Actions

Work Header

Уход за секущимися кончиками (Taking Care of Split Ends)

Work Text:

– Каким шампунем ты пользуешься? – выпаливает Вэнь Кэсин, тыча визажиста в щёку. Его кожа необычайно мягкая и эластичная, и, честно говоря, он так красив, что странно, что он не оказался ещё одной моделью. И это не говоря уже о лопатках. Конечно, это довольно странная вещь, чтобы зацикливаться на ней, но они выделяются сквозь тонкую футболку визажиста. Естественно, Вэнь Кэсин должен немного пофлиртовать с ним.

Под "немного" он подразумевает "много".

Упомянутый визажист выглядит не очень довольным вниманием, поскольку он продолжает скручивать свои длинные и наполненные жизнью локоны в пучок. Они познакомились буквально несколько минут назад, но Вэнь Кэсину ведь нужно иметь какое-то имя, чтобы обращаться к нему, верно? Он не может продолжать мысленно называть его "А-Сюй", потому что красивый визажист обладает изяществом танцующей на ветру серёжки, а вместо того, чтобы быть разумным человеком, А-Сюй только хмыкнул (красиво) и отмахнулся от Вэнь Кэсина. Возможно, спросить у Гу Сян его имя было бы логичным поступком.

– Занимайся своими делами.

Вэнь Кэсин просто в отчаянии. – Неужели это так плохо, что я хочу узнать человека, который будет разукрашивать моё лицо?

– Да. Я тот, кто "разукрашивает твоё лицо", пока ты просто сидишь и выглядишь красиво, – отвечает А-Сюй, хмурясь. Ему действительно нужно прекратить так делать, но даже морщины не испортят красоту его тела.

– Ага! Значит, ты считаешь меня красивым! – восклицает Вэнь Кэсин, ухмыляясь.

А-Сюй не в таком восторге. – Садись в кресло.

– Ты этого не отрицал.

– Ты – модель, причём буквально. Ты бы остался без работы, если бы не выглядел красиво, а мне за это дерьмо платят недостаточно. А теперь заткнись.

Надув губы, Вэнь Кэсин повинуется и выжидающе смотрит на А-Сюя. Рот А-Сюя сжимается, когда он подходит к стулу и начинает рыться в своём наборе для макияжа. Вэнь Кэсин, заинтригованный, наблюдает, как А-Сюй наносит несколько капель тонального крема на маленькую палетку, прикреплённую к его запястью.

– Тебе обязательно быть таким странным? – Внезапно спрашивает А-Сюй, покраснев под пристальным взглядом и выведя Вэнь Кэсина из оцепенения. Он даже не осознавал, что пялится, и это действительно позор, потому что он должен использовать любой возможный удобный случай, чтобы полюбоваться лицом А-Сюя, пока ещё может.

– Я ничего не делаю! – Протестующе восклицает Вэнь Кэсин. – Куда ещё мне следует смотреть?

А-Сюй выглядит так, словно ещё секунда - и он готов бросить работу. – Просто закрой глаза или ещё что-нибудь в этом роде.

– И лишить себя такого прелестного зрелища? Хм, думаю, нет. – Вэнь Кэсин даже раздражённо скрещивает руки на груди, прекрасно понимая, что ведёт себя совершенно по-детски.

Вместо этого А-Сюй закрывает глаза и начинает шевелить губами в безмолвной молитве, поднимая кисточку для макияжа в качестве подношения. Вэнь Кэсин только улыбается. Недоверчиво покачав головой, А-Сюй лишь продолжает наносить тональный крем и разглаживать и без того гладкую кожу. А затем ещё слой, и ещё.

Вэнь Кэсин погружается в себя в то время, как А-Сюй использует на нём скульптор и хайлайтер, но это только потому, что он изо всех сил старается не смеяться над щекочущим ощущением ворса кисточки на своём лице. Обычно макияж занимает целую вечность, но на этот раз время, кажется, летит быстрее, чем Вэнь Кэсин может правильно запомнить каждый цунь лица А-Сюя.

