Actions

Work Header

Elevator (Адюльтер)

Work Text:

Adultery

 

***

Интервьюер - жирный курсив; Хиро Кандзи - обычный текст. 

 

Почему вы хранили этот секрет в тайне?  

- Не знаю, мне нравился их роман. - Хиро закурил сигарету, медленно выдохнул дым вверх, - Я любил их обоих. Сначала я удивился, и не поверил своим глазам. Но потом понял, что это нечто большее, чем адюльтер. 

Они…  

- Нет, ничего такого. Никаких трагедий, будто они до этого не любили, и вот наконец-то повстречали любовь всей жизни. 

А как вы узнали об их отношениях? И почему кроме вас никто не знал. 

- Почему вы уверены, что никто не знал. Не особо они и скрывали. Не в том плане, что тискались на людях или трахались в мотелях, а потом строчили тоскливые сообщения друг другу. Я вам говорю, это был не просто роман, в котором успешный актёр, порядочный семьянин и вдруг заводит любовницу в возрасте, когда больше стоит думать про свой ревматизм. 

Но разница действительно бросалась в глаза. 21 год, это солидная дистанция в мировозрении. 

- Вы что, так шутите? Солидная дистанция в мировозрении у гомофоба и экосексуала. А эти ребята, они просто любили друг друга. В том красивом и романтичном значении. Я даже не уверен, что они были вместе больше, чем один раз.

То есть это такой платонический роман? Они были друзьями?

- Знаете, хорошо, что моё время оплачено. Нет. Платонический роман - это для кастратов и ханжей, которые возводят свой трах на пьедестал судьбы. А Мав был настоящим мужиком, он любил Леку, и я уверен, что он взял её. Быть может, она и не решилась сама, но, повторяю - он был старой закалки. А владея, охранял и нёс за неё ответственность. 

А как же его жена, догадывалась ли она? Какова реакция семьи на открывшийся роман?  

- Дерьмовая реакция, поэтому мы здесь сидим и трепем о том, что вряд ли вообще стоит обсуждать. Жена не знала, она всю жизнь была его единственной женщиной. И семья всегда оставалась для Мава сверх важной. Их достаток, обучение и развитие детей, их увлечения. Родители для своих спиногрызов старались не на шутку. Они постоянно проводили время вместе, рука об руку. Но дети немного стеснялась всей его славы. Такие снобы, мелкие лицемеры, не общались с поклонниками или скорее поклонницами отца, считая весь этот фанатский визг чем-то низменным и разнузданным. Любовь родителей для них - святое. А теперь папочка их вроде как отступник, врун. теперь он - ведьма, на которую можно поднять вилы праведного гнева.  Но черт - это же пиз...ах хаха - Хиро расхохотался, запрокинув голову. - Хотя не могу сказать, что Мав и его жена не виноваты в этом. 

А какие отношения с Софи у него были?  

- Важные. Софи- женщина всей его жизни. Она его напарник, мать детей и детка, которую он оберегал. Баловал как малышку, поддерживал в любых делах, увлечениях. Она тоже не отставала, не обделила его. Но по характеру стерва и диктаторша, много крови попила на фоне воспитания и сложных чувств их пацана. Тот слюнявее всего переживал отцовскую славу, типа всех этих эдиповых комплексов и прочей билеберды, которой принято оправдывать свои детские обиды.

Интересно, но самой недовольной и разочарованной выглядит дочь. 

- Дааа, с большим талантом точит ножи и втыкает в призрак Мава. Это месть, и это нормально. Она сердится, считая, что он их предал. 

А сын?  

- Парень никогда и не верил, что его отец крутой. Ему не в чем разочаровываться. - Хиро погасил сигарету. - Я не думаю, что после моих слов, что-то изменится в их глазах. Но Мав был мне приятелем, и я уже говорил, что любил его. Поэтому, я не хочу, чтобы из-за слепой ненависти его считали мерзавцем и похожим на всех тех тупых гормональных стариков, кто смотрит порнуху и на жопы в транспорте. А при первой возможности суёт, кто даёт. 

То есть, он был не таким? Он любил и жену, и Аалеку Вэль. Но при этом их роман, по вашим словам, не был изменой? 

- Слуша-айте, - ухмыльнулся Хиро, растягивая слово, - зачем вы просили меня встретиться с вами. У вас какая-то иная цель, нежели восстановление репутации Мава? 

Я просто хочу разобраться, но пока буду с вами откровенен, я склоняюсь на сторону огорченной семьи, а не Мава. 

 -В-принципе, не удивительно. 

Мы можем продолжить? 

- Да. 

Расскажите про Аалеку.  

- Не хочу. Лека - это не тема для обсуждения. 

А…  

- Вы знаете, как они познакомились?

