Actions

Work Header

После заката

Chapter Text

Раньше я мало задумывался о смерти. Но, по-моему, отдать жизнь за любимого человека — не худшая смерть…

 

Гэвин совсем не жалел, что распрощался с домом. Он думал, что первое время будет скучать по Фениксу. Скучать по зною. Скучать по любящей, суетливой, недалекой матери…и ее новому мужу. Но их ждут разъезды по стране, а Гэвину придется пожить у отца. И это не так уж плохо.

В штате Вашингтон, под покровом туч и за пеленой дождя, есть городок Форкс. Население три тысячи сто двадцать человек. Отец Гэвина — Джо, шеф местной полиции, почти не изменился с тех пор, как они виделись в последний раз. Он был все так же немногословен, бородат и одет в неизменную форменную куртку. Пока он вез Гэвина на видавшем виды полицейском форде домой, Гэвин думал, что все еще мечтает быть похожим на него. Совсем как в детстве, когда отец был самым крутым и всесильным, а еще знал и умел абсолютно все. Его уважали коллеги. Жители городка обращались за помощью и советом. Не важно, днем или ночью, Джо всегда срывался на помощь. И наверное, все еще любил маму. Потому что прошло уже шесть лет, а Джо так и продолжал жить в их старом доме один.

Насчет полного одиночества Гэвин ошибся. Как только Джо открыл входную дверь, на Гэвина тут же выскочило лохматое нечто, оказавшееся довольно рослой овчаркой, и обнюхало чуть ли не с ног до головы.

— Макс, свои, — скомандовал Джо и скрылся в дверном проеме с огромным чемоданом в руках.

— Ого, — потрясенно выдохнул Гэвин, опуская спортивную сумку и рюкзак на землю, чтобы почесать огромного пса, который сначала предупредительно обнюхал его руку, а уж потом позволил почесать себя за ухом. — Ты завел собаку.

— Вижу, вы уже подружились, — папа одобрительно усмехнулся в усы и помог Гэвину с остальными вещами.

Комната не изменилась. Все было так, как Гэвин и помнил. Плакаты его любимой футбольной команды, книги о космосе и динозаврах на когда-то сделанной отцом полке. Любимые маленьким Гэвином игрушечные машинки — полицейский джип и красный камаро. Гэвин часами играл в поимку преступников мечтая, что когда вырастет, станет полицейским как папа.

— А ты подрос.

Гэвин вынырнул из воспоминаний и посмотрел на отца. По его выражению лица было сложно что-то понять. Должно быть, он тоже впал в ностальгию, но вида не подавал.

— Ладно, я пойду. Разбирай пока вещи.

Одно из достоинств Джо — ненавязчивость.

Гэвин присел на кровать, зачем-то проводя рукой по покрывалу, чувствуя, как шерстяной ворс легонько покалывает ладонь. На краю лежало новое постельное белье, еще в упаковке. Гэвин распечатал его, про себя усмехаясь тому, что Джо помнит что его любимый цвет — зеленый, и застелил кровать. Ну, что же, неплохо. Вещи из большого чемодана были несколькими кучами свалены на пустые полки в шкафу. Спортивная сумка с формой, Гэвин собирался записаться в школьную сборную по американскому футболу, тоже отправилась в шкаф. А рюкзак с книгами так и остался лежать на полу, потому что с улицы донесся сигнал машины и звучный лай.

Гэвин выглянул в окно и тут же пошел на улицу.

— Это же младший Рид! — радостно воскликнул сидящий в инвалидной коляске, немолодой мужчина с щедрой проседью в аккуратно уложенных волосах. — Ты посмотри, как вымахал!

— Здравствуйте Карл, — Гэвин пожал ему руку и вопросительно посмотрел на стоящего рядом молодого парня.

— Я — Маркус, — поздоровался тот, тоже протягивая ладонь. — Мы с тобой в детстве лепили куличики. Но ты, наверное, не помнишь.

На память Гэвин никогда не жаловался. Он помнил Карла, который еще до той страшной аварии, где его ноги парализовало, часто заходил в гости со своими сыновьями. Они с Джо и другими любителями футбола устраивали вечера просмотра любимых матчей, и смотрели значимые игры, идущие в прямом эфире. А потом выходили на лужайку возле дома и уже подвыпившими, пытались показать ребятне, как играют в американский футбол настоящие американцы. Особенно хорошо Гэвину запомнился запах пива и попкорна. Пиво ему, разумеется, не давали, мама делала для детей божественно вкусный компот из яблок и персиков. А потом ругалась, что детей учат стукаться стаканами, и что малышне не подобает так себя вести.

