Actions

Work Header

Будем как боги

Chapter Text

Это случилось одним прекрасным осенним утром.

Конечно, Люцифер опоздал. Он вошел в участок со стаканчиком кофе в руках, не спеша поднялся по ступенькам и, открыв дверь в знакомый кабинет, солнечно улыбнулся всем собравшимся. Хлоя рассказывала о новых уликах в деле Таггарта, Дэн — о показаниях свидетелей, лейтенант задавал вопросы.

Некоторое время Люцифер пытался сосредоточиться.

И не мог.

Что-то ему мешало, а потом он вдруг все понял.

Каин исчез.

Каин, первый сын Адама и Евы, братоубийца Авеля, проклятый Богом и обреченный вечно скитаться по Земле, просто взял и бесследно сгинул.

Вместо него в Лос-Анджелесе сейчас жил лейтенант Маркус Пирс. Этот самый Маркус Пирс каждое утро ровно в восемь приезжал на работу и проводил планерки, а по понедельникам и четвергам устраивал совещания — вот как сейчас, или запирался в кабинете, потому что хотел сосредоточиться на особенно сложном деле, требующем его внимания. Этот самый Маркус Пирс иногда приходил на допросы — и обычно его вмешательство приносило пользу, — помогал своим детективам, вникал в расследования, сам участвовал в операциях, если речь шла о взятии особо опасных преступников, советовался с начальником полиции. Ах да, еще он разрешил Элле начать новый проект с нейросетью. Одним словом, он просто делал все то, что и должен был делать лейтенант полиции Маркус Пирс.

— … в деле Салливана ничего нового, Эспиноза?

— Ну, — Дэн напрягся. — Я опросил соседей по дому. Один сказал, что у Салливана была ссора с его бывшей подружкой, с той самой Лианой Пейдж. Слышно было аж на третьем этаже. И случилось это как раз за два дня до убийства. Мы говорили с Пейдж, и она ничего такого не упомянула.

— Так разыщите ее. Декер, что там у вас?...

Не то чтобы Люцифер не думал об этом раньше. Но сейчас, вполуха слушая доклад Хлои и рассматривая Пирса, он словно отматывал время назад и вспоминал, когда же все изменилось. Неужели и правда в ту минуту, когда он сам, дьявол, Люцифер Морнингстар, расторг сделку с первым убийцей в истории человечества?

Тогда Пирс сделал вид, что принял его решение: вот только Люцифер ни на мгновение в это не поверил. Поначалу он все ждал какой-то реакции. Был уверен, что тот блефует. Все приглядывался. Да что там, Люцифер несколько раз заходил в его кабинет и все начинал объяснять, снова, с самого начала времен и в подробностях — вдруг до Каина не дошло, против кого они играли. Напоминал про Потоп, мор и все остальные небесные кары — в арсенале его Папы было много интересных методов убеждения.

Он ведь тогда сказал Пирсу правду — да что там, он все тринадцать миллиардов лет своей жизни только и делал, что говорил правду.

Рисковать собой — одно дело.

Рисковать людьми, которые стали ему дороги — совсем другое.

— Я понял, Люцифер, — всякий раз отвечал ему Пирс с совершенно бесстрастным, каменным лицом. — Не надо мне это повторять в десятый раз, хорошо? Да, я помню Потоп. Вы с Декер уже опросили свидетелей по убийству того режиссера? Нет? А чего ждете?

После этого Пирс всегда переводил разговор на работу, и в конце концов Люцифер просто махнул рукой и больше не возвращался к этой теме. Нет, если уж честно, то за прошедший год он не упускал возможности подразнить Пирса. Однажды в поисках подарка для Трикси Люцифер заглянул в книжный на бульваре Сансет и рассмеялся, когда неожиданно увидел на полке роман португальского писателя Жозе Сарамаго с емким и выразительным названием «Каин». Назавтра книга, конечно же, в подарочной обертке лежала на столе лейтенанта. А еще через день Пирс улучил момент, когда Люцифер наливал себе кофе и был на кухне совершенно один, и спросил:

— Ты сам-то ее читал?

— Нет, — признался Люцифер.

— А зря, — ответил Пирс.

Больше он ничего не сказал. Вечером Люцифер снова побывал в книжном на бульваре Сансет, ночью прочел книгу и признал — естественно, не вслух и уж точно не перед Пирсом, вот еще чего не хватало, — что провокация не удалась. Каин в романе совершенно не тяготился бессмертием, не страдал и, более того, едва не задал трепку Небесному Отцу. Поэтому на Рождество лейтенант получил ДВД с фильмом «Ной» и еще одну книгу.