Ну. Предположительно на интервью.? 

- Да. Я расскажу, как я с ней познакомился. (долгая пауза). От скуки бывает я смотрю профили геймеров, фанатов. Мне, лично, фанаты дороги с их жизнью, страстями, мечтами, разговорами. Мои посты стала лайкать девчонка, типичная "я мать и жена". Но лайкала избирательно и в основном фотки, что я сам постил, а не пром.отдел. А потом вышла её книга. Я прочитал трилогию прямо как Матвей (главный герой, если вы не читали). Ничего не понял из написанного. Но просто офигел и не смог забыть. Я написал ей “давай сделаем по второй части твоей книги игру”, а она ответила "о как быстро, я как раз ждала вашего письма". В том, смысле, что она сама написала мне 10 минут назад с предложением сделать игру. Лека не настаивала, но я хотел, чтобы Мав участвовал. 

Образ был хорошим. 

- Да, - Хиро резко затушил вторую только только зажженную сигарету в пепельнице. - Образ был точным, созвучным. 

 

***

Интервьюер - жирный текст ; Мав Дзизэль - обычный текст. 

 

Вы изменяли своей жене до романа с госпожой Аалекой? 

- Нет. 

Что побудило вас вступить с ней в связь?

- Желание. 

Физиологическое, вы говорите о страсти? 

- Наверное, исключать её не буду. 

Когда вы в первый раз с ней встретились? 

- На интервью. Я был в промо туре с фильмом. Впервые приехал в её страну на два дня. Помню, будто попал в водоворот встреч. Организаторы сделали график мероприятий и встреч с журналистами плотным, будто специально накаляли ажиотаж. За день я дал не менее 30 различных интервью для печатных изданий, радио, тв программ. Это была утомительная поездка.

А почему вы выделили госпожу Аалеку из всех?  

- Хороший вопрос. Просто запомнил. 

Она в вашем вкусе? 

- Нет, я бы так не сказал. 

Вы можете описать встречу, что вы о ней подумали?  

- Вместо большой конференции шла вереница интервью по 10 минут на каждого журналиста. Вопросы в основном задавали одинаковые, называли похожие примеры моих ролей, обсуждение сосредотачивалось вокруг старых и много раз обсуждаемых тем. Но, думаю, что больше всего я в тот день удивился как одевались, меня поразила одежда журналистов: яркая, броская и дорогая. У парней с долей вызова, а девушки в нарядных образах, но сковывающих их физически. Аалека шла среди последних. И, наверное, была первой одетой с комфортном для себя. Во всей этой пестрой эксцентричности.

И что же вы подумали о ней? 

- Я подумал, что она чертовски приятно одета.

Вы искали встречи с ней?  

- Нет. 

Это не была любовь с первого взгляда? 

- Хм, я не знаю. В том смысле, что я влюбился и не представлял себе жизнь без неё? Метался ли от тревоги, мучался томлением и хотел ли насытиться ей? - Нет. Но мне понравилось её интервью. Оно выделялось. Лека спросила то, что мне действительно хотелось рассказать. Она говорила о моих любимых ролях, мне было интересно. 

Если я прав, ведь именно в этом интервью она спросила вас, в чем секрет счастливого и долгого брака? 

- Да, вы правы. 

И как сейчас вы отнесетесь к своему ответу, измените его? 

- Нет, не думаю. 

А госпожа Аалека заигрывала с вами?  

- Немного, но это скорее у нее такая манера общения, если чему-то радуется, то не может скрыть свои чувства. 

И она радовалась вам? 

- Да, - улыбается, - и, если вы хотите знать, то мне было приятно. Мило шутила над своей фанатский влюбленностью, но я чувствовал, что наша встреча значима для неё. Она вела себя достойно, с намного большим уважением, нежели многие себе позволяют на интервью.

Ранее вы упомянули, что “желание” стало причиной ваших встреч, а когда вы впервые ощутили свое желание. Испугало ли оно вас?

- Вы имеете в виду, когда в первый раз я подумал, что хочу заняться с ней сексом?

нуу. да. а..? - хотел было продолжить интервьюер, но Мав перебил его.

- Когда она наклонилась вбок, сидя на стуле, чтобы что-то поднять, и небольшая часть ее ключицы оголилась от рубашки и распущенных длинных волос. Я засмотрелся на это движение, и тогда в первый раз я почувствовал, что хочу прикоснуться к ней. Вы спросили, смутила ли меня эта мысль. Не знаю. Наверное, я чувствовал себя в безопасности, я был счастлив в браке, я не искал других женщин. Флирт не витал между нами, мы не переходили никаких границ, не делали никаких намеков. Я не ощущал свое желание как нечто противоестественное морали или норме. Или как нечто, что является следствием неудовлетворенности от жизни в браке: явной, либо скрытой. Я просто ощутил ее частью себя. Хорошо, что вы напомнили. 

