Actions

Work Header

Большое Приключалово: Первая Арка

Chapter Text

НАЧАЛО

Все они, конечно же, подписались на Приключение (как независимо от других каждый стал про себя это называть) именно потому, что хотелось чего-то новенького, бодрящего и в то же время оторванного от родной реальности каждого. В любимой кофейне, куда каждый приходил отдохнуть от своих забот, обычно никого не бывало. Но сегодня то ли таинственная магия этого места дала сбой, то ли так было кем-то предрешено, и они оказались там одновременно. Злющий из-за неудачи, обиды, предательства Келегорм, которому срочно хотелось успокоиться и развеяться, адски уставший от трехдневной тяжелой охоты на мага-малефикара (а потом от общения с журналистами) паладин Джулио Пекорини, доведенный до белого каления тупостью студентов и любезной наглостью директора профессор Снейп, и многократно битый жестокой жизнью, вымотанный безысходностью и отчаянием, но не сдавшийся им Вэй Усянь. Удивительным образом они нашли общий язык, жалуясь друг другу на судьбу… А потом они познакомились с загадочным Шляпником и приняли его предложение. Каждому хотелось развеяться, убраться куда-нибудь в такое место, где их никто не знает, и можно позволить себе не думать о своих заботах. Но никто, никто не мог даже представить, что обещанное Приключение начнется сразу за порогом кофейни!!!

Во-первых, за дверью оказалась небольшая площадь внутри какой-то крепости, посреди которой стоял помост для казней, и там как раз собирались кого-то казнить. Этого кого-то поставили на колени и два мужика в доспехах старательно укладывали его голову на плаху, а рядом палач в красном колпаке деловито проверял остроту топора.

Во-вторых, там оказался дракон.

И первым его заметил Джулио.

ДЖУЛИО (нервно оглядываясь): Что-то мне не нравится это место.

ВЭЙ УСЯНЬ (роясь в рукавах): Мне тоже. Вон казнят кого-то, не люблю казни.

Снейп молча пожал плечами. Мало ли кого казнят и за что. Лучше не вмешиваться, незаметность – друг шпиона.

Келегорм же явно разделял недовольство паладина и некроманта, и потянулся за луком, как раз когда Джулио наконец понял, чем именно ему не нравится это место и почему по его спине и заднице словно целый муравейник марширует.

ДЖУЛИО: Дракон!!!

И паладин рефлекторно призвал купол святой брони, на всякий случай – сразу на всю площадь.

И очень вовремя.

Дракон, заложив красивый круг над площадью, раззявил пасть и исторг мощную струю ослепительно-яркого пламени.

Снейп тут же махнул палочкой, не надеясь на паладинскую светящуюся полусферу, и сколдовал огнеупорный щит… но дракон успел раньше.

Пламя расплескалось по куполу святой брони, никому не причинив вреда. Снейп с удивлением глянул на паладина – не ожидал такой… как там молодежь говорит? Крутости, да. Однако и немолодой профессор Хогвартса тоже чего-нибудь стоит!

СНЕЙП (взмахивая палочкой): А…

И тут на его руке повис китаец, «Авада» сбилась, палочка выбросила только сноп зеленых искр.

СНЕЙП: Какого черта?!

И попытался сбросить с себя цепкого китайца. Между тем дракон пошел на второй заход, и снова пламя расплескалось по куполу, но на сей раз то ли паладину силы изменили, то ли дракон нарастил мощь – но пламя прошло низко, даже жарко стало. И крыши домов по краю площади загорелись.

Келегорм не стал ждать дольше, вскинул лук.

ВЭЙ УСЯНЬ: Дракона нельзя убивать, дракона надо искать!

КЕЛЕГОРМ: Этот нас сам нашел.

И выстрелил, метя в хвост. В конце концов, даже если это и тот, на чьи поиски их послали, все равно не сказано было – «нельзя отстрелить дракону хвост». Только «нельзя убивать».

Стрела, пылая ослепительно белым светом, ударила дракона в самую задницу, и отскочила, не причинив ему видимого вреда. А дракон, явно разозлившись, снова щедро залил пламенем всё вокруг, и на этот раз жар был таким, словно они стояли возле сталеплавильной печи.

СНЕЙП (чувствуя, что дико перепугался – впервые в жизни настолько!): Эй, паладин!!! Ты же паладин!!! Вам положено с драконами воевать! Сделай что-нибудь!

ДЖУЛИО (стуча зубами от напряжения): Я делаю…

Купол святой брони после третьей атаки дракона начал гаснуть, и паладин держался явно из последних сил, Вэй Усянь это понял, едва глянув на него. Достал флейту и заиграл «Усмирение».

Звуки флейты залили всю площадь, но… то ли дракон был глухим, то ли Вэй Усянь где-то ошибся в рисунке мелодии…

ВЭЙ УСЯНЬ (оборвав музыку): Бежим!!!

И первым рванул в ближайший переулок, даже не думая о том, что так выскочит из-под сияющего защитного купола. Джулио побежал за ним, всё еще удерживая купол метафизически, а физически – таща за рукав профессора. Вэй Усянь на ходу попытался было снова сыграть «Усмирение», но одновременно бежать и играть было сложновато, так что получалось неважно. Да еще позади топал подкованными сапогами паладин, а сверху дракон плевался огнем, отвлекая от музыки.

Снейп всё пытался зарядить в дракона непростительным заклятием, хотя бы Круциатусом.

Бежавший последним Келегорм обернулся и выстрелил дракону в пасть.

Увидеть результат выстрела они уже не успели: вдруг под ногами разверзлась бездна, и все четверо провалились в темноту.

 

ЛОКАЦИЯ: ПЕЩЕРА

Темнота оказалась наполненной чем-то твердым, во всяком случае каждый крепко приложился, даже Джулио, у которого умение правильно падать было забито в рефлексы сначала наставником по скарпетто, а потом и бесконечными жесткими тренировками в Корпусе. Что уж говорить, даже Келегорм, несмотря на свою эльфийскую ловкость, ушиб задницу! Вэй Усяню повезло больше всех: он упал прямо на паладина, и отделался только небольшой ссадиной на коленке.

ВЭЙ УСЯНЬ (отплевываясь от попавших в рот кудрей Джулио): Прошу прощения, молодой господин Джулио. Я не нарочно.

ДЖУЛИО: Ничего страшного, сеньор Усянь. Только что это такое твердое упирается мне чуть ниже поясницы?

Вэй Усянь тут же полез проверить, перепугавшись, начал щупать, сначала попав на задницу Джулио, наконец нащупал, что искал, и выдохнул с облегчением.

ВЭЙ УСЯНЬ: Это моя флейта. И она, по счастью, уцелела.

СНЕЙП (кряхтя): Может, вы наконец встанете с меня, господа?

Ругаясь и хихикая под нос, Вэй Усянь и Джулио встали, паладин помог встать профессору, и наконец попытался оглядеться мистическим взором.

КЕЛЕГОРМ (по привычке): Братец, ты цел? А, проклятье! Давно я без него ни во что не ввязывался.

ВЭЙ УСЯНЬ (весело и нахально):  Со мной все в порядке!

Нащупал Снейпа и принялся отряхивать его мантию.

ВЭЙ УСЯНЬ: С вами все хорошо, наставник?

Снейп вывернулся из его рук и отошел в сторонку.

