской волне, пока он не зашел так далеко, что очередная волна опрокинула его навзничь. Удовольствие нахлынуло, ударив его под дых, сковав все члены, сдавив горло так, что он не мог и вдохнуть. А потом выкинуло на берег, беспомощной куклой, истрепанной волнами, хватающего ртом воздух и надрывно стонущего.

Когда к Джиму немного вернулась способность воспринимать окружающее, он обнаружил, что Спок согнулся, уткнувшись ему в грудь лицом, и лишь тихо постанывал, вздрагивая всем телом от потрясения. Джим послал потолку слабую улыбку и провел ладонью по спине Спока вверх и вниз.

- Дыши глубоко, - прошептал он.

На вдохе Спок совершенно замер. На выдохе – весь словно размяк, распластавшись на Джиме, и тот подумал, что это лучшее ощущение на свете. Джим коснулся макушки Спока губами, жалея, что не может достать до его уха, не пошевелившись, а даже малейшее движение сейчас было за пределами его возможностей.

Некоторое время они просто лежали в тишине, остывая и восстанавливая дыхание. Спок накрыл руку Джима своей, медленно и лениво поглаживая его пальцы.

Спустя какое-то время Джим решил, что уже вполне способен на односложные слова.

- Хорошо?

В голосе Спока прозвучали легкие, но уловимые нотки удовольствия.

- Да.

Еще некоторое время прошло в удовлетворенной тишине, и Джим почувствовал, что начинает проваливаться в сон, убаюканный обволакивающим теплом тела Спока. В самом начале, он отчетливо помнил, кожа Спока была прохладной, но сейчас она прямо источала жар, погружая Джима в сон. Огромным волевым усилием он заставил себя подняться с кровати, чтобы сходить за влажным полотенцем, зная, что если не очистит их обоих сейчас же, то сильно пожалеет об этом утром. Спок, извивавшийся под прикосновениями холодной, влажной материи, как тот святой, стал неожиданным бонусом.

Когда с необходимым было покончено, Джим скользнул обратно в постель и прижался к Споку.

- Полагаю, было бы просто безответственно, если бы капитан и его первый помощник взяли неделю отпуска прямо посреди неизведанной территории.

- Более чем, - отозвался Спок. – Хотя не существует правил касательно синхронизации нашего расписания для приведения внеурочного времени в соответствие.

- Тогда решено.

Мгновение Спок молчал.

- В контакте разумов возможно изменять свое восприятие времени.

И, черт побери, Джим совершенно забыл об этом в пылу момента. Он не мог держать в голове все одновременно, и хватило одного взгляда на обнаженного Спока, чтобы эта картина заняла девяносто пять процентов его мозговой деятельности.

- Уже предвкушаю.

- По моей оценке, у нас еще много того, что можно предвкушать.

***

На следующий день оба опоздали на смену минут на десять из-за убежденности Спока, что совместное принятие ультразвукового душа намного эффективнее. Его гипотеза, мягко говоря, была ошибочной, и определение точного времени длительности контакта разумов оказалось сложнее, чем он думал. Только когда оба явились на службу в одно и тоже время, Джиму пришло в голову, что, пожалуй, следовало скоординировать свое появление или хотя бы придумать хорошее оправдание. Взгляд, посланный им Маккоем, был полон подозрений, Ухура же смотрела на них с откровенным осуждением.

- Для вас два сообщения, сэр, - сказала она, когда Джим с чувством крайней неловкости прошел мимо ее кресла.

- От кого, лейтенант?

- Не могу сказать. Они просто появились в банке данных. Ни адреса, ни волны несущей частоты, ни подпространственной подписи, - она пожала плечами и передала ему падд.
Джим открыл сообщения, спустившись на нижний уровень, а присоединившиеся к нему Спок с Маккоем заглянули ему через плечо.

--------------------------------------------------------------------------------------------

Приветствия и поздравления вам, мой дорогой экипаж «Энтерпрайз»!

