Actions

Work Header

сухоцвет

Work Text:

В кармане остались засохшие фиалки – с той встречи на крыше, когда Жун Цзяхуэй позвала её на прогулку.

Солнце садилось, позолотой украшая крыши домов; музыка ветра звучала в обледеневших ушах; пальцы сжимались от холода. Середина апреля дышала вровень с неспокойной душой Чжунли Ло.

За неделю, прошедшую с посиделок на крыше, она не получила ни одного сообщения от подруги. И сейчас сидела на скамье в парке перед своим домом, крепко держа в руках телефон в надежде на чудо. Его не произошло.

Жун Цзяхуэй не написала. Ни слова, ни смайлика. Ни короткого звонка.

Темнело; Чжунли Ло натянула капюшон на голову и спрятала руