Actions

Work Header

Мертвые Боги-2. Священный огонь

Chapter Text

- Никогда больше так не делай, - Стив попробовал подойти ближе, не то, чтобы у него это получилось.

- Не делай как? – прохладно уточнил Денни, отступая на несколько шагов назад. Ему пришлось сделать над собой неимоверное усилие ради этого тактического отступления, пока внутри все дрожало и трепетало от желания подойти ближе и прикоснуться. Сделать что угодно, лишь бы убедиться, что перед ним был не мираж и не очередное видение, которые отголосками все еще мельтешили перед его внутренним взором.

- Не исчезай так, чтобы я не мог тебя найти. И прости, я был не прав, - тут же поспешил добавить МакГарретт, снова предпринимая попытку приблизиться.

Они оба знали, что теперь Денни был в курсе всего, абсолютно всего. Наверняка знал, еще до того, как Денни покинул одинокий пустой дом, затерянный в тесном переплетении двух миров. Прийти сюда было верным решением, даже жаль, что он не сделал этого раньше, пустив все на самотек, потому что хотел потянуть время.

Время. Все упиралось в этот неосязаемый ресурс, которого им столь катастрофически не хватало. И сколько его еще у них оставалось, он не мог рассмотреть, сколько бы ни вглядывался в возможные вариации будущего.

- Что ты сделал, чтобы спрятать его?

Оставленный в бардачке Камаро фоторобот мелкой шестерки и мальчика на побегушках Бинги, конечно же, был уже в руках МакГарретта. И стоило тому увидеть схематично нарисованное украшение, что привлекло в свое время внимание Денни и так поразило, то он сразу же стал того искать. И отыскать нужного скрывающегося человека было проще, чем скрывающего забытого Бога, что Стив МакГарретт и сделал, пока пропадал неведомо где. Наверное, это и являлось судьбой в самом явном ее проявлении – у Денни с самого начала в руках были все ниточки, все ключи, чтобы исполнить предназначение.

Вокруг уже как несколько часов стоял влажный гавайский вечер, готовый к тому, чтобы его сменила прохладная ночь. С веток за ними внимательно и молчаливо следили глазами-бусинами черные вороны; те словно чуяли его унылое настроение и не спешили вмешиваться со своим вездесущим карканьем. Даже удивительно, как он сразу не догадался об их природе, а считал, что их подослал за ним шпионить Стив.

МакГарретт почти сливался с темной растительностью за его спиной, только лицо и кисти рук выделялись неестественной белизной, словно палящее солнце никогда и не касалось этой кожи своими лучами. И если раньше Денни всеми силами старался игнорировать то, что видел, то теперь это теряло смысл. Как бы он ни отрицал очевидное, каждый раз как он его видел, в Стиве МакГарретте все меньше и меньше оставалось от обычного живого человека.

Стив медленно вытащил из-за ворота майки темный шнурок с чем-то продолговатым, похожим на подвеску. Предмет не отражал скудного света луны и звезд, что все же пробивался сквозь густую листву, зато от него тянуло смертью, так что даже там, где стоял Денни, он мог это отчетливо ощущать.

- Ритуал надо завершить.

- И он будет завершен в свое время.

- Это опасно и рискованно, - Денни озвучил очевидное, ожидая чужой реакции. Он с трудом понимал, как МакГаррету удалось осуществить то, что он сделал, и не из-за того, что он сомневался в его возможностях, а потому что то, что видел, чувствовал или совершал он, было известно тому другому.

- У меня есть определенная свобода действий, если ты переживаешь об этом, - словно прочитав его мысли, попытался объяснить МакГарретт. Он больше не предпринимал попыток подойти ближе, а просто стоял, неподвижно и незыблемо, одновременно сливаясь и выделяясь на фоне окружающего мира. Это место удивительно подходило ему своей двойственной природой. Он точно так же принадлежал сразу и миру людей, и миру духов – существование, которое противоречило всем знакомым Денни физическим законам, но и против того, что он видел и лично переживал, противопоставить ему было нечего.

Денни теперь знал, что Стив МакГарретт добровольно стал аватаром, но в чем состояла его награда, что дал или же обещал ему Каналоа взамен, было скрыто от него все той же чернильной тьмой, что он уже видел на заднем дворе чужого фамильного дома. И как ни иронично бы это звучало, в этом предназначении лично его наградой была свобода – после завершения ритуала он точно знал, что смог бы жить своей привычной жизнью, будто ничего и не было. Маска бы снова скрылась в завихрениях времени, чтобы когда-нибудь возможно появиться вновь. Он смог бы продолжить ходить на работу, забирать к себе Грейс, ругаться с Рейчел, созваниваться с родителями, сестрами и младшим братом. Менять подружек, искать идеальное жилье, терпеть невыносимую жару и просто жить. Жить самой обычной жизнью, и если и сталкиваться с той, другой стороной, то списывать это все на странные случайности и подкалывать Меку с его фанатичной верой в местный фольклор.

Чувство вины, что мучило его все это время, так никуда и не ушло, и не имело значения, был ли выбор Стива осознанным или нет, именно Денни указал на него, пускай и бессознательно.

Тьма шевельнулась, это МакГарретт немного устало покачал головой. Денни подозревал, что тот простоял там несколько часов, не двигаясь и выжидая. Как хищник, поджидающий свою добычу.

- Я исполняю ровно то, что должно. И даже больше, - слова веско упали между ними, и Денни задумался над их смыслом. – И я не жалею, что именно мне выпала эта участь.

Это было вполне в духе того Стива МакГарретта, которого он успел узнать до ритуала, - взвалить на себя ответственность и ношу, что могла другим показаться неподъемной. И Денни даже где-то был согласен с тем, что уж лучше то, что именно им досталась эта, как очень правильно сказал Стив, участь.

- Мне нужно все обдумать. Я приду к тебе, когда буду готов, - еще пара часов и от оставшихся в его памяти видений останутся лишь смутные образы и отголоски, воспоминания поблекнут, а на их место придет интуитивная уверенность в том, что нужно было сделать. Денни не хотел терять время, а хотел еще раз все взвесить и проанализировать. Слепой аколо верно сказал, увидев это своим даром, обменянным на невозможность больше лицезреть этот удивительный мир, что его ждал трудный выбор.

Он развернулся и шагнул за размытую черту перехода. Ему нужно было время и уединение, и их он мог получить сейчас только в одном месте, довольно неожиданном даже для него самого – там, где он точно знал, время могло не просто ускоряться или замедляться, даже полностью останавливаясь, нужно было только выбрать нужную точку входа. Но сейчас он был склонен доверять внутреннему чутью даже больше, чем раньше. Пока у его ног лежали знания, словно россыпь драгоценных камней, он мог по своему желанию перебирать их и использовать по своему усмотрению.

Хватило всего пары минут, чтобы выйти к смутно знакомым очертаниям забора. Ночью все казалось не таким, как он видел и запомнил, но это был точно тот самый дом с загадочным детским плачем. При его появлении Эхо испуганно замолчало, быстро поняв, что с ним его фокусы не пройдут, и ему было не суждено заманить в свои сети очередную наивную жертву. Заходить в комнату его все так же не тянуло, поэтому он сел прямо в коридоре, наплевав на пыль вокруг. В спину уперлась обшарпанная стена, от которой шло слабое тепло, от этого места не тянуло холодом, оно, как и любой другой дом, нагрелось за день на солнце, а теперь делилось накопленным жаром.

Даже не верилось, что он вновь сюда вернулся, и насколько же все успело поменяться.