– А что насчёт румян? – интересуется Вэнь Кэсин, когда его лицо тщательно накрашено.

А-Сюй хмурится. Он должен уже прекратить это делать. Вэнь Кэсин автоматически начинает фантазировать о том, как А-Сюй будет выглядеть с улыбкой на лице. Хм. Дааааа, нет, страшно даже подумать об этом.

– Губы.

– Вперёд, почему бы и нет? – Поддразнивает его Вэнь Кэсин, а затем соответствующим образом морщит губы… по крайней мере, он так думает.

– О Боже, перестань так делать. Держи их расслабленными – что тебе советовали делать визажисты? – недоверчиво спрашивает А-Сюй. – Это, наверное, худший метод нанесения любого макияжа губ. Расслабь их. Как будто ты собираешься кого-то поцеловать.

Вэнь Кэсин приподнимает брови. – Предлагаешь себя?

– Уфф. – А-Сюй не отказывает ему надлежащим образом, что немного разочаровывает, но Вэнь Кэсин засчитывает как победу то, что А-Сюй наносит на его губы оттенок пальцем.

Кончики его пальцев мягкие, но по бокам пальцев должны быть мозоли от кистей для макияжа… или чего-то ещё, что он держит. Это можно трактовать по-разному, и на этот раз мозг Вэнь Кэсина не решает автоматически пойти по ложному пути. Вместо этого он решает устроить одностороннее соревнование взглядов – одностороннее, потому что А-Сюй продолжает моргать и бессознательно проигрывает.

– Они серьезно хотят, чтобы я накрасил тебя красной подводкой для глаз?! – Внезапно восклицает А-Сюй, с прищуром глядя на инструкции и снова поражая Вэнь Кэсина. Чёрт, он проиграл.

Вэнь Кэсин пожимает плечами. – Очевидно, он подходит для The Aesthetic™.

Рассматриваемая Aesthetic™ включает в себя современную одежду с элементами исторической-тире-фэнтезийной тематики. Судя по всему, подобные вещи очень популярны в Китае. Вероятно, его выбрали потому, что он хранит свои длинные волосы в непрекосновенности для подобных мероприятий. Парики раздражают его, если уж быть честным.

Красная подводка для глаз, – снова бормочет А-Сюй, как будто не может поверить своим глазам.

– Я не думаю, что это так уж плохо.

– Это, безусловно, утверждение.

– Хорошая работа, капитан Очевидность, – не может удержаться от замечания Вэнь Кэсин.

– Слушай, мне не нужна твоя дерзость наряду с твоими насмешками, хорошо? Просто сядь и позволь мне нанести глупую подводку для глаз, – ворчит А-Сюй, и если бы не его очаровательное выражение лица, Вэнь Кэсин не обратил бы внимания на использование термина "насмешка".

Он вовсе не хотел насмехаться над своим красивым визажистом. Следует начать с того, что всё, что он хотел знать, – это имя А-Сюя и, возможно, только возможно, какую марку шампуня и кондиционера он использует для ухода за волосами. Серьёзно, волосы А-Сюя блестящие и выглядят так, как будто они прямиком из рекламы L'Oréal.

Вэнь Кэсин даже не завидует этому. Он просто хочет пару раз провести по ним руками.

– Айя, не бей меня ножом! – Восклицает он, почувствовав, как что-то укололо его в уголок глаза. – Ты такой злой!

– Хорошо, вставай, – требует А-Сюй и отводит его к ещё одному стулу. – Это я-то злой? Вау, мне бы очень не хотелось видеть, что такое "мило" в твоём понимании.

Ха, этому парню действительно нужно развивать чувство юмора. И, возможно, вынуть палку из своей задницы.

– Я мог дурачиться, но я имел в виду всё то, что сказал, – тихо произносит Вэнь Кэсин, не прерывая зрительного контакта. – Ты прекрасен. И даже если бы это было не так, ты всё равно был бы идеален.

