Actions

Work Header

Избави нас

Work Text:

Всё же сту­лья на тер­ра­се кафе “Взмо­рье” были жест­ко­ва­ты. Сан­ни Стар­ска­ут рас­слаб­лен­но от­ки­ну­лась на спин­ку. Вы­дох­ну­ла — мед­лен­но, от­пус­кая уста­лость и утом­ле­ние. Скольз­ну­ла взгля­дом по вод­ной гла­ди, где солн­це раз­ли­лось на сты­ке моря и неба, улыб­ну­лась, пус­кай слег­ка за­спан­но.

Где-то за го­ри­зон­том те­перь был огром­ный мир, и она уже не мог­ла от­де­лать­ся от фан­та­зий о но­вых при­клю­че­ни­ях, жду­щих на пути к тому, что­бы вновь раз­жечь свет друж­бы. Одна эта мысль при­во­ди­ла её в вос­торг: они с по­дру­га­ми оты­щут и уви­дят в всех тех древ­них со­зда­ний, о ко­то­рых рас­ска­зы­вал папа! Но сле­дом при­хо­ди­ла дру­гая мысль, тя­жё­лая, — она на­ва­ли­ва­лась на хол­ку гру­зом от­вет­ствен­но­сти.

Ко­был­ка сполз­ла на сто­лик и за­ры­лась ли­цом в ко­пы­та. Что-то звяк­ну­ло. Сан­ни встре­пе­ну­лась: у неё пе­ред но­сом была ча­шеч­ка тра­вя­но­го чая, а пря­мо свер­ху — мор­доч­ка Шу­гар Мун­лайт, ма­ки­я­жем свер­ка­ю­щая в лу­чах за­ка­та. Сан­ни, улыб­нув­шись, ото­рва­лась от сто­леш­ни­цы, по­тя­ну­лась к пе­ре­мёт­ной сум­ке.

— Тпр-ру, не надо, это за счёт за­ве­де­ния… гос­по­жа по­сол! — Шу­гар под­миг­ну­ла и про­си­я­ла ярче соб­ствен­ной по­ма­ды. — Ду­май что хо­чешь, но имей в виду: это су­щие гро­ши. За чай на­чаль­ник ве­лел с тебя не брать, толь­ко за всё осталь­ное.

— Всё рав­но как-то нелов­ко… — про­бор­мо­та­ла Сан­ни, по­кру­тив тёп­лую чаш­ку в ко­пы­тах.

Ду­ши­стый тра­вя­ной аро­мат ще­ко­тал нос и буд­то бы уно­сил тя­жесть из оде­ре­ве­нев­ших ко­неч­но­стей.

— По­верь, мы за­ра­бо­та­ем раз в де­сять боль­ше толь­ко на том, что пони тебя ви­дят у нас. “Что-о? Во «Взмо­рье» пьёт чай сама по­слан­ни­ца друж­бы? Да­вай тоже схо­дим!”, — Шу­гар изоб­ра­зи­ла звёз­ды в гла­зах и шут­ли­во пих­ну­ла Сан­ни в пле­чо. — Мо­жешь и в дру­гих го­ро­дах рас­ска­зать про нас. Точ­но бу­дем кви­ты.

Сан­ни, рас­сме­яв­шись, под­нес­ла чаш­ку к гу­бам и щед­ро от­хлеб­ну­ла. Вер­ный сво­е­му за­па­ху, на­пи­ток раз­лил­ся по пи­ще­во­ду го­ря­чей кре­по­стью.

— Спа­си­бо, Шу­гар. Чудо, а не чай. Я не зна­ла, что ты устро­и­лась ещё и сюда. Ты раз­ве не ра­бо­та­ешь на по­ка­зах и в офи­се “Кан­тер-Ло­ги­ки”?

— Не люб­лю си­деть без дела. Впро­чем, до тебя мне да­ле­ко. Жизнь те­перь бу­дет дру­гая, не то что си­деть за­тво­рив­шись в ма­я­ке и ко­пать­ся в за­пи­сях отца, да?

Шу­гар усе­лась на­про­тив и, под­пе­рев го­ло­ву, по­жи­ра­ла Сан­ни взгля­дом боль­ших бле­стя­щих, оча­ро­ван­ных глаз.

