Actions

Work Header

Двенадцать писем

Work Text:

Герцогиня. Вы часто оказываете мне эту честь, и ваши постоянные выпады...
Болингброк. У меня нет другой возможности напомнить вам о моем существовании.

Э. Скриб "Стакан воды"

 

"Будущему эру Ричарда, герцога Окделла

Милостивый государь,
Я надеюсь, вы простите мне это обращение. В мои намерения никоим образом не входит оскорбить вас или проявить неуважение, однако сейчас, провожая своего сына в столицу, я не могу знать, как сложится его дальнейшая судьба, и кто возьмет его в оруженосцы. Я молю Создателя, что вы окажетесь Человеком Чести и отнесетесь к вашему подопечному с почтением, достойным его происхождения.
Я пишу вам затем, чтобы сообщить о Ричарде некоторые сведения, которые, несомненно, будут вам полезны, и о которых в силу своей сдержанности он может забыть упомянуть сам.
Ричард — честный, благородный, целеустремленный мальчик, верный идеалам своих предков, и прекрасно воспитанный. Он ведет скромный и благочестивый образ жизни, не склонен к порокам и обладает безупречной репутацией. Поэтому я настоятельно прошу вас проследить, чтобы после поступления к вам на службу Ричард продолжал читать благодарственные молитвы перед каждой трапезой, в назначенные сроки держал строгий пост, воздерживался от греховных столичных соблазнов и не пренебрегал своим здоровьем.
Также позволю себе напомнить вам, что Ричард Окделл — герцог и Повелитель Скал, и, приняв его на службу, вы тем самым получили право в течение трех лет быть эром не только одного из благороднейших дворян Талигойи, но и потомка Алана Святого. Это большая честь для вас, сударь, и высокое доверие.
Да хранит вас Создатель.

Мирабелла, герцогиня Окделл
Написано в 10-й день Осенних Ветров 397 года круга Скал в Надоре, в замке Окделл"

 

"Дражайшая эрэа,
Позвольте выразить вам свое восхищение и развеять тревогу, которую, возможно, вселило в вас известие о присяге вашего сына. Подозреваю, что моя персона в качестве эра герцога Окделла не слишком вас обрадовала, однако все достойные Люди Чести предпочли последовать совету Его Высокопреосвященства и воздержаться от опрометчивых поступков. Оставим это на их совести, поскольку ваш сын уже присягнул мне и будет служить, как того требует долг оруженосца.
Спешу также сообщить, что ваше сокровище живо и по большей части здорово. Здесь мне следовало бы и завершить это письмо, однако чрезвычайно лестная характеристика, данная вами герцогу Окделлу, побудила меня добавить еще несколько строк. Отдавая должное вашим материнским чувствам, я тем не менее должен с величайшим прискорбием заметить, что не нашел в своем оруженосце ни одного из пересчисленных вами качеств. Ваш мальчик дерзок, несдержан и исключительно упрям. Его познания в науках более чем посредственны, а лень беспредельна. Коня и фамильный перстень, что он проиграл в кости, мне удалось вернуть, однако стремительность грехопадения юного герцога воистину впечатляет.
По поводу молитв же не могу сказать ничего определенного: я его за сим занятием не заставал ни разу. Если герцог и выполняет ваши предписания, то делает это в глубокой тайне от меня.

Засим остаюсь готовый к услугам, с неизменным почтением, и прочая, и прочая —
Рокэ, герцог Алва, Первый маршал Талига
Написано в 15-й день Месяца Аквамарина (Весенних Волн) 397 года круга Скал в Олларии, в особняке Алва

P.S. Простуда, которую ваш отпрыск умудрился подхватить неведомым мне образом, благополучно прошла, однако вы очень меня обяжете, если посоветуете сыну впредь не прибегать к сомнительным снадобьям, а сразу обращаться к аптекарю."

 

"Герцог Алва,
Правила этикета обязывают меня ответить на ваше письмо.
Не стану скрывать, как опечалила меня новость о том, кто взял на службу моего сына. Причины, помешавшие Людям Чести принять Ричарда в оруженосцы, мне неизвестны, однако я нисколько не сомневаюсь, что они были вескими и уважительными. Значительно большее недоумение у меня вызывает ваш поступок, продиктованный, вероятно, желанием вновь унизить и оскорбить нашу семью, и без того понесшую тяжкую утрату по вашей вине. Теперь же, со свойственной вам жестокостью и бессердечием, вы сочли себя в праве распоряжаться судьбой и будущим Ричарда. Как вы посмели назвать его имя? Взять в оруженосцы сына человека, которого убили собственной рукой? Вы хотя бы дали себе труд задуматься, какому чудовищному испытанию вы подвергли ни в чем не повинного мальчика? Впрочем, вам вряд ли известно, что такое сострадание.
Я молю Создателя, чтобы все это не закончилось бедой.

