Actions

Work Header

О столах и неудачных падениях с них

Work Text:

Ян сидел в пустой столовой и грустно ковырял жаркое вилкой. Заспавшись, потому что Фредерике было жалко его будить, адмирал смог прийти на ужин только под конец перерыва. Ему несказанно повезло: благодаря недавней победе над крепостью Гайесбург на опоздание закрыли глаза и разрешили задержаться.

— Здравствуй. — Шенкопф сел за стол напротив Яна, не дав тому снова заснуть. — Не против?

Вэньли поднял глаза от тарелки и заторможено кивнул .

— Отлично, — усмехнулся генерал-майор. — Рад, что ты еще здесь. Я уже боялся, что успею только быстро перекусить: столовая скоро закрывается. Задержался сегодня, хотел пораньше отчеты сдать, чтобы уйти...

— Ты их уже закончил?

— А как же! Сейчас поем и пойду к себе. — Он принялся за еду. — А у тебя как дела?

— После нападения у меня работы мало. — Ян взял кусочек картошки и продолжил говорить с набитым ртом: — Поэтому я могу не напрягаться.

— А если не затрагивать работу? — с любопытством спросил Шенкопф.

— Тогда не очень хорошо… Во время военных действий я упал и, — раздался нервный смешок, — ударился бедром. Теперь оно побаливает. А еще, видимо, из-за этого же удара поясница начала ныть!

— Ты не обращался в медпункт?!

— Нет… Раньше обычно само проходило. — Адмирал вздохнул.

— Знаешь, во время тренировок и битв я часто получал серьезные травмы, и поэтому начал хранить множество лекарств у себя в аптечке! Могу дать заживляющую мазь.

— Было бы неплохо! — улыбнулся Ян, отставив тарелку и переключившись на яблочный сок. 

— Еще я умею неплохо делать массаж. Если потребуется, обращайся! — заметив, что собеседник слегка растерялся, Шенкопф добавил: — Кстати, как ты вообще умудрился так упасть?

— Со стола… — приглушенно сказал Ян.

— Ох, вот как, — Вальтер удивленно посмотрел на собеседника и продолжил есть. 

Допив сок, адмирал уж было собрался уходить, как вдруг его остановил Шенкопф:

— Время у тебя точно есть, давай зайдем за мазью сейчас! Она у меня в кабинете: стараюсь держать в быстрой доступности.

— Спасибо, — смущенно протянул Ян и вернулся на место, глядя на собеседника. 

— Кстати говоря, я давно хотел спросить… — осторожно начал десантник. — Почему ты садишься на стол?

— Это сложно объяснить, — адмирал замялся. — На мой взгляд, это хорошо помогает разрядить обстановку… Люди сразу же меньше переживают, а для нашей работы это необходимо!

— Когда я впервые увидел тебя на столе, то очень удивился! Это же нарушение устава! 

— До того, как я стал командующим, я так не делал, — засмеялся Вэньли. — На самом деле, такая независимость от устава хоть как-то компенсирует ответственность, что я несу. 

— Я все. Пойдем? — Вальтер, взяв поднос, встал с места. Ян последовал его примеру.

Сдав грязную посуду, они пошли в личный кабинет Шенкопфа. К счастью, он находился неподалеку.

— За что я благодарен месту, где учился, — это замечательная военно-медицинская подготовка! — Вальтер пытался разговорить Вэньли. — Наверное, если бы ее не было в нашей программе, то я с тобой здесь не говорил бы! А как у вас проходили эти уроки?

— Я на них... спал, — выдавил молодой адмирал.

— Ну, буду надеяться, что всегда смогу выручить тебя, когда потребуется, и тебе не понадобится делать ничего самостоятельно! — засиял Шенкопф. — У тебя были проблемы с этим предметом?

— К сожалению… Но сейчас, думаю, это уже не важно.

— Согласен! У меня были средние результаты в училище, но зато, смотри, на каком высоком посту оказался!

Вальтер остановился у своего кабинета и быстро провел картой-ключом.

— Проходите! — протянул он, пропуская Яна вперед.

Адмирал неуверенно улыбнулся, бросив взгляд на Шенкопфа, и зашел в помещение. Такое излишнее внимание генерал-майора вызывало у него чувство дискомфорта. Подхалимство никогда не было в духе Вальтера, поэтому Вэньли терялся в причинах такого поведения, взволнованно осматривая кабинет.

Шенкопф шустро переместился к тумбочке и, достав аптечку, принялся искать нужную мазь. Ян устало облокотился на стену, наблюдая за коллегой. 

— Готово! — воскликнул Вальтер и подошел к Вэньли, протягивая коробочку со средством. — Мажь бедро и спину несколько раз в день, согласно инструкции. Если через несколько дней останутся болезненные ощущения, обязательно обратись к врачу.

Ян понятливо кивнул, взяв мазь, и уж чуть было не засунул ее во внутренний карман кителя, но Шенкопф остановил его.

— Нет-нет! — Он схватил адмирала за руку. — Лучше нести мазь в руках: так она точно не нагреется и будет подходящей температуры! 

Ян удивленно посмотрел на Шенкопфа и сглотнул. Если прикосновения Алекса или Дасти были уже обыденностью, то с Вальтером подобное казалось неуместным: все же, на взгляд Вэньли, они пока не были достаточно близкими друзьями. Тем более это был крепкий десантник выше него сантиметров на десять.

— Ой, извини… — одернулся Вальтер. 

— Ничего страшного, — выдохнул Ян, почесав затылок. — Лучше не делай так больше... — Он бросил взгляд на дверь. — Тогда я уже пойду… Спасибо за мазь.

— Я могу тебя проводить!

— Не надо… Твой рабочий день уже окончен. Не хочу тебя напрягать, — смущенно проговорил молодой адмирал. Сейчас ему хотелось одного: побыстрее прийти в себя.

— Договорились. — Довольно расплылся в улыбке Вальтер и сложил руки на груди. — Пожалуйста, береги себя.

— Постараюсь, — полушепотом ответил командующий, нажимая на кнопку открытия на панели двери.

— И еще… Ты не обязан сидеть на столе, чтобы поднять дух коллектива. — взволнованно начал Шенкопф. — Он у нас… ну, дух... и так приподнят, потому что ты с нами! А если ты еще раз упадешь, более неудачно, то…

Хоть дверь и открылась, Ян застыл на месте, смотря в пол.

— Если честно… на самом деле мне просто нравится так сидеть, — усмехнулся адмирал. — Соображать в критической ситуации даже легче! Предполагаю, это связано с моими особенностями восприятия.

— Какими?!

— Мне немного неловко об этом говорить… — робко улыбнулся Вэньли. — Я с детства был... особенным ребенком, и после ряда обследований мне поставили аутизм.

— А… — протянул Вальтер. Про этот диагноз он, к сожалению, знал мало: программа в военном училище слабо затрагивала неврологию и психиатрию. 

Дверь резко пискнула, сообщая о закрытии, и Ян снова нажал на кнопку, в этот раз более взволновано.

— Так, ладно, я пойду. — Он вышел за дверь. — До завтра.

— Мое предложение насчет массажа еще в силе! — радостно крикнул генерал-майор, и Ян не спеша направился в свой кабинет, помахав ему на прощание коробочкой с мазью.