Actions

Work Header

Тише, а иначе нас услышат

Work Text:

В этот раз любимая альма-матер поставила свой рекорд, выведя Анастасия из себя еще до начала пары.

На входе в корпус он долгое время никак не мог найти свой пропуск, завалившийся куда-то в недра сумки под тетради и прочую дребедень, а охранник хоть и знал его в лицо, но пропускать наотрез отказывался. Наконец, отыскав злосчастную карту и приложив ее к турникету, Кузьмин таки попал в фойе родного и горячо любимого университета, чтобы в него тут же врезался какой-то первокурсник — только проявив немыслимые чудеса акробатики, он избежал судьбоносного столкновения своей белой футболки и химозной кофейной жижи в руках первача.

Что-то подсказывало Стасу: день только начался.

Еще спустя десять минут, едва-едва поднявшись на четвертый этаж, где должна быть поточная лекция по очередной ненужной херне, которая студентам четвертого курса не всралась ни в одно место, Стас почувствовал вибрацию мобильного в кармане: новое сообщение в беседе группы оповещало, что лекция отменена, а следующая пара в аудитории 0112, так что, уважаемый, тащись обратно на первый этаж, и плевать, сколько ты там на четвертый этаж поднимался.

В нужную аудиторию Стас заваливался с желанием убить себя и еще парочку людей за компанию. Вспомнил о том, что перед выходными отдал лекции Сереге, по привычке начал выискивать среди одногруппников его темноволосую макушку, но тщетно — даже Мишель, с которым Серый не расставался на парах примерно никогда, сейчас сидел за своей партой один, уткнувшись в телефон.

— А Муравьев где?

— Без понятия, его на первой паре не было. А ты чего сачкуешь, кстати?

Отмахнувшись от вопроса, Стас устало опустился за первую парту, скорбно уронив голову на сложенные руки. Учебный день едва-едва начался, впереди маячили еще две пары, а домой ему хотелось уже сейчас. Он бы и дальше продолжил сидеть в своей позе великомученика, но в спину тут же заботливо ткнулась ручка, оповещая о приходе преподавателя, и Кузьмин с неохотой выпрямился, запоздало думая: «А какая, собственно, сейчас пара?».

Пока Стас вспоминал, какой из предметов он соизволил почтить своим присутствием, преподаватель уже коротко поздоровался и начал перекличку, и Кузьмин едва не прослушал свою фамилию — помогла все та же ручка, во второй раз ткнувшая его под лопатки.

— Муравьев-Апостол?

— Нет его.

— Опять? Что с ним?

— Заболел. Наверное.

Преподаватель вздохнул, снял очки и оглядел группу усталым взглядом, который тут же остановился на Стасе, будто именно Кузьмин был виновен в отсутствии Сережи. Такое внимание к собственной персоне его не особо обрадовало.

— А староста кто?

— Муравьев-Апостол.

— Час от часу не легче. Так, Кузьмин, останешься после пар, потом передашь ему тестовые задания.

— А я-то чего? — вяло возмутился Стас и в ответ получил скептический взгляд. И дёрнуло же его за первую парту сесть, нет бы, спрятаться за последней, как Мишка.

— Считай, что тебе повезло. Возьмешь флешку, распечатаешь нужное в библиотеке и отнесешь. Ладно, продолжим пару, — препод снова уткнулся в журнал, водя карандашом по фамилиям. — Пестель Павел?

Едва сдержав свой горестный вздох, Стас снова уронил голову на парту, закрываясь руками. Вот только похода в гости к болеющему Муравьеву ему для полного счастья и не хватало. Нет, с Сережей никаких проблем не было, Сережа вообще был классным парнем, отличным другом и все остальное подчеркнуть, и Стас бывал частым гостем в их доме, но существовал ряд причин, по которым Кузьмин старался квартиру своего однокурсника обходить по кругу.

Словно в насмешку над ним телефон тут же отозвался входящим в телеграме — Стас скривился, как от зубной боли, увидев на локскрине имя, которое видеть не хотел.