СНЕЙП: Хоть один здесь вежливый и воспитанный нашелся! Нет, разумеется, со мной не все в порядке! Я черт знает где! Спасибо, что не в драконьем желудке, конечно, от этого я просто счастлив...

ДЖУЛИО: Странное место. Я не вижу ничего ни обычным взглядом, ни мистическим.

КЕЛЕГОРМ: Я тоже.

Келегорм порылся в сумке на поясе и добыл оттуда «феанорову лампу», встряхнул ее, но безуспешно.

СНЕЙП (доставая волшебную палочку): Люмос!

Палочка издала шипение, но из нее не вылетело ни искорки.

ДЖУЛИО (с огорчением): Я даже световой огонек призвать не могу. Здесь совершенно нет маны! Никогда не сталкивался с таким раньше. Даже после «выжигания маны» всегда остается хоть немного рассеянной, а здесь…

И тут, на этих словах, вдруг перед ними засветилась огромная надпись, причем для каждого – на родном языке. Для Джулио на фартальском, для Келегорма на квенья, для Вэй Усяня иероглифами и для Снейпа на английском:

ГОРЫ АССА

ПЕЩЕРЫ ЗАБВЕНИЯ

И не успели они даже удивиться, как в темноте раздался быстро приближающийся топот множества маленьких ножек, и тут же, наконец, одновременно вспыхнули «феанорова лампа» и Люмос, а мгновение спустя Джулио таки набрал немножко маны и выпустил световой огонек.

Это действительно была огромная пещера, в которой виднелись с два десятка каменных гробниц с разбитыми крышками… и здоровенный сундук на маленьких ножках с человеческими ступнями.

ДЖУЛИО (хватаясь за меч): Что за черт?!

СНЕЙП (наставляя палочку на сундук): Ридикулос!!!

Келегорм ничего не сказал, а замахнулся мечом, но его остановил Вэй Усянь

ВЭЙ УСЯНЬ: Стойте!!! Это наверняка тот посланник, о котором говорил небожитель в странной шляпе! Помните, он сказал - нас встретит его необычный посланник, и попросил его не бить сразу.

СНЕЙП: чертовщина какая-то...

СУНДУК: А говорили, что герои вежливые будут…

Сундук тяжко вздохнул.

КЕЛЕГОРМ (с отвращением): Какое чудовищно искаженное создание! Не приложил ли тут руку Темный?

СУНДУК: Какой темный? Я вполне даже светлый. Груша разумная, светлой породы. И вообще, я тут не за тем, чтобы о происхождении и цветовой дифференциации дискутировать.

ВЭЙ УСЯНЬ (с восхищением): Ой, оно разговаривает! Ух ты!

СУНДУК (зевает, широко распахивая крышку и показывая огромный красный язык): Уа-а-ах… Итак, основное задание – поиск дракона. Раз в пятьсот лет в мире восходит Тёмное Солнце, способное погубить всё живое, а после и разрушить мир. Каждые пятьсот лет пробуждается дракон, который должен проглотить его... Но в этот раз дракона нет, а Темное Солнце скоро взойдет. Так что вперед, на поиски дракона и спасение этого мира. Без награды не останетесь. Ну и еще раз напоминаю - дракона убивать нельзя. А то Темное Солнце некому поглотить будет.

ВЭЙ УСЯНЬ (с любопытством оглядывая Сундук на безопасном расстоянии): А подробнее можно, уважаемый Сундук?

СУНДУК: Нет. Вот из-за этого хама – нет (снова распахивает крышку и показывает кончиком языка на Келегорма). Сами ищите подробности. А дополнительное снаряжение я вам, так и быть, выдам. Забирайте.

И Сундук, спрятав язык, оставил крышку открытой. Все переглянулись, но подойтик Сундуку никто не рискнул.

ДЖУЛИО: Наставники в Корпусе нам всегда говорили: не суй руки куда попало. Сначала мечом потыкай, а лучше – «очищением», а уже потом мечом… Так что я бы не рисковал.

СУНДУК (в его сторону): Ну вы и трусло, сеньор паладин.

Джулио на это только плечами пожал. Келегорм тоже не горел желанием лезть в Сундук.

КЕЛЕГОРМ (сложив руки на груди и отвернувшись, через плечо): Обойдемся.

СНЕЙП (взмахивая палочкой и застывая в раздумьях): Что бы такое применить?..

Вэй Усянь, достав флейту, обвел взглядом пещеру, заметил, наконец, гробницы и, посветлев лицом, заиграл жутковатую мелодию, от которой Джулио пошел мороз по коже, а Келегорма затошнило.

Из гробниц начали вылезать скелеты. Джулио аж дернулся и вскинул сжатый кулак, призывая «круг света». Не успевшие вылезти скелеты тут же рассыпались в прах, Сундуку ничего не сделалось, а сотоварищи, не ожидавшие такого, заморгали и принялись тереть глаза.

СНЕЙП: Черт вас побери, сеньор паладин!!! О таком надо предупреждать!!!

ВЭЙ УСЯНЬ (с укоризной): А кто нам теперь будет доставать снаряжение, молодой господин Джулио?

Джулио покраснел. Давно ему не было так стыдно!

ДЖУЛИО: Извините, это я машинально… Профессиональное.

Снейп, вытянув шею, заглянул в Сундук, и снова поднял палочку

СНЕЙП (взмахивая волшебной палочкой): Акцио снаряжение!

Но ничего не происходит.

СНЕЙП (злясь):  Да что за место такое! Акцио вещи!

И снова безрезультатно.

ДЖУЛИО (смущенно): М-м-м… я «очищение» не применял, так что там, в гробницах, может быть, что-то еще осталось…

Вэй Усянь подошел к ближайшей, заглянул в нее, покачал головой, перешел к следующей. Обрадовался и заиграл снова.

После «круга света» улов у него оказался небогатый, всего-то пять скелетов.

КЕЛЕГОРМ (с отвращением глядя на поднимающиеся скелеты):  Во что я ввязался? И ведь никто меня не заставлял!

От музыки Вэй Усяня его опять нешуточно начало корежить, и он заткнул себе уши.

КЕЛЕГОРМ (бормочет себе под нос): Какой я глупец...

Скелеты, повинуясь музыке, выстроились в ряд к Сундуку, и первый смело сунул руку внутрь. Сундук хряцнул крышкой, раздробив кости, и снова распахнулся. Скелет выжидающе повернулся к Вэй Усяню. Тот, вздохнув, сыграл еще одну мелодию, и скелеты изменили тактику: четверо подошли к Сундуку справа и слева и ухватились за крышку, удерживая ее открытой. Сундук тут же принялся лягаться ножками и хлестать по скелетам языком. Однорукий скелет-«первопроходец» под музыку Усяня проявлял чудеса ловкости, доставая из Сундука предметы и швыряя их в сторону героев. Наконец последним он бросил свернутый в трубку пергамент, и тут его достал язык Сундука, снеся ему голову. Вдохновившись успехом, Сундук принялся лягаться особенно яростно и вскоре разделался с остальными скелетами, после чего, показав на прощанье героям язык, захлопнул крышку и утопотал куда-то в темноту.

Вэй Усянь, выдохнув, заткнул за пояс флейту и обратился к Келегорму с искренним любопытством и сочувствием.

ВЭЙ УСЯНЬ: Что с тобой, старший братец? Не говори только, что я так плохо играю!

