Actions

Work Header

Золотой отблеск Авады

Chapter Text

Историю пишут победители? Как бы не так, иначе бы новая история магической Англии была написана ее главным Героем – Гарри Поттером, но этого не случилось. Историю пишут те, кто оказался быстрее, а главное хитрее, ну и совсем немного причастен к победе. Правдивость этого правила Поттер осознал на собственной шкуре, когда сразу после завершения Последней Битвы оказался втянут в сумасшедший водоворот, по большей части неприятных для него, событий.

Проснувшись в месте напоминающем больничную палату, Гарри Поттер решил, что умер окончательно, но боль, которая, казалось, затопила все его сознание, убеждала в том, что он все еще жив и скорее всего находится в больнице. Гарри ожидал, что скоро к нему зайдут друзья или хоть кто-нибудь и расскажет последние новости, но никто не появлялся и Гарри начинал опасаться, что что-то случилось.

Из-за переживаний и боли Гарри не сразу осознал, что не может шевелиться. Запаниковав, он пытался призвать свою магию, но не чувствовал ее, а на руках и ногах при этих попытках словно вспыхивали огненные ленты, принося такую боль, какую Гарри не испытывал даже при укусе василиска, но при этом из его горла не вырвалось ни звука, хоть он и отчаянно кричал и звал на помощь.

Когда отчаяние, страх и непонимание заполнили каждую клеточку в теле Гарри, к нему в палату зашел первый и очень неожиданный посетитель – Кингсли Шеклбот, новый Министр Магии. Гарри хоть и удивился, но вначале порадовался увидеть хоть одно знакомое лицо, но лучше бы это был Рон или Гермиона. Гарри встретил министра как друга, как товарища по ордену, но с первых слов Кингсли стало ясно, как глубоко ошибался герой насчет этого человека, которого успела покорить власть. Его предложение встать на сторону Министерства добровольно или его жизнь сильно усложнится, Гарри воспринял как предательство, но ничего не смог сделать. Как только он попытался воспользоваться магией, антимагические браслеты обожгли его почти до костей.

Уходя Кингсли оставил ему газеты, вышедшие со дня Битвы за Хогвартс. Там было чествование Героя Гарри Поттера и сообщение о том, что сейчас он восстанавливает здоровье за пределами Англии и готовится к свадьбе с Джинни Уизли, любовью всей его жизни. На этих строках Гарри откровенно опешил, не понимая, как такое может быть, если они с девушкой даже не встречались, а в последний год думать об отношениях было просто некогда, главной задачей было выжить.

Далее шли бесконечные интервью представителей Министерства, кричащих о наступлении лучших времен, участников последней битвы и Уизли, которые не могли нарадоваться, что скоро их дочь станет миссис Поттер и ни слова о погибшем Фреде. О погибших вообще было очень мало написано, только сухие некрологи с описанием их заслуг в войне и благодарность от Министерства за заслуги.

Больше всего писалось о судах над выжившими и пойманными Пожирателями Смерти, точнее о том фарсе, который выдали за суд. Проверка наличия метки на руке и зачитывание обвинений, а после сразу отправляли на поцелуй дементора, вот и вся система правосудия. Списки казненных Пожирателей Гарри просматривал очень внимательно и очень обрадовался, не увидев в них имени Драко и Нарциссы Малфой, все же он был им обязан.

Изучая газеты, Гарри узнавал много нового о своих друзьях и врагах, читая «между строк» и с болью понимая, что некоторые его подозрения подтверждались, в то время как другие оказывались совершенно ошибочны. Гарри не сразу понял, что его так смущает, но когда понял, испугался. Ни в одной статье не было новостей о верной и лучшей подруге героя. Гермиона словно исчезла из магического мира в одно мгновение и совершенно все забыли о ней, но ведь Гарри прекрасно помнил последние семь лет и теперь задался вопросом, что могло случиться с девушкой.