Едва-едва отсидев пару и мало что из нее запомнив, он забрал флешку с материалами у преподавателя, послушно распечатал все в библиотеке их корпуса и, приняв ответственное решение положить болт на следующую пару, двинулся прочь из универа, здраво подумав: сейчас только одиннадцать утра, подходящее время, чтобы закинуть Сереге его головную боль на ближайшие два дня и избежать встречи со своей собственной головной болью.

Штирлиц еще никогда не был так близок к провалу.

То, что Муравьевы-Апостолы жили на пятом этаже, а лифт у них был сломан (ну кто бы мог подумать, а!), Стас воспринял как личное оскорбление, поскольку уже на втором этаже желание жить упало куда-то на уровень подвала. Наконец-таки добравшись до нужной квартиры, он в лучших стариковских традициях уперся ладонями в колени, пытаясь отдышаться, и все же вдавил кнопку звонка у двери.

Открыли ему почти сразу.

На пороге стоял Ипполит, судя по мокрым волосам и полотенцу на бедрах — только-только вышедший из душа, и Стас силой воли задушил в себе глупый порыв сбежать прочь.

Фортануло так фортануло, что сказать. Медаль тебе, Кузьмин, за особые успехи и заслуги перед матушкой Удачей.

— Стася, как неожиданно, — Поля довольно улыбнулся, скрестил руки на груди, приваливаясь к дверному косяку. Стас с каменным лицом вытащил из рюкзака тонкую папку с распечатанным для Сережи тестом. Блин, надо было просто скинуть Серому все по почте, пусть сам бы все это дело себе выкатывал. — Проходи.

— Сережа дома? — сухо спросил Стас. Поля медленно кивнул, чуть посторонился, но Кузьмин не спешил заходить. — Передай ему.

Он протянул папку, но Ипполит покачал головой.

— Тебе надо, ты и отдавай, — отозвался он, отходя в коридор, и Стас скрипнул зубами, однако внешне свое раздражение не выдал. — Он у себя в комнате. Обувь можешь не снимать.

Это чертово полотенце, будь оно неладно, сползло еще ниже, обнажая косые мышцы и выступающие тазовые косточки, а Поля будто и не замечал этого, продолжая сверлить Стаса внимательным взглядом. Или же наоборот, собака несовершеннолетняя, все он замечал и сейчас пытался поймать его реакцию.

Ничего не сказав, Кузьмин обошел его и двинулся в сторону сережиной комнаты. За спиной раздалось насмешливое хмыканье, и только огромным усилием воли он заставил себя не повернуться, с гордым молчанием постучав в дверь с ярко-красным знаком опасности и сразу же войдя в комнату.

Сережа не производил впечатление болеющего вторую неделю человека и принесенным работам не обрадовался. Стас все то время, пока Муравьев с кислым видом рассматривал распечатки и горестно вздыхал, шмыгая носом, чувствовал себя как на иголках, то и дело опасливо косясь в сторону двери.

Кому расскажешь, на смех поднимут — взрослый парень, уже четверокурсник, боится сталкиваться с каким-то малолетним щенком, который только-только в одиннадцатый класс перешел. И снова, будто издеваясь над ним, мобильный в кармане откликнулся входящим.

Стас ведь прекрасно знал, от кого, но все равно зачем-то открыл, искоса глядя на почесывающего нос Сережу.

 

помойная панда, 11:23
сережа скоро в поликлинику уйдет.
останешься?

помойная панда, 11:23
я вижу, что ты читаешь, стась)

помойная панда, 11:24
хочешь, можешь снять с меня полотенце сам, я против не буду

 

Какое-то время глядя на мигающую надпись «помойная панда печатает…», Стас сделал глубокий вдох и спрятал телефон обратно в карман. Сережа к этому времени уже перестал грустно сверлить домашнее задание, оглушительно чихнул, тут же зарываясь носом в ворох салфеток, и поднял на Кузьмина глаза больного заплаканного котенка.

— А ты не мог, ну не знаю, потерять все это где-нибудь по дороге?

Стас покачал головой, и Сережа тут же поник.

— На обед останешься? Поля вроде суп сварил, не утверждаю, что это съедобно, но я вроде пока не отравился.

Стас вспомнил махровое полотенце, низко-низко сидящее на худых бедрах, и вздрогнул, тут же яростно мотая головой. Сережа снова чихнул, пожимая плечами.