Какой была госпожа Аалека?

- Искренней и беспощадной. К себе в основном. 

Вы думали о разводе?

- Нет. Никогда.

А госпожа Аалека соглашалась с вашим решением?

- Первый раз. Когда я поцеловал ее в первый раз, она сказала мне, - Мав отвернул голову в сторону и замолчал.

 

***

Интервьюер - курсив ; Аалека Вэль - обычный текст. 

 

Что вы почувствовали, когда впервый раз поцеловались с Мавом Дзизэлем?

- Боль.

Вам было больно, он принуждал вас к интимным отношениям?

- Нет - усмехнулась, - я почувствовала боль от утраты. Боль, которую могут испытать его близкие, если узнают. Боль, от потери своего мужа и дочери. Я люблю свою жизнь, свой брак, понимание оказалось нестерпимым. Вдруг представить, что это может быть перечеркнуто.

То есть вы понимали, что эта измена, но все равно продолжили?

- Я не знаю, как вам объяснить, но Мав не был для меня мужчиной, с которым бы я изменяла мужу. То есть. Ахахаха. ну, конечно, это более сентиментальная версия событий. Но как вы думаете, имеет ли она больше прав? Я сказала, что испытала боль от понимания того, как могут воспринять наши отношения. Измена, черт, конечно это была измена. Любить еще одного мужчину. Просто, ну вот у матерей же бывают несколько детей? И никто не говорит, что если у меня родился второй ребенок, то первого я не люблю. Дурацкий пример, я понимаю. Но, наиболее точный. Любовь к Маву не перечеркивала любви к мужу, не добавляла ничего, не отнимала. Она просто была частью меня. 

А вы готовы были оставить все на уровне дружеских отношений? Кто был инициатором или двигателем ваших отношений?

- Интимных?

И не только…

- У нас изначально не было дружеских отношений, поэтому остаться на этом уровне, как бы было невозможно. 

Но ведь был момент, когда вы могли просто остановится и не продолжать. Тем более вы сказали, что почувствовали “боль”. Почему же вы решились на секс?

- Хм, вы дотошный. Мне надо все объяснить, да? Я участвовала в проекте разработки компьютерной игры по моей книге на студии Хиро Кандзи. У меня оставалась неделя работы, утром около лифта мы встретились с Мавом. Он только приступил к проекту. И Мав узнал меня, чем сильно удивил. Потому что в первую нашу встречу я брала у него интервью. И там был просто ад. Его рвали на куски. Я вообще не представляю, как можно работать в таком темпе и сохранять достоинство и лицо. Мы поболтали у лифта. Знаете чувство, когда сложно расстаться? Вечером после смены просто пошли поесть и выпить. Я сильно ограничивала ход беседы. Вы спрашиваете, кто был инициатор. Я. Мне не сложно сохранять общение на уровне теплого доверия, когда разговор длится и длится, и даже паузы приятны. А мысли,” что пора бы остановиться, чтобы сохранить приятные впечатления от нового знакомства” не мелькают в голове. Мав долгое время вдохновлял меня, поэтому я спрашивала личное, а он понимал истоки, природу вопросов. И нам было хорошо в этой беседе. Не тем, что мы душу облегчили или нажаловались друг другу, или выставили себя в престижном свете. Я не знаю, как вам это объяснить. И даже не помню, как мы оказались в моем номере. Это не был “поход за постелью”, я просто помню, как стою возле стены, а Мав обнимает меня бережно так, легкими прикосновениями за талию. И, если тут обсуждать, хотела ли я. Вы спрашивали принуждал ли он меня? - Нет конечно! Я так пялилась, любовалась изгибом его губ. Я желала, чтобы он поцеловал меня. Это было главным моим желанием. 

И что произошло потом?

- Я расплакалась от, ну я вам уже рассказала. И… “Доверься мне”. Он сказал, чтобы я доверилась ему.

Вы жалели об этом?

- Нет, никогда не жалела. 

А как отреагировал ваш муж?

- Не простил, наверное. И не простит, просто выбросит наши отношения, нивелирует все. Объяснит как-то. И очень скоро забудет. Он не любит держаться за прошлое и воспоминания, и тем более не придает им никогда сентиментального окраса. Возможно, через пару лет и не вспомнит обо мне. Ну только в рассказах про мой ужасный характер. 

А дочь?

Женщина замолчала, пытаясь сдержать слезы, и когда собралась с духом, то сказала:

- Она еще маленькая. Простите, я… Она меня всегда очень любила. Сложнее всего, если  будет чувствовать себя одиноко. Мне бы хотелось быть рядом. 

 

***

Интервьюер - жирный текст ; Мав Дзизэль - обычный текст. 

