Actions

Work Header

Мертвые Боги-2. Священный огонь

Chapter Text

о, что они проехали на территорию святилища, Денни понял только когда вышел из машины. Разом хлынуло ощущение отрешенности и холодной безучастности. По ногам еще не веяло могильным холодом, но он уже предчувствовал, что стоит зайти дальше, и станет намного прохладнее.

Диковинная роща, сложенная из причудливо переплетенных веток, практически без зелени, напоминала призывно раскрытую пасть неведомого чудища. Каменное строение, спрятанное в деревьях, дышало спокойствием и тьмой и даже яркий солнечный день не разрушал иллюзии, словно накинутого поверх темного покрывала. Вокруг не было ни черепов, ни скелетов, столь привычных атрибутов смерти в западной и других культурах – только замысловатая резьба по камню и дереву. Денни не сказал бы, что место было заброшенным, скорее пустынным, словно к их приходу его специально освободили, и он бы даже не удивился, если так и было.

В темных коридорах и помещениях, в которые он из любопытства заглядывал мельком, горели свечи, пока по полу стелился густой дым благовоний, через который они проходили как через завесу, разгоняя его ногами. Эффект был впечатляющим, и он все никак не мог отделаться от чувства, что попал на съемки какого-то фантастического ужастика, только без заунывных звуковых эффектов. Да и не в подходящее время, когда вся съемочная команда вдруг разом куда-то ушла.

С каждым шагом вглубь ему становилось все тяжелее и тяжелее идти, словно ему на ноги пудовые гири прицепили и заставляли шагать к неведомой цели. Он даже не стал сопротивляться, когда его мягко и настойчиво подхватили под локоть. Со Стива вполне сталось бы подхватить его на руки без шанса на сопротивление, поэтому он был крайне благодарен за подобный такт с его стороны, даже если сейчас никто бы не увидел его в таком положении.

Не то, чтобы происходящее не казалось ему очень странным, но пока рядом был МакГарретт, Денни был как никогда спокоен. Он был точно уверен, что с ним ничего плохого не случится. Раз они сюда приехали, значит, так было нужно.

Браслет на руке раскалился и неприятно обжигал кожу, то и дело, посылая болезненную пульсацию от каждого его неловкого взмаха рукой или случайного соприкосновения с тканью брюк. Ему было одновременно и жарко, и холодно – мягкое тепло, вместо привычного жара, идущее из-под сердца, согревало, а царящая вокруг прохлада, остужала разгоряченную кожу. Подобный контраст приносил странное, немного возбуждающее ощущение, а прижимающий его к себе МакГарретт только добавлял томности к происходящему.

Под конец Стив его тащил практически уже на себе, но ни один из них так и не проронил ни слова, даже когда они попали в просторную залу, полностью тонущую в клубящейся тьме, чему редкие горящие огоньки свечей только еще больше способствовали.

Алтарь, чей силуэт угадывался, несмотря на скудное освещение, поражал своими размерами и сложным узором. Чего-то подобного Денни и ожидал с самого начала. Ни один уважающий себя храм, как и ни одно святилище не обходилось без алтаря, и тут не хватало только того самого Священного огня, о котором он только слышал, но еще ни разу не имел возможности лицезреть воочию. Денни с любопытством огляделся, когда они остановились, чтобы он мог немного перевести дыхание. Но он все так же мог видеть только смутные очертания, ему даже приблизительные пропорции помещения, в котором они оказались, было сложно прикинуть.

Было слышно лишь их дыхание – тяжелое самого Денни, и едва слышимое - Стива. Ни один из них так и не заговорил, Денни не решился, не зная всех правил поведения в подобных местах, а МакГарретт, наверное, не считал необходимым.

- Ах! – Денни не удержался и невольно вскрикнул, когда его неожиданно подсадили на холодный камень.

Стив уверенно встал между его разведенных ног, положив прохладные ладони ему на бедра. Если это и был какой-то ритуал, то какой-то странный. И с явным сексуальным подтекстом, Денни весь разом вспыхнул, стоило ему подумать о том, чем они могли бы заняться на этом самом алтаре, и тут же ужаснулся собственным крамольным мыслям.

Наконец, повеяло тем самым могильным холодом, который ему уже был прекрасно знаком. Денни поежился от этого неприятного чувства, и невольно прижался ближе к горячему телу перед собой, вдыхая знакомый запах нагретой на солнце кожи и его собственного геля для душа, которым Стив, конечно же, беззастенчиво воспользовался в душе. Вот уже несколько дней подряд тот оставался ночевать у него, что выходило как-то само собой и столь естественно. Будто они уже давно жили вместе.

Жадные губы стали для него неожиданным откровением. Вместе с поцелуем на него рухнуло чувство освобождения и необычайной легкости. Он и не замечал, насколько тяжело ему, оказывается, было. Тело сделалось удивительно невесомым и пустым, Денни даже застонал в чужие губы от чувства облегчения и головокружительного желания быть вновь наполненным.

Его резко сдернули с холодного камня, развернув и прижав спиной к широкой груди.