— Ну ладно. Ты это, заходи, если че. Ничего, если тебя Полька проводит, а то я грохнусь, если встану.

Стас неопределенно повел плечом, все еще не произнося ни звука, и Сережа понял его молчание по-своему.

— Ладно, пока. Я, может, через недельку вернусь уже.

Не дожидаясь, пока Муравьев чихнет в третий раз, Анастасий скомканно махнул ему рукой и вышел из комнаты в коридор, оставляя за собой не только кучу гриппозных бацилл, но и свое хорошее настроение: младший Апостол из коридора уходить и не подумал.

Штаны надеть, по всей видимости, тоже.

— Передал? — поинтересовался Ипполит, приваливаясь к стене и глядя на Стаса с хитрым блеском в глазах. Кузьмин сухо кивнул, поправил рюкзак на плече и уверенным шагом двинулся к двери, однако у Ипполита были другие планы: одной рукой придерживая полотенце, второй он схватил его за локоть, разворачивая к себе лицом. — Даже на чай не останешься?

Поля медленно сглотнул, довольно улыбнувшись, когда взгляд Стаса невольно остановился на его шее и дернувшемся кадыке; а после провел по губам кончиком языка, наблюдая за реакцией.

Реакция наступила незамедлительно: Стас ярко вспыхнул, резко отстранился от Муравьева, запутавшись в своих ногах, едва не грохнулся на пол и в панике поспешил покинуть квартиру, отдышавшись только тогда, когда железная дверь оглушительно громко хлопнула за его спиной.

 

помойная панда, 11:34
это ведь твой байк под окнами?

помойная панда, 11:34
я бы не отказался прокатиться

помойная панда, 11:35
и не только на байке,
если ты понимаешь;)

 

Едва сдерживаясь, чтобы не взвыть в голос, Стас закрыл глаза, с силой сжав руль мотоцикла, и зло набрал ответ — кажется, впервые за последние дня четыре длившейся кибератаки со стороны Ипполита.

 

вы, 11:35
прекрати мне писать!

помойная панда, 11:36
не получается((( ты слишком горяч,
я не могу ни о чем думать, кроме как
о твоих сильных руках

помойная панда, 11:37
как же я хочу, чтобы эти руки властно сжались на моей шее…

помойная панда, 11:37
и не только на шее

помойная панда, 11:38
[прикрепленная фотография]

 

Стас, наученный горьким опытом одностороннего общения с Ипполитом, последние его сообщения открыл уже дома, до этого момента упорно игнорируя жужжащий телефон в кармане: плавали, знаем, один раз у Кузьмина хватило глупости открыть очередной треп Муравьева прямо перед поездкой, и он едва не врезался в дерево, не в силах сосредоточиться на дороге.

На фотографии, кстати, полотенца уже не было. Стас закрыл глаза, медленно заблокировал телефон и отложил в сторону, дабы не запустить им в стену.

Господь Иисус и иже с ними, дайте сил.

***

Началось все в начале апреля, когда на одной из пар им поручили групповой проект. Групповой проект в апреле, на третьем курсе! Никто из их небольшой группы в количестве пяти человек (собственно, сам Стас, Сережа, неотделимый от него Бестужев и Аня Бельская с Катей Лаваль) заниматься подобной ерундой не хотел, но Муравьев рассудил здраво: чем быстрее они с этой фигней разберутся, тем быстрее смогут вернуться к своему привычному ничегонеделанию.

Так Стас и познакомился с Полей Муравьевым, младшим братом их гиперответственного старосты.

Сережа был прав, и с проектом они расправились на удивление быстро, так что уже через несколько дней квартира Муравьевых-Апостолов перестала быть местом сборищ голодных и уставших студентов. А через неделю Стасу пришло первое сообщение.

 

неизвестный номер, 10 апр, 20:44
привет. не против познакомиться
поближе?

вы, 10 апр, 20:44
кто это?

неизвестный номер, 10 апр, 20:45
ипполит, младший брат сережи

 

Вот тут-то Стасу следовало забить тревогу, ничего не писать в ответ, а номер младшего Апостола закинуть в черный список. Но то ли тревожный колокольчик в его голове приказал долго жить, то ли ему было скучно в тот вечер, потому что Кузьмин почему-то почти сразу набрал ответ.