 

Как часто вы виделись?

- Пять раз, включая первое интервью.

Это в течение пяти лет?

- Четырёх, если уж быть точными.

Как часто вы состояли в интимной связи?

- Два раза. 

Что было в другие ваши встречи?

- Хм. Почему вы не спрашиваете, что было и в те встречи, когда мы занимались сексом? 

Я обязательно спрошу.

- Третий раз мы встретились случайно. Я с нашей обычной семейной компанией для отдыха и путешествий, примерно шесть человек, были в Испании. Мой менеджер Тим прогуливался на пляже, сын, жена и друзья ушли тренироваться, а я сидел на террасе пляжного ресторана и слушал музыку. Потом стол затрясся от шагов, конечно же Тима. Я уже готовился в очередной раз пошутить про его походку, как почувствовал на губах пальцы с капельками соленой влаги. Я вздрогнул и сразу понял, что эта Лека. Так она дала мне запас (мгновение) не растеряться.

А никто не удивился на этот интимный жест с ее стороны?

- Нет. Это был жест из проекта, который мы вместе делали. Его придумал Хиро и требовал повторять на всех конференциях и презентациях для журналистов. Своеобразная визитная карточка игры. Жест, который стал культом, и поэтому нам было позволено его исполнять.

Именно позволено? Вы познакомили её с семьёй? 

- Нет. На пляже Лека ждала дочь, которая пошла на какие-то занятия. Мы просто поболтали сначала втроем, а потом я проводил её. 

И окружающие это воспринимали нормально? 

- Более чем. 

Как вы себя чувствовали после встречи, искали ли возможность увидеться? 

- Нет, мы никогда не искали возможности. Я чувствовал себя счастливым. 

Вы можете рассказать полностью историю вашего романа. 

- Да. Мы познакомились на интервью. Примерно через год после этого, мне позвонил Хиро и предложил новый проект - компьютерная игра. Я прочитал сценарий, но не остался довольным, сентиментальная научная фантастика. Такие работы не интересовали меня в то время, потому что в них было много от уже исполненных мной образов в фильмах. Но Хиро настоял и я приехал обсудить. И именно идея реализации зацепила меня. Проект опирался на книжную трилогию, название которой он упоминал, но я не придал сразу значения. В игре была взята основная идея - человеческие биографии - это нарративные паттерны, которые обусловлены социальными практиками и культурными слоями. Еще был воспроизведен мир и “фокус” с параллельным временем. Все выглядело крайне заманчиво. Запись моего героя мы начинали через месяц от звонка Хиро, за это время прочитал весь оригинал и немного узнал про авторку. 

Это придало вам дополнительную мотивацию для участия?  

- Я уже был вполне замотивирован. Чтение трилогии сблизило меня с ней, текст казался слишком личным, адресованным. 

Какие отношения между вами сложились?

- Мы никогда не скатывались ни в истерию, ни в претензии, требования или даже ожидания. Между нами была та степень интимности, в которой мы видели ситуацию прозрачно, не теряя рассудка. Но и не отрицая те чувства, что есть между нами. Я имею в виду - Лека понимала, что у нас есть "жизни" и принимала эти обстоятельства, даже пыталась оградить меня от терзаний. Не знаю, почему она полагала, что мне тяжелее будет ощущать, как корни рвутся. 

Вы выступили инициатором секса в этот вечер? 

- Хм, - усмехнулся, - вам все не даёт покоя наш первый раз. Да, я выступил инициатором. 

Как это произошло? 

- Продолжительно. В её номере. Мы ужинали после работы, разговаривали. Не помню, о чем. Пошли спать. В лифте я понял, что хочу провести ночь вместе.

Госпожа Аалека сразу дала согласие на секс? 

- Да. Я не могу вспомнить детали, если вы их ждете. Я прошел в номер и распахнул её шторы, шутя о том, что на студии даже ночи на службе Хиро, короткие и выспаться никому не удастся. Лека стояла возле стены и улыбалась. Я подошёл к ней, но чувствовал сомнение, что она не решится сама. А у меня сомнений не было. Я уже любил её… Ночь была адреналиновая. 

Расстались мы через неделю, на год. 

Госпожа Аалека плакала при расставании?  

- Нет. Она сказала, что любит меня. И будто мы очутились в альтернативной версии вселенной. Думаю, она имела в виду, что не жалеет. Как и я. Но я переживал за неё. Мне казалось, Лека не справится с чувствами и будет страдать. 

Так и было? 

- Скорее всего. Но это лишь предположения, напрямую я не спрашивал. 

Через ещё полгода от встречи на пляже, мы продолжили работу над следующей версией игры. В этот раз наши графики совпали. Мы проработали две недели на студии Хиро и провели 4 дня вдвоём в уединенных бунгало на островах в Индийском океане. 

