Actions

Work Header

У Игоря все это время был брат-близнец

Work Text:

— Игорь, я… — Дима зашел в квартиру Игоря и замер на пороге.

Вообще-то он видел Игоря в самых разных ситуациях. С голым торсом, небритым, только что вышедшим из душа со стекающими по телу каплями воды, один раз даже без штанов (и слава богам, что хотя бы в трусах, иначе сердце Димы такого точно бы не выдержало). Это все было более-менее понятные изменения — Игорю явно при рождении забыли положить в голову хоть какие-то комплексы по поводу собственного тела. Нет, Дима не завидовал, просто не мог унять воображение.

Но сейчас изменения были слишком сильными для Диминого понимания. Не мог же Игорь за ночь отрастить себе кудри, да ещё такие густые! А гитара в руках и тихий голос, напевающий себе под нос что-то о пожарных, окончательно добили Дубина.

— Здравствуйте, — он смотрел во все глаза на облако волос и не мог придумать им ни одного рационального объяснения.

— О, здравствуй. Ты кто? — дружелюбно спросил незнакомец.

— Я-я Дима Дубин, а вы…

— Только без «вы», хорошо? Я Максим Шустов, можно просто Макс, — он протянул Диме руку для рукопожатия и улыбнулся. — Приятно познакомиться, — Нет, это точно не Игорь. Тот улыбался только когда таранил фургоны с преступниками, но никак не Диме.

— Уже познакомились? — Раздался голос из-за спины Димы, из-за чего тот вздрогнул. Там стоял вполне нормальный Игорь, с короткими волосами и со своим фирменным недовольным выражением лица.

— Да, Игорёш, — Максим усмехнулся, глядя на то, как Игорь закатил глаза на это обращение. — А вы друг другу?..

— Напарники, — Гром как-то странно посмотрел сначала на Диму, а потом — на Максима. — А это мой брат, Дим. Близнец.

— О… — только и мог произнести Дима. — А почему… Почему фамилии разные?

— Не смог выдержать каламбуров, связанных с фамилией. Так сказать, взял громоотвод, — съехидничал Игорь.

— Зато ты никогда не меняешься, — улыбнулся в ответ Макс.

— Мне Игорь ничего не рассказывал о тебе, — Дима прикусил в конце предложения язык. Идиот! Этот вопрос явно поставит Игоря в неудобную ситуацию.

— Эх, Игорь-Игорь, — вздохнул Макс, снова беря в руки гитару. — Почему я не удивлён? — Бросил насмешливый взгляд в сторону еще более помрачневшего Грома. — Ладно, раз он ничего не рассказал, садись, будем знакомиться.

— Я вообще-то… — Дима неловко помахал папкой с делом.

— Да ладно, что оно, пару часов не подождёт?

Дима посмотрел в сторону Игоря. Единственное, что он точно мог сказать — это то, что Грому что-то сильно не нравилось. Но что конкретно — не понятно. Брат? Не вовремя пришедший Дима? То, что они познакомились?

Заметив взгляд Димы, Игорь махнул рукой, как бы говоря: «Хрен с вами, развлекайтесь».

***

Дима неожиданно легко поладил с Максом. Тот был открытым и жизнерадостным, внимательно вслушивался в каждое Димино слово и смеялся до слез над каждой его шуткой.

Максим, оказывается, работает пожарным (Дима все думал спросить, нет ли у них третьего брата, который работал бы в скорой помощи, а то коллекция экстренных вызовов выходила неполная). В Питер приехал всего на месяц — что-то по работе, Дима так и не смог понять, что именно. И конечно же, на этот месяц он попросился к Игорю, который «хоть и ворчал, но разрешил перекантоваться на диване».

Глядя на них двоих, Дима все задавался вопросом: как они умудрились стать настолько непохожими друг на друга? И почему Игорь периодически с такой болью смотрит на то, как они с Максом болтают обо всем на свете?