Гарри никто не навещал и не приходил, но он чувствовал, что за ним кто-то незримо наблюдает и заботится. Гарри был благодарен этому человеку или существу за заботу и старался не представлять, что было бы в ином случае.

После ухода Кингсли, Гарри начал отсчитывать дни, чтобы представлять хоть примерно, сколько прошло времени, что он уже находится здесь. Гарри не мог сказать, что добился в этом занятии успеха, ведь в комнате, где его держали, не было ни окон, ни часов, но, по мнению Гарри, прошла неделя, как новый Министр, переступил порог его комнаты вновь.

В этот раз не было ни угроз, ни просьб, ни разговоров. И сам Кингсли был не один, а с небольшим отрядом авроров, которые как по команде сразу взяли Гарри на прицел своих волшебных палочек. Взмахом палочки Кингсли сковывает антимагические браслеты между собой короткими цепями, давая Гарри немного свободы, но герой даже не успевает этому порадоваться, так как его поднимают с кровати крепкие руки двух авроров, а в следующий миг пространство размывается в вихре аппарации.

Их переносит в незнакомую небольшую комнатку и когда вслед за ними появляется Кингсли и еще двое авроров свободного места практически не остается и Гарри вновь почувствовал себя запертым в чулане Дурслей. Ему все это совсем не нравилось и от былого доверия к Кингсли, в душе Гарри, не осталось ни следа.

Оставив авроров в комнатке, Кингсли схватив Гарри за плечо потащил его по узкому длинному коридору в конце которого виднелся тусклый свет свечей. Дойдя до конца, они оказались в круглом зале с грубыми каменными стенами, на которых были высечены дорожки рун. Вдоль стен стояли многочисленные свечи, а в центре зала, в начертанном ритуальном круге, стояли все семь Уизли и… Гермиона.

Если семья рыжих Гарри не удивила, ведь за эту неделю он успел многое переосмыслить в отношении этой семьи, то вид единственной подруги, которая оставалась с ним даже в самые темные времена, отозвался в сердце жгучей болью. Гарри не хотел верить, что и она предала его. Но как бы Гарри не было больно сейчас, он про себя отметил, что Гермиона выглядела истощенной и уставшей, наверно, как и он сам. Ее роскошные каштановые волосы потускнели и свисали на плечи спутанными прядями. Единственное ее с Гарри отличие, что ее руки не были скованны лишающими магии наручниками.

Кингсли подвел Гарри в центр пентаграммы напротив Джинни, которая сейчас не вызывала ничего, кроме злости от предательства, смотря на него полным превосходства взглядом. Герой даже задумался, как он мог не замечать ее лживую натуру раньше и верить, что девушка испытывает к нему теплые чувства. Видимо он, сам их придумал и поверил в собственные фантазии и теперь чувствовал себя полнейшим идиотом, как любил называть Гарри профессор Снейп.

Воспоминания о Снейпе вызвали у Гарри волну бессильного гнева на себя за то, что не замечал самоотверженных поступков этого мужчины, который из года в год спасал его жизнь, ничего не требуя взамен. Гарри подумал, что если бы у него был шанс спасти профессора, то он бы сделал что угодно, ведь Снейп заслужил жизнь, как никто другой.

- Итак, начнем, - громогласно объявил Кингсли на весь зал, поднимая свою палочку.

Все заняли свои места, а меня привели в чувство ощутимым тычком под ребра.

- Мы здесь, - снова начал Кингсли, - чтобы связать Гарри Джеймса Поттера и Джиневру Молли Уизли нерушимым брачным обрядом, что соединит их сердца, тела и души перед лицом людей и Матери Магии пока смерть не разлучит их!