Мирабелла, герцогиня Окделл
Написано в 25-й день Весенних Волн 397 года круга Скал в Надоре, в замке Окделл

P.S. Не верю ни единому вашему слову о поведении моего сына; убеждена, что вы просто не способны оценить его по достоинству. Ричард никогда прежде не играл в азартные игры, однако, если это все же произошло, то исключительно под вашим дурным влиянием.
P.P.S. Я рада, что Ричард поправился, хотя если бы вы потрудились убедиться, что он одет должным образом, ничего бы не случилось. Если у вас не нашлось даже теплого плаща для вашего оруженосца, я вышлю ему одежду из дома."

 

"Любезная эрэа,
Не могу не восхититься вновь вашей выдержкой и вниманием, которого я, без сомнения, недостоин.
Не меньший восторг вызывает у меня и столь обстоятельное описание моих мотивов, о коих вы, судя по всему, прекрасно осведомлены. Признаться честно, мысль унизить вашу семью не приходила мне в голову ни сейчас, ни пять лет назад, однако я непременно об этом подумаю сразу же, как только разберусь с неотложными делами, к которым меня обязывает служба.
Что же касается судьбы Ричарда, могу обещать лишь одно: каким бы ни оказалось его будущее, с таким воспитанием скучать ему не придется. Не далее, как нынче утром герцог Окделл вызвал меня на дуэль, что характеризует его исключительно с положительной и благородной стороны, меня же — поскольку вызов я, естественно, принял — как законченного мерзавца. Искренне надеюсь, что это убедит вас в постоянстве положения вещей и избавит от ложного ощущения опасности, грозящей вашему сыну. Если кто и подвергается риску, то это я, поскольку следующие три года я проведу в ожидании неминуемой смерти от разящей руки Окделла.

С истинным почтением,
Рокэ Алва
Написано в 20-й день Месяца Бирюзы (Летних Скал) 397 года круга Скал в Олларии

P.S. Кстати, твердость вышеупомянутой руки еще заметно уступает незыблемости ненависти, но я уверен, что ежедневные тренировки и ваши молитвы (второе — особенно) со временем помогут Ричарду одолеть меня.
Впрочем, как ни странно, наибольшую угрозу для него пока представляю вовсе не я. Ричард с удивительной последовательностью поддается на провокации, подготовленные для него заинтересованными доброжелателями. Видя, как раз за разом он попадает в малоприятные истории, я на всякий случай обучил его некоторым навыкам рукопашного боя, но, по правде сказать, я и не предполагал, что он воспользуется моими уроками так скоро. Вообразите себе, на днях ваш сын умудрился вызвать на дуэль семерых противников разом, разумеется, ничего мне об этом не сказав. К счастью, виконт Лар, ставший свидетелем той небольшой размолвки, что послужила причиной, проявил неожиданную сознательность, и я успел вмешаться. Обнаглевшие щенки получили по заслугам, однако все могло закончиться весьма плачевно.
Ваша вера в благостную неиспорченность Ричарда выглядит настолько трогательно, что я больше не смею подвергать ее сомнению. Замечу лишь, что под моим, как вы изволили выразиться, дурным влиянием он бы выиграл, а не проиграл.
И я непременно учту ваши советы насчет теплой одежды, хотя в ближайшее время она нам не понадобится: через несколько дней армия под моим командованием отбывает в Варасту. Не премину сообщить вам о военных подвигах Ричарда, если таковые будут, однако не обещаю писать слишком часто."