Конечно же, Келегорм тут же вспылил.

КЕЛЕГОРМ:  Не смей называть меня так, смертный!

ВЭЙ УСЯНЬ: Но ты же первым назвал меня братом, старший братец!

КЕЛЕГОРМ (сквозь зубы): Я обращался не к тебе!

Вэй Усянь улыбнулся во все зубы, и стало ясно, что он, кажется, нашел себе развлечение. Но сейчас всех больше занимали предметы, вытащенные из Сундука, и Вэй Усяня тоже.

Он первым и поднял маленький шелковый мешочек со шнурами.

ВЭЙ УСЯНЬ (радостно): Ух ты, цянькун! И хороший какой, а. Краси-и-ивая вышивка! А что тут в нем?..

Засунув руку по самое плечо в крошечный мешочек, Вэй Усянь достал оттуда пачку отличной бумаги, кисточку и тушечницу и пришел в настоящий восторг.

ВЭЙ УСЯНЬ: Кисть, достойная руки императора! Лучшая рисовая бумага! А тушь! От нее бы не отказался даже Лань Цижэнь! По крайней мере, он бы не смог к ней придраться.

СНЕЙП: Вы собираетесь заниматься каллиграфией? Я полагал, в вашей сумке найдутся куда более полезные вещи. Впрочем, хотя бы она сама весьма полезный предмет.

ВЭЙ УСЯНЬ (прижимая к себе бумагу, кисть и мешочек): Я собираюсь писать талисманы!!! А хорошая кисть и бумага – половина дела! А что у вас в сумке, уважаемый наставник?

Тут Снейп, наконец, сообразил, что ведь и ему досталось какое-то снаряжение, и посмотрел под ноги, на внушительный, слегка потертый кожаный саквояж. Поводил над ним палочкой, саквояж открылся… и Северус застыл, не веря своим глазам. Внутри была настоящая походная лаборатория зельевара! Да еще и с набором ингредиентов! Позабыв об остальных и вообще обо всем, Снейп присел на корточки и принялся с восторгом копаться в саквояже.

Келегорм, глядя на это, решил проверить, что досталось ему. Сумка была подозрительно легкой. Нолдо поднял ее, мельком подумав, что она сшита прочно, и должна быть очень удобной. Открыл и с недоумением выудил связку каких-то гнутых проволок, разномастных ключей и причудливых фигурных плоских железок, а еще – черную повязку с прорезями для глаз, и маленький ломик. Даже странно, как оно там всё поместилось… и почему сумка при этом такая легкая. Впрочем, чему удивляться, у сотоварищей по Приключению, похоже, такие же сумки – внутри куда больше, чем снаружи.

КЕЛЕГОРМ: Что это?

Джулио открыл было рот, чтобы сказать ему, но сдержался и промолчал. Хотя прекрасно опознал воровской набор. Судя по количеству отмычек – отличный набор, за такой бы передралась добрая половина фартальезских воров. Паладин удивился тому, зачем загадочный демиург в шляпе выдал сиду именно такое снаряжение, но решил подождать с вопросами и высказыванием своего удивления. Прошли те времена, когда Джулио жил по принципу «что на уме, то и на языке». Жизнь и наставники научили его понимать, когда нужно промолчать и оставить свое мнение при себе.

КЕЛЕГОРМ: Странные вещи… но чем-то они мне нравятся.

Он повесил сумку через плечо и застегнул поясной ремешок от нее, снова отметив, что она очень удобная, совершенно не мешает двигаться и при надобности в нее легко сунуть руку. Да и странные железки так приятно лежали в руках, словно были сделаны специально для него… вот только зачем?

Между тем Джулио поднял и свою сумку. Она выглядела как самая настоящая походная сумка странствующего паладина. Даже с вытисненными на застежках клеймами Корпуса. Джулио распустил завязки, заглянул и обрадовался.

ДЖУЛИО: о! Очень кстати! М-м-м, что тут у нас… ага. Походный алтарь, аптечка, сухой паек… сменное белье… веревка с волосом единорога, огниво, походные столовые приборы… несессер! О-о, порошковое мыло для волос, щипчики для ногтей, и остальное!  И даже лошадиные галеты. Жаль, лошадей нет, надеюсь, раздобудем… о. А это что? Хм… как же он сюда поместился? И это тоже. Хорошая какая сумка, влезли плащ непромокаемый, палатка с подстилками, котелок и посуда, и даже запасные мундир и сапоги! Надеюсь, эта магия выдержит хотя бы «очищение»…

Затянув завязки сумки, довольный паладин закинул ее на плечо, и поднял пергаментный свиток. Развернул его.

ДЖУЛИО: Сеньоры! Нам хоть и не сказали, с чего начинать поиски, зато выдали карту. И на ней даже указано, где мы находимся.

Все, услышав его слова, тут же сгрудились вокруг него и заглянули в карту… И снова их окружила непроглядная тьма, закрутило и завертело… А через пару мгновений в глаза ударил яркий дневной свет, а в лицо – свежий ветер, пахнущий травами.

Они стояли на невысоком холме, внизу вилась проселочная дорога, а впереди виднелось какое-то село.

 

ЛОКАЦИЯ: ХОЛМ ШИРОКОГО ОБОЗРЕНИЯ.

Не успели герои как следует оглядеться, как что-то грохнуло, словно кто-то ударил в гонг, и прямо на головы им с чистого неба посыпались желтые маленькие звездочки, которые тут же таяли, стоило к ним прикоснуться.

СНЕЙП (отпрыгивая и пытаясь отряхнуться): Это еще что?

ДЖУЛИО (на всякий случай призывая «очищение»): Понятия не имею…

Тут звездопад прекратился, зато вдруг прямо под ноги каждому высыпалась куча монет. Джулио наклонился, рассмотрел и снова призвал «очищение». Монетам ничего не сделалось, и паладин поднял одну.

ДЖУЛИО: Сдается мне, нам выдали что-то вроде награды. Вот только за что? Дракона мы не нашли.

ВЭЙ УСЯНЬ: Как это? А от кого же мы так резво драпали?

КЕЛЕГОРМ (наклоняясь и разглядывая свою кучку): Это был не тот. Не может быть такого, смертный, чтобы сразу в начале охоты на тебя выбежал медведь… в нашем случае – искомый дракон.

ШЛЯПНИК (появляясь прямо перед ними из ниоткуда): Верно, Туркафинвэ. Это был сбой программы, конфликтующая версия, скажем так…

СНЕЙП (указывая палочкой на кучку у своих ног): Это что за подачка?

ШЛЯПНИК (ухмыляясь): Как верно заметил сеньор паладин – награда. Вы успешно прошли вводный уровень, заработали опыт и деньги.

Все уставились на него с недоумением, причем Келегорм, Вэй Усянь и Джулио – с крайним недоумением, а вот у Снейпа на лице видна титаническая работа мысли и памяти. Он первым и подал голос.

СНЕЙП: Та-ак… что-то это мне знакомо звучит. Что-то подобное я краем уха слышал в разговорах студентов… Не хотите ли вы сказать, что мы оказались внутри игры?!

ШЛЯПНИК (пожимая плечами): Вся жизнь – игра. Нет, вы не оказались внутри игры в прямом смысле, мистер Снейп. Этот мир сконструирован как игра, верно, но он вполне настоящий и нуждается в помощи профессиональных героев. Хм… профессиональный герой среди вас только один, но это неважно.