Игорь вообще становился все мрачнее и мрачнее. Дима замечал, как тот надвигает свою кепку все ниже на глаза, а на задержаниях преступникам доставалось в разы больше и больнее, чем раньше. Однажды Диме даже пришлось вцепиться в руку Игоря, чтобы тот хоть немного смерил пыл. Тогда он впервые за неделю как-то растерянно взглянул в глаза Диме, но тут же снова спрятал взгляд.

Макс же явно замечал недовольство Игоря, но почему-то не реагировал на него. На вопросы Димы не отвечал, только взгляд у него становился каким-то грустным и виноватым, поэтому Дубин прекратил спрашивать. Тем более, что Макс нашел действенный способ его отвлечь: он доставал гитару.

Диме очень нравилось слушать, как Макс играет. Тот легко переделывал известные песни на свой лад и тут же тихонько напевал их, перебирая струны. Макс выглядел полностью увлеченным своим делом, поэтому в один из дней Дима незаметно достал скетчбук и зарисовал его фигуру, увлеченную игрой.

— Ну-ка, покажи, — Дима не заметил, как Макс оказался рядом и вытянул скетчбук у него из рук. — Вау! Это же… Ты нарисовал меня?

— Да… Ты не против?

— Нет, что ты! Так классно вышло, — Макс не мог оторваться от разглядывания рисунка. — Игорёш, посмотри! — Он протянул рисунок Игорю, который тот нехотя взял.

— Просто прекрасно, — выдавил он, сжав зубы.

— У тебя прямо талант, Дим. А давно ты рисуешь?

— Да сколько себя помню, столько и рисую, — Дима взял скетчбук обратно в свои руки.

— А чего в художественный не пошел?

— Я… — Дима только хотел ответить, как до него донесся хлопок входной двери. — А… Игорь куда-то собирался?

— Мне он ничего не говорил, — пожал плечами Макс.

— Может, скажешь все-таки, что за кошка между вами пробежала? — Дима сжал скетчбук.

— Да как-то… Всегда так было, — неуверенно ответил Макс. — Вечно его во мне что-то раздражало.

— Совсем без причины?

— Да хрен ее знает, причину его. Он же закрытый весь. И в детстве таким же был.

— А почему он никогда о тебе ничего не говорил?

— Мы после смерти отца разругались сильно, — Макс вздохнул. — Я тогда со злости решил фамилию поменять, чтобы оборвать все связи. А он волосы отрезал и щетину носить начал, чтобы ничего обо мне не напоминало. Ну, это мое предположение, — невесело усмехнулся он.

Повисло неуютное молчание. Дима переваривал новую информацию. Да уж, он явно многого не знал о своем напарнике.

— Знаешь, я не особо разбираюсь, конечно, но, — Макс остановился, подбирая слова. — Но мне кажется, что ты ему дороже, чем просто напарник.

— Что? — Дима опешил.

— На напарников так, как он на тебя, не смотрят.

***

— Это еще в начальной школе началось. Может, и в детсаду тоже, этого уже не помню.

Игорь вернулся только ночью, Дима поймал его на лестнице, когда уже уходил к себе домой. Его самую малость пошатывало от выпитого алкоголя, но взгляд оставался таким же ясным. Дима уговорил его рассказать ему всю ситуацию, а Игорь, не желавший говорить ни при Максе, ни на лестничной клетке, потащил Диму на крышу своего дома.

— Знаешь, как это было? Я находил кого-то, с кем мне хотелось общаться и проводить время. Вроде общение шло, дружба там появлялась. А потом этот человек знакомился с Максом. И забывал про меня, — Игорь смотрел в звёздное небо. — Не холодно?

— Не особо, — Дима растирал руки друг об друга, согревая.

Игорь перевел взгляд на него, а потом медленно стянул с себя свою куртку и накинул ее на плечи Димы.

— А ты?

— Мне нормально, — Игорь снова улёгся, положив руки под голову.

— И ты… Завидовал Максу? — Продолжил разговор Дима.