— Эту поэму лорда Байрона о трагическом библейском герое считают бессмертной, — заметил Люцифер. Слово «бессмертной» он, конечно, подчеркнул и заулыбался. — Как жаль, что я так и не увиделся с автором! Между прочим, моя роль там вышла особенно хороша. Несмотря на все художественные допущения.

— Очень рад за тебя.

— Я просто напоминаю тебе, кто ты такой.

Пирс скрестил руки на груди.

— А ты думаешь, я забыл?

Но после того Рождества все будто закончилось. Работы в участке стало еще больше: может, потому что два пожилых следователя ушли на заслуженную пенсию. Несколько раз Хлоя просила Люцифера не явиться на допрос подозреваемого, а побыть вечером с Трикси или даже отвезти ее в школу. Элла пропадала в лаборатории днями и ночами, и приходила туда на выходных, и при каждом удобном случае рассказывала Люциферу о том, как нейросеть сможет нарисовать портрет любого человека, используя его генетический материал. И даже Шарлотта как-то выбралась из своего раздрая: наверно, ей все-таки помогла Линда, а может и Дэн, но вот об этом, то есть как именно Дэн ей помог, Люцифер вовсе не хотел размышлять — всякий раз ему вспоминалась Богиня и ее возмутительная интрижка с Детективом-Тупицей.

Прошло еще полгода, и Каин исчез полностью: будто растаял в воздухе.

— Люцифер, — позвала Хлоя. — Так ты идешь?

— Прошу прощения, детектив! — весело отозвался Люцифер. — Одна минута, я переговорю с лейтенантом, а потом сразу же присоединюсь к вам, хорошо?

— Тогда жду тебя на парковке.

Дверь закрылась, и они наконец остались наедине с Пирсом.

Тот как раз собирал свои распечатки в стопку, а потом как ни в чем не бывало спросил:

— Чем могу помочь, Люцифер?

— Знаешь, ты стал каким-то скучным.

Пирс покачал головой. Положил всю стопку на свой письменный стол и сказал:

— Здесь и сейчас — ты наш гражданский консультант, Люцифер Морнингстар. Если тебе вдруг разонравилась работа в полиции, ты всегда можешь ее оставить и заняться чем-то более захватывающим. В конце концов, у тебя есть свой ночной клуб и…

Он осекся. За него договорил Люцифер.

— …и Ад, полный демонов и грешных душ, обреченных мучить себя целую вечность.

Сперва Пирс ничего не ответил.

— Чего тебе от меня надо?

— Мне просто интересно, что с тобой происходит, — признался Люцифер.

— Спасибо за участие, у меня все хорошо.

— Это не ответ. У нас с тобой была сделка и грандиозные планы, как претворить в жизнь ее условия.

— А потом ты эту сделку расторг. Без обид. Расходимся, хорошо?

— Нет. Неужели ты в самом деле превратился в нудного трудоголика Маркуса Пирса? Со всеми этими штатными расписаниями и планерками. Знаешь, Каин, все это так безрадостно и ничуть не весело.

— А я здесь не для того, чтобы тебя развлекать, — отрезал Пирс и указал ему на дверь. — Тебя, кажется, ждет Декер?

Улыбнувшись, Люцифер скрылся за дверью. Весь день он провел в обществе Хлои, а вечером, поднявшись в пентхаус и налив себе полстакана «Лэфройга», набрал Мэйз.

— Чего надо? — спросила та.

— Услуга за услугу, — предложил Люцифер.

Мэйз зевнула.

— Ты прекрасно знаешь, что я хочу домой.

— Я знаю, что это не так, — ответил Люцифер. — Потому что знаком с тобой миллиарды лет.

— Как же ты задолбал, а? Откуда ты знаешь, чего я хочу, а чего нет?

— Давай так, Мэйз. Ты сделаешь то, о чем я тебя попрошу. А я отправлю тебя домой на каникулы.

— На каникулы?

— Я вернусь за тобой через неделю. Так как я уверен, что тебе там не понравится.

С минуту Мэйз молчала.

— Выкладывай, что тебе нужно, Люцифер.

— Мне нужно узнать, что на уме у нашего дорогого лейтенанта.

Мэйз фыркнула.

— Ты же сказал, что вы расстались. В смысле ты сам его послал.

— Как грубо, Мэйз. Да, мне пришлось разорвать наше соглашение. Но я каждый день вижу лейтенанта в участке. Он как будто стал кем-то другим или отчаянно пытается им стать, и мне трудно в это поверить. Поэтому мне необходимо понять, чем он сейчас живет и чем занимается кроме работы.

— Ладно.

Прошла неделя.