А-Сюй скрещивает руки на груди и свирепо смотрит на него. Однако верхняя часть его светлых щёк слегка окрашивается розовым. – Неважно. Слава Богу, что теперь Цяньцяо может заменить меня.

Вэнь Кэсин с тревогой наблюдает, как А-Сюй быстро идёт к углу, но то, что А-Сюй повернулся к нему спиной, означает, что он может ещё немного попялиться на эти лопатки.

– Распусти волосы, – приказывает Лю Цяньцяо, и Вэнь Кэсин распускает свой конский хвост, взбивая свои волосы и взъерошивая их, чтобы разгладить складки.

Ухмыляясь, он ловит взгляд А-Сюя в зеркале и подмигивает ему, вполне наслаждаясь раздражённым выражением его лица и крошечным, но заметным румянцем на его щеках, когда тот быстро отводит взгляд. Лю Цяньцяо запрокидывает голову Вэнь Кэсина, так что теперь тот смотрит прямо на своё отражение, а не на А-Сюя через зеркало. Он уныло вздыхает.

Вэнь Кэсин так рад, что организаторы этого мероприятия на самом деле заботятся о своих моделях, и эта забота проявляется в виде модной и довольно удобной одежды. Что-то в обтягивающем чёрном костюме и брюках вызывает ощущение, будто натягиваешь вторую кожу. Одежда в сочетании с макияжем и причёской заставляет его чувствовать себя повелителем демонов или кем он ещё должен себя чувствовать, но ему это нравится.

– Ты! Больной Чувак! Как тебя зовут? – внезапно спрашивает Гу Сян, щёлкая пальцами, выводя Вэнь Кэсина из состояния самолюбования. Он поднимает глаза, но его бойкая ассистентка-тире-агент даже не смотрит на него, поэтому он следует взглядом за её указующим перстом, чтобы увидеть...

А-Сюя, который указывает на себя в вопросе, и когда он получает решительный кивок, отвечает, – Чжоу Цзышу. Пожалуйста, не называй меня Больным Чуваком. Я даже не знаю, откуда ты могла это взять.

Чжоу Цзышу.

Хорошо. Похоже, игровое поле выровнялось. Вэнь Кэсин ужасно заинтригован.

– Почему ты ещё не накрашен и не одет? – продолжает Гу Сян, полностью игнорируя Чжоу Цзышу. – Мы уже немного отстаём от графика, потому что Босс настаивает на болтовне!

– Я не…

Удивлённый, Вэнь Кэсин становится свидетелем того, как его выглядящий измученным агент силой толкает Чжоу Цзышу в кресло, которое ранее занимал Вэнь Кэсин, и шлепает его собственный набор косметики ему на колени. Чжоу Цзышу кривится, но больше не утруждает себя сопротивлением, втирая в лицо праймер, прежде чем методично нанести всё остальное. Юноша – маленький ученик, которого Чжоу Цзышу называет "Чэнлин", протягивает ему флакон за флаконом, кисть за кистью, и в ответ он получает несколько ласковых улыбок. Вэнь Кэсин почти забывает, как дышать. Вопреки его предыдущему предположению, Чжоу Цзышу абсолютно очарователен, когда улыбается, какого хрена.

Макияж должен подчёркивать красоту человека, и он, безусловно, делает это с Чжоу Цзышу. Тем временем кто-то вручает Вэнь Кэсину белый веер, которым он лениво обмахивается, наблюдая, как Чжоу Цзышу придает своему фарфоровому лицу какое-то сияние и затемняет брови. Фотограф, некто Цао Вэйнин, порхает вокруг Вэнь Кэсина, делая снимки, пока тот стоит напротив одного из многочисленных фонов, не сводя глаз с Чжоу Цзышу.

Вэнь Кэсин очень доволен, когда Лю Цяньцяо велит Чжоу Цзышу распустить его пучок, что тот делает с неохотой. Его волосы вырываются из зажима будто взмах хлыста в замедленной съёмке, прежде чем мягкими волнами упасть ему на спину. Вэнь Кэсин в очередной раз задаётся вопросом, какие средства для волос тот использует.