Как вы объяснили эту поездку своей семье?  

- Никак, просто отсутствовал три недели. В первую со мной на студии была Софи, потом она улетела по делам домой. Я остался. Аалека оставалась. Я забронировал остров и мы полетели отдыхать. Никто ничего не спрашивал, мы не врали и почти ничего не скрывали. 

Ну, а чем была вызвана эта поездка, жена за дверь, вы к любовнице? И как вам было работать с госпожой Аалекой, когда рядом находилась жена. Неужели она такая наивная, что ни в чем вас не подозревала? А окружающие, никто не сыграл в добрую соседку "открыв ей глаза"? 

- Чем была вызвана поездка? - желанием провести время вдвоем, желанием отдыха после крайне утомительной работы. Времени на отношения совершенно не было, смены стояли плотные. И потом, наши задачи пересекались мало. Мы были на студии, но не вместе. Софи не наивная, и добрых соседок всегда предостаточно. Мы не особо скрывались, не помню, чтобы зажимал Леку между сменами в технических комнатах. Я вообще не помню, чтобы мы входили в диссонанс, общались тайным знаками, строили схемы уединения. 

Что из островной поездки вам запомнилось ярче всего? 

- Объятия. Много распущенных волос на плечах. И тихая радость в её глазах, когда она обнимала меня со спины, перевешивалась, чтобы взглянуть и узнать, что я думаю об очередных её объятиях. К слову сказать, достаточно частых. Они мне нравились. 

Почему вы встретились только раз после этого маленького медового месяца? 

- Я уже говорил, мы не искали встреч. В последний раз мы встретились для обсуждения дальнейшей судьбы проекта. Хиро не хотел расставаться, но Аалека переключилась на свой собственный проект. И у нее не хватало времени. Хиро не желал ждать, не желал нанимать другую команду скрипт-сценаристов, несмотря на то, что права пользования на реализацию Аалека отдавала безвозмездно. 

Но были какие-то проблемы с правом владения.  

- Этих деталей я не знаю. 

И в это время вы не встречались? 

- Смотря, что вы имеете ввиду. 

Секс, просмотр сериалов в гостинице. 

- Нет. У нас не было времени. Мы встретились утром в конференц зале, долго наблюдали бушующего Хиро. Вышли на обед, зашли в лифт, чтобы спуститься в ресторан и все закончилось. 

Знаете, у меня складывается впечатление, что вам было все равно, в плане любви? И вы просто при случае занимались сексом, а когда такой возможности не оказывалось, то и не огорчались? (интервьюер хмыкнул, довольный своей шпилькой)

Мав долго смотрел на него в упор. Он молчал, интервьюер сначала принял вызов и довольно ухмылялся, всем своим видом показывая, как “сделал” собеседника. Но тот продолжал молчать, хотя его взгляд изменился. Мав будто перестал взвешивать и выносить суждение об интервьюере, а погрузился в размышление. Вдруг он резко провел рукой по шее, наклоняя голову в сторону, где лежала ладонь. 

- Почему вы спросили это? 

Вопросы тут задаю я. 

- Мне было не все равно. я люблю Леку.

Допустим. Вы знаете, как именно стало известно о ваших отношениях? 

- Нет. Я ведь уже при этом не присутствовал. 

Как думаете, каким образом ваша жена отреагировала на ваш роман? 

- Сильно расстроилась. Искала поддержки среди наших общих друзей. Да. (пауза) Надеюсь, что она не провела неделю на диване в обнимку с нашим псом Ларсом. 

Думаете она вас простит? 

- Уверен, что нет. - улыбается, - Софи не из тех, кто перестает быстро злиться, и идет на мировую. Но у меня сейчас, как вы понимаете, нет возможности сделать первый шаг. (молчание). Не думаю, что имею право на ее понимание. 

А ваши дети? 

- Макс знал с самого начала. А Вероника, уверен, огорчена, ей тяжелее всего. Наш брак, был для неё примером, центром мироздания. Думаю, она чувствует, что потеряла шанс на счастливую жизнь, и винит меня за измену. И в этом, я действительно, виноват перед ней. Не представляю, чтобы я мог сделать, чтобы предотвратить это. 

Не изменять? - саркастически спросил интервьюер, хмыкнул и добавил.- или изменять постоянно, чтобы не строить идеальный мирок. 

- Полагаете, только такая дихотомия? 

А вы полагаете, что нет?  

- Если бы я был уверен, что живу в столь простом мире, где прозрачные и прямые зависимости между тем, кем вырастут и будут ли чувствовать себя счастливыми мои  дети, и поступками. То сразу бы их всех забрал на необитаемый остров, чтобы как вы сказали, создать идеальный мирок. 