 

"Герцог Алва,
Я прекрасно осознаю, что мне не следовало бы вновь отвечать вам, однако тревожные новости, содержащиеся в вашем письме, заставляют меня это сделать. Видит Создатель, мною движет лишь глубокая обеспокоенность неизвестностью.
Вы пишете, что не желаете нам зла. Несмотря не некоторую неизбежную предвзятость по отношению к вам, я вынуждена признать, что пока вы не давали повода усомниться в правдивости своих слов. Как же в таком случае я должна расценить вашу будущую дуэль с моим сыном? Возможно, в вашем понимании это и есть проявление заботы о подопечном вам мальчике, но в действительности такое поведение нельзя назвать иначе как ребячеством, удивительном для человека вашего возраста и положения. Ричард иногда бывает вспыльчив, однако его оправдывает стремление отомстить за смерть отца. Вам же ничто не дает права воспользоваться его слабостью. Милостью Создателя, надеюсь, благоразумие возьмет верх над горячностью — у вас обоих, — и недоразумение будет улажено без поединка. Если же это окажется невозможно, заклинаю вас не повторять тот способ дуэли, что довел до могилы моего несчастного мужа. Ричард ничего не знает об этом; Эсператистская церковь сурово осуждает поединки на линии, и мне не хотелось бросать тень на репутацию покойного Эгмонта излишними подробностями.
Позвольте мне выразить надежду, что военная кампания не продлится слишком долго, а Создатель убережет ваше войско от несчастий. Если дальнейшая переписка не покажется вам затруднительной, я буду с нетерпением ждать известий о Ричарде.

Мирабелла Окделл
Написано в 10-й день Летних Ветров 397 года круга Скал

P.S. После вашего рассказа о поединке Ричарда с несколькими противниками я дурно спала ночь. Что за размолвка послужила причиной столь варварскому действу? Неужели те молодые люди, о которых вы упоминаете, не нашли себе другого развлечения, кроме как напасть всемером на одного? Я не виню Ричарда, должно быть, его честь не позволила поступить иначе, но что двигало остальными? Какие низменные страсти обуревают людей, способных на такое? Вы называете это провокацией, однако мне горестно думать, что пребывание в столице оборачивается для моего сына столь опасными "приключениями".
Не дают мне покоя и ваши слова о том, что этот случай — не единственный. Возможно, вы заметили, что Ричард немного доверчив и в стремлении защитить свою честь может поступить неосмотрительно. Если он и допустил ошибку, то лишь потому, что не имеет опыта в подобных делах, а рядом, очевидно, не нашлось никого, кто мог бы объяснить ему происходящее. Убеждена, что если среди важных государственных дел вы сможете отыскать несколько минут для беседы с вашим оруженосцем, он больше не даст вам повода для беспокойства.
Вероятно, мне следует также поблагодарить вас за вмешательство, предотвратившее беду."

 

"Любезная герцогиня,
Позвольте мне пренебречь правилами куртуазной переписки и не упоминать о том, с каким восторгом я читаю ваши ответы.
Я признателен вам за откровенность в отношении намерений Ричарда, хотя, не скрою, меня несколько удивила ограниченность его познаний в части недавней истории собственной семьи. По поводу поединка не могу обещать вам ничего определенного, однако я приложу все усилия, чтобы дело решилось наименьшим кровопролитием и сообразно вашим пожеланиям. Кстати, я искренне тронут упоминанием о моем благоразумии: поверьте, эрэа, прежде вас никто — включая меня самого — даже не заподозрил, что оно существует.
Однако оставим эту тему, я не прощу себе еще одной вашей бессонной ночи. Вместо этого по праву кавалера я лучше попытаюсь немного развлечь вас рассказами о наших делах. Не смею утомлять вас подробностями военного быта; они едва ли достойны вашего внимания. Части Южной Армии в скором времени выдвинутся в сторону Саграннских гор, затем, взяв перевал Барсовы Врата, к осени мы выйдем в долину Биры. Большая часть этих сведений составляет военную тайну, однако, поскольку почти никто не верит в мою удачу, полагаю, я ничем не рискую.
Пока же мы стоим в Тронко, и здесь довольно жарко и весьма скучно. Ваш сын нашел себе компанию в лице генерала Феншо-Тримэйна, с которым и проводит свободное от службы время. Откровенно говоря, меня не слишком радует этот выбор: по части тактики Феншо неплох, однако ему недостает опыта и непредвзятого взгляда. Впрочем, я вполне понимаю нежелание Ричарда непрерывно торчать в штабе: один их моих порученцев имеет удручающее пристрастие к дурной поэзии, а потому совершенно невыносим.
Благодарю вас за добрые пожелания: ничто так не укрепляет боевой дух, как уверенность в победе и искренние напутствия мирного населения. Тем более ценны для меня именно ваши слова, эрэа, ибо они исполнены истинной праведности и великодушия.

