Actions

Work Header

Мертвые Боги-2. Священный огонь

Chapter Text

Серый камень алтаря не казался ему особенным, как не казалось ему чем-то особенным все то, что было сложено вокруг: все эти плошки, пучки трав, какие-то вещицы непонятного назначения и происхождения, пахучие свечи, странные украшения и разноцветные ткани. И это если игнорировать нанесенные на деревянные стены узоры и надписи, которые тем более ему ни о чем не говорили.

Денни не ощущал в себе никаких изменений, что, пожалуй, его все же больше успокаивало, чем настораживало. Он в принципе не знал, чего ожидать, но в силу свойственного ему пессимизма, ждал самого худшего – вроде того, что он должен был стать вместилищем для другой души, лишившись своего собственного тела. Ну, или чего-то подобного. Мысль была из разряда фантастичных, но и он до не давнего времени ни за что не поверил бы в существование потустороннего мира со всеми его загадочными обитателями – духами и Богами.

- О, черт! – Денни вскрикнул от неожиданности, натолкнувшись взглядом на колохе.

На того самого Стража, который сейчас замер у заросшей дорожки, не пересекая невидимой черты, что отделяла задний двор от территории, где начиналась земля святилища. МакГарретт объяснил ему все в общих чертах, настаивая, что так было нужно, потому что теперь Денни было недостаточно энергии получаемой от обычной человеческой пищи, регулярного сна и тех подношений, которые он получал в повседневной жизни. Что теперь его духовному телу нужна была своя подпитка, и это святилище как раз и должно было его этой самой подпиткой обеспечить.

Денни слушал, кивал в нужных местах, но все равно с трудом примеривал все эти слова на себя. Потому что теперь оказывается, ему даже не нужно было вообще что-то делать – следить за святилищем должны были веропоклонники культа Смерти. Стив сказал об этом несколько иначе, только Денни в этот момент был слишком ошарашен нахлынувшим на него чувством тепла и наполненности, чтобы слушать более внимательно. Запястье с браслетом окатило несколько раз нестерпимым жаром, но кожа под шнурком и бусинами даже не покраснела, да и прошло это странное чувство почти сразу, а ему осталось только молча принять это как свершившийся факт. К такому его Коно точно не смогла бы подготовить, как и Чин Хо, а Стив упорно продолжал выдавать знания очень дозированно и выборочно.

Колохе замер привычной размытой тенью, не приближаясь и не исчезая. Он просто позволял себя видеть, и, наверное, это можно было даже назвать, своеобразным приветствием. Появился Страж только тогда, когда МакГарретт наконец скрылся в доме, оставив Денни наедине со своими мыслями и сомнениями, что наверняка о чем-то даже говорило, но ему оставалось этот факт запомнить и занести в длинный список «разобраться потом».

Проверить слова Стива Денни не мог, а мог только принять, как есть. По крайней мере, пока; да и выбора у него особо не было. Что-то он сильно сомневался, что его возражения, если бы они у него и были, и он их озвучил, были бы приняты во внимание.

Рядом знакомо пару раз каркнуло несколько черных птиц. Те привычно облюбовали ближайшие ветки и оттуда следили за каждым его шагом. Денни удивленно огляделся, пытаясь понять, что же его насторожило, пока не шагнул назад в укрытие святилища. Вороны никак не отреагировали, а вот ему предстояло в срочном порядке решить проблему своего перемещения отсюда в дом. Звать Стива ему не хотелось, а значит, нужно было собрать все свое мужество в кулак и пройти мимо этих пернатых наблюдателей, не показывая страха и сомнений. Он впервые почувствовал себя неуверенно, словно упускал что-то очевидное и важное из виду.

Сделать первые шаги было самым сложным, дальше пошло легче. Денни вернулся к задней двери тем же путем, что они шли с МакГарреттом, смотря только перед собой, и к его облегчению все прошло успешно, ему даже ни одного заунывного «каааар» не досталось. Закрывая за собой поспешно дверь, он не заметил уже ни птиц, ни колохе, словно те ему только привиделись.

Денни обошел весь первый этаж, после чего поднялся на второй, заглядывая в каждую комнату. Переезд не должен был занять много времени, у него было не так уж и много вещей, к тому же он привык жить на коробках. Оставалось только объяснить Рейчел, откуда у него вдруг взялась возможность позволить себе этот дом, но тут он даже не собирался что-то выдумывать, и решил честно свалить все на Стива, как своего нового начальника. То, что Грейс здесь понравится, у него не было даже сомнений, хотя он еще не знал, как объяснить ей наличие святилища. И всего остального.

