Actions

Work Header

Мертвые Боги-2. Священный огонь

Chapter Text

Лейтенант Дюк Люкела помахал ему издалека, подзывая к себе, и Денни, одобряюще похлопав по плечу малознакомого офицера, поспешил попрощаться и отойти. Вокруг все еще суетились пожарники, хотя и начали сворачиваться – делать тут им было больше нечего. Точнее с самого начала, когда только был принят вызов, для них еще до прибытия уже не было работы. Загадочный поджигатель провернул все по той же схеме, что и до этого, оставив после себя пепелище на месте некогда вполне себе жилого бунгало.

Он прибыл так быстро, как только смог, но все равно застал только знакомую картину поднимающегося к небу столба грязно-серого дыма, который мог видеть только он.

- Привет, Дюк. Есть хоть что-нибудь на нашего поджигателя?

- Увы, - пожилой гаваец меланхолично пожал плечами, - все, как и в прошлый раз - никаких следов.

- Дело точно передают нам? – по-деловому уточнил Денни, оглядываясь и немного понижая голос. Официальный запрос еще не ушел, поэтому он решил все же уточнить.

- Без сомнений. Я все оформлю.

- Хорошо. Спасибо, Дюк.

Ничего хорошего в сложившейся ситуации, конечно же, не было. На этот раз район был не из самых благополучных; на местных улицах небольшие дома жались к друг другу настолько близко, что будь это обычный пожар, то полыхало бы тут так, что было бы видно на другой стороне Оаху.

И опять соседи ничего странного или необычного не заметили, услышали только треск, а когда подбежали посмотреть, то увидели лишь догорающие балки и рассеивающийся дым. Денни замер у ровного края обугленного газона. Еще несколько таких случаев, и им точно не светило сдержать жадных до сенсаций журналистов и репортеров, хотя те могли и не купиться даже на такой лакомый кусок – на удивление местные акулы пера и объектива с неохотой брались за дела, связанные с мистикой и религией. Именно той религией, о которой Денни и сам узнал совсем недавно.

Священный огонь было непросто достать, спасибо, хотя бы в это его МакГарретт посвятил, поэтому Стиву выпало выяснять самое основное – были ли в храмах и святилищах пропажи, а также на него же легла проверка всех тех, кто имел доступ к жаровням с этим огнем. Как понял из скудного объяснения Денни, даже имея Священный огонь, его нужно было питать и поддерживать. Поэтому был шанс, что больше трех-четырех поджогов не будет, если все же была пропажа.

Ему приходилось мотаться между домом и офисом. Текущие дела никто не отменял, и именно ему МакГарретт доверил курировать все их расследования, назначив своим заместителем. Это бесспорно льстило и немного удивляло – он был уверен, что тот все эти заботы перекинет на Келли, но, как ни крути, все равно выходило, что у Денни было больше опыта, как в оперативной, так и в бумажной работе.

И к этим заботам добавлялись куда как более приятные хлопоты – переехать-то он переехал и даже быстро обжился, но почти сразу же выяснилось, что дом кое-где требовал ремонта и более глобального обустройства, чем то, что было сделано Стивом. Поэтому Денни с чистой совестью залез в заначку и решил уж точно на удобстве Грейс не экономить. А еще на кухне и беседке на заднем дворе.

Возвращаясь каждый вечер в бывший дом четы Морсти, он чувствовал умиротворение, и ему если честно нравилось испытывать что-то подобное. Это было неожиданно приятно, его даже святилище в саду больше не смущало или редкие темные силуэты, закутанные в слои ткани с головы до пят. Те практически незаметно появлялись и так же практически незаметно исчезали, сделав, что они там обычно делали, когда приходили. Он один раз из любопытства подсмотрел – те убирали оплывки свечей, что-то переставляли и жгли какие-то благовония, а еще почтительно ему кланялись каждый раз проходя мимо. Дальше он смотреть не стал, ему сделалось неловко и совсем немного страшно. Тогда ему вдруг показалось, что если он окунется во все это глубже, то ему станет еще любопытнее, и он окончательно потонет в этой странной культуре, в этих обрядах и религии, которая ему все же была чужда.

Тогда он просто сбежал, а потом все же пожалел, что не досмотрел от начала до конца, но на второй раз у него все не находилось решимости, и теперь он терзался мыслями, что мог упустить что-то важное. Это напоминало ему искушение запретным плодом – ему одновременно и хотелось, и не хотелось знать; его манило все то, на чем и с чем вырос МакГарретт, и все же немного отталкивало. Это было похоже на опасную иллюзию, что если держаться на расстоянии, то у него был еще шанс остаться больше наблюдателем, чем участником.

Вызов о поджоге прилетел неожиданно, он даже до офиса доехать не успел, как пришлось перестраиваться в другой ряд, включив световой сигнал и сирену. Он набрал Стива, и тот, выслушав его, немного помолчал, после чего этим своим невыносимым голосом, от которого у Денни все переворачивалось внутри, сказал, что он, возможно, успеет подъехать. Но даже если его не будет, он полностью доверял Денни в принятии решений самостоятельно. И ему оставалось лишь согласно фыркнуть в трубку и отключиться. Можно подумать, от него мог быть хоть какой-то толк.