Сан­ни едва удер­жа­лась, что­бы не фырк­нуть. Шу­гар Мун­лайт была ни­чуть не луч­ше дру­гих жи­те­лей Мэр­тайм-Бэй. Ка­ких-то два ме­ся­ца на­зад го­ро­жане были глу­хи к её “друж­бо­про­по­ве­дям” и в один го­лос по­пре­ка­ли за одну мысль о том, что с дру­ги­ми на­ро­да­ми мож­но жить в мире. Но сто­и­ло объ­еди­нить пле­ме­на и воз­вра­тить стране ма­гию — ву­а­ля, ты все­на­род­ная ге­ро­и­ня, и всем жуть как ин­те­рес­но за­рыть­ся но­сом в твою жизнь.

“Прин­цес­са Твай­лайт бы ска­за­ла, что друж­ба это в том чис­ле уме­ние про­щать”, — по­ду­ма­ла Сан­ни, а сама опу­сти­ла чаш­ку и кив­ну­ла:

— Со­вер­шен­но дру­гая! Ра­бо­ты без того было нема­ло, а на долж­но­сти посла я ста­ла со­всем как бел­ка в ко­ле­се. Мы за­пла­ни­ро­ва­ли мно­го про­ек­тов, но­вых до­го­во­ров, тор­го­вых со­гла­ше­ний. А сколь­ко про­блем на ме­стах? Ста­рые учеб­ни­ки, упря­мые ре­ак­ци­о­не­ры, и ма­гия спу­стя века вер­ну­лась… Я в са­мой гуще и, ка­жет­ся, на­чи­наю сда­вать. Одни еже­не­дель­ные об­хо­ды го­ро­дов вы­ма­ты­ва­ют ву­смерть.

— А тебе не про­ще и быст­рее ле­тать? — Шу­гар по­ти­хонь­ку под­би­ра­лась к неозву­чен­но­му во­про­су, за­вис­ше­му над сто­ли­ком с са­мо­го на­ча­ла бе­се­ды.

Сан­ни по­гля­де­ла на го­лую спи­ну за ло­пат­ка­ми и раз­ве­ла ко­пы­та­ми.

— Быст­рее? Вполне. Про­ще? Вот уж вряд ли. Что­бы ма­гия про­яви­лась, мне надо кон­цен­три­ро­вать­ся, и я ещё не вы­яс­ни­ла, как ле­тать, что­бы не рас­хо­до­вать силы впу­стую. Пеш­ком лег­че. К тому же я люб­лю лю­бо­вать­ся при­ро­дой вб­ли­зи.

— Да… не по­спо­ришь.

Шу­гар опу­сти­ла ко­пы­та на сто­леш­ни­цу и на­ко­нец за­ме­ти­ла, что гла­за у Сан­ни на­чи­на­ют сли­пать­ся.

— Упс, тебе же до­мой надо, на­вер­ное, — при­ба­ви­ла она, ко­гда зем­ная пони ши­ро­ко зев­ну­ла.

— “До­мой”, ага, — бурк­ну­ла Сан­ни и по­ко­си­лась на мыс на от­ши­бе за­ли­ва. На ме­сте, где сто­ял её ста­рый дом, по­ко­и­лась гру­да щеб­ня, по­хо­ро­нив­шая за­од­но её вос­по­ми­на­ния, ми­лые серд­цу вещи и все изыс­ка­ния папы.

— Ой, — Шу­гар скис­ла. — Про­сти. Я про, ну, это…

— Да ни­че­го… Я пой­ду. И спа­си­бо за чай, — Сан­ни хлоп­ну­ла на стол мо­нет­ку и толк­ну­ла её к со­бе­сед­ни­це.