 

вы, 10 апр, 20:45
ну привет, ипполит
а чего это вдруг ты решил
познакомиться именно со мной?

неизвестный номер, 10 апр, 20:45
ты заинтересовал меня

 

В последующем Стас будет винить себя, что не выбросил свой телефон в окно с третьего этажа в тот момент.

 

вы, 10 апр, 20:48
интересно, и чем же?

неизвестный номер, 10 апр, 20:48
ты красивый и умный

неизвестный номер, 10 апр, 20:48
и ты вытерпел три часа в одной
комнате с мишкой, а это уже
о многом говорит

неизвестный номер, 10 апр, 20:48
и я думаю, ты очень сильный

неизвестный номер, 10 апр, 20:48
ходишь в тренажерный зал?

 

Наверное, именно тогда Стас почуял что-то неладное, оставляя последнее сообщение не отвеченным в надежде, что подросток от него отвяжется. Но было поздно — младший Муравьев уцепился за него и обороты сбавлять не собирался, разогнавшись за какие-то несколько дней; Стасу оставалось лишь пребывать в перманентном охуевании и неловкости перед Сережей на парах.

ипполит м-а, 12 апр, 23:45
давай в кино в субботу?

ипполит м-а, 13 апр, 14:12
знаю, это немного по-свински, но
сережа послал меня лесом, а мне
очень надо решить эту задачу,
ты не поможешь?
[прикрепленная фотография]

вы, 13 апр, 14:27
держи
[прикрепленная фотография]

ипполит м-а, 13 апр, 14:27
спасибо!!!!!

 

ипполит м-а, 15 апр, 21:34
почему ты меня игнорируешь?

 

ипполит м-а, 16 апр, 00:21
я настолько стремный?

вы, 16 апр, 00:25
нет, но ты пишешь мне в двенадцать ночи.
нормальные люди в это время спят.

ипполит м-а, 16 апр, 00:21
о, так у меня есть шанс?))

 

ипполит м-а, 24 апр, 02:32
у тебя же нет девушки, да?

ипполит м-а, 24 апр, 02:35
хочешь, я буду ей?)

ипполит м-а, 24 апр, 02:35
ладно, прости, тупая шутка

ипполит м-а, 24 апр, 02:36
но вообще я не шучу

ипполит м-а, 24 апр, 02:36
ты бы согласился, если бы я
предложил тебе встречаться?

 

ипполит м-а, 12 мая, 22:59
ствсечка

ипполит м-а, 12 мая, 22:59
мнн тут без теья скучно

ипполит м-а, 12 мая, 23:00
тв ен подумвй я не пьяный

ипполит м-а, 12 мая, 23:01
только ксличутбчутб

ипполит м-а, 12 мая, 23:01
ксли бы ты был сйчасздесьь
я бы теье отсосал

ипполит м-а, 12 мая, 23:21
тв в курсе что тыгорячий
птздец??????????

ипполит м-а, 12 мая, 23:22
все ещк думаю о твомх руках

ипполит м-а, 12 мая, 23:22
хлчу чтоб ты мння трахнул

ипполит м-а, 12 мая, 23:23
ты слишклмохуенныц

ипполит м-а, 12 мая, 23:23
я бы теье дал

ипполит м-а, 12 мая, 23:24
вл всех позах

ипполит м-а, 12 мая, 23:24
бляяять стась выебименч

ипполит м-а, 12 мая, 23:25
я теья хочу

ипполит м-а, 12 мая, 23:26
пожвлкста приезжай ко мне

 

ипполит м-а, 13 мая, 16:56
бляяяяяяяяяяяяяяяяяяять

ипполит м-а, 13 мая, 16:56
стась, прости, пожалуйста!!!!!!!!

ипполит м-а, 13 мая, 16:56
я был немного пьян вчера

ипполит м-а, 13 мая, 16:57
ладно, не немного
я был просто в дрова

вы, 13 мая, 16:58
все в порядке, я понимаю

ипполит м-а, 13 мая, 16:58
я думал, ты меня в чс кинешь

ипполит м-а, 13 мая, 17:03
хотя, знаешь

ипполит м-а, 13 мая, 17:03
я от своих слов не отказываюсь

вы, 13 мая, 17:04
эм, не понял?