И теперь стоя у границы обуглившейся травы, Денни размышлял, что же именно он мог сделать. В прошлый раз Стив появился слишком неожиданно, и он и забыл, что хотел шагнуть прямо за черту и пройтись в поисках того, что могли пропустить другие. С его стороны надеяться найти что-то, что могли не заметить специалисты, было несколько самонадеянно, но ведь он и искать собирался не совсем обычные улики.

На месте первого поджога он надеялся на МакГарретта, теперь же он был сам по себе, а значит, не мог позволить себе халтурить или сомневаться. Его ничто не сдерживало, пройтись прямо до того места, где дым был гуще всего, а значит, теоретически там мог быть очаг или что-то подобное. В конце концов, огню, пускай даже священному, нужно было откуда-то распространяться.

Уверенно сделав первый шаг, Денни, впрочем, тут же остановился, прислушиваясь к себе. Браслет привычно потеплел, но пока это ни о чем не говорило ему. Тот обычно вел себя подобным образом на любое проявление «той» стороны, когда сильнее, когда слабее, да и отдельные бусины пока молчали.

Вокруг было довольно тихо для столь оживленного места, звуки доносились до него не просто как издалека, а будто сверху плотное покрывало накинули. Он ждал привычного ощущения наслоения одной реальности на другую, но здесь такого не было. Кажется, огонь уничтожил не только чей-то дом и нужные им улики – они даже пока понять не могли, были ли в деле жертвы или нет, не оставалось действительно ничего – но и запечатал место перехода, если оно здесь и было.

Стоило ему шагнуть в дым, как тот тут же стал стелиться в сторону, словно хотел избежать его. От его шагов в воздух поднималась легкая черная взвесь, оседая на брюках и ботинках темно-серым налетом. Мало приятного, конечно, но ему приходилось работать куда как в менее чистых или комфортных условиях. Мысль, что он мог идти по чьему-то праху, Денни старался гнать от себя подальше. Пока не было доказано обратного, в этих происшествиях не числилось ни одного погибшего.

Жара не было, как и запаха гари, лишь едва уловимый запах костра и смутно знакомых трав. Теперь, когда он был более опытным и тем более, когда у него было собственное святилище, он уже мог даже отличить одни благовония от других, совсем небольшое число, но все же лучше, чем вообще ничего. И если он не ошибался, то тут вместе с домом и нужными им уликами сожгли кукаенене, горный стелющийся кустарник, и цветки белого мака.

Зачем вместе с остальным надо было жечь и травы, Денни не знал, возможно, те просто оказались среди вещей. А возможно, были использованы специально. Мысль показалась ему интересной, он повертел ее со всех сторон и занес в «важное», чтобы обдумать уже в тишине и прохладе кабинета.

- Что за?.. – Денни нахмурился и достал телефон. Надежда, что все же тут частично осталась «та» сторона, была совсем небольшой, но он должен был хотя бы проверить. Но вопреки его ожиданиям, на дисплее отображались все деления связи.

И, тем не менее, Денни видел перед собой то, чего по идее здесь уже не должно было быть. След был странным, словно перед ним фантомный мост пробросили, расплывающийся и ненадежный. Тот обрывался там, где заканчивалась граница выжженной травы, и начинался газон соседей. Изгородь или забор отсутствовали, так что в гости можно было заходить просто так. Скорее всего, на той стороне можно было пройти куда как дальше. Точнее это раньше можно было пройти, сейчас от прохода по понятным причинам ничего не осталось.

Что делать со всей этой информацией, он пока не знал, но как минимум должен был поделиться со Стивом. Каким бы образом священный огонь ни попал к поджигателю, Денни точно мог сказать одно – тот точно знал, как и что с ним делать. Нельзя было сказать, что у них совсем не было рабочих версий, но они были так или иначе слишком сырыми, чтобы с ними можно было нормально работать лично ему.

Денни снова достал телефон и открыл список недавних вызовов. То, что МакГарретт знал намного больше, чем говорил, было понятно с самого начала, но что раздражало больше всего – Стив точно знал больше именно по этому делу, а ему ничего не говорил.

Раздражение нахлынуло волной, и так же быстро откатилось. Рука сама невольно потянулась к лицу, и Денни поймал себя на мысли, что хотел почувствовать одобряющее ощущение коры под пальцами. Чувство не было для него новым, но он все равно каждый раз и немного удивлялся, и немного пугался. В этом было и немного страха потерять себя, и немного страха перед неизвестностью, пока все это мешалось с легким замешательством

Пролистав весь список и не найдя нужного имени, Денни открыл контакты и выбрал нужный ему сейчас как никогда:

- Детектив Ханамоа, как вы отнесетесь к тому, чтобы встретиться на нашем обычном месте? После четырех?

На том конце ему ответили сначала несколькими нелестными эпитетами, характеризующими его как не очень хорошего друга, продолжили его не менее нелестной характеристикой как коллеги, но закончили все же согласием.