На этих его словах все посмотрели друг на друга, пытаясь понять, кого именно Шляпник имел в виду. Понаслаждавшись моментом, Шляпник продолжил разговор. В руках у него веер из карт, похожих на игральные, которыми он неспешно обмахивался.

ШЛЯПНИК: У этого мира свои свойства и законы, и вам придется им следовать. Не бойтесь, не пожалеете. Вам даже понравится.

СНЕЙП (мрачно и с сарказмом): Ну-ну.

КЕЛЕГОРМ (подбрасывая на ладони рубленые кусочки серебра, клейменые Звездой Феанора): Свойства мира свои, а деньги словно прямо из сундуков моего брата Карантира! И что же это за свойства?

ШЛЯПНИК: Ну например, один прыжок за орбиту не выведет! Но извольте. В мире есть жёстко фиксированная система классов. Игровых, а не социальных, господин Пекорини. В рамках этих классов и происходит развитие...

Вэй Усянь, не слушая, радостно запихивал деньги горстями в цянькун.

ВЭЙ УСЯНЬ: Ого! Да если я тут еще и денег заработаю, сколько я потом дома еды своим куплю!

ШЛЯПНИК: Молодой господин Вэй, это не так работает.

ВЭЙ УСЯНЬ: Но серебро – везде серебро, как же иначе?

ШЛЯПНИК: Ну что же, всё, что у вас останется к концу квеста, вы сможете забрать с собой… если что-то останется.

ВЭЙ УСЯНЬ (слегка испуганно): А тут что, так всё дорого?!

ШЛЯПНИК: Узнаете. Итак, вернемся к вопросу классов.

КЕЛЕГОРМ (с любопытством): А что такое классы? И что такое «социальный»?

ШЛЯПНИК: Вам потом мистер Снейп и сеньор Пекорини объяснят.

ВЭЙ УСЯНЬ (кричит): И мне, и мне пусть объяснят.

ШЛЯПНИК: Могу потом литературу подкинуть, если объяснений будет недостаточно. Так, держите свои карты, геройская банда.

Он выщелкнул из веера одну карту.

ШЛЯПНИК: Начнем с паладина…

Бросил карту Джулио, тот поймал и посмотрел на нее. Остальные увидели дубликат карты, только большой, призрачный и висящий в воздухе.

КАРТА ПЕРСОНАЖА

Джулио Пекорини

Класс: паладин.

Сила: 15

Выносливость: 15

Ловкость: 12

Здоровье: 100

Духовные силы: 20

Воля: 25

Магия: 5

Оружие: меч

Мораль: +2 всегда, не падает ниже, может повышаться

Атака: 15, по нежити, магам, демонам – 20

Базовый урон: 5, повышается от применения умений, зависит от морали

Скрытая атака: молитва. Повышает атаку до 20 (25 по магам, демонам, нежити), если паладин успел прочитать молитву.

Умения: рукопашный бой, фехтование, базовые паладинские умения (святая броня, щит Веры, Длань Девы, пламенная стрела и пламенное копье, сеть силы, печать подчинения, россыпь огоньков, световой огонек, шаровая молния, очищение, круг и сфера света, выжигание маны, силовой удар, благословение, отведение глаз, воздействие на разум), молитва, медитация, отпущение грехов, устойчив к магическому воздействию любого типа, кроме исцеления, обаяние (пассивное, чем выше мораль, тем обаятельней паладин), нетерпимость к грехам.

Дополнительное умение на время приключения: призыв помощника; паладин также повышает мораль членов команды, но только если стресс Джулио ниже 5.

Личное умение: покаяние. Если паладин хорошо кается, его мораль и духовные силы резко возрастают.

Негативный перк: неуверенность в себе дает от -2 до -10 к духовным силам.

ШЛЯПНИК: А теперь – разбойник.

Он бросил карту Келегорму. Тот посмотрел в нее, все увидели дубль карты, и Келегорм, едва прочитав, потемнел лицом.

КАРТА ПЕРСОНАЖА

Келегорм Феанарион

Класс: разбойник

Сила: 11

Выносливость: 15

Ловкость: 15

Здоровье: 100

Духовные силы: 3

Воля: 5

Магия: 2

Оружие: меч, лук, ножи.

Мораль: 0

Базовый урон: 5, зависит от морали и уровня стресса.

Атака: 15, по оркам – 20

Скрытая атака: Тяжесть Клятвы дает +2 к базовому урону против всех врагов. Если враг не заметил Келегорма - +4 к урону

Умения: рукопашный бой, стрельба из лука, фехтование, успешная кража, тайное убийство, незаметность, атака по оркам +10 к общей атаке, следопыт, общение с животными, неотразимая наглость, воровское обаяние, торговля.

Дополнительное умение на время приключения: Тяжесть Клятвы. Келегорм, вспоминая Клятву, впадает в депрессию, у него повышаются специфические разбойничьи навыки, действует на один бой. Перезарядка умения - пять часов.

Оружие – лук, гасящий солнце. Дает дополнительную атаку против нежити и орков.

Негативный перк: впадает в ярость, повышая все боевые характеристики вдвое, но понижая здоровье втрое.

КЕЛЕГОРМ (с тихой яростью): Разбойник? Я? Я воин, а не людской грабитель!!! Да как ты смеешь!

ШЛЯПНИК: Могу и смею. Условность есть условность, или больше хочется называться вором? Или... Хм, это не подходит. Разбой-то убийства подразумевает, как ни крути. И отъём собственности. Ещё скажите, что нет ничего, что не забирали у хозяина силой или уж как придётся! В жизни не поверю!

Келегорм молча сжал кулаки, но вспоминил в первую очередь корабли Альквалондэ, и ему нечего сказать.

ШЛЯПНИК (немного смягчаясь): Утешьтесь тем, что «разбойник» - это еще и следопыт, и боец со специфическими навыками… Так, кто у нас следующий? Это вы, мистер Снейп. Держите вашу карту, маг-целитель.

Снейп поймал карту и открыл было рот, чтоб возразить насчет «целителя», но потом вспомнил, сколько раз он устранял у тупых студентов последствия неправильного обращения с зельями и лабораторным оборудованием, и промолчал.

КАРТА ПЕРСОНАЖА

Северус Снейп

Класс: маг-целитель

Сила: 2

Выносливость: 4

Ловкость: 4

Здоровье: 30

Духовные силы: 0

Воля: 25

Магия: 25

Оружие: волшебная палочка

Мораль: -3

Базовый урон: от палочки 4, от ядов 5, если успевает атаковать противника ядом до того, как тот замечает его атаку.

Атака: 10 (боевыми заклятиями)

Скрытая атака: яды. + 5 к основной атаке

Умения: зельевар, целитель, алхимик, боевой маг. Устойчивость к ментальному воздействию. Высокая харизма. Если у него повышается мораль, магия возрастает на 5 единиц за каждый + к морали.

Дополнительное умение на время приключения: “мастерство целителя”: все члены команды получают ускоренное восстановление здоровья, если находятся рядом с Северусом не далее чем в 100 метрах, и не могут получить смертельную рану. Скрытое умение – позитивное отношение к нему окружающих.

Личное пассивное умение - Я же говорил! При применении этой фразы во время исцеления сокомандников мораль Снейпа может временно повышаться на 5 единиц, если исцеляемый соглашается с его словами.