ипполит м-а, 13 мая, 17:04
ты мне нравишься, стась
очень сильно.

ипполит м-а, 13 мая, 17:04
и я бы дал тебе трахнуть меня

вы, 13 мая, 17:04
муравьев, ты ку-ку?

вы, 13 мая, 17:05
хорошо, притворимся,
что этого диалога не было

ипполит м-а, 13 мая, 17:23
почему? потому что я младше?

ипполит м-а, 13 мая, 17:23
или потому что я брат сережи?

вы, 13 мая, 17:25
оба пункта.

ипполит м-а, 13 мая, 17:25
мне уже есть шестнадцать
в августе будет семнадцать
уже можно, если что

вы, 13 мая, 17:26
поль, прекрати. ты классный парень,
и я не против и дальше поддерживать
общение с тобой, но в рамках дружбы.

ипполит м-а, 13 мая, 17:27
ладно. дружба так дружба.

 

ипполит м-а, 23 июл, 00:43
[прикреплённая фотография]

ипполит м-а, 23 июл, 00:43
хочу, чтобы ты был сейчас здесь.

ипполит м-а, 23 июл, 00:44
хочу тебя

 

вы, 26 авг, 11:05
с днем рождения, поль

ипполит м-а, 26 авг, 12:27
спасибо!

 

ипполит м-а, 27 авг, 02:53
лучшим подарком на день рождения
был бы ты.

ипполит м-а, 27 авг, 02:53
внутри меня.

 

помойная панда, вчера, 16:32
если бы ты остался, я бы тебе
прямо в коридоре отсосал

 

помойная панда, 00:34
ты когда-нибудь представлял,
как я стою перед тобой на коленях
с твоим членом во рту?

помойная панда, 00:34
я вот представлял

помойная панда, 00:34
как ты хватаешь меня за волосы

помойная панда, 00:35
и вставляешь по самые гланды

помойная панда, 00:35
я бы разрешил кончить в меня

помойная панда, 00:35
и не только в рот

помойная панда, 00:36
ты бы хотел так?

помойная панда, 00:39
тебе как больше нравится?
сзади или лицом к лицу?
или в позе наездника?

помойная панда, 00:40
мне продолжить?

 

Стас шумно выдохнул, продолжая читать каждое входящее сообщение от Поли, но не отвечая. Облизав губы, он сглотнул, пытаясь смочить пересохшее горло, сделал глубокий вдох в попытке восстановить сбившееся дыхание, но все тщетно: образ Ипполита, развратно выгибающегося и сидящего верхом на нем, никак не желал исчезать из головы.

 

вы, 00:40
продолжай

 

Ипполит ничего не отвечал где-то секунд тридцать. А после прислал всего одно голосовое сообщение; Кузьмин, благоразумно подключивший к телефону наушники, нажал на кнопку проигрыша и закрыл глаза, когда услышал громкий захлебывающийся стон, тут же ударивший по нервам, словно разряд электрического тока.

Не в силах больше терпеть это, он откинул телефон на подушку, яростно растирая лицо ладонями. Его ощутимо потряхивало, и дело было не только в том, что происходящее едва ли вписывалось в рамки закона и морали; Стасу нравилось, что именно ему Муравьёв написывает поздно ночью, что именно его этот мальчишка представляет, когда ублажает сам себя — Поля сам не один раз признавался в этом, подкрепляя свои слова фотографиями, за которые Серёжа, узнай он об этом, раскатал бы Стаса по стене за считанные секунды.

Пытаться уснуть сейчас было бесполезно. Стас ещё несколько минут молча смотрел в потолок, прислушиваясь к тишине в квартире, а потом снова схватился за телефон, тут же взглядом наткнувшись на «помойная панда +5». Нет, если он сейчас же откроет мессенджер, то точно не выдержит: разумеется, он не сорвётся к Муравьёву посреди ночи, но вероятность сдаться и ввязаться в игру, которую ему столько месяцев навязывает Поля, была просто огромна.

