Actions

Work Header

Мертвые Боги-2. Священный огонь

Chapter Text

Вокруг было очень тихо: ни голосов, ни отдаленного шума никогда не засыпающего города, он слышал только собственное размеренное дыхание и неспешные шаги. Под ногами больше не клубился туман, но мир успел знакомо выцвести, хотя и не до конца растеряв свои краски. Вот сейчас как никогда верилось, что он ступил на нейтральную территорию. Денни из любопытства достал телефон из брюк - экран вспыхнул заставкой, демонстрируя полную батарею и отсутствие связи, как всегда и было, стоило только переступить невидимую черту.

Впереди виднелись привычные на вид ларьки, а под навесами – самые обычные столы с красиво разложенным товаром, и если особо не приглядываться, ассортимент почти ничем не отличался от того, что было представлено в торговых рядах на той стороне, что осталась за его спиной. Тут даже встречались люди из плоти и крови, совсем как он. Денни мысленно поправил себя – и так как случайные туристы попасть сюда точно не смогли бы, а значит, те, за кем он сейчас украдкой наблюдал, так или иначе имели возможность и право здесь быть.

Из-за угла, чуть не сбив его, вынырнула вытянутая фигура. Похожую он уже сегодня видел, только у этой вместо головы была другая маска - с довольно свежей краской и намного проще. Он такие во множестве успел изучить, пока искал хоть какую-то информацию про свою. Денни прикоснулся к щеке, неосознанно ожидая ощущения теплого дерева под пальцами, и разочарованно вздохнул.

Официальные хозяева маски, как и того странного дома, чета Морсти, так и не объявились, с Департаментом связывался только их адвокат. И как не жалко было Денни расставаться и с ней, и колохе, который ее охранял – он честно успел к ним привязаться, даже сердце начинало заходиться от легкой тоски, стоило о них подумать, он не имел права нарушать установленную процедуру. Тем более из-за собственной прихоти.

Денни скользнул взглядом по ярким разводам краски на дереве, но в прорези для глаз заглянуть так и не решился. Даже будучи проводником и Вестником самого Бога Смерти он не рисковал контактировать с другими Богами, тем более Молодыми, а поэтому агрессивными, хотя все еще не такими жадными, как Старые. И тех, и тех лучше было не гневить в любом случае, поэтому он предпочитал просто ни с кем не связываться.

Он не знал, что те видели, когда смотрели на него, раз проявляли вежливость; можно было спросить у МакГарретта, но он так ни разу и не решился. Если честно, возможный ответ его пугал, поэтому он малодушно делал вид, что ничего особенно не происходило каждый раз, когда очередная маска склоняла в приветствии перед ним голову.

Насколько же раньше было проще и легче, когда его главной заботой было выбить из Рейчел разрешение для Грейс провести у него выходные. Та вечно находила поводы отказывать ему, несмотря на постановление суда – будь то его очередное съемное жилье или ненормированный график работы. Конечно, и преступный мир острова Гавайи не думал облегчать ему жизнь. Но кто же мог предположить, что после переезда сюда он столкнется со всей этой непонятной и неведомой стороной их существования в этом мире. Денни снова тяжело вздохнул.

- Кар! Кар!

Ему на плечо опустился ворон, нисколько не заботясь, ожидал этого Денни или нет. Потому что Денни совсем не ждал, что внезапно над его головой раздастся хлопанье крыльев и в плечо ему вонзятся вполне реальные острые когти.

- Кар! – возмущенно каркнули ему в ухо, практически оглушая.

- Только тебя на мою голову не хватало, - проворчал он, уворачиваясь от крыльев, что так и норовили задеть его тщательно уложенные волосы. Радовало только, что не вся стая решила последовать за ним. – Это он тебя подослал?

Птица сделала вид, что не услышала ни его возмущения, ни его вопроса.

- Ладно, - Денни прикинул свои шансы избавиться от той, и что-то расклад выходил не в его пользу. - Только сиди тихо и не мешай.

Он еще сам не понимал, зачем все же решил прийти сюда, ведомый простым любопытством узнать, что именно могло его так настойчиво к себе подзывать. И теперь рассматривая разложенные на прилавках амулеты и обереги, Денни поймал себя на мысли, что ищет что-то конкретное - в мыслях мелькал очень четкий образ, ни с чем не спутаешь. Но и так было познавательно даже просто разглядывать россыпи бусин, от обычных до самых замысловатых, и понимать их предназначение.

