Actions

Work Header

Клюет! Не клюет...

Work Text:

— А вот раньше такого безобразия не было! — булькал старый окунь. — Тихо было, спокойно!

— Вода чище и водоросли зеленее, — поддакнул Федор.

Окунь возмущенно на него посмотрел, открыл рот, выпустив пару пузырей, и затрепетал хвостом.

— А и были! Были! А теперь…

Федор махнул рукой и поплыл прочь. Если долго слушать деда-окуня, захочется опуститься на дно, зарыться в песок да и не выбираться оттуда никогда. Все равно вокруг все не то и не так. А между прочим, Федор помнил это «раньше», и не сказать, чтобы оно ему очень нравилось. Конечно, было тише, спокойней, но и скучнее. Теплоход если проходил, так раз в полгода.

Федор всплыл к поверхности реки, осторожно высунул голову. Рассвет только-только начал заниматься на горизонте, а уже застучали по рельсам вагоны электричек. Станция располагалась как раз на берегу, и Федор часто наблюдал, как сонные люди разбредаются по дорожкам. Кто-то шел к дачному поселку, а кто-то сюда, к реке.

Рыбаков с электрички Федор не любил. Обычно они сидели в тишине с хмурыми лицами и ловили рыбу. Порой ставили несколько удочек, порой закидывали сети, хоть это и было запрещено. Правда, в последнее время такое случалось все реже, но если случалось, Федор с огромным удовольствием срывал снасти и уносил вместе с уловом. А потом плавал вокруг, следя, чтобы никто не клюнул на удочки. Рыбаки плевались и уходили ни с чем.

В детстве, когда Федор был еще несмышленым мальком, он попал в сеть. До сих пор его пробирал холод, стоило вспомнить, как он бился в панике, а плотные нити обвивали все сильнее, норовя задушить. Тогда Федору повезло. Рыбак, вытащивший сеть, освободил его и отпустил. Но кое-кто из его братьев-сестер так и сгинули на берегу.

Федор нырнул, сделал небольшой круг. Быстрое движение помогло избавиться от неприятных мыслей. Вынырнув снова, он не торопясь поплыл вдоль берега, прислушиваясь к звукам дороги. Вот тех, кто приезжал к реке на машинах, Федор любил. Они тоже называли себя рыбаками, однако очень быстро об этом забывали. Иногда даже доставали удочки, но так их и не закидывали.

Обычно такие «рыбаки» шумно веселились, включали музыку, пели песни и танцевали. Федору нравилось за ними наблюдать. Нравилось веселье. И нравилась музыка. В реке музыки не было — только шум волн и скрип песка на дне.

Федор подплыл к берегу, затаился под нависшим над рекой кустом. Подъехавшая машина была не новой, запыленной, и человек внутри оказался один. Федор вздохнул. Не будет ему сегодня веселья. Тем не менее он остался ждать. Появившийся из машины мужчина действовал не спеша: собрал удочку, нацепил леску, поплевал на червя. Устроившись на берегу, он достал из кармана смартфон, поводил пальцами по экрану, потом вернул его обратно, а в уши всунул наушники. Еле слышно заиграла музыка, разобрать что-то было невозможно.

Федор подплыл ближе, устроился за корнем дерева, росшего у кромки воды, и стал наблюдать за рыбаком. Странный это был человек. Вроде и удочку закидывает, но не дергается нетерпеливо, словно и неважно ему вообще, поймает кого-то или нет. Лицо у него было приятное, даже симпатичное. Федор вдруг подумал, что с удовольствием утащил бы его на дно. Но прекрасные юноши жили с русалками только в сказках. На деле же они тонули. И толку от них потом?

Неожиданно мужчина повернулся и посмотрел прямо на Федора. В такой ситуации следовало тут же нырнуть и уплыть подальше. Однако Федор, сам не понимая почему, не сдвинулся с места. Только погрузился под воду сильнее, скрывшись по самый подбородок. Рыбак вынул один наушник, а потом спросил:

— Не холодно тебе?

Федор чуть высунулся, сложил руки на корне дерева и покачал головой.

— А клюет-то тут хорошо? — поинтересовался рыбак.

— Не особо, — признался Федор. — Я всех рыб уже распугал.

— Ну ладно.

Рыбака ничуть не смутили слова Федора. Он вытащил удочку, придирчиво осмотрел крючок и снова забросил. Федор немного подождал, поболтал хвостом, потом все же решился спросить:

— А что ты слушаешь?

— Да так, всякое разное.

— А «Новый поворот» есть?

— Шутишь? Это же классика!

Рыбак устроил удочку, воткнув ее в берег, вытер руки и полез в карман. Он вынул шнур из телефона, и музыка заиграла громче. Рыбак поводил пальцем по экрану, и зазвучала знакомая мелодия. Федор улыбнулся.