Теперь Мэйз появлялась в пентхаусе каждый вечер, и за несколько дней Люцифер уже составил всю картину. В понедельник вечером Пирс очень поздно уехал домой, заказал доставку из китайского ресторана, посмотрел телевизор и лег спать. Во вторник посетил спортзал, и Люцифер долго смеялся, услышав это. Каин искусно встраивался в общество, где ему приходилось жить, и старательно играл выбранную им роль — например, лейтенанта полиции, который ходит в качалку несмотря на то, что в случае Каина это было бессмысленно: его регенерация всегда восстанавливала исходные настройки, и он просто не смог бы значительно себя поменять, даже если бы сильно захотел. В среду Пирс снова задержался на работе, но хотя бы обошелся без доставки и сам приготовил какую-то пасту. В четверг Пирс снова был в спортзале и после этого долго работал дома. И лишь в пятницу случилось что-то необычное. Пирс вышел из участка во время обеденного перерыва, сел на мотоцикл и умчался в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе.

— Наконец-то что-то интересное! — обрадовался Люцифер. — Не помню ни одного дела в нашем участке, которое бы касалось университета.

— Ага, — кивнула Мэйз. — Он туда ездил по личному вопросу.

— Превосходно, я очень рад за него. А я-то уже едва не пожалел его за такой суровый целибат! Как наш лейтенант вообще так долго держался без секса, бедняга? И что там за личный вопрос?

— Он сказал, что меня это не касается.

— Подожди. Кто это сказал? Пирс?

Мэйз вздохнула. Плеснула себе «Макаллана» и разом вылила в себя все, что было в стакане.

— Да. Короче, он меня заметил. В университетской кантине. Он там ждал какого-то профессора, кажется, химика, — Мэйз помедлила. — Попросил, чтобы мы больше за ним не шпионили.

Люцифер покачал головой.

— Но как это возможно? Ты же демон, Мэйз. Твои реакции быстрее, чем у людей, и ты целых два года занимаешься тем, что ловишь беглых преступников по всем штатам Северной Америки и Канады. А теперь ты хочешь сказать, что…

— Я сделала, что смогла, — бросила Мэйз. — Не нравится, сам за ним и бегай.

Что отвечать, Люцифер не знал.

Во всяком случае, Мэйз перестала требовать отпуска в Аду и уже на следующий день нашла себе другое занятие: улетела в Оклахому в надежде разыскать там какого-то типа, промышлявшего ограблениями ювелирных магазинов и сбежавшего из-под стражи. А Люциферу скинула СМС.

В это время он как раз открыл сайт Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Что там искать, Люцифер не знал. Химией и биологией он не особенно интересовался, и если что-то и слышал об этих науках, то ровно столько, сколько рассказывала Элла. Может, именно поэтому он очень быстро вышел на домашнюю страничку исследовательской группы какого-то профессора, синтезировавшего природные токсины.

На этом его поиски в Интернете и прекратились: кажется, он понял, для чего Пирс ездил в университет. На этом и успокоился. Ну, Каин в очередной раз решил, что ему поможет какой-то особенный яд. Глупо и безнадежно. И что с того?

И все-таки Люцифер не был бы Люцифером, если бы избегал прямой конфронтации.

В понедельник Пирс снова делал вид, что ничего не произошло: вел свои обычные совещания и даже появился на двух допросах. В конце дня Люцифер постучался к нему в кабинет.

Тотчас вскинув глаза на Люцифера, Пирс спросил:

— Надеюсь, ты по делу?

— Конечно, — кивнул Люцифер. — Я всегда по делу. После работы я жду тебя в пентхаусе.

Пирс помедлил.

— Зачем?

Люцифер пожал плечами.

— Выпьем, вспомним старое время. Поговорим.

— Если у тебя есть ко мне какие-то вопросы, задай их прямо сейчас, — сказал Пирс. — И сделай одолжение, не посылай больше Мэйз торчать у моего дома. Звание лейтенанта полиции я получил не за красивые глаза, а за хорошую работу и профессионализм, так что я отлично вижу, когда кто-то висит у меня на хвосте. Или слоняется у меня за окном.

— Никогда не ставил под сомнение твои таланты. Я даже удивляюсь, как ты все успеваешь. Кстати, давно собирался спросить. Как идут дела в той другой, параллельной организации, все хорошо?

— Люцифер!

— Знаешь, я правда не хотел тебя задеть, — сказал Люцифер, поднимая руки в примирительном жесте. — Может, я просто волнуюсь о твоем душевном состоянии. Ты ведь придешь?

Пирс нахмурился. С минуту он сверлил Люцифера взглядом, а потом выдавил:

— Хорошо.