Негативный перк: впадает в депрессию и начинает всех поучать, отчего мораль у всех сокомандников резко падает, особенно у Джулио и Вэй Усяня.

СНЕЙП (возмущенно): Что значит - мораль минус три?? Что значит - духовные силы ноль?

ШЛЯПНИК: Ну вы как бы не самый положительный товарищ, раз, и вы же не взываете к богам, два.

СНЕЙП (сварливо): это совершенно бессмысленно! И всегда было бессмысленно! Никому на моей памяти взывание к богам не помогло и никого не спасло!

ДЖУЛИО (не удержавшись от ехидства): Позвольте не согласиться, сеньор профессор. Совсем недавно вас именно это и спасло от драконьего пламени. Правда, взывали не вы, но это уже нюансы.

Снейп замолк и посмотрел на Джулио странным взглядом. Тот в ответ пожал плечами, отвечая на невысказанный вопрос

ДЖУЛИО: Ну я же паладин, как-никак.

СНЕЙП: М-м-м…

Он отвернулся и принялся демонстративно пристально разглядывать свою карту. Заметил еще кое-что и опять возмутился.

СНЕЙП: Что значит – сила 2? Помнится, у этих вот (машет картой в сторону паладина и Келегорма) сила куда побольше! И здоровье что-то маловато.

ШЛЯПНИК: Хорошее у вас здоровье - с учетом вашей профессии и образа жизни. И вообще, вам ли жаловаться, вон магия у вас какая.

Снейп снова посмотрел в карту, хмыкнул удовлетворенно.

ШЛЯПНИК: Значит, по морали возражений нет, дальше идём.

Шляпник ухмыльнулся и достал карту Вэй Усяня.

КАРТА ПЕРСОНАЖА

Вэй Усянь

Класс: боевой маг (некромант)

Сила: 8

Выносливость: 4

Ловкость: 8

Здоровье: 50

Духовные силы: -5 (только темные, некроэнергия)

Воля: 20

Магия: 15 общая, 30 при применении умений некроманта и мастера амулетов

Оружие: ганблейды, флейта

Мораль: 1

Базовый урон: 5, от применения флейты возрастает вдвое

Атака: 10

Скрытая атака: бумажный амулет с заклятием. Если успевает навесить на врага амулет до того, как враг начнет атаковать, получает +10 к атаке против любого врага.

Умения: мастер амулетов, некромант, заклинатель, призыв демонов, поднятие мертвых, волшебная музыка, кровавая магия, мастер проклятий.

Негативный перк: впадает в ярость, что усиливает некромантские умения втрое, но снижает контроль втрое и понижает мораль Джулио и Келегорма, зато повышает мораль Снейпа.

ВЭЙ УСЯНЬ: Это что же получается? Если я разозлюсь, то потеряю контроль над мертвыми, которых подниму?.. Ой-ой!

Он представил себе, что могут натворить вышедшие из управления мертвецы, и представленное ему очень не нравится.

ШЛЯПНИК: Вам придется научиться находить баланс. Вам всем. Хм… И последнее на сегодня. За каждый квест вы получаете опыт, опыт повышает уровень. И на каждом повышении уровня вы получаете несколько очков, которые можете вложить в любую характеристику, подняв ее. Старайтесь распоряжаться этим с толком… впрочем, кому я это говорю?

Келегорм только отошел от осознания того, что его определили в разбойники, и тут заметил еще одну проблему.

КЕЛЕГОРМ: Эй! Ты хочешь сказать, что я слабее вот его? Этого смертного? Да само мое отцовское имя значит "сильный"!

ШЛЯПНИК (разводит руками, ухмыляется): Карты отражают ваши реальные возможности и свойства, я тут ни при чем.

И с этими словами Шляпник исчез.

Джулио задумчиво посмотрел на свою карту и пожал плечами.

ДЖУЛИО: Как-то это всё странно. Впрочем, мы же и хотели чего-то необычного. По крайней мере этот демиург в шляпе распределил мои способности достаточно близко к действительности…

КЕЛЕГОРМ: Сомневаюсь. Ты не можешь быть сильнее меня, ты же всего лишь человек.

ДЖУЛИО (снова пожимая плечами): Я паладин.

Вэй Усянь и Снейп переглянулись, и на всякий случай отошли подальше, присели на кочку.

ВЭЙ УСЯНЬ: на кого ставите, почтенный наставник?

Снейп критически, прищурив левый глаз, посмотрел на паладина и Келегорма.

СНЕЙП: На паладина. Он хотя бы вежлив, в отличие от дылды с косой.

ВЭЙ УСЯНЬ: А я тогда на старшего братца.

Между тем накал Келегорма дошел до крайности. Он всё никак не мог смириться с тем, что человеку выдали больше силы, чем ему.

КЕЛЕГОРМ: Ты не можешь быть сильнее меня. Не верю!!!

ДЖУЛИО (под нос): Тяжело с этими сидами… (громче) Давай разберемся с этим здесь и сейчас. Подеремся без оружия. Кто упал – тот проиграл. Без всяких условий, просто так.

КЕЛЕГОРМ (сбрасывает с себя сумку, снимает пояс с мечом и лук с колчаном): ДА!!!

Джулио молча снял перевязь с мечом и верхний мундирный кафтан, аккуратно сложил на траву и принял боевую стойку, спокойно ожидая атаки Келегорма. Тот, нимало не сомневаясь, что демиург в шляпе что-то напутал, и сейчас смертный свалится от одного его удара, даже на какие-то боевые хитрости и приемы размениваться не стал, а просто ломанулся вперед, замахиваясь кулаком в движении.

И очень удивился, когда смертного там, где он должен был быть, не оказалось. Келегорм аж споткнулся от неожиданности. А голос Джулио раздался откуда-то слева.

ДЖУЛИО: Сеньор Келегорм, ну это было так неэстетично. Вы же сид, деритесь хотя бы красиво!

Зарычав, Келегорм развернулся на голос, готовя удары уже в движении. Он был очень быстрым, никто бы не увернулся… И Джулио не увернулся. А просто принял удар на блок, а затем сразу и второй – на корпус. И устоял.

ДЖУЛИО: О, уже лучше!

Он пригнулся, уходя немного назад, и атаковал слева,  Келегорм тут же увернулся и поставил блок… И получил крепкий удар по правому бедру. Смертный врезал ему ногой, хотя Келегорм был уверен: тот будет бить левой рукой! Конечно же, Келегорм устоял, только чуть запнулся, тут же перевел это в атаку из нижней позиции. Джулио получил вскользь в челюсть. У обычного смертного от такого удара уже бы зубы вылетели, а сам бы он валялся на травке, но паладин, мотнув головой и пошатнувшись, не упал, только кровь сплюнул, и тут же без затей сделал то, чего Келегорм от него не ожидал: ударил его самого по морде! Нолдо от неожиданности замешкался, и тут же получил еще один удар – под дых. Смертный и вправду оказался достаточно силен, чтобы пробить крепкий Келегормов пресс и заставить эльфа согнуться, хватая ртом воздух. Но даже в таком положении Келегорм и не думал сдаваться, а взял и попросту двинул головой паладину в живот.

Настал черед Джулио хекнуть и несколько мгновений тщетно пытаться вдохнуть. Но все же он устоял, да еще сумел удержать два новых удара. А потом паладин отпрыгнул назад, обежал Келегорма и, чуть нагнувшись, с разбегу пошел в атаку, ударил плечами и грудью, и не остановился.