— Не то слово. Он прям… Не знаю. Магнит для людей какой-то. Совсем не как я. Это бесило. Пока я неделями пытался наладить с кем-то общение, ему стоило улыбнуться и сказать пару фраз, и все, всё внимание его, — Игорь сделал паузу. — И ведь даже не позлишься на него. Не специально же. Да и Макс пытался втянуть меня в свою компанию, но это всегда было… ужасно это было, — Игорь глубоко вздохнул.

— А поссорились из-за чего? — Дима закутался глубже в куртку.

— Да все из-за того же. После смерти отца я только за счет нескольких людей на плаву держался. Девушка, пара друзей… А потом все повторилось. Я просто в один момент понял, что… Что я снова ни к селу, ни к городу. И сорвался, — Игорь сжал пальцами переносицу. — Мы так много херни наговорили тогда друг другу. Чуть ли не до драки дошло. А в конце, конечно же «Ты мне больше не брат!» и все такое.

— А пить ты пошел потому что?..

Игорь молчал. Его грудь неровно поднималась и опускалась.

— Потому что ты к нему так же липнуть начал. Я… Я испугался, ясно? Что ты тоже выберешь Макса. И рисунок этот твой еще… — Он махнул рукой. — Больно мне, Дим.

— Игорь, посмотри на меня, — Дима сел рядом с Игорем. Тот перевел взгляд на Диму, и его как будто окатило волной застоявшейся боли в этих глазах. Дима сжал плечо Игоря в своей ладони. — То, что мы с ним подружились, не значит, что я перестану быть твоим другом, слышишь?

— Ты… Ты для меня ближе, чем друг, — Игорь грустно посмотрел на Диму, положив ладонь поверх его руки.

— Значит, Макс не ошибся, — улыбнулся Дима и, наклонившись, поцеловал Игоря.

Утром они проснутся в обнимку на диване в квартире Грома, заботливо укрытые пледом. Игорь будет ворчать на затекшую спину, а Дима — волноваться насчёт того, не успел ли Гром простыть, пока они были на крыше. И в целях профилактики Игорю придется напиться чая и лежать под пледом до вечера.

Но на пару часов Дима все-таки оставит Игоря с Максом наедине. Он уйдёт под самым выдуманным в мире предлогом только для того, чтобы вернувшись, застать сцену братского примирения: Игорь будет обнимать Макса, а Макс — Игоря. И оба будут улыбаться абсолютно одинаковыми улыбками.

Бонус

— Кепку посильнее натяни, а то все кудри видны.

— Да куда сильнее-то, Игорёш, — Макс чувствовал себя в одежде Грома не очень уютно.

— Не дергайся, шрамы кривые выходят, — Юля старательно вырисовывала шрам-молнию возле брови Макса.

— А они у Игоря все сплошь прямые? — Съехидничал Максим, за что тут же получил лёгкий тычок в бок.

— Все, заканчивай там.

— Сейчас, последний штрих, — Юля еще раз мазнула кисточкой по лбу Макса. — Готово.

— Прекрасно, — Дима поправил очки. — Ну что, объявляю начало операции «Приключения Громика».

— Ты не мог выбрать другой фильм для отсылки?

— «Гром и его тень» звучит еще хуже. Да и Электроник…

— Тшш, Цветков идет.

— Макс, вперед! Просто пройди за тот стол.

— О, здорово, Игорь! Как жизнь? — Цветков повернулся к Максу и протянул уже руку для рукопожатия.

— Ты это сейчас кому? — Игорь вышел из-за угла так, чтобы оказаться за спиной у Цветкова.

— Как кому? — Тот обернулся и посмотрел на Игоря. Но когда он повернулся обратно, Макс уже спрятался за деревянной перегородкой. — Ты же?.. — Показал он пальцем на то место, где только что стоял Макс, но так и не смог произнести ни слова.

— Кому-то пора в отпуск, — хмыкнул Игорь.

— Определенно, — подошёл к ним Дима, положив руки в карманы.

Они оставили Цветкова наедине с его кризисом доверия к своим глазам. Впереди у них был целый участок ничего не подозревающих людей.