Глаза разбегались, любуясь изобилием плетеных ремешков браслетов и заготовок для них из разноцветных полосок кожи, готовых бус и вырезанных из дерева и костей оберегов; тут даже были целые ряды только с разложенными на столах кучками травами и разноцветными перьями. Кое-что он до этого видел в мастерской Мины, но не в таком количестве или разнообразии. Было немного жаль, что та теперь отказывалась с ним встречаться и общалась только через закрытую дверь; было бы здорово подарить ей что-нибудь отсюда. Хотя он вполне мог передать что-нибудь и через Меку, раз лично с ним она не хотела иметь никаких дел. Не то, чтобы он ее осуждал или винил – она как проводник решила себя обезопасить после всего случившегося, но было неприятно осознавать, что на одного друга у него стало меньше.

Выделяться посреди толпы он почти привык - его желание выглядеть профессионально на любимой работе на этом острове как никогда играло с ним злую шутку, но и менять свои принципы только ради, того чтобы подстроиться под чужие ожидания, он не собирался. Вот и сейчас он то и дело ловил на себе долгие изучающие взгляды, тут никакое «отведение» бы не помогло, хотя как он сильно подозревал, дело все же было не в его обуви, брюках или галстуке. Многие даже не скрывали своего любопытства, откровенно разглядывая его с головы до ног, так что он уже успел несколько раз пожалеть, что все же поддался мимолетному желанию сюда прийти. Вот только уходить сейчас не имело никакого смысла, внимание он уже привлек, а искомого все еще не нашел.

Его прогулка между рядами стала более целенаправленной, он все искал и искал глазами простой на вид браслет, не решаясь ни к чему притрагиваться. Денни точно знал, что ищет именно браслет, он уже видел его на своей руке несколько раз, и пускай рука в видениях была намного смуглее и по ней змеилась сложная татуировка, браслет точно должен был принадлежать ему.

Остановившись у очередного прилавка, Денни вскинул глаза на продавца и настороженно замер. Перед ним стоял человек, закутанный с головы до ног в темную ткань, та закрывала даже лицо, не оставив и узкой прорехи для глаз. Тот сложил украшенные татуировками и многочисленными браслетами руки в молитвенном жесте и склонил голову:

- Приветствую, Вестник, - голос из-за ткани звучал глухо без возможности понять, заговорила с ним женщина или это все же был мужчина. Да, наверное, это было и не важно. На кахуна (2) его точно знал и теперь почтительно ждал, когда уже Денни решит ему ответить. Впрочем, Денни тоже не стал делать вид, что не понял, кто именно перед ним стоит, к тому же еще никто бы не смог сказать, что родители плохо его воспитали.

- Здравствуйте, - было немного непривычно говорить с человеком, лишь догадываясь, где у него должны были быть глаза, все же намотанная ткань очень мешала.

- Для меня честь повстречать Вестника. Позвольте сопроводить вас по ке куай (3).

Вот теперь Денни окончательно растерялся, зато ворон на плече немного оживился. Птица потянулась вперед, рассматривая то товар на прилавке, то самого жреца и при этом забавно поворачивая голову то одной стороной, то другой. Впрочем, это длилось недолго, и ворон быстро потерял интерес к происходящему.

- Хорошо, - он непроизвольно пожал плечами, точнее попытался, за что сразу же получил расплату в виде впившихся в него еще сильнее птичьих когтей.

Денни решил проигнорировать как широкое блюдо, так и его содержимое в чужих руках, на удивление присутствие сопровождения ему даже понравилось. Было что-то очень привычное в том, как за ним следовали, молчаливо и ненавязчиво, и даже назначение блюда ему скоро стало ясно. Валютой расчета тут были не только американские доллары, точнее было сказать – не все продавцы принимали бумажные деньги.

Когда его внимание привлекла невзрачная на вид крупная бусина, он, даже не касаясь ее уже знал, что именно она была одной из частей браслета, который был ему нужен. Денни аккуратно подцепил ту пальцами, положил на ладонь и поднес к глазам, чтобы полюбоваться.

- Сколько?

- Покупаете или меняете? – по-деловому уточнила стоящая за прилавком гавайка. Она оценивающе глянула сначала на его руки, а потом на с удобством устроившегося у него на плече ворона. Замершую за его плечом фигуру та упорно игнорировала, что Денни немного озадачило, но в местные взаимоотношения он точно лезть не собирался.

Он неуверенно оглянулся на своего сопровождающего, безмолвно спрашивая совета. Менять ему было точно нечего, только если здесь не принимали черных, надоедливых и тяжелых птиц. Одна как раз очень удачно была у него с собой.

- Меняем, - ответили за него, и вход пошло то самое блюдо. Было любопытно наблюдать, как происходил сам торг, а потом и дальнейший обмен, хотя он так и не понял, по какому принципу это происходило. Хорошо все же, что он не остался один на один с местными торговцами – скорее всего, тогда бы он вообще ничего не смог себе позволить купить.