Остаюсь всегда готовый к услугам,
Рокэ Алва
Тронко, 23-й день месяца Летних Ветров

P.S. Причина поединка не столь важна и не особенно пристойна. Я не смею оскорблять ваш слух подробностями, однако то, к чему привыкли в столице, и в самом деле изрядно коробит слух новичков, в особенности, если пошлые намеки касаются их самих. В то же время, я не склонен думать, что ссора была случайностью. И она, и несколько других происшествий, в большей или меньшей степени злонамеренных, наводят меня на мысль, что ваш сын стал объектом чьего-то слишком пристального интереса. Надеюсь, наш отъезд слегка поумерит пыл этих недоброжелателей, иначе я буду вынужден действовать более решительно.
Я счастлив принять вашу благодарность, тем более, что Ричард не особенно меня этим балует. Отчасти принимаю я и ваши упреки, но уверяю вас, эрэа, отнюдь не недостаток времени и не мое равнодушие виной тем заблуждениям Ричарда, о которых я писал. Ваш сын с исключительным вниманием слушает тех советчиков, от которых я бы советовал ему бежать, как от огня, и верит россказням, по красоте вымысла сравнимым с творениями Дидериха. Правда же, что могу ему поведать я, куда скучнее и обыденнее, а потому и менее увлекательна. Угадайте, что он выбирает? Я не всегда могу быть рядом и не меньше вашего хотел бы, чтобы Ричард если не перестал попадать в лужи, то хотя бы делал это пореже, однако для этого он должен научиться думать своей головой и самостоятельно отделять правду от вымысла. И чем скорее он это сделает, тем лучше.
Впрочем, я подумаю."

 

"Герцог Алва,
Выражаю вам свою признательность за обстоятельный рассказ. Я рада, что Ричард набирается опыта, в его возрасте молодые люди тянутся ко всему новому. Уверена, что пребывание в действующей армии пойдет ему на пользу. Все сведения, касающиеся передвижения и планов вашего войска, останутся в тайне, ручаюсь вам в этом своей честью.
Боюсь, мне будет затруднительно заинтересовать вас новостями из Надора. Мы ведем спокойный и довольно уединенный образ жизни, не слишком богатый на события. Большая часть лета ушла на ремонт восточного крыла замка, и мой кузен граф Ларак проявил себя мудрым и понимающим советчиком в этом деле. С помощью Создателя, к Зимнему Излому работы будут закончены, и мои дети и близкие смогут встретить праздник достойно своих предков. Я не осведомлена, придается ли ему значение в ваших землях, но в Надоре традиция праздника уходит корнями еще во времена Святого Алана, и мы свято ее чтим.
Надеюсь, удача все же пребудет с вами, и военная кампания закончится до начала холодов. Мирное население моей провинции желает вам благополучного возвращения.
Да хранит вас Создатель.

Мирабелла Окделл
Надор, 18-й день месяца Летних Молний

P.S. Если судьбе будет угодно задержать вас до Зимнего Излома, надеюсь, вы найдете возможность поддержать нашу традицию и сделать Ричарду подарок к празднику. Постарайтесь, чтобы это было что-то не слишком неблагопристойное."

 

"Любезная эрэа,
Прошу великодушно простить мое долгое молчание: Варастийские степи не радовали нас почтовыми станциями, а бакранские козлы, несмотря на свою несомненную пользу в военном деле, пока не слишком надежны в доставке корреспонденции.
Надеюсь, мое письмо найдет вас в добром здравии. Я рад сообщить, что мы возвращаемся — и возвращаемся с победой. Обстоятельства благоприятствовали нам, неприятель капитулировал и, подозреваю, не скоро найдет в себе силы подняться вновь. Дракон, лишенный головы, всего лишь жалок, в то время как лис, оставшийся без зубов и шерсти, — нелеп, ничтожен и совершенно безобиден.
Ваш сын жив и здоров, он научился неплохо лазать по горам, управляться с оружием и лошадьми и ни разу не дал повода упрекнуть его в трусости. За сбитый из пушки вражеский флаг я представил Ричарда к ордену Талигойской Розы, один из высших и наиболее почетных воинских орденов королевства. После возвращения в Олларию и завершения всех официальных церемоний — по большей части очень скучных, но совершенно необходимых, — Ричард получит отпуск и сможет наконец навестить вас и рассказать о своих впечатлениях сам.