 

***

Интервьюер - курсив ; Аалека Вэль - обычный текст. 

 

О чем вы говорили во время ваших встреч?  

- О нас, проектах, планах. 

Ранее вы отрицали дружеские отношения между вами, но называете темы для беседы в большей степени подходящие под определение дружбы. 

- Темы не определяют содержание отношений. 

Вы боялись, что вас "застукают", например, при встрече в Испании?

- Да. Я переживала. Риск, что кто-то заинтересуется нашей беседой был. Но окружающие в основном заняты собой и тем, что другие о них думают. Никто не представляет себя в роли того самого "другого", кому необходимо наблюдать и составлять свое мнение. Понимаете? я иногда сложно объясняю. В большинстве случаев я чувствую себя в безопасности, потому что не вижу повода, что могу быть кому-то интересной. С Мавом, по-другому, он знаменит и узнать его просто….я ждала свою дочь, собирала пирамидки из ракушек на пляже. Вдруг на них налетел ураган из ног - менеджер Тим. Весёлый, пьяненький, открытый и довольный встречей. Он потянул меня к ресторанчику на пляжной террасе. Солнце уже садилось, и освещение жёлтыми пятнами отражалось в солнечных сумерках. Мав сидел в наушниках, один, с сигаретой. Я бы узнала его. Где бы ни была, узнала его. Но потом спохватилась, нужно предупредить. Тим так спешил и тянул за запястье, что от накала чувств потекли слезы, и тут я вспомнила наш жест. 

То есть вы не были рады встрече?  

- Была. Конечно была рада. 

Насколько легко вам было справляться со своими чувствами возле Мава?  

- К Маву я испытываю чувства, которые не надо брать под контроль. То есть… я хочу сказать, что мое чувство. - Лека задумалась, подбирая слова. - Я не испытываю стыд, мои щеки не краснели от смущения и … я не вижу причин, чтобы оправдывать свою...любовь к Маву.

Вы предлагали встречаться на наиболее постоянной основе? 

- Нет. 

Вы хотели развода, вашего и Мава?  

- Нет. 

Как вы отреагировали на то, что во время второй вашей совместной работы Мав был с супругой. Встретились ли вы с ней на студии? 

- А, нуу. Э. Кажется, о том, что Мав приедет, и приедет с женой мне сказал Хиро. 

Хиро Кандзи? 

- Да, мы завтракали. Ну знаете, у Хиро есть небольшое правило, он любит завтракать в компании. В одно утро, он сказал мне "завтра приедет Мав… С Софи". - "отлично, - ответила я, жуя рисовый пирожок. Вкусный. Люблю поесть. - Лека улыбнулась, - "Это не нарушит твое настроение и работу?" - опять спросил Хиро. Тогда я поняла, о чем он меня спрашивает, и что-то пошутила в ответ. Но, кажется, шутка не удалась.

Почему ?

- Хиро не засмеялся. Немного дольше полагающегося после неудачной шутки смотрел на меня, но тему не развивал. 

Так что по поводу встречи с дорогой вам супружеской парой?

- Дорогой? - Лека иронично улыбнулась - Мы ни разу не пересеклись, когда они были вместе. А когда жена уехала, то тоже встретились не сразу, а только дня через два. Работа просто съедала все время, темп запредельный был. Но с Софи я столкнулась случайно в столовой. Она спрашивала, как и что там устроено, я показала все, кроме запаса пирожков, естественно. 

Угу. - интервьюер кивнул, - шутите вы действительно так себе. У меня сразу два вопроса тут, первый, вот неужели никто не чувствовал, что у вас с Мавом роман. 

- Ну, вы уже спрашивали. - сказала Аалека.

Да спрашивал. И..? !- сказал интервьюер. 

- Я не знаю. Я пыталась уже объяснить, что мы не вели себя как будто у нас есть секрет, как будто мы имеем немного больше друг на друга прав. Мы просто общались. Просто от слова "простота", и возможно, внешне такое поведение может по-разному трактоваться. Но в объяснении двусмысленностей, наблюдающий будет склоняется к версии, в зависимости от своих знаний. А о нас знали, что мы женаты. Черт, между нами была связь, но мы не использовали это оружие, которое я только что деконструировала. Мы не использовали свою репутацию, чтобы совершать нечто порочное. И в отношении к Софи, я не чувствовала себя виноватой. Ответственной, но не виноватой. Какой второй вопрос? 

Откуда господин Хиро узнал о романе? 

- Он умный, с цепким взглядом, ему интересны отношения между людьми. Поэтому он догадался, мне кажется сразу. 

Он использовал "свое знание" против вас?