И тут нолдо понял, что падает. И ничего не может с этим поделать!!!

А через мгновение он уже лежал на травке на спине, а сверху был Джулио, и крепко прижимал его к земле.

ДЖУЛИО (сплюнув на сторону кровь из рассаженной губы): Так – достаточно?

И тут на них сверху просыпался дождь из золотистых звездочек, а потом бабахнул гонг, рядышком плюхнулись две кучки монет, и на каждую сверху - четыре крупных рубина. И раздался голос Шляпника.

ШЛЯПНИК: А вот и левел-ап, дорогие товарищи приключенцы. Можете вложить во что хотите - хоть в силу, хоть в магию, дело ваше.

СНЕЙП (громко ворчит): Почему они всегда такие... мальчишки?!

ВЭЙ УСЯНЬ: Сила есть – ума не надо. (тихо) Хорошо, что мы не стали спорить на деньги!

ДЖУЛИО (вставая и подавая руку Келегорму): Это была хорошая драка, сеньор Келегорм. Мало кому удавалось так меня отделать за последние три года.

КЕЛЕГОРМ (игнорируя протянутую руку, взвивается на ноги, цедит сквозь зубы): Тебе просто повезло. Это случайность!

СНЕЙП (подходя к ним, достает палочку): Хорошая случайность. Четыре синяка, две ссадины, разбитая губа. Мистер Джулио неплохо постарался, чтобы сбить с вас немного спеси. (Джулио) Не шевелитесь.

Паладин послушно застыл. Келегорм, отряхнувшись от травы, поднял рубины из своей кучки и задумчиво стал крутить их в руках. Снейп, бормоча заклинания, в три взмаха палочкой убрал с лица Джулио свеженький фонарь, залечил разбитую губу и ссадину на скуле, затем занялся кровоподтеками на груди.

ДЖУЛИО: спасибо, почтенный мэтр. Хорошая у вас магия, быстрая.

Снейп от таких слов аж посветлел, а все остальные тут же почувствовали непривычное воодушевление и подъем настроения и сил.

Джулио же, когда Снейп закончил лечение, решил заняться своей наградой. Подняв деньги, он подкинул их на ладони.

ДЖУЛИО: триста реалов. Интересно, какие здесь цены? Что-то мне уже есть хочется… А что бы с этими рубинами сделать?

Он посмотрел один из камней на свет, и тут же перед ним возникла большая призрачная карта персонажа. Возле каждой характеристики, кроме Морали, мерцали красным светом кружочки, точно по форме наградных рубинов.

ДЖУЛИО: ага, полагаю, нужно выбрать, за что заплатить. Хм…

Немного подумав, он вложил один рубин в Ловкость, один в Духовные силы, один в Атаку и один в Базовый урон.

Вэй Усянь подошел к Келегорму.

ВЭЙ УСЯНЬ (с легкой иронией): Не расстраивайся, старший братец, в следующий раз обязательно получится!

Он быстро нарисовал что-то на листе бумаги, и протянул Келегорму. Это рисунок в китайском стиле, на котором изображен нападающий Келегорм, весь такой устрашающий и пафосный, в развевающихся одеждах. Келегорм хмыкнул, но кажется, принял слова Вэй Усяня за чистую монету, и настроение у него улучшилось. На Вэй Усяня тоже просыпались звездочки опыта, деньги и четыре рубина. Тут Келегорм вспомнил и о своей награде. Полез в карман и достал свою карту. Тут же перед ним в воздухе засветился призрачный большой дубликат карты, и он принялся тыкать рубины в раздел «сила»

КЕЛЕГОРМ: Вот теперь – хорошо!

На карте светится алым «Сила – 15».

Видя это, Вэй Усянь тихонько хихикнул, прикрываясь рукавом. Сам он только что все очки вложил в магию.

К Келегорму подошел Снейп с палочкой.

СНЕЙП (ворчливо): А вам, сударь, тоже не помешает подлечиться.

КЕЛЕГОРМ (отворачиваясь): Со мной всё в порядке.

СНЕЙП: (тихо) Ага, как же, в порядке...

Все-таки Снейп помахал палочкой, бормоча заклятия. Синяки и ссадины Келегорма исчезли. Келегорм этого не заметил.

Снейпу, конечно, очень не нравился Келегорм, слишком наглый. Но профессор решил ответственно подойти к своему заданию. И практично, ведь в этом Приключении паладин и этот здоровенный косатый красавец - их силовая опора, и стоит держать их в порядке, даже если опора брыкается и артачится. Да к тому же он был настолько умиротворен вежливостью и благодарностью паладина, что его настроение не испортилось от Келегормового хамства.

На Снейпа тоже просыпался опыт и деньги, а также четыре рубина.

СНЕЙП: Полагаю, это нужно применить для улучшения своих показателей… Что там у меня… хм…

Перед ним тоже появилась призрачная карта персонажа, и Снейп тут же попытался вложить рубины в Мораль.

СНЕЙП: не работает, почему не работает?!

ГОЛОС ШЛЯПНИКА: Мораль повысить очками не сумеешь ты, юный падаван. Показатель другой возьми ты!

СНЕЙП (нервно оглядываясь): Мораль отрицательная, вон что придумали! Безобразие...

Повздыхав, он вложил по два рубина в здоровье и магию.

СНЕЙП: о, надо же. Работает! Изжога прошла…

Между тем Джулио и Вэй Усянь занимались тем, что вглядывались в виднеющееся вдали село. Дорога вела к нему через довольно-таки густой лес, и над селом, и над лесом мерцали в воздухе какие-то желтые значки.

ДЖУЛИО: Сеньор некромант, вы видите то же, что и я?

ВЭЙ УСЯНЬ: Эти странные знаки над лесом и селом?

ГОЛОС ШЛЯПНИКА: Это зрение героев. Отметки над важными локациями и персонами. Кроме вас четверых, никто не видит. Советую, кстати, не игнорировать, если хотите побольше опыта и монет набрать. Вообще советую не игнорировать ничего, что вам кажется интересным.

ВЭЙ УСЯНЬ: О, тогда я буду смотреть во все глаза!

Он тут же принялся оглядывать окрестности, и вдруг замер, глядя на север. Джулио, а затем и остальные, тоже посмотрели туда.

Над самым горизонтом торчало черное полукружие, как будто… как будто кто-то вырезал в ткани мира дыру на границе неба и земли. Смотреть на это было жутко.

ДЖУЛИО: То самое Темное Солнце, о котором нам говорил Сундук.

ВЭЙ УСЯНЬ: Уже начало восходить, получается. Нехорошо. Значит, у нас мало времени на поиск дракона…

СНЕЙП (тоже разглядывая Темное Солнце): Еще неизвестно, с какой скоростью оно восходит.

ДЖУЛИО: Вот и узнаем.

СНЕЙП (ворча): Я подписывался на Приключение, а не на спасение мира.

ВЭЙ УСЯНЬ: Спасение мира – это тоже приключение! И еще какое! Кстати о приключениях и прочем. А не пора ли нам пройти в это гостеприимное село? (вглядывается в поселок). Надеюсь, гостеприимное, ну или всегда можно уболтать хороших людей... Мы найдем там какую-нибудь таверну или лапшевню, и расспросим, что здесь в округе находится. Наверняка нам что-нибудь подскажут, особенно если угостить кого-нибудь болтливого чашечкой выпивки!