С наилучшими пожеланиями,
Рокэ Алва
Тронко, 12-й день Осенних Волн

P.S. Я предложил Ричарду присоединиться к маркизу Эр-При, который после нашей непродолжительной встречи отправлялся обратно в Агарис, однако ваш сын изъявил желание остаться со мной и вернуться в столицу. Сомневаюсь, что его решение вызвано симпатией к моей персоне, однако в любом случае оно было принято добровольно, что не может не радовать.
Непременно учту ваши пожелания относительно подарка. Могу ли я рассчитывать также быть одаренным по традициям Святого Алана?"

 

"Герцог Алва,
Примите мои поздравления с победой.
Ричард уже добрался до дома и без устали рассказывает о событиях, участником которых ему довелось стать. С особенной радостью я заметила, что, говоря о пресловутых горных козлах, он улыбался — на моей памяти это было впервые после смерти его отца. Сестры слушают его так увлеченно, что мне приходится напоминать им о вечерней молитве. Признаться, я и сама не смогла остаться равнодушной к повествованию: мне уже приходилось слышать о вашем таланте полководца, однако сейчас, после рассказов Ричарда, я вынуждена признать, что эта оценка справедлива.
Да пребудет с вами милость Создателя в делах военных и мирских.

Мирабелла Окделл
Надор, 25-й день Осенних Молний

P.S. Благодарю, что прислушались к моей просьбе, однако, по моему мнению, вам не стоило делать Ричарду столь щедрый подарок. Подобное баловство развращает и создает иллюзию излишней доступности земных благ. Буду признательна, если в будущем вы воздержитесь от проявлений неумеренной щедрости. И мне досадно, что вы восприняли мои слова как намек: я вовсе не ожидала от вас подарка. Хотя эта камея, без сомнений, превосходна. Благодарю вас."

 

"Любезнейшая эрэа,
Позвольте и мне выразить вам благодарность за признание. Это было немного неожиданно, но, не скрою, весьма приятно.
Завтра я уезжаю в Кэналлоа и вернусь в Олларию в конце Весенних Ветров. Если дальнейшая переписка не покажется вам обременительной, я буду счастлив продолжить ее, чтобы не оставлять вас в неведении относительно успехов Ричарда. Ваш сын обладает удивительной способностью находить себе приключения и поистине безграничной наивностью, позволяющей их не замечать. Впрочем, он, кажется, стал немного доверять мне и уже не так рвется отправить на тот свет. Если вдобавок к этому Ричард уяснит себе, что иметь меня в союзниках куда выгоднее, чем во врагах, я смогу наконец заверить вас в его полном благополучии.

С уважением и почтением,
Рокэ Алва
Оллария, 5-й день Зимних Скал

P.S. Чрезвычайно тронут вашим подарком. Я не смел и надеяться на вашу благосклонность и уж тем более не ожидал получить столь прелестную вещицу. Эта серебряная пряжка для плаща была бы прекрасна и сама по себе — поверьте, я в полной мере оценил изящество и точность работы, — но черный сапфир, которым она украшена, делает подарок поистине бесценным. Я восхищен вашим тонким вкусом и бесконечно признателен за доброту."

 

"Рокэ,
Я получила весьма тревожное письмо от Ричарда. Он пишет, что Создатель милостью своей уберег его от какого-то ужасного поступка, но более ничего не объясняет. Я не нахожу себе места от беспокойства. Всеблагого ради, расскажите мне, что у вас там произошло?
С нетерпением ожидаю вашего ответа.

Мирабелла"

 

"Моя эрэа,
Умоляю вас, не тревожьтесь. Ричарда пытались втянуть в заговор, однако — к моей искренней радости и безусловному разочарованию подстрекателей — он временно изменил своей гордости и прежде, чем что-то предпринять, обратился ко мне за советом. Как я и ожидал, изменников мало интересовала дальнейшая судьба герцога Окделла, зато теперь они могут наблюдать за ней прямиком из Заката.
Сейчас у нас все хорошо.

Рокэ

P.S. Прошу простить меня за непозволительную краткость: пишу вам уже с дороги. Мы с Ричардом находимся на пути в Фельп, где нас ожидает прелестное общество дуксов, море, солнце и немного Бордонских войск, чтобы разбавить идиллию."