- Что? Ах!

Денни мог лишь беспомощно позволять вертеть им как безвольной куклой, у него даже мысли не возникло возмутиться или воспротивиться. Только не тогда, когда восхитительно ловкие пальцы уже расстегнули ремень и приспустили с него брюки вместе с нижним бельем.

- Нгххх…

Денни плавился и задыхался, выгибался и дрожал, не в силах терпеть эту уверенную ласку. Ему впервые дрочил другой мужчина, и это было изумительно. Ни одна женщина, будь она сколь угодно опытной, все равно не смогла повторить все то, что сейчас с ним вытворял Стив, раз за разом, заставляя приближаться к грани и откатывая его назад всего парой умелых движений.

Кончить прямо на жертвенный алтарь казалось ему ужасно смущающим и граничащим со святотатством, но остановиться он не смог бы даже при всей своей силе воли. Стоило Стиву прижаться невозможно ближе и болезненно прикусить чувствительную мочку уха, как Денни затрясло в оргазме, выматывающем и очищающем.

Легкие поцелуи в шею и куда-то в волосы успокаивали и утешали, давая немного прийти в себя. Денни несколько раз шумно перевел дыхание, не сопротивляясь, когда ему деликатно помогли заправиться и застегнуться обратно. Игнорировать чужую внушительную выпуклость, прижимающуюся к нему сзади и дальше, он не мог, да и не хотел, поэтому, наконец, выпрямился, отрывая ладони от нагревшегося под ними камня, и развернулся.

В скудном свете чужие глаза знакомо мерцали красным, словно отражая невидимые кострища. И хотя ему было непривычно и немного неловко из-за собственной неопытности, Денни все равно решительно потянулся к натянутой в паху ширинке.

- Позволишь мне? – шепот вышел еле слышным, Денни не хотелось нарушать повисшую вокруг них тишину, но и не спросить он не мог.

- Все, что угодно.

Это было только их, и ничье больше. Только его, Денни Уилльямса, и Стива МакГарретта – близость, разделенная только на двоих. Без чужого вмешательства и без чужого присутствия. Только его руки на горячей чуть влажной коже, только их смешивающееся прерывистое дыхание, когда он неуклюже и старательно двигал рукой, пытаясь задать нужный ритм и давление.

Легкий смешок тронул его покусанные губы, прежде чем его втянули в очередной отвлекающий поцелуй. МакГарретт сжал его пальцы своими, помогая и направляя. Его хриплое «Черт!» совсем не подготовило Денни к тому, что его внезапно толкнут спиной на каменный алтарь. Треск разрываемой ткани и легкие удары о пол разлетающихся пуговиц были единственным предупреждением, которое он получил, прежде чем над ним нависла темная фигура.

Даже зная, что должно было вот-вот произойти, он все равно оказался не готов к горячим каплям на своих обнаженных груди и животе. Как и оказался не готов к прикосновению влажного языка, слизывающего эти следы с его кожи. Его прошило дрожью удовольствия до кончиков пальцев. Не было ни чувства брезгливости, ни смущения, только удивление и затаенная радость от осознания, что не один он тут терял голову и сходил с ума. Ему даже не было жалко испорченной рубашки. Это того стоило, правда, теперь ему нужно было заехать переодеться к себе. О чем он и сообщил МакГарретту, стоило им только покинуть полутемные своды храма и вновь оказаться в объятиях солнечного гавайского дня.

- Кстати, что это было? – Денни нервно покусал губы, сидя на пассажирском сидении в ожидании, когда они уже наконец тронутся с места. И он не имел в виду то, что случилось между ними. Хотя и это его несколько удивило своей внезапностью. – И, если ты просто скажешь, что так было надо, я тебя ударю.

- Тогда скажу иначе, - Стив протянул к нему широкую ладонь и нежно погладил по щеке. – Согласившись стать Проводником душ в самом первом ритуале, теперь ты будешь постоянно привлекать к себе и собирать потерянные души. И помогать переправлять их на другую сторону.

- И то, как это было сделано… – Денни невольно подтянул края расходящейся рубашки.

- Это был самый быстрый способ, - Стив, не скрываясь, усмехнулся. – И самый приятный, не находишь?

- Поэтому моя тень так изменилась за эти дни? – Денни предпочел проигнорировать последний вопрос. И хотя он почти не чувствовал неловкости, это не означало, что он совсем не смущался.

- Да.

- Почему ты не сказал раньше?

- Не было необходимости, - МакГарретт, как ни в чем не бывало, пожал плечами.

- Что будет, если от душ не избавляться? Что если их накопится критическая масса?

- Я такого никогда не допущу, но в твоем случае, тебе достаточно позвать своих помощников.

- Помощников? – Денни недоуменно переспросил, хотя и расслышал с первого раза.

Они с МакГарреттом уставились друг на друга, осознавая недопонимание. Его внезапно посетила догадка, но он был не до конца уверен в собственной правоте.

- Те вороны разве не твои?

- Нет. Эти птицы сопровождают в основном только тебя.