Новости инстаграма никак не помогали отвлечься от ненужных мыслей. Отчасти это было из-за того, что в ленте то и дело мелькали фотографии, которые Серёжа выложил сегодня утром — вся многочисленная семья Муравьевых-Апостолов на дне рождения самого младшего своего представителя. Поля на фотографиях не выглядел на свои законные семнадцать: что-то детское, наивное проскальзывало в его чертах, отчего все сильнее щемило где-то в груди, а сам Стас чувствовал себя ещё хуже.

Рассматривая десятую по счету фотографию Ипполита в профиле Сережи, Кузьмин понял, что он конкретно влип.

***

Тот, кто придумал ставить сдвоенные пары истории Византии в восемь утра, должен гореть в аду. Стас, задремавший только тогда, когда на горизонте слабо-слабо проглядывал занимающийся рассвет, сейчас изо всех сил пытался не уснуть, и даже заботливо всунутый ему в руки стакан кофе от Сережи никак не спасал ситуацию.

Наоборот, рядом с Серёжей Кузьмин чувствовал себя в тысячу раз хуже, памятуя о последних сообщениях, отправленных ему Ипполитом.

Те самые «+5», которые он не открыл ночью, были прочитаны утром перед уходом в универ, и Стас едва не опоздал на свой маршрут, пока в десятый раз по кругу пересматривал последнее видео, в которой младший Муравьёв, ещё не отошедший от оргазма, задушенным шёпотом признавался ему в любви.

— Стась, тебя Сан Палыч сейчас по всей аудитории размажет, — зашептал сидящий рядом Серёжа, больно пихнув его локтем в бок. Стас вздрогнул, резко выпрямился, тут же наткнувшись на строгий взгляд преподавателя. Романов, видимо, ждал от него какого-то ответа, но Стас, в последние минут двадцать думавший об Ипполите, не услышал вопроса и сейчас вполне напрашивался на двойку в романовский ежедневник и дополнительные тридцать страниц реферата. — Халкидонский собор, Кузьмин, не тупи.

Стас откашлялся, поднимаясь с места, благодарно кивнул Муравьёву, пытаясь выискать в голове ответы. Нет, ну староста у них и впрямь самый настоящий Апостол, по-другому и не назовёшь.

— Ладно, Кузьмин, садись, — ответом Стаса Сан Палыч доволен не был: явно от него не скрылось, что студент ловил ворон вместо того, чтобы внимательно слушать его слова. С облегчением выдохнув, Стас молча опустился на место, едва сдерживаясь, чтобы с громким стуком не удариться лбом о парту. Серёжа участливо хмыкнул.

— Чего с тобой такое? Не выспался?

— Угу. Не выспался.

«Всю ночь о твоём брате думал, после того как он битые часа два мне свои сексуальные фантазии расписывал».

Отсидев две пары у Романова, Стас готов был причислить свою группу к лику великомучеников и отметить это дело в ближайшем баре; однако Серёжа покачал головой, ссылаясь на какие-то свои дела в деканате.

— Вообще никак, извини. Давай завтра?

На втором этаже они разошлись: Серёжа умчался в сторону деканата, шурша бумагами, а Стас, горестно глянув ему вслед, будто своей невесте, отмахнулся от Миши, который уже подступился к нему с очередной сомнительной аферой, и медленно направился на первый этаж.

На подходе к турникету у входа телефон в кармане коротко пиликнул, и Стас едва не выронил его на плитку, пытаясь разблокировать экран и не выпустить из рук карту-пропуск.

 

помойная панда, 16:33
у тебя пары закончились?
давай в кино?

 

Уже выйдя из корпуса, Стас остановился на ступенях, гипнотизируя взглядом входящее. Сглотнул, зачем-то обернувшись через плечо, будто опасался, что Серёжа выскочит у него из-за спины, тут же уличив в совращении своего младшего брата.

 

помойная панда, 16:34
я ведь все равно утяну тебя на
последний ряд, это вопрос времени

 

Вот же наглый паршивец! Усмехнувшись, Стас поправил сползающий с плеча рюкзак и коротко напечатал ответ.

 

вы, 16:34
сейчас заеду.

***

Удивительно, но в этот раз Стас даже не почувствовал себя умирающим стариком, поднимаясь на пятый этаж — лифт и не думали чинить. Сжимая в одной руке спутанные нити наушников, а во второй — коробку какого-то хитровымудренного шоколада (Стас посмотрел название на одной из фото в инсте Ипполита), он в нерешимости кусал губы и долгим взглядом сверлил цифру «56» на металлической двери.