Дыхание перехватывает у него в горле, и его разум затуманивается, когда Чжоу Цзышу быстро приподнимает полы рубашки и стягивает её с тела, стараясь не повредить макияж или прическу. Его торс… стройнее, чем у иных моделей, и его лопатки теперь ещё более выражены. Прежде чем он поворачивается спиной к остальным, Вэнь Кэсин замечает выступающие шрамы на его груди. У каждого есть недостатки, и эти шрамы ничуть не умаляют красоту Чжоу Цзышу.

Тёмно-синий действительно хорошо смотрится на нём, решает Вэнь Кэсин. Честно говоря, Чжоу Цзышу, вероятно, хорошо смотрелся бы в любом цвете, но Вэнь Кэсин ещё не видел его в них. Он одобрительно свистит.

Чжоу Цзышу пристально смотрит на него.

– Хорошо, вы оба нужны нам во всех этих позах, – объявляет Ло Фумэн, пролистывая папку, полную ламинированных страниц.

– Это довольно весело, – замечает Вэнь Кэсин, заглядывая ей через плечо, прежде чем многозначительно посмотреть на Чжоу Цзышу.

– Да ты просто Шерлок!

Вэнь Кэсин закатывает глаза, – Я буду снизу. Что насчёт тебя?

Чжоу Цзышу вздыхает так, будто Вселенная обидела его лично, но кивает.

В комплект входит белый фон и стул. О нет, там был только один стул, услужливо подсказывает разум Вэнь Кэсина, и он идет, чтобы сесть. В углу есть большой электрический вентилятор, который, возможно, имеет отношение к тому, чтобы драматично раздувать их волосы.

Все начинается довольно мягко, с Чжоу Цзышу, перегнувшегося через спинку стула и приподнявшего подбородок Вэнь Кэсина, чтобы посмотреть на него. Кажется, между их глазами так и сверкают разряды электричества, а Вэнь Кэсин остаётся в совершенном восторге. Чжоу Цзышу ведёт себя естественно, придав своему лицу нейтральное выражение и следуя указаниям Ло Фумэн. Всё выглядит так, будто он был моделью в прошлой жизни и реинкарнировал в сварливого визажиста.

Как бы то ни было. До тех пор, пока Вэнь Кэсин будет проводить время, глядя на его прекрасное лицо, он будет совершенно доволен.

Каждая поза смелее предыдущей, и к тому времени, когда Чжоу Цзышу усаживается на колени Вэнь Кэсина, он кажется довольно расслабленным. Фотограф делает снимки со всех ракурсов, запечатлевая, как Чжоу Цзышу практически сидит верхом на коленях Вэнь Кэсина, расставив ноги по обе стороны от него. Тем временем руки Вэнь Кэсина парят над тонкой талией Чжоу Цзышу, едва соприкасаясь с тканью его жилета.

– Ты должен прикоснуться к нему, – упрекает Ло Фумэн, поэтому Вэнь Кэсин позволяет своим рукам обосноваться на его талии, наслаждаясь лёгкой дрожью, которая пробегает по телу Чжоу Цзышу. – Хорошо. Встаньте оба. Следующая поза – это погружение.

Чжоу Цзышу быстро слезает с колен Вэнь Кэсина, словно обожжённый. Грубиян. Вэнь Кэсин тяжело поднимается со стула, чувствуя себя при этом стариком. Они вдвоём стоят там, глаза сцепились в безмолвном соревновании взглядов, прежде чем Чжоу Цзышу моргает, ресницы скользят по его щекам.

Как оказалось, у Чжоу Цзышу необычайно гибкая талия, что выясняется, когда он наклоняется назад над рукой Вэнь Кэсина, по-видимому, играя роль печального любовника. Чем именно занимался этот человек, прежде чем решил, что макияж будет его специальностью?

Чжоу Цзышу выпрямляется после того, как Ло Фумэн машет рукой, сигнализируя им сменить позицию. Вэнь Кэсин притягивает его за талию ближе, пока между ними не остаётся меньше цуня. Он глубоко выдыхает через нос, когда Чжоу Цзышу поднимает руки, чтобы нежно погладить его лицо, и закрывает глаза.