Маркус вспомнился бойким мальчишкой, который обожал играть в войнушки, и во время очередного сражения за крепость из старых картонных коробок эпично лишился переднего зуба. Гэвин тогда хохотал до колик в животе. А потом все расспрашивал, сколько денег зубная фея отдала за такой ценный экземпляр.

— Все я помню, — ответил Рид, удивляясь, как сильно меняются люди. Он и сам давно не похож на того сорванца со сбитыми коленками, но и моделью тоже не стал. А вот Маркус напротив, обзавелся ослепительной улыбкой и вырос на голову выше Гэвина.

— Современная молодежь это нечто, — вещал тем временем впечатленный Карл. — Растут как на бобах! Сколько мы не виделись? Года три?

— Где-то так, — пожимал плечами Джо.

— Ну не пыжься, ты так долго ждал его приезда, — похлопал его по руке Карл, выше бы он просто не достал, и прикрикнул уже громче, так, чтобы сыновья услышали. — Все уши мне прожужжал!

Гэвину стало немного совестно. Мог бы наведываться к отцу почаще, чем раз в два-три года. Но он был так увлечен собственной жизнью, что прозевал не только развод родителей, который лично для него стал большой неожиданностью, но и нового маминого ухажера. Все, что Гэвин знал о нем, это то, что он играет в бейсбол. Чуть ли не звезда. И что мама бросит его, не пройдет и года. Так бывало всегда. Она говорила, что не может найти того, что ей нужно. В Форксе, как она говорила, ее угнетала обыденность и замшелость тамошних жителей. Судьба домохозяйки была не для нее, а папу наоборот устраивала тихая и размеренная жизнь с семьей, работой и футболом по выходным. Гэвин никогда не спрашивал, что думает по поводу развода отец.

Из невеселых мыслей его вырвал голос Маркуса:

— Прокатимся до школы?

— На чем? — Гэвин будто бы только сейчас заметил припаркованный неподалеку красный пикап с местами подранной краской.

— Твоя машина, — Джо кинул сыну ключи, которые тот от неожиданности не поймал, но тут же подобрал с земли. — Купил позавчера у владельца местной автомастерской. Пойдет на первое время?

— Ого, — обрадовался Гэвин. В Фениксе до школы его всегда подвозила мама, и он уже было представил унылые поездки на желтом школьном автобусе. На собственную машину он никак не надеялся, не та была у отца зарплата. Но тот все же как-то умудрился достать пикап. — Это просто… Спасибо пап! У меня даже в Фениксе не было своей тачки!

— Езжайте, — кивнул Джо. — Прокатитесь по окрестностям. Освежишь воспоминания.

Дверца пикапа поддалась не с первого раза, но ключ все-таки провернулся, и Гэвин с Маркусом забрались в машину. Салон выглядел неплохо, по крайней мере, лучше, чем Гэвин успел себе представить. Дверца захлопнулась с душераздирающим скрипом и Рид пообещал:

— Потом смажу. В целом, очень даже неплохо. Немного поковыряться, подшлифовать и будет конфетка.

— Ты разбираешься в машинах? — заинтересовался Маркус.

— Немного. На автомеханика не претендую, но кое-что могу, — Гэвин подмигнул ему и вставил ключ в замок зажигания. Мотор бодренько взревел и они поехали.

Форкс уже не был таким, каким Гэвин его помнил. Они проехались сначала по центральным улицам, потом по окрестностям. Домов стало немного больше. Кое-где даже открылись новые магазины. Вечерело, уже зажигались первые фонари и неоновые вывески кафешек.

Гэвин ни разу не был в местной школе. Он не был совсем уж забитым неудачником, скорее наоборот, мог вписаться практически в любую компанию. В Фениксе у него было не слишком много друзей, и он надеялся, что сможет исправить это здесь.

Маркус рассказывал про местные пляжи, на которые можно будет сходить, как только чуть потеплеет. Сейчас, ранней весной, народ еще не снимал легкие куртки.

— Поедем завтра вместе в школу? — предложил Гэвин, когда они уже возвращались к дому.

— Я на домашнем обучении, — ответил Маркус и Рид немного приуныл. — Но могу встретить тебя после, если хочешь, пройдемся, пообедаем.

— Ладно.

Первый день в новой школе Гэвину все-таки придется встретить в одиночку. Он уже предчувствовал этот пиздец.