Actions

Work Header

Особенный праздник

Work Text:

К встрече нового года Чжан Синьцзе готовился тщательно и заранее.

Выбор ресторана и бронирование столика, костюм, подарок и упаковка к нему — всё требовало особого внимания. Потому что этот Новый год должен был стать особенным.

В этом сезоне Тирания показывала отличные результаты, у команды были все шансы на первое место. Сун Циин уже был готов занять капитанское место, а в тренировочном лагере подрастал умелый клерик, тот, кому не стыдно будет передать Недвижимого Камня.

Чжан Синьцзе просчитал всё.

Всё, чтобы спокойно после окончания сезона уйти в отставку.

Он собирался об этом сказать Хань Вэньцину, который уже год был совладельцем клуба. Говорить Синьцзе собирался не только об этом, но с этого надо было начать.

И вот он стоял перед зеркалом, тщательно завязывая галстук. Нет, он ни в чём не сомневался, всё уже было обдумано и решено, всё должно пройти идеально. Иначе и быть не могло.

Но жизнь всегда преподносит сюрпризы.

Первый сюрприз ждал его в холле клуба. Он как раз спускался, когда увидел у дверей всю команду. Ребята из тренировочного лагеря и гильдии стояли поодаль, с шариками клубных цветов и в мишуре.

Синьцзе даже замер на ступеньках, настолько это было внезапно.

К нему подтолкнули Циина, который выглядел слегка смущённым:

— Мы тут хотели тебя с наступающим поздравить, капитан, — выпалил он. — И удачи пожелать.

— Да! — присоединились к Циину и другие. — Удачи! С наступающим, капитан!

— И вот. Это от всех нас, — Циин протянул Синьцзе красный конверт.

Тот машинально взял, глянул на часы и сказал:

— Благодарю. У меня такси через две минуты, — он сделал несколько шагов в сторону выхода, двери на фотоэлементах тихо разъехались в стороны, но остановился и, повернувшись, добавил: — Спасибо всем вам. И с наступающим, — он поклонился, благодарно прижав конверт к груди, и вышел.

Уже в такси Синьцзе сунул его во внутренний карман пиджака и почти сразу о нём забыл.

***

Второй сюрприз, хотя даже не сюрприз, а настоящее новогоднее волшебство, было в том, что такси умудрилось не застрять ни в одной пробке и приехать к ресторану на пятнадцать минут раньше запланированного времени. Но забронированный столик, у окна, выходящего в небольшой сад с катком, был уже свободен и убран.

Сняв пальто и шарф, Синьцзе отдал вещи гардеробщику и прошёл к столу, попросив официанта принести зелёный чай.

За окном ярко сияла иллюминация, мигали разноцветные лампочки, а в небе почти не прекращая вспыхивали огромные фейерверки. Циндао праздновал, и делал это с размахом.

Внутри ресторана было тепло и едва уловимо пахло елью. В глубине зала небольшой оркестр приглушённо играл что-то из бесконечных джазовых стандартов, а чай оказался прекрасным, с лёгким привкусом жасмина. Расслабившись, Синьцзе не заметил, как пролетело время, и вздрогнул, услышав:

— Добрый вечер.

Хань Вэньцин тоже пришёл чуть раньше.

Они оба знали, что не стоит демонстрировать эмоции на людях, поэтому Вэньцин лишь кивнул, сел напротив Синьцзе и сказал:

— Я всё же не понимаю, зачем тебе понадобился весь этот пафос, тем более в такую ночь. Поехали бы лучше ко мне.

Рядом со столом появился официант, положил две затянутые в кожу папки с меню и исчез.

— Некоторые обстоятельства требуют особых условий, — Синьцзе улыбнулся и провёл кончиками пальцев по чашке с чаем. — Ты голоден?

— Нет. Был у родителей, ты же знаешь, мать, пока не накормит, из дома не выпустит.

— Тогда возьмём шампанское и сыр.

Вэньцин спорить не стал, уже давно привыкнув, что Синьцзе из всех возможных вариантов обычно выбирает лучший.

Заказ принесли быстро. И они успели поднять бокалы как раз ровно в полночь.

— С новым годом, — сказал Синьцзе, ощущая внутри невероятное тепло не только от алкоголя.

— С новым, — кивнул Вэньцин и тоже сделал глоток.

Оркестр заиграл Happy New Year «Аббы», а за окном ещё активнее забили фейерверки.

— В этом году я хочу уйти в отставку, — сказал Синьцзе, отставляя бокал. — Циин вполне способен вести команду, а мне пора подумать о будущем.

Вэньцин хотел было что-то сказать, но промолчал.

— О нашем совместном будущем, в том числе, — продолжил Синьцзе, достал из кармана небольшую чёрно-красную бархатную коробочку и положил её перед Вэньцином. — Если ты не против.

— Не против, — сказал тот. — Теперь мой ход, да? — он вытащил небольшой чёрный футляр и подвинул его ближе к Синьцзе.

Они открыли подарки одновременно, и одновременно подняли друг на друга глаза. И на какой-то миг всему вокруг словно прикрутили яркость и громкость. Время будто замерло, а воздух сгустился так, что его можно было потрогать…

— Ох… — начал было Синьцзе, но замолчал и достал из футляра ключ. Он точно знал, что это ключ от квартиры Вэньцина.

— Мне кажется, — сказал тот, — хватит тебе жить на два дома. Тем более, если ты решил уйти в отставку. Я очень хочу, чтобы моя квартира стала и твоей тоже. Целиком и полностью. К тому же, — он нежно коснулся кольца из белого золота, лежащего в подаренной ему коробочке, — что-то мне подсказывает, что ты думаешь так же.

***

Они ненадолго задержались в ресторане, даже бутылку шампанского не допили. Синьцзе расплатился и, уже выходя, вдруг вспомнил о конверте, который ему вручил Циин, и, достав, раскрыл его. Внутри были не деньги, а простенькая открытка с поздравлениями и пожеланием удачи.

И да, удача на этот раз сработала идеально. Хотя Синьцзе ни в чём и не сомневался.