- Э.. Ну, нет. Безусловно, любил поиздеваться, - улыбается, - в дружеской форме. Этот жест с пальцами, например, провокация с его стороны. Я не должна была стать прототипом второстепенного персонажа. Наоборот, моя роль заключалась в том, чтобы описывать персонажей для разработчиков и следить за точностью передачи при записи. Но вдруг меня вытащили на площадку, сказали "покажи жертву, заплачь. А ты, Мав, перед убийством собирай слезы языком. - - ЧЕ??? была всеобщая реакция. В ужасе, не могла заплакать, боялась, что Мав дотронется, а моё тело ещё хранило память о его прикосновениях, поэтому я не знала, как отреагирую. Вам не передать, все были на взводе, Мав пытался поговорить  с Хиро, люди за площадкой тихо ругались из-за того, что время шло, техника простаивала. И вот я от перенапряжения заплакала и вытерла рукой слезы, Мав в ту же секунду схватил мои пальцы и так слегка прикусил верхние подушечки на фалангах, и очень нежно слизал убежавшие. Хиро сразу затих, работа закипела. 

А у вас не было ощущения ревности?  

- Ревности к Хиро? 

Нет, чувствовали ли вы, что Хиро вас ревнует к Маву? 

- Ой. Это странный вопрос. Вы в том смысле, что Хиро был ко мне неравнодушен?

Да.

- Ох, аха, вы что. Ой, что серьёзно? Ко мне..? Как женщине? Я даже не знаю, не помню ни одного намека. Он относился с иронией, любил пошутить на грани фола, но в то же время оберегал. Как вот с тем вопросом. За ним стоял не интерес работодателя, а друг.

Хорошо, а как получилось, что вы поехали вместе на острова? Вы планировали это, намекали? 

- Вечером, принимая душ, я сказала Маву, что хочу превратиться в черепаху, лечь на пляже и слиться с камнями. А за день до окончания работы на студии, он спросил, поеду ли я с ним на остров на 4 дня. Я согласилась. 

Что вы запомнили из поездки больше всего?  

- Больше всего? - Аалека вновь грустно улыбнулась - Чувство, что люблю его. Память, как фотоаппарат сохранила многие мгновения. Рыбалка, - улыбнулась, - как Мав плел сеть на берегу с сигаретой в зубах. Ахаха.

У вас были размолвки, ссоры? 

- Нет. Времени было мало, для них не нашлось места. 

Как вы справлялись с бытовыми мелочами, все таки у вас были постоянные спутники. Вы друг друг друга не раздражали? 

- Быт, опасная вещь. Испортил мои отношения со многими людьми в прошлом, но не с Мавом. Мелочи, есть мелочи. Достаточно их заметить, запомнить и исправить. В паре и браке всегда один партнёр гибкий, а второй ворчливый диктатор. Мне кажется, что мы с Мавом немного похожи, наши ворчуны хорошо нас выдрессировали. Поэтому степень раздражения была на уровне, когда не портила настроения. 

 

***

Интервьюер - жирный текст ; Мав Дзизэль - обычный текст. 

 

Вы сравнивали госпожу Аалеку с супругой? 

- Нет, потому что я не искал другую женщину. Я был доволен. Не было повода сравнивать. 

Ну а как же секс, молодое тело? 

- Молодость в сексе едва можно назвать преимуществом. Я не хочу искать метафору для сопоставления, Софи и Аалека - две абсолютно разные женщины. 

А в быту, все-таки вы старше, привычки так или иначе довлеют, не было ли у вас раздражения в отношении госпожи Аалеки?  

- Хм, Нууу. Интересный вопрос, автоматически я, наверное, отмечал, что Лека в быту как бы это сказать, спартанка что ли. Аккуратная и быстрая как горничная с 30 летним стажем. Но честно не помню, чтобы меня что-то задело, резануло восприятие и я отметил бы "а вот у нас дома….". 

 

***

Интервьюер - жирный текст ; Мав Дзизэль - обычный текст. 

 

Что вы чувствуете, зная, что госпожа Аалека умерла? 

- Боль. - долгое молчание. Я бы хотел, чтобы она жила. 

 

***

Интервьюер - курсив ; Аалека Вэль - обычный текст. 

 

Что вы чувствуете, зная, что господин Мав умер? 

- Сожаление. Я бы очень хотела, чтобы Мав жил. 

Как вы думаете, кто убил вас? 

- Я думаю, - улыбается, - это был Хиро. 

 

***

Интервьюер - жирный текст ; Мав Дзизэль - обычный текст. 

 

Вы знаете, что произошло, почему вы умерли? 

- Не совсем, но думаю, Хиро опять распсиховался. Всё эти фонды, авторские права. 

 

***

Интервьюер - курсив ; Аалека Вэль - обычный текст. 

 

Вы помните, что произошло? Понимаете как вы умерли?