Взметнулась магия, подтверждая, что услышала обращение. Кингсли взмахнул палочкой и с рук и ног опали сдерживающие браслеты, чтобы они не помешали в проведении ритуала. Гарри вновь почувствовал свою силу, чему он был невероятно счастлив. В тот же момент как оковы спали, Гермиона молниеносным движением оказалась за спиной Гарри, пламя свечей взвилось до потолка, ослепляя всех находящихся в зале, а в следующий миг Гарри с Гермионой подхватил рывок аппарации, перенося их из зала.

* * *

Когда Гарри открыл глаза, то увидел, что они перенеслись в светлый холл с высокими потолками и мраморным полом, который не узнать было невозможно. Гарри стоял посреди гоблинского банка, полностью восстановленного после их недавнего визита и побега верхом на драконе, и не понимал, что он здесь делает. В поисках ответов или хоть какого-то объяснения, Гарри обернулся к Гермионе, но увидел только, как черты его подруги искажаются, меняясь и спустя несколько секунд на месте девушки, стоит знакомый сморщенный и вечно недовольный домовик.

- Кричер?! Что ты здесь делаешь и где тогда Гермиона?

Гарри собирался задать еще не один вопрос домовику, который кажется, не собирался на них отвечать вовсе, но его перебил появившийся рядом гоблин.

- Мистер Поттер, прошу пройти в мой кабинет, где вы получите ответы на все вопросы. Время поджимает, так что советую поторопиться.

Сказал и пошел вперед, не оглядываясь на волшебника, не оставляя ему иного выбора, кроме как следовать за собой. Гарри задержался лишь на секунду и поспешил за гоблином. Любопытство и желание знать, что происходит, перевесили гриффиндорскую горячность, которая часто оборачивалась против него.

Гарри проследовал в кабинет вслед за гоблином, отмечая мрачность обстановки, напоминающей немного дом на Гриммо. Почему-то от такого сравнения Поттеру впервые в жизни стало спокойно и удобней устроившись в предложенном кресле, Гарри приготовился внимательно слушать.

- Меня зовут Бахрок, - представился гоблин, - я новый поверенный Рода Блэк. Мой отец, что работал с вами раньше, недавно погиб и теперь делами занимаюсь я.

Перед Рождеством вы приняли Род Поттер и назначили своей наследницей Гермиону Грейнджер, которая также частично стала наследницей Рода Блэк. Две недели назад она обратилась в банк за помощью и ей ее предоставили. Она оставила вам письмо, в котором дала некоторые пояснения, все остальное, при личной встрече. Наша задача состоит в том, чтобы доставить вас к ней в безопасное место, а теперь, прошу, ознакомьтесь с письмом, чтобы мы могли продолжить.

Гарри развернул письмо и стал внимательно вчитываться в аккуратный, до боли знакомый почерк подруги, все еще впечатленный тем, что увидел совсем недавно.

«Привет Гарри.
Уверена, ты сейчас немного сбит с толку и не понимаешь, что происходит. Я тоже все это чувствовала в первые дни после победы. Я заподозрила неладное, когда ты потерял сознание после всего и Кингсли вызвался проводить тебя в Мунго, но когда на следующий день я пришла в больницу, о тебе там даже не слышали. Я направилась прямо к Министру, но на полпути меня перехватили Уизли и уговорили навестить Нору. Это было ошибкой. Как только я пересекла порог их дома, меня к нему словно привязали и я не могла уйти. От отчаяния я позвала Кричера и удивилась, когда он пришел на мой зов. Так я смогла выбраться, но оставалось найти тебя. Уизли точно что-то знали, поэтому с помощью артефакта Блэков, Кричер принял мой облик, чтобы следить за ними.

А теперь к главному, мы выяснили, что Уизли с помощью Кингсли захотели связать тебя очень древним и темным ритуалом, суть которого сделать из тебя домашнего эльфа полностью подконтрольного им и отдающим им свою магию, пока не умрешь от истощения. Знаю, тебе больно это слышать, но уверена, что этот план разрабатывался уже давно. Меня ожидала похожая участь. Я обратилась за помощью к гоблинам, и мы смогли подготовить все к побегу, но наручники снять с тебя мог только Кингсли во время ритуала, поэтому нам пришлось ждать до последнего.