ДЖУЛИО: Согласен. В таком большом селе, да у дороги, обязательно должна быть траттория. А нам наставники всегда говорили: первым делом, если ты странствующий паладин, нужно расспросить местных, которые точно что-нибудь знают. То есть – трактирщика, священника и старушек на лавочке у общинного дома!

ВЭЙ УСЯНЬ: А еще в таверне можно пообедать, давно пора, между прочим! Я с утра только редьку тертую ел…

ДЖУЛИО: Обед… Кроме кофе и утренних спагетти с песто, да тарелки карпаччо, у меня во рту ни крошки больше не было! Идем в село!

И он первым, закинув на плечо сумку, пошел с холма вниз, к проселочной дороге. За ним, подобрав полы длинных одежд, заспешил Вэй Усянь, а потом и Снейп. Последним пошел Келегорм, щупая лицо и удивляясь, куда успели пропасть синяки и ссадины.

ЛОКАЦИЯ: ДОРОГА

Герои, спустившись с холма, бодро пошли по хорошо укатанной дороге к лесу, за которым находилось село, помеченное на карте как «Большие Колдобины».

КЕЛЕГОРМ (убедившись, что его синяки и ссадины действительно исчезли, догоняет Снейпа. И нехотя признает): Очень действенно, целитель. Благодарю тебя.

Снейп от "хама с косой" благодарности не ждал и приятно удивлен, его самолюбие снова поглажено, он прямо засиял. Келегорм отметил мгновенный результат похвалы целителю и запомнил на будущее.

КЕЛЕГОРМ: И что же такое классы и социальный, наставник молодых?

СНЕЙП (привычно ворчит): Где вас только учили...

Но хорошее настроение делает свое дело: он прервал ворчание и принялся объяснять, стараясь подбирать слова без латинских корней, чтобы собеседник лучше понял.

СНЕЙП: Социальный - это относящийся к обществу или его устройству. Классы - это слои общества: земледельцы, торговцы, знатные землевладельцы, воины. Но Шляпник разделил нас иначе, получается, что класс здесь - это род занятий вместе с набором присущих умений.

ВЭЙ УСЯНЬ (который тоже прислушивается, и который уже просек эффект похвалы):  Благодарю, наставник, вы очень добры!

Настроение Снейпа снова растет, и все ясно ощущают результат: он словно начинает распространять хорошее настроение вокруг себя. Впрочем, справиться со старыми привычками нелегко

СНЕЙП (с иронией): Хм, но чему же вас вообще учили?

КЕЛЕГОРМ (неожиданно спокойно): Ты считаешь глупцами всех, кого учили иначе, чем тебя?

Снейп только руками развел.

 Уязвить сына Феанора учебой трудно, тут его уверенность в себе непоколебима.

КЕЛЕГОРМ (со спокойной гордостью): Меня, как и моих братьев, учили основам всех ремесел, известных отцу, от кузнечного и обработки камня до изысканий руд и землеописания. Я охочусь и читаю следы много лет, способен понять язык зверей и птиц. И я много лет воевал и устраивал снабжение своих дружин. Будешь считать меня невежей, целитель?

Снейп молча покачал головой.

ВЭЙ УСЯНЬ (снова встревает): Вот только основы ремесел вряд ли помогут в нашем Приключении, старший братец! Но вот охотничьи навыки - даже очень! А я отлично ловлю рыбу, и птиц бью неплохо! Мой родной Юньмэн - озёрный край, там учатся плавать и ходить одновременно! А ты рыбу руками ловить умеешь? Хочешь, научу?

КЕЛЕГОРМ: Перестань называть меня братом, смертный!

ВЭЙ УСЯНЬ (с невинной физиономией):  Да у нас это выражение большого почтения, называть сверстника старшим братом! Ты же сам назвал меня братом, это большая честь!

КЕЛЕГОРМ (нехотя): Я не к тебе обращался! Обычно меня сопровождает МОЙ младший брат!

ВЭЙ УСЯНЬ (ухмыляясь):  Ты оказал мне покровительство по нашим обычаям, я же не могу его взять и отвергнуть! Я ужасно рад, у меня никогда не было старшего брата!

Снейп отвернулся, пряча ухмылку. Джулио тоже понял, что Вэй Усянь выбрал заносчивого сида мишенью для шуток.

ДЖУЛИО (Усяню): Общаться с сидами - целое искусство, сеньор некромант. Однако вы владеете им весьма неплохо. Так подловить сида на опрометчивых словах - даже среди паладинов мало кому удается. Теперь он не отвертится.

ВЭЙ УСЯНЬ (хлопнув глазами): А кто такие сиды?

ЛОКАЦИЯ: ТЕМНЫЙ ЛЕС

Ответить ему Джулио не успел: как только они зашли в лес, он тут же разослал вокруг несколько поисковых огоньков, и сейчас почуял приближение справа и слева недоброжелательно настроенных людей. Он сразу же вытащил меч, призывая на себя святую броню. Рядом Келегорм еще прежде Джулио взялся за меч, прихватив в другую руку длинный кинжал.

КЕЛЕГОРМ: На нас сейчас нападут!

ДЖУЛИО: Сорок человек, четыре лучника на деревьях справа и слева, остальные сидят в подлеске. Вооружены мечами и кистенями.

СНЕЙП (бурча, достает палочку): Самоубийцы. Где эти, с луками?

Келегорм молча показал ему на раскидистое дерево слева, а Джулио махнул рукой на такое же справа.

СНЕЙП (взмахивает палочкой в сторону левого дерева): Сектум Семпра!

Дерево затряслось, и с него упали с воплями лучники, окровавленные и в порезанной одежде.

Келегорм, приглядевшись, схватился за лук и выстрелил в крону правого дерева. Стрела вспыхнула молнией, дерево загорелось, и с него свалились еще двое – один со стрелой в глазу, а второй весь горящий.

И тут, наконец, из леса выбежали разбойники.

КЕЛЕГОРМ: Как вы посмели напасть на меня, жалкие болваны?

Джулио ничего не стал говорить, а просто молча заработал мечом и силовыми ударами, благо мана тут тянулась легко. Келегорм  снова взялся за меч и кинжал.

Вэй Усянь, отбежав подальше, достал флейту и заиграл мелодию, от которой у паладина пошел мороз вдоль позвоночника, а у Келегорма заложило уши. На обочинах дороги зашевелились кучи хвороста в канавах, а затем из них начали вылезать покойники, всего восемь штук.

Разбойники, увидав такое дело, заорали дурными голосами и попытались было разбежаться, но их атаман, здоровенный амбал в богатом плаще явно с чужого плеча, порылся в поясной сумке, достал свиток, развернул и что-то с него прочитал. Над его головой вспыхнула зеленая надпись «Воодушевление», а свиток рассыпался мелкими искорками.

Джулио почувствовал движение маны, стекающейся с округи к разбойникам – атаман явно применил заклятие, и оно сработало. Хотя мага в нем паладин не чуял.

Разбойники с новыми силами пошли в бой, рубя топорами и мечами покойников и героев, четверо отбежали подальше и принялись стрелять из арбалетов. Джулио, не обращая внимания на стрелы (святая броня отлично их останавливала) вышел вперед и, бешено работая мечом, двинулся к атаману.

