Actions

Work Header

Друзья по четырнадцатому

Chapter Text

Княгине Т(рубец)кой, урожденное графине В(итгенштей)н
(Экспромт)

Что напишу вам на странице?
Восславлю доблести, а недостатки - скрою,
И вовсе умолчу - о выгоде родиться
Прекрасной дочерью героя.
Пусть подвиги его - в истории, по праву,
Вам дал он жизнь, а нам - всю нашу славу...
Но чтобы ваши прелести восславить -
Зачем о войнах помнить и лукавить?
И пусть его победный шаг
Не сдержат рвы и крепость стен, -
Он меньше выиграл атак,
Чем вы сердец забрали в плен.

*

К мадемуазель П(олине) Б(арык)овой, в ее альбом

 

«Без комплиментов, - говорит она, -
Моя душа до истины жадна,
На пошлости похвал глядит она с презреньем.
Заполните же лист своим стихотвореньем!»
Молчать? Вас порицать? Что – худшее из двух?
В молчании глухом стать частью вашей славы?
Позорить вас? Отдать победу вам – когда вы,
Смеясь, изнемогать отправили мой дух?
Вы торжествуете – ошибкой, без сомненья:
Суровый приговор не станет промедленьем.
Я вижу в вас порок – и более того,
Он ваши прелести вполне уравновесил:
Я, думая о нем, тревожен и невесел
И вас без жалости сужу из-за него.
Будь дружбы в вас – увы! – поболее ко мне,
Вы совершенны были бы вполне.

Смотрите же, какой подверглись вы печали!
Когда б не ваш порок, что гордости родня,
Не жаловался б я, а вы - не получали
В собранье сем стихи плохие от меня.

*

В альбом м[ада]м Ю[шневск]ой

 

Вас оскорбляет похвала,
Вы к льстецам полны презренья,
И лишь та почесть вам мила,
Что из сердец берет рожденье.

Вам ни к чему альбом,где спесь иных цвела
И записи похвал блестящих собрала.

Смейтесь над ней,
В книгах золоченых томно сбереженной,
Где дивятся красе своей,
Прелестно изображенной,
Их доброте елей
Легкой льют изощренно,

Где томный взгляд страшит, но то игра скорей,
И где искусства блеск, не истина видней.

Вам мудрость меньше суеты дала,
Так пусть же ваш альбом иные ждут дела.

И каждый вечер без затей
Пишите в точном изложеньи
Свои дела и размышленья
В заветную тетрадь, чтобы отразилась в ней
Вся ваша жизнь как есть.

Увидите - отбросив лесть
И блеск фальшивых украшений,
Без всяких пошлых восхвалений
Без надоевших экивоков
Альбом ваш скажет нам о многом,
Став добродетелей потоком,
Благодеяний каталогом.

*

[Посвящение неизвестной даме при посылке книги стихов]

 

Вручая вам сей вздор, я на себя сердит.
Он спет вдали от вас - заглавье подтвердит.
Кто вас узнал – души и прелестей все свойства
(Нет в этих словесах причин для беспокойства!),
Тот знает, что близ вас ему придется туго:
Нет в сердце пустоты, и для души – досуга.


[(1824-)1825]

 

*

Мадам княгине Барятинской
(дарственная надпись на книге стихов)

Красавицам в стихах я истину сказал,
Достоинства любой вполне живописал,
И по заслугам каждой гимн был спет
И занесен в альбом. Но если эту, ту
И прочих всех собрать - и всю их красоту,
То будет ваш портрет.

- от вашего покорнейшего слуги
Ал. Барятинского

3 февраля 1825
Тульчин

 

*

Стансы в каземате

 

Тени гуще, слышен звон,
Все возвращается в покой -
И вот я снова дня лишен
Нас обступившей темнотой.
А время, чей ретив полет,
Прочь мое счастье унесло
И мой печальный плен берет
Под неподвижное крыло.

Я исчерпал в избытке сил
Безумие любовных чар,
Из кубка жизни я допил
Весь опьяняющий нектар.
Но там, средь легкой пены, в ней -
Меж удовольствий и прикрас -
Скрывалась горечь новых дней,
Неумолимая для нас.

Что ж, ликуй, жестокий рок!
Отец, слабеющий старик
Всё сына звал - призвать не мог
И мраком смерти взор поник.
Но горе, дорогая тень,
не бойся встретить в этот раз:
Сей мрачный страж на всякий день
В час смерти покидает нас.

Что за гранью, в темной дАли
Вне обмана и вне тщеты -
Наши хрупкие печали,
Наши хрупкие мечты?
В безразличии высоком,
Где ни желаний, ни тоски -
Только смех над нашим роком
И радостью, что так легки!

И что же? Смерть, всегда спеша,
Все же медлит серп опустить -
Затихает ее грозный шаг,
Сохранив дней тоскливых нить.
Все ли умерло - и лишь я
здесь, из вечности изгнан прочь,
Должен жить, только для жилья
Мне - могилы покой и ночь!

Шум блуждающей волны
Нарушает вечный покой
В башне тьмы и тишины,
Где горе вечно бдит над рекой.
окрик стражей враждебный - он
Проникает под темный свод,
В тишине его отражен,
Бьется эхом меж стен и вод.

Я склонюсь к амбразуре окна,
Где чуть брезжит сиянье дня.
Здесь немолчная песнь слышна
Вод, текущих мимо меня.
Так и жизнь, протечет - и нет,
Канет, в вечности разлита,
Не замрет моих бурных лет
Беспокойная быстрота.

И к решетке неумолимой
Лоб печально преклоня,
Я слежу - волны катят мимо
Бесконечно - вдаль от меня.
Верный образ моих друзей!
Друг печальный для них - позади.
Волны - прочь от этих камней,
Волны прочь бегут - я один.

Что ж! Беги Из мрачной земли
Ты, печали моей река!
Чтобы сердца удары дошли
К моей Родине - издалека.
И, совершая немалый путь,
Вздохи мои ты с собой бери
И детства друзьям моим не забудь
Бросить неистовой муки крик.

Пусть разгорается щедрый гнев,
Пусть он неистовство волн вершит!
Слезы, глаза омывшие мне,
Ты у ног матери положи.
И, хоть немного смирив свой пыл,
Ты ее скорби не потревожь,
Лишь бы в душе ее все же был
Отблеск надежды (хоть это - ложь).

Если же неудержимость волн,
К землям иным устремя свой бег,
Встретит и сонм, веселия полн,
Друзей, с кем делил я счастливый век,
Мимо роскошества их пиров
И миновав развлечений шум,
Волны! - в молчаньи пройдите вновь,
Не выдавая печаль моих дум.

Пусть бы их нетерпеливый пыл,
В тихие волны скользнув с земли,
В лодке бестрепетной плыл и плыл
От сожалений моих вдали.
И к упоению их притом
Нужно ль примешивать горечь дум?
Так задушите печали стон -
Пусть не прервет удовольствий шум!

Если же милая когда
Посетит твои струи,
Доверит ли тебе, вода,
Печаль и прелести свои,
С любовью и грудь обойми
И стан восхитительный вдруг,
Облик, что был мне так мил -
Очарованье ласкающих рук.

Если же робко склонит
Уста к притихшим волнам,
Оставьте на розах ланит
Наших нежных лобзаний знак.
Пусть волны помедлят чуть-чуть -
Держать ее радостно им,
И прочь от любимой отправятся в путь
Со вздохом последним моим.