Он свихнулся, и Серёжа ему рожу набьет за это, но Стас уверен: оно того стоит. Наконец выдохнув, он вжал кнопку звонка и вздрогнул, когда дверь ему открыли через несколько секунд.

— Стася? — Ипполит выглядел удивлённым. Неужели сомневался, что Стас к нему действительно придет? Не тратя время на пустые разговоры, Анастасий решительно прошёл в квартиру, надвигаясь на опешившего Муравьёв, а затем обхватил его подбородок пальцами и жадно поцеловал, поясницей вжимая в прихожую.

И стоило только прикоснуться к его губам, как камень, грузом лежащий у него на душе, тут же рассыпался мелким песком, наконец давая вздохнуть полной грудью.

Он и не думал, что настолько сильно жаждал этого.

Поцелуй был сладким — в самом буквальном смысле, Стас чувствовал привкус шоколада, языком ведя по губам Ипполита, чуть прикусил нижнюю, слабо оттягивая, чтобы после зализать укус, поймав его судорожный выдох. Слишком хорошо, до мурчащей дрожи глубоко в груди, Стас плотнее прижался к Ипполиту, углубляя поцелуй, но Муравьёв вдруг резко оттолкнул его. Глаза у него были не то изумленные, не то испуганные, он тяжело дышал, то и дело, косясь куда-то в глубь квартиры.

— Ты что делаешь? — свистящим шёпотом спросил он. Стас наклонился, чтобы поцеловать его снова, но Поля остановил его, упираясь ладонями в грудь. — Придурок, у меня мама дома!

Одного короткого предложения, вышептанного на хриплом вдохе, с лихвой хватило, чтобы Кузьмин тут же отскочил от него, утираясь тыльной стороной руки, и вовремя — через секунду в коридоре появилась Анна Семеновна.

— Стасик? — она доброжелательно улыбнулась, однако в глазах у женщины читался немой вопрос, и она тут же посмотрела на сына. Ипполит сглотнул, украдкой косясь на Стаса. — Серёжа не говорил, что ты придёшь. А он сам где?

Вот тут-то Стас и осознал катастрофичность своего положения. Он уже лихорадочно прикидывал, как выкручиваться из ситуации, но внезапно все спас Поля:

— Мам, он ко мне, — или не спас. И Анна Семёновна, и Стас повернулись к нему: и если мать смотрела на него с любопытством, то Анастасий — с ужасом. — Ты же мне сама говорила, что мне нужно трояки по английскому исправлять, а от Серёги снега зимой не допросишься, не то что помощи. Вот Стас и согласился мне помочь.

Он испепеляющим взглядом уставился на Стаса, и тот согласно закивал.

— Да, все именно так.

Анна Семёновна заметно расслабилась.

— Ну наконец-то ты за ум взялся, балбес, — проворчала она. Ипполит нахмурился, уже собирался что-то сказать, но перебивать мать не стал, ограничившись возмущенным взглядом. — Стась, ты руки мой, как раз уже ужин готов, проходи. А Серёжка-то где?

— На кафедре задержался, — слабо выдавил Стас, стараясь не смотреть женщине в глаза, тут же скрылся за дверью ванной комнаты, где долгим немигающим взглядом сверлил свое отражение.

О, Господи. Горящие щеки, искусанные губы, выбившиеся из хвоста пряди волос, ошалелый взгляд — и как это ещё Анна Семеновна не заметила очевидного? Стас уверен, что Ипполит выглядел ничем не лучше его.

Закрыв глаза, он попытался привести себя в чувства холодной водой, но сладкий поцелуй с Ипполитом все ещё чувствовался на губах, будто намертво впечатавшись.

Теперь ему оставалось самое сложное.

Первое: предложить Ипполиту встречаться.

Второе: сообщить эту новость его семье.

Учитывая вспыльчивый характер Сережи, а также синий пояс по дзюдо у Кати, старшей сестры Ипполита, Стаса ждало увлекательное повторное знакомство с Муравьевыми-Апостолами.