Я надеюсь, что у нас все получилось, и когда ты будешь читать это письмо, я и ты будем в безопасности. Документы и координаты твоего нового дома передадут гоблины, я не решусь написать их даже здесь.
Надеюсь на скорую встречу.
Твоя Гермиона»

Гарри отложил письмо, стараясь выглядеть как можно спокойней, хотя внутри него бушевало неистовое пламя, порожденное эмоциями после прочитанного. Он не ожидал, что все будет настолько ужасным, не верил в такой расклад до самого конца. Больше всего на свете, Гарри ненавидел предательство, а сейчас в его спину будто разом вошло несколько десятков остро наточенных ножей, олицетворяя то, что с ним сделали, казавшиеся самыми близкими, люди.

Хорошо, что хоть Гермиона не входит в их число, ее предательства он бы не пережил. Он не перестанет благословлять тот день, когда подруга появилась в его жизни. Гарри с облегчением заметил, что сжимающая сердце боль, когда в той комнате увидел Гермиону, начала отступать. Все верно, у него есть Гермиона, а у нее будет он. Навсегда.

Придя в себя достаточно, чтобы адекватно воспринимать важную информацию, Гарри глубоко вдохнул и повернулся к гоблину, но прежде чем начать, его интересовал ответ на один вопрос.

- Скажите, уважаемый, Гермиона в безопасности?

- Мисс Грейнджер пересекла контур охранных чар на доме вчера в полдень и не покидала его, так что, могу утвердительно ответить на ваш вопрос, - заметив, как клиент заметно расслабился, гоблин довольно ухмыльнулся. – Займемся делом.

- Да, я готов. Спасибо.

- Вот уже несколько дней, вы являетесь гражданином Магического Сообщества Соединенных Штатов, так как эта страна максимально удобна для вас в плане языка и социализации. Мы подготовили документы на новое имя. Теперь вас зовут Мина и Генри Грей, брат и сестра. Информацию о доме, городе и законах магического сообщества, вам расскажет мисс Грейнджер.

- Простите, но как я попаду в Америку?

- С помощью портала вы перенесетесь в ближайшее отделение нашего банка, после чего встретитесь с сопровождающим, который и доставит вас в место вашего проживания. В банке вы так же пройдете регистрацию и станете полноправным членом общества.

- Теперь поговорим о финансах. Дом на Гриммо и половина состояния Блэков передается Эдварду Римусу Люпину и его бабушке, как законному опекуну. Остальная часть состояния, а также наследство Поттеров и фонд «Гарри Поттера» переведены в американское отделение Гринготса, так распорядилась мисс. Так же в ваш сейф перенеслись эти артефакты.

Под удивленным взглядом Гарри, гоблин достал небольшой сундучок и протянул парню. Внутри обнаружилась родная мантия-невидимка, воскрешающий камень, который должен находиться в лесу и бузинная палочка, целая. Гарри смотрел на эти сокровища и не мог понять, как они оказались здесь, но был рад, вновь увидеть мантию.

- Но как?

- Это древние и могущественные артефакты, которые не так просто уничтожить и признавшие вас своим Хозяином. Теперь они будут с вами, даже если вы откажетесь от них, но мой вам совет: не делайте этого. Не стоит обижать столь могущественную силу.

- Я вас услышал, Бахрок.

- Хорошо. До активации портала двадцать минут. Может, хотите написать кому-нибудь письмо, попрощаться? И вам нужно переодеться.

Гарри кивнул и задумался, кому бы он хотел написать? С Гермионой он и так скоро увидится, а остальным он не доверял после такого, но тут он вспомнил Луну и решил, что подруга всегда была с ним искренна и заслужила пару прощальных слов. Написав короткую записку и передав ее гоблину, Гарри был готов начать новую жизнь.