Следом он придирчиво выбрал полоску кожи для будущей основы и еще несколько бусин. А еще пообвыкнув и присмотревшись, Денни осознал простую вещь - вряд ли бы он здесь смог найти готовое украшение; никто из местных продавцов не обладал нужным уровнем и талантом, чтобы сделать что-то, чтобы мог он носить. А вот смастерить браслет самому было вполне по его силам.

Дольше всего он перебирал костяные незамысловатые фигурки, ему ни одна не нравилась – кости, из которых они были выструганы, были совсем не подходящими. Хотя да, ему нужна была именно человеческая, и он знал только одного продавца здесь, у которого чисто теоретически такая фигурка могла найтись. Он снова обернулся к своему сопровождающему и окинул того долгим взглядом, явно заставив понервничать, ему это было отчетливо видно несмотря на всю ткань.

За время их отсутствия на оставленном без присмотра прилавке ничего не изменилось: все также лежали аккуратными пучками травы, также в ряд были выстроены многочисленные стеклянные склянки с непонятным содержимым. И все так же россыпями лежали вырезанные из дерева и костей амулеты. Денни с предвкушением пробежался взглядом по грязно-белым и желтоватым фигуркам, но по-прежнему не видел того, что ему было нужно, пока взгляд не зацепился за висящее на чужой руке украшение.

Его сопровождающий с почти осязаемым облегчением вернулся за прилавок и теперь немного нервно наблюдал за его действиями.

- Я могу взять один из браслетов с вашей руки? – Денни указал на тот, что его привлек. Ему не нужен был весь, но без одной составляющей тот все равно потерял бы силу, так что имело смысл забрать себе его полностью.

- Для меня это будет честью, Вестник, - жрец почтительно протянул ему руку ладонью вверх, и Денни, следуя ритуалу (4), сам снял тот и забрал себе, склонив голову в качестве благодарности. Так было даже лучше, чем купить или случайно найти.

Поскольку теперь все части были, наконец, найдены, оставалось только соединить их вместе. Он аккуратно ссыпал все приобретения в предложенный небольшой глиняный сосуд и для верности запечатал пробкой. А вот теперь можно было ехать в офис и начинать, наконец, очередной суматошный рабочий день.

Денни не думал, что так удачно повстречает в этом месте знакомое лицо. Он бы где угодно узнал длинные черные волосы, неаккуратно собранные в хвост, и худощавую фигуру, обряженную в безразмерную одежду. Изнутри сразу же поднялась волна гнева и возмущения.

- Долги надо всегда возвращать, - он растянул губы в подобии улыбки. Теперь он знал, как это делать, так чтобы вселять ужас – подсмотрел и запомнил, чтобы при случае, совсем как сейчас, воспользоваться, хотя тот, кому эта улыбка предназначалась, ее еще не видел. Юный ке алакаи (5), по вине которого, теперь можно было с уверенностью сказать, все и началось, заслуживал своей равнозначной платы за проведенный ритуал.

Окинув мельком прилавок, он решил в наглую воспользоваться своим неким и пока неясным правом и сгреб в ладонь смутно знакомую траву. Крепко сжал, так, чтобы раскрошить ту как можно мельче, и уверенным шагом направился в чужую сторону. Он хотел использовать эффект неожиданности, так же как в свое время его использовали на нем. И это ему вполне удалось – парень явно только пришел и еще не понял, что это Денни успел навести тут легкий переполох.

- Эй, ке алакаи, - окликнул он того и, когда юнец с любопытством оглянулся, явно ничего не подозревая, с той самой улыбкой продолжил, – ты так и не получил плату за проведенный ритуал.

Всего на мгновение, их глаза встретились, и чужое лицо исказило узнавание. Денни резко дунул на подставленную ко рту ладонь, сухая трава облаком поднялась в воздух и крупной взвесью осела на бледную кожу и черные ресницы - каждый бы непроизвольно в таком случае прикрыл глаза, и паренек не оказался исключением, и Денни на ум сразу же пришли нужные слова:

- Пусть твои глаза закроются.

 

2 На кахуна (nā kāhuna) – жрецы, служители божества, совершающие жертвоприношения;

3 Ке куай (Ke Ku’ai ) – рынок;

4 Здесь идет отсылка на акт мародерства, когда украшения снимаются с трупа, у нас же все крутится вокруг культа Смерти;

5 Nā alakaʻi o ke akua – проводник духов или посредник между миром людей и миром духов; дальше я использую более простое слово для восприятия (и перевода, что уж говорить) – ке алакаи (ke alakaʻi) или проводник;