Солн­це за­шло, и пент­ха­ус, вы­де­лен­ный го­сти­ни­цей, пока не от­стро­ят маяк, встре­тил Сан­ни непро­гляд­ной тем­но­той. Она с гре­хом по­по­лам на­щу­па­ла вы­клю­ча­тель, ме­сто­по­ло­же­ние ко­то­ро­го всё ни­как не осе­да­ло в па­мя­ти, и всхрап­ну­ла, ко­гда по гла­зам ре­за­нул яр­кий свет. Га­зо­вая лам­поч­ка оза­ри­ла про­стор­ную ком­на­ту — на уда­чу с мини-кух­ней и пол­но­цен­ным сан­уз­лом. Сан­ни ски­ну­ла се­дель­ную сум­ку в угол, рас­пу­сти­ла гри­ву и бух­ну­лась на твёр­дый мат­рас.

Едва её тело кос­ну­лось пе­ри­ны, из­не­мо­же­ние раз­ли­лось по но­гам и кор­ня­ми вгрыз­лось в де­ре­вян­ную раму. Се­год­ня был обиль­ный день: она мно­го чи­та­ла из того, что до­бы­ла в по­ки­ну­той Брай­дл­вуд­ской биб­лио­те­ке, и мно­го об­суж­да­ла все во­про­сы от обя­зан­но­стей пле­мён до мар­ки­ров­ки гра­ниц. Впро­чем, глу­бо­ко под на­лё­том уста­ло­сти её рас­пи­рал вос­торг от од­ной за­теи, ко­то­рой не тер­пе­лось по­де­лить­ся с осталь­ны­ми.

В од­ном днев­ни­ке она на­ткну­лась на древ­ний обы­чай, ушед­ший за мно­го ме­ся­цев до раз­де­ле­ния пле­мён. Празд­но­ва­ние лет­не­го солн­це­сто­я­ния. На­ткнуть­ся на та­кое за ме­сяц до са­мо­го солн­це­сто­я­ния — чи­стая, по­чи­тай, уда­ча; окры­лён­ная за­па­лом, Сан­ни весь день про­ве­ла за шту­ди­я­ми в по­ис­ке дру­гих ис­точ­ни­ков. Зав­тра, ото­спав­шись, надо озву­чить идею пе­ред го­род­ской ад­ми­ни­стра­ци­ей — Хит­чем и Фил­лис, — ну а пока… пуль­си­ру­ю­щие мыш­цы и утом­лён­ный мозг ско­ман­до­ва­ли гла­зам за­крыть­ся, и она про­ва­ли­лась в сон, лёжа на по­кры­ва­ле.

Но сто­и­ло ве­кам со­мкнуть­ся, в тот же миг на­ле­тел рез­кий, как вы­дох, по­рыв хо­лод­но­го вет­ра, из-под спи­ны ис­чез мат­рас. Ко­пы­та за­ша­ри­ли в по­ис­ках опо­ры. Она рез­ко рас­пах­ну­ла гла­за и уви­де­ла… ни­что.

Пло­хо со­об­ра­жа­ю­щий мозг ин­те­ре­со­ва­ло боль­ше не “как?”, а “где?”. Сан­ни мед­лен­но осмот­ре­лась в по­ис­ках чего-ни­будь, за что мож­но было уце­пить­ся взгля­дом. Во­круг было не про­сто чер­ным-чер­но, а как если бы она очу­ти­лась в бес­ко­неч­ном про­стран­стве, на­столь­ко да­лё­ком от все­го, что све­та в его чер­то­гах от­ро­дясь не бы­ва­ло. Она шаг­ну­ла для про­бы: ко­пы­та без­звуч­но со­при­ка­са­лись с чем-то твёр­дым. Стрел­ки ко­пыт пру­жи­ни­ли — толь­ко так было по­нят­но, что она идёт, а не ле­тит в без­дон­ную про­пасть.

И тут она по­чув­ство­ва­ла что-то. Не звук и не свет, а что-то эфе­мер­ное, чьё-то при­сут­ствие, ощу­ще­ние, буд­то на тебя смот­рят. Нет, даже не так — буд­то тебя ви­дят. Слов­но из тьмы за то­бой на­блю­да­ет за­та­ив­ший­ся хищ­ник. Сан­ни рез­ко обер­ну­лась — ни­че­го. По спине про­бе­жал хо­ло­док, шерсть на но­гах вста­ла ды­бом. Кро­меш­ная тьма без­молв­ство­ва­ла, но ко­лю­чий взгляд из без­дны не ухо­дил, а впи­вал­ся, мо­ро­зил, за­став­лял во­лос­ки ше­ве­лить­ся.