— Нравится? — поинтересовался рыбак.

— Ага, — кивнул Федор. — Жалко только, в воде они не работают.

— Промокают, — пожал плечами рыбак.

— А есть такие, чтоб не промокали? — спросил Федор.

— Есть, но дорогие, — ответил рыбак. — На этот смартфон я несколько лет копил.

Федор недоверчиво склонил голову, чуть подался вперед.

— И будет под водой работать?

— По крайней мере, в магазине обещали так.

— Подари мне, — предложил Федор. — Ну или давай обменяемся. Ты мне музыку, я тебе сундук с сокровищами со дна достану.

— Можно было бы, конечно, — протянул рыбак. — Только нет у тебя никакого сундука. Откуда в этих краях золото? В мешок пластиковых бутылок поверю, но такого добра и на суше хватает.

Федор насупился, а рыбак насмешливо улыбался. Странный он все-таки был. Обычно люди не верят в русалок, даже если им хвост показать. А если верят, то уж всему подряд: и в сокровища, и в желания, и в говорящих рыб.

— Но мы можем договориться, — рыбак повертел смартфон в руках. — Я тебе его отдам, если ты меня поцелуешь.

Федор удивленно на него посмотрел, потом нервно хлопнул по воде хвостом.

— Какое-то сомнительное предложение, — заметил он.

— Почему же? Я бы сказал, это более чем щедрое предложение.

— Я тебя первый раз вижу.

— Зато я тебя знаю.

— Правда?

Федор вынырнул и уселся на корень дерева, демонстрируя свой хвост. Рыбак ничуть не удивился. Он переместился ближе и сел на самый край берега, совсем рядом с Федором.

— Я первый раз русалку увидел, когда был еще маленьким. Мы с отцом тогда поехали на рыбалку. И видим: кто-то барахтается в браконьерской сети. Отец решил, что какой-то зверь. Бросился в воду и вытащил его, а сеть ножом разрезал. Оказалось — самая настоящая русалка. Хвост, чешуя, все как положено. Отец только тронул ее, она сразу в воду нырнула. То есть я потом уже понял, что — он…

Рыбак смотрел на Федора, а тот не мог прийти в себя. Он словно снова переживал тот злосчастный день. Откуда-то из памяти всплыло озабоченное лицо и сразу другое — удивленное и восхищенное, мальчишеское.

Федор упал в воду и быстро поплыл прочь, уходя все дальше от берега и опускаясь на глубину. Поначалу он слышал крики с берега, но они быстро стихли. Сердце бешено колотилось. Ту историю Федор старался забыть как страшный сон, но не получалось. Мысли найти своего спасителя приходили ему в голову, но казались такими наивными, что он сразу их прогонял.

Федор просидел на дне весь день. Даже не обращал внимания на бубнеж деда-окуня. В конце концов тот уплыл восвояси, а Федор все же решился подняться. Над рекой чернело ночное небо. Горизонт светился огнями города, а на берегу горел костер. Рыбак все так же сидел у воды, лениво наблюдая за поплавком.

— Клевать не будет, — сказал Федор, высунувшись из воды.

— Рыбу я в магазине куплю, — пожал плечами рыбак. — Тут важен процесс.

— Меня ты тоже ловишь?

— Тебя я ищу. Пару лет назад мы с компанией поехали на рыбалку. Ну то есть какая рыбалка — одно название. Шашлык, музыка, танцы, пиво. Я отошел к реке и увидел в воде тебя, как ты восхищенно смотришь на танцующих ребят. Тогда я и вспомнил тот случай из детства. Хотел тебя окликнуть, но ты уже скрылся. Теперь я при первой возможности приезжаю сюда и надеюсь вновь тебя встретить. Наконец повезло.

Рыбак достал из кармана смартфон, протянул Федору.

— Я погорячился с поцелуем. Возьми его просто так. Я другой куплю, а тебе нравится музыка.

Федор оперся о берег, вытянулся из воды и оказался совсем рядом с рыбаком. Он подался вперед и прижался губами к губам. Рыбак удивленно распахнул глаза, а потом закрыл и ответил на поцелуй. Губы у него были горячие, обветренные. Федор робко коснулся их языком и тут же отпрянул, нырнул с головой в реку, но тут же вынырнул.

Рыбак вскочил на ноги и испуганно смотрел на него.

— Я думал, ты опять уплыл.

— Просто по воде соскучился, — улыбнулся Федор. — А так я никуда не тороплюсь. Давай послушаем, что у тебя есть.

Рыбак опустился на траву и включил музыку. Федор устроился рядом на корне. Заряда смартфона хватило до утра.