Познакомить дочь со Стивом он в любом случае когда-то должен был, да и с остальными тоже, так что это знаменательное событие вполне можно было приурочить к новоселью. Если честно, Денни предпочел бы не вмешивать в этой Грейс, но выбора у него особо и не было. Видеться с ней он точно не собирался прекращать, а скрывать МакГарретта у него вряд ли получилось бы даже при большом желании. Но вот если бы это был только Стив, то у него не было бы вообще никаких возражений, а так – его до дрожи пугала эта перспектива.

- Это комната должна понравиться Грейс, - Стив замер в дверном проеме, наблюдая оттуда за ним нечитаемым взглядом. Он говорил слишком уверенно для человека, который еще ни разу не встречался с его дочерью, и Денни даже нечего было ему возразить, потому что как раз об этом он и сам думал, разглядывая белые стены и большое окно.

Конечно же, МакГарретт знал о Грейси. Скорее всего, знал вообще все про него, даже то, что Денни давно забыл. Это было крайне несправедливым, потому что сам Денни почти ничего о том не знал, кроме того, что успел услышать краем уха, прочитать в слишком тщательно отредактированном личном деле или подсмотреть в его доме.

Денни привычным жестом положил руки на бедра, рядом со значком и табельным оружием на поясе. Сейчас он не был на месте преступления, но у него упорно складывалось впечатление, что он ведет дело, раскрыть которое ему будет очень непросто.

Стив в несколько шагов оказался рядом и как-то очень привычно положил ему ладонь на шею.

- Мне нравятся твои глаза. Словно в небо смотришь. Когда я впервые тебя увидел там, в темном гараже, даже не понял, насколько они красивые. А позже, когда разглядел, решил, что в них можно потеряться.

Денни пораженно застыл. Получать комплименты, безусловно, было приятным, хотя и смущающим занятием. Он не привык, чтобы это делалось столь открыто и откровенно, и он только-только приспособился контролировать затапливающее его с головой желание упасть на колени, стоило ему услышать этот голос, как в ход пошла уже тяжелая артиллерия. К голосу добавились слова, которые могли бы растопить даже самое черствое сердце.

- И мне нравится, как ты смущаешься и пытаешься это скрыть. Я очарован тобой, Денни.

Не было похоже, что МакГарретт его обманывал, да и Денни не видел в этом никакого смысла, поэтому слышать чужое признание было вдвойне тревожно и непривычно, потому что, кажется, Стив был более чем серьезен в своем заявлении. А значит, Денни в свою очередь не мог от всего этого просто отмахнуться или перевести в шутку. Но и что ответить сейчас он тоже не знал.

Наверное, Стивен МакГарретт ему даже нравился. Он был целеустремленным, что иногда граничило у него с ослиным упрямством, смелым до безрассудства, надежным и опасным в той мере, что его невозможно было не уважать. Он был высоким, красивым и настолько одиноким, что иногда Денни просто хотелось его обнять, как он иногда делал с Грейс и очень редко с Мэтом.

На этот раз поцелуй почти не застал его врасплох. Невозможно было так внимательно смотреть в чужие глаза, почти не моргая и не скрываясь, чтобы это не закончилось этим интимным прикосновением губ к губам. Денни доверчиво и немного неуверенно открылся, позволяя себя захватывать и подчинять, потому что попросту не мог отказать этому говорящему взгляду. МакГарретт не просил, он требовал. Мягко и одновременно упорно и бескомпромиссно, сметая даже малейшее сопротивление с его стороны.

И Денни чувствовал только его, только тепло его рук и губ, только его напор и желание, и не мог не отвечать, как бы странно или неуместно это было не только из-за их отношений начальник-подчиненный, но и из-за всей этой потусторонней кутерьмы, что творилась вокруг них.

Его давно не целовали с такой страстью и с таким самозабвением, словно он был самым желанным. Единственным и самым дорогим. Денни даже с Рейчел никогда не испытывал ничего подобного, а ведь это был еще только поцелуй, в котором чужой язык лишь деликатно исследовал его губы, не пытаясь вторгнуться дальше.

МакГарретт в последний раз прижался с силой к его губам и отступил. Сначала на один шаг, потом еще на несколько, словно заставлял себя, пока не дошел до двери.

- Думаю, за сегодня мы управимся с твоим переездом, - Стив, как ни в чем не бывало, вышел в коридор и оттуда уже добавил. - Эту ночь ты проведешь уже под этой крышей.

И Денни даже нечего ему было возразить, он все еще пытался прийти в себя после поцелуя.