В этой позе Вэнь Кэсин улавливает аромат жасмина и вынужден повторить, – Какие средства ты используешь для своих волос?

Нет ответа. Всё, что он может сделать, это смотреть на спокойное лицо Чжоу Цзышу и чувствовать каждую точку их соприкосновения своей кожей. Вэнь Кэсин определённо не жалуется.

– А теперь поцелуй! – восклицает Ло Фумэн. А, точно.

Волнение пробегает по венам Вэнь Кэсина, когда он медленно сокращает дистанцию, не желая пугать мужчину в своих объятиях, но Чжоу Цзышу наклоняется вперёд и почти благоговейно целует Вэнь Кэсина в губы легчайшим из прикосновений. У Вэнь Кэсина вырывается тихий вздох, когда его полуприкрытые глаза полностью закрываются.

Он запутался пальцами в кончиках волос Чжоу Цзышу, удивляясь, какие они шелковистые, и едва замечает, когда целомудренный поцелуй заканчивается. Вэнь Кэсин сразу же скучает по ощущению мягких губ Чжоу Цзышу на своих, и что-то в выражении его лица должно быть невероятно удручённым, потому что Чжоу Цзышу издаёт тихий звук и бросается вперёд, чтобы снова поцеловать его.

Этого нет в папке Ло Фумэн, но Вэнь Кэсин далёк от того, чтобы жаловаться.

Он на мгновение замечает вопросительное бормотание и шокированный разговор, расцветающий вокруг них, но всё, о чём он может думать, это тот факт, что Чжоу Цзышу добровольно целует его. Вэнь Кэсин определённо был застигнут врасплох, и он на мгновение замирает, прежде чем ответить взаимностью, нежно обхватив затылок Чжоу Цзышу одной рукой, а второй полностью обернув его талию. Волосы Чжоу Цзышу струятся сквозь его пальцы черным как смоль водопадом, а его собственные волосы падают вперёд плотной завесой, закрывая их обоих от взглядов окружающих.

Когда Чжоу Цзышу прекращает поток поцелуев и отстраняется, Вэнь Кэсин чувствует себя немного разочарованным, но в основном ошеломлённым. К счастью, Гу Сян – хороший помощник и подставляет стул под его задницу прямо перед тем, как он сядет в лужу. Он утягивает с собой Чжоу Цзышу, что вызывает у того шокированный вскрик, и в конечном итоге они сваливаются в единую кучу. Поскольку Гу Сян великолепна, она быстро выгоняет остальную часть команды из комнаты и следует за ними.

– Значит, флирт сработал? – нерешительно спрашивает Вэнь Кэсин. Честно говоря, он будто получает удар плетью, так как Чжоу Цзышу сначала был так холоден с ним, а потом сам сделал шаги навстречу.

– Нет. Это потому что твоё глупое, тупое, красивое лицо стало таким грустным, когда я перестал тебя целовать. А также потому, что ты кажешься искренне заинтересованным и не сдался даже после того, как я велел тебе заткнуться. И ты видел мои шрамы, но не делал странных и осуждающих комментариев о них. И ты не сбежал.

– Ох.

Чжоу Цзышу в отчаянии вскидывает руки. – Ох? И это всё, что ты можешь сказать после всего того, что ты излил мне в уши ранее?

– Ну, ты же хотел, чтобы я заткнулся, верно? Если ты хочешь, чтобы я раздул твоё эго, просто скажи об этом, и я сделаю это с радостью, – замечает Вэнь Кэсин. Когда Чжоу Цзышу отвечает ему самым невозмутимым видом, известным человечеству, он исправляется. – Но ты талантлив во многих отношениях, не только в этом. Помимо того, что ты до смешного великолепно выглядишь, что само по себе является талантом, – кстати, мне нужно знать, какой маркой шампуня ты пользуешься, – ты ещё и очень интересный. Когда я впервые увидел тебя, я знал, что под этой суровой наружностью, которую ты создал вокруг себя, ты должен быть действительно добросердечным, если то, как ты общаешься с Чэнлином и А-Сян, можно использовать как основание для моих предположении.