Да. Мы разбились. В лифте. Мав. - Лека закусила губу и покраснела. - а вы тоже слышали теорию, что падение с высоты можно смягчить. 

Так значит, он вас спасал?

Вместо ответа Лека глубоко вздохнула и резко задержала дыхание, ее ладонь сжалась в кулак.

 

***

Интервьюер - жирный курсив; Хиро Кандзи - обычный текст. 

 

Вы долгое время хранили их роман в тайне, почему вы думаете, что люди могут встать на вашу сторону и изменить свое отношение к ним? 

- А зачем им вообще занимать чью-либо сторону в этой истории? 

Потому что господин Мав и Госпожа Аалека - персоны, которые несут ответственность за свое поведение, для них оно не может быть частным. Как бы приватна личная жизнь ни была, но репутация многое определяет, суммы контрактов в том числе. 

- Об этом можно говорить, если в истории были жертвы. 

Но они были, их семьи. И многие их работы сделаны исходя из того, что они "белые и пушистые" , этакие стражники добра. 

- Какие, например, работы? - Хиро наклонился и сузил глаза. 

Ну… У госпожи Аалеки…

- Ни одной работы. У неё нет ни одной работы с посылом, что есть "белые и пушистые" истории и их авторы. Тоже самое у Мава. 

Ну знаете, измена это в-принципе, отвратительно. Это боль близких, это подрыв доверия. 

- Не буду спорить. И всю возможную аргументацию, что в течение брака доверие и без измены может подрываться по 10 раз на дню. Или если хочешь разнообразия в партнерах - будь честен - заяви и разведись, а не компостируй мозг от сублимированной неудовлетворенности. Но "всё это" тоже можно завернуть в мешочек и прямой наводкой бросить в мусорку. Какая, к черту разница. Эти двое умерли. В их жизни вполне есть место нехорошим поступкам. Да, может и не стоило. А может и стоило. Но не наше это дело. Единственное, что меня бесит, как быстро навешиваются ярлыки на все. И было бы из-за чего. Никаких жертв, махинаций. Просто роман. И лично вы. Пришли на интервью, чтобы разобраться, но сливаете на меня дерьмо возмущенного блюстителя морали. Сколько стоит эта ваша мораль, какие сейчас расценки, как много вы сможете поднять на шуме от этой плоской, серой истории?

Ну если вы уж говорите о деньгах, то я могу и вас уличить в желании не потерять своего куска", вы же сделали столько совместных проектов, а бизнес Аалеки вообще теперь под вашим управлением. Поэтому вы так и ратуете за их обеление. 

- Вам стоит лучше готовиться. Моя компьютерная игра с их участием порвала все прогнозы по продажам после трагедии. В этом плане я очень доволен, что они отправились к праотцам. Но как их друг, как человек, который их любил… вы спрашивали про Леку? Она была классной. Не, я, конечно, хотел её задушить шнуром от клавиатуры, когда она несла всякую сложносочиненную муть. Или вела себя как воздушный шарик, который вот вот лопнет, от распирающих его чувств. Настолько наивных, что мне иногда хотелось смахнуть слезу от жалости к ней. 

Но всегда есть граница терпимости. И среди её неправильных выборов она сделала тот последний. Решила уйти, когда я был не готов. Я это к тому, что вам следует лучше готовиться. Перейдите уже к попытке думать. 

***

Темная комната, в которой проходил допрос дрогнула, на столе засветилась красная лампочка с надписью "проверено, вынесение решения". Интервьюер сложил листы с вопросами, а воздух слегка потеплел. Молодая женщина грустно улыбнулась, сидеть в столь тёмном пространстве было непривычно. Длинный стол, за одним концом строгий следователь, за вторым она, а вокруг обволакивающая темнота, которая и пугает и позволяет сосредоточиться на чувствах и воспоминаниях. 

- Вы и Мав оправданы. Ваш роман признается. Вы можете получить разрешение на роман здесь, однако так как он входит в противоречие с вашей жизнью с официальными супругами и детьми, то мы уведомляем вас, что при их прибытии сюда им будут стерты воспоминания о вас, а допуск к ним ограничен. В случае, если вы хотите сохранить возможность доступа к родным и официальную семью, то на ваши отношения и свидания будет наложен запрет. Свое прошение на роман здесь вы должны озвучить сейчас. 

Темнота вдруг рассеялась, буквально в нескольких шагах стоял точно такой же стол, за которым сидели строгий следователь и Мав. Наклонившись на стуле в её сторону, он подхватил пальцы Леки, прикусил солёные фаланги, за секунду до этого вытиравшие слезы, и тепло улыбнулся.

- Итак, каково будет ваше решение, подаете прошение?

Мужчина и женщина задержали взгляды друг на друге, синхронно повернули головы и сказали:

 - Нет.