Надеюсь, это письмо найдет вас в добром здравии! Должен сказать, капитан, своей уловкой Вы вывели меня из строя на большую часть десятилетия по земному исчислению (и, пожалуйста, не мучайте себе, пытаясь постигнуть временной парадокс)! Я просто должен был выбраться, Вы же понимаете; в дельта-квадранте развивались квантовые флуктуации, и все, кто хоть сколько-нибудь стоит своих фотонов, собирались там быть!

Но в процессе я узнал много нового и хочу поделиться знаниями в ответ! Я подумал, Вам будет интересно узнать, что современный символ сердца был изобретен монахом из Италии! Он увидел изображение сильфийского зерна на старинной монете и решил, что оно поразительно напоминает форму ягодиц и груди одной местной крестьянки! В приложении к этому письму Вы найдете и другие значительные поправки к истории Вашего нелепого праздника!

А сейчас я должен откланяться, посему завершаю этот самый неэффективный из видов коммуникации! С этого момента и далее я обязуюсь соблюдать наш договор, капитан, слово джентльмена джентльмену.

Всего хорошего!

Сэр Трелейн Великолепный, эсквайр!

PS. Мой дорогой капитан, хотя мне никогда не понять Вашего вкуса, желаю Вам только самого наилучшего! 


--------------------------------------------------------------------------------------------

Пока они все вместе читали письмо, на мостике стояла мертвая тишина. И снова тишина, пока перечитывали, чтобы рассеять последние сомнения. Джим уже был готов открыть приложение, но решил не делать этого, по крайней мере, пока.

- Похоже, он неверно понял функцию восклицательного знака, - наконец отметил Спок.

- Да нет, просто он пишет, как говорит, - фыркнул Маккой и потряс головой. – Что во втором сообщении, Джим?


--------------------------------------------------------------------------------------------

Дамы, господа и прочие,

Континуум желает выразить вам свою благодарность за то, что вы присмотрели за Кью, известным как Трелейн. Кью обещал, что будет находиться в Водовороте с Кью, а Кью сказал, что будет находиться в галактике Андромеды с Кью, но оба Кью вместо этого отправились в другие места. Мы приносим наши извинения за все неудобства и жизненные потери, вызванные этим инцидентом. Вашему низшему, более слабому виду больше не доставят проблем*.

Бестелесно ваши,

Кью

*с большой долей вероятности 


--------------------------------------------------------------------------------------------


- Кью? Континуум? – Джим нахмурился, в который раз за эти три дня испытывая острое желание ущипнуть себя, чтобы убедиться, что не спит. – Какого… - Спок откинул голову и поднял брови в вулканском эквиваленте пожатия плечами.

- Ну и ну, - проговорил Маккой и разразился смехом. – Классическая петиция. Он вовсе не ребенок. Он подросток.

- Полагаю, обратный адрес не прилагается, - с надеждой произнес Джим, снова просматривая письмо.

– Не похоже на то.

- Жаль, - Джим слегка переместил вес, чтобы оказаться поближе к Споку. – Я бы послал им благодарственную записку.

- Или валентинку, - необдуманно бросил Спок.

Маккой медленно, шаг за шагом, развернулся к ним лицом и смерил обоих испытующим взглядом, словно спрашивая, все ли у них в порядке с головой. Но, должно быть, утром он пропустил ежедневную чашечку кофе, потому как лишь прищурил глаза, а потом направился к турболифту, качая головой. Скорее всего, он все поймет чуть позже – черт, да это было неизбежно – но пока это оставалось их маленькой тайной.

Джим почувствовал прикосновение двух пальцев к ладони, но, когда обернулся, Спок был уже на полпути к научной станции. Где, как Джим знал, он проведет следующие несколько часов, склонившись над сканером.

Усаживаясь в собственное кресло, Джим даже не пытался скрыть безумную улыбку. Изо всех сюрпризов, что подкидывала ему вселенная, этот был, пожалуй, самым лучшим.



Конец