– Твоя помощница... э-э, агент, скорее, назвала меня Больным Чуваком и толкнула меня в твои объятия.

– Видишь? Ты потрясающий. Обычно она не утруждает себя признанием кого-либо, кроме меня или Цао Вэйнина. В любом случае, я должен немного завидовать тому, что ты даришь улыбки своему маленькому ученику, а не мне, – надув губы, замечает Вэнь Кэсин. – Конечно, я заслуживаю хотя бы одной?

Чжоу Цзышу закатывает глаза. Возможно, Вэнь Кэсину нужно дать ему банку для ругательств, чтобы он клал в неё пять юаней каждый раз, когда закатывает глаза. – Не надейся. А теперь пригласи меня на свидание, придурок.

Вэнь Кэсин прочищает горло. – Согласен ли ты, А-Сюй…

– Да… Подожди, кто такой А-Сюй?

– Ах, не беспокойся об этом, – Вэнь Кэсин смущённо машет руками. – Но ты понятия не имеешь, на что только что согласился. Я мог бы попросить тебя красить меня красной подводкой для глаз до конца моей жизни, и тогда тебе пришлось бы это делать.

– Хм, это звучит не так уж плохо, – отвечает Чжоу Цзышу, и на его губах появляется лукавая улыбка, когда он наклоняется вперёд, чтобы накрутить одну из прядей волос, обрамляющих лицо Вэнь Кэсина, на палец. – Пока я делаю это для своего парня.

Чёрт, - выдыхает Вэнь Кэсин, широко раскрывая глаза. Он пристально смотрит на изогнутый в ухмылке рот Чжоу Цзышу. – Это было слишком просто.

Лёгкая улыбка Чжоу Цзышу становится кокетливой, когда он перекидывает одну ногу через колени Вэнь Кэсина и эффектно садится на них лицом к нему. – Ты можешь флиртовать сам, но вот принять тот факт, что флиртуют с тобой – другой вопрос. Приятно это знать.

– Ты собираешься убить меня.

Не давая Чжоу Цзышу возможности сострить в ответ, Вэнь Кэсин быстро снова сближает их губы, вырывая из Чжоу Цзышу тихий вздох. В отличие от последних двух поцелуев, этот медленный и сладкий, и, честно говоря, Вэнь Кэсин был бы рад остаться здесь навсегда.

Губы Чжоу Цзышу окрашиваются в красный цвет, когда они расходятся, и это либо его собственный смазанный оттенок помады, либо помада Вэнь Кэсина, либо сам поцелуй.

– Я никогда не смою эту подводку для глаз, – объявляет Вэнь Кэсин, когда, наконец, снова находит слова. Он благодарит всех божеств наверху за то, что его голос не срывается на середине предложения.

– Снятие макияжа важно, дурак, – упрекает Чжоу Цзышу, голос немного хриплый от поцелуя. – Иначе твоя кожа лопнет, и в твоих глазах вырастут невообразимые вещи. – Он вздрагивает для максимального эффекта. – И тогда ни одного из нас больше никогда не возьмут на работу.

– Значит, тебе не всё равно! – восклицает Вэнь Кэсин, широко улыбаясь.

– Нет.

– Чёрт, ты безжалостный.

– Да, очень жаль, что тебе придется иметь дело с моим отношением и постоянно сердитым лицом, – парирует Чжоу Цзышу.

– Твоё лицо прекрасно, как и твое отношение. Я не позволю, чтобы мой парень говорил всякую чушь о себе.

Внезапно Вэнь Кэсин обнаруживает, что его затягивают в ещё один поцелуй. Когда его разум перестает коротить и он возвращается в настоящее, он кое-что вспоминает.

– Хорошо, так теперь ты скажешь мне, каким шампунем ты пользуешься?