Покойники методично атаковали разбойников, игнорируя удары мечей и топоров. Некоторые, даже лишившись ног, всё равно ползли к врагам.

Вокруг машущего палочкой Снейпа бегал страшно довольный ганблейдами Вэй Усянь, рубя и отстреливая разбойников, лезущих к профессору, а сам Снейп раздавал направо и налево «Сектум Семпры», «Ступефаи», «Импедименто» и «Экспеллиармусы». Покойников он не испугался.

Атаман взялся за новый свиток, над ним вспыхнула надпись «Огненный дождь», но Джулио не стал ждать, что будет дальше, и попросту применил «Выжигание маны». Уложить боевых беспокойников, призванных Вэй Усянем, он не опасался – некротическая энергия имела мистическо-духовное происхождение, и «выжигание» на нее не действовало.

Заклятие атамана сдохло, не сработав, и он решил больше не проверять, сработают ли другие свитки, а развернулся и побежал в лес. На Джулио как раз насели четыре разбойника, всё еще воодушевленные, видимо, заклинание не требовало маны для поддержания, а действовало на разум. Паладин отвлекся, и позволил атаману добежать до леса…

Но тут из кустов выломилась голая беспокойница, страшно избитая, с окровавленными бедрами, бросилась на атамана, обхватила его руками и ногами, и впилась зубами в шею. Атаман страшно заорал, хлынула кровь. Остальные разбойники, перепугавшись (да еще действие заклятия кончилось наверняка), бросились бежать, но Джулио и Келегорм не дали им это сделать: паладин уложил троих, еще троих пристрелил Келегорм, одного – Вэй Усянь, и последнего пришиб Снейп, пустив в него молнию.

А потом паладин призвал «очищение», и беспокойники рассыпались в прах.

ВЭЙ УСЯНЬ (в тихой ярости): Теперь хоть души этих несчастных найдут покой! Ублюдки! Поглумились и бросили! Болваны!!!

Он осекся и стал делать дыхательные упражнения. Вспомнил предупреждение насчет приступов ярости.

СНЕЙП (оглядывая поле боя): Вдвойне болваны. Могли бы и болезни вскоре заполучить, столько трупов без погребения валяется.

Он посмотрел на горящее дерево, махнул палочкой и погасил пламя потоком воды.

Келегорм, с трудом сдерживая тошноту, отошел в сторону. Азарт боя поддерживал его, но теперь отвращение к некромантии Вэй Усяня нахлынуло на него со всей силой. Минута, другая, отвращение захлестнуло его целиком, и его внезапно вывернуло, и рвало довольно долго.

Между тем Джулио спокойно, без всяких видимых эмоций, принялся стаскивать убитых разбойников на обочину и складывать штабелем.

КЕЛЕГОРМ (обретая снова способность говорить, бросает Вэй Усяню): Омерзительно! Да с этим рядом быть... с ума сойти можно!

ВЭЙ УСЯНЬ (грустно): Увы, старший братец. С тех пор, как меня бросили умирать на Кладбищенской горе, среди лютых мертвецов, иной магии у меня не выходит.

КЕЛЕГОРМ (утирая рот): Никакого уважения к мертвым!

ДЖУЛИО (продолжая стаскивать убитых разбойников в кучу): Я бы так не говорил, сеньор Келегорм. Эти негодяи подстерегали мимоезжих путников, грабили их, глумились над ними и убивали. И насиловали. А потом даже не заботились о сколь-нибудь пристойном погребении. Так что, в каком-то смысле, сеньор некромант восстановил справедливость, дав жертвам негодяев за себя отомстить хотя бы таким… хм, неприглядным способом.

Келегорм может и хотел бы что-то резкое сказать, особенно насчет "старшего братца", но его снова стало тошнить.

Вэй Усянь по достоинству оценил желание Джулио как следует упокоить разбойников, и принялся помогать ему таскать трупы. Он же и заметил, что там, где они лежали, на земле остаются горсти монет и какие-то предметы.

ВЭЙ УСЯНЬ (обрадованно): Добыча! Наша законная добыча!

Быстренько сгреб пару ближайших кучек, а потом принялся обшаривать карманы убитых. Джулио, глядя на это, тяжко вздохнул и покачал головой, но ничего не сказал, только отошел в сторонку, опустился на колени, достал четки и принялся тихо бормотать заупокойную молитву.

СНЕЙП (с любопытством подбирает сумку атамана разбойников): Как интересно! Неужели даже не-маги здесь способны колдовать, зачитывая заклинания по бумаге? Они высвобождают магию из свитка? Или же он был необученным магом? Теперь уже не разобрать. Надо поразмыслить над этими свитками.

То, что он взял имущество покойника, Снейпа никоим образом не смутило. Профессор посчитал трофеи законной компенсацией за попытку его убить и ограбить.

Вэй Усянь тоже подобрал несколько свитков, а в придачу насобирал ножей, кастетов, части доспехов, монет и мелких амулетов, которых на поле боя валялось много.

Келегорма тошнило довольно долго. За это время Джулио закончил молитву, Вэй Усянь обшарил карманы убитых разбойников, а Снейп, размахивая палочкой и бормоча «Локомотор хворост», натаскал огромное количество хвороста и завалил им штабель из покойников. После чего паладин, отойдя на приличное расстояние, вздохнул, поднял руку и призвал сразу две пламенные стрелы. Хворост заполыхал с треском.

ДЖУЛИО: покойтесь, хм, с миром. По крайней мере больше вы никого не убьете и не ограбите. И куда только смотрят местный алькальд и окружной сотник порядка? Прямо возле такого крупного села – такая здоровая шайка разбойников.

СНЕЙП: Видимо, порядка здесь никакого, сеньор паладин.

Когда костер вовсю разгорелся, Вэй Усянь снова окликнул Келегорма, найдя новую причину его подергать.

ВЭЙ УСЯНЬ: Старший братец! А свою долю добычи забирать будешь? Я все собрал, смотри! (встряхивает цянькун)

КЕЛЕГОРМ (мрачно): Я не стану брать чужое.

ВЭЙ УСЯНЬ (ухмыляясь): Как скажешь, старший братец! Если не хватит на еду и ночлег - обращайся! Я буду только рад помочь тебе! (в сторону, тихо): Сразу видно - не голодал никогда...

Келегорм только рукой махнул и ничего не стал говорить.

СНЕЙП: Деньги – всегда деньги.

ВЭЙ УСЯНЬ: давайте посчитаем и поделим, господин наставник? Кроме доли старшего братца, раз он так щедро согласился ее не брать!

Тут вдруг на героев опять просыпался дождь золотых звездочек, а под ноги высыпалось по кучке монет. Эти деньги Келегорм счел возможным взять. Джулио тоже подобрал монеты, порылся в своей походной сумке, нашел запасной чулок и ссыпал деньги в него, затем засунул обратно в мешок.

ДЖУЛИО: Солнце клонится к закату. Надо бы нам уже в село идти. Не люблю шляться по ночам, к тому же последние три ночи я почти не спал, и хотел бы, наконец, выспаться.

С ним все согласились. Снейп, чтобы не наделать лесного пожара, наколдовал вокруг костра несколько огнеупорных щитов, с уточнением, что они исчезнут, когда дотлеют последние угли, и компания Приключенцев затопала по дороге к селу.