На­ко­нец Сан­ни су­ме­ла по­нять, от­ку­да он ис­хо­дит, и точ­но опре­де­ли­ла ис­точ­ник. Ощу­ще­ние чу­жо­го взгля­да пе­ре­рас­та­ло в чув­ство без­молв­но­го осуж­де­ния. В про­стран­стве по­ве­я­ло непри­яз­нью и сле­дом — тяж­ким ду­хом нена­ви­сти. Серд­це Сан­ни за­сту­ча­ло. Нечто нена­ви­де­ло её, имен­но её — на­столь­ко что ис­то­ча­ло смрад. Пах­ло не раз­дра­же­ни­ем, не зло­стью, а тя­гу­чей, па­точ­но-лип­кой нена­ви­стью.

Вы­мо­тан­ная и сби­тая с тол­ку, но всё же лю­бо­пыт­ная, Сан­ни, на­мор­щив лоб, при­зва­ла да­ро­ван­ную кри­стал­ла­ми ма­гию. По­ток све­та, теп­ла и люб­ви вы­рвал­ся из её гру­ди, раз­го­няя хмарь нена­ви­сти, и взвил­ся, за­кру­жил, как лен­точ­ка на вет­ру. В мгно­ве­ние ока она вспых­ну­ла све­том бес­плот­ных кры­льев и рога, го­то­вая к лю­бой угро­зе, та­я­щей­ся во мра­ке. Осто­рож­но на­ве­лась на пред­по­ла­га­е­мый ис­точ­ник зло­бы. Свет за­пуль­си­ро­вал на кон­чи­ке рога, и сле­дом сноп рас­сёк пу­сто­ту, как луч фо­на­ри­ка.

И там вда­ли она уви­да­ла что-то… кого-то с внеш­но­стью пони. Толь­ко пони ли? В сотне ша­гов от неё скрю­чи­лось че­ты­рёх­но­гое су­ще­ство раза в три-че­ты­ре выше лю­бо­го пони. Жут­кий гряз­но-фи­о­ле­то­вый ске­лет си­дел как паук, рас­ки­нув дол­го­вя­зые ноги под ло­ма­ны­ми уг­ла­ми. Изо лба у него тор­чал рог, но кри­вой как саб­ля, за­ги­ба­ю­щий­ся к скаль­пу; в ма­ги­че­ском све­те бле­стел ост­рый ко­нец. А ря­дом лох­ма­ми сви­са­ла дву­цвет­ная сине-ро­зо­вая гри­ва, буд­то жир­ная пак­ля, не знав­шая лас­ки шам­пу­ня, скры­вая за пря­дя­ми осталь­ное тело.

— З-здрав­ствуй? — Сан­ни шаг­ну­ла в сто­ро­ну су­ще­ства, но за­сты­ла, об­мер­ши от стра­ха.

Го­ло­ва мед­лен­но ше­вель­ну­лась. Без­гла­зые про­ва­лы, пы­ла­ю­щие ог­нём нена­ви­сти, при­под­ня­лись и за­гля­ну­ли Сан­ни в гла­за. Её рог взо­рвал­ся эмо­ци­я­ми зло­бы и омер­зе­ния — так силь­но, что, ка­за­лось, раз­ле­тит­ся на ку­соч­ки. Она от­ры­ви­сто ох­ну­ла, за­жму­рив­шись от боли, а ко­гда от­кры­ла гла­за — не на­шла сил для вдо­ха.

Чу­до­ви­ще было пря­мо пе­ред ней. Вы­тя­ну­тая впа­лая мор­да по­ни­по­доб­ной му­мии за­сты­ла в сан­ти­мет­рах от её лица — гла­за го­рят, ост­рый рог гроз­но опу­щен, ис­крит­ся и вспы­хи­ва­ет ро­зо­ва­тым све­том. Мор­щи­ни­стая кожа на лице тва­ри на­тя­ну­лась, об­на­жив пень­ки и ско­лы зу­бов.

— Не тебе, — за­ши­пе­ла тварь, — дано было рас­по­ря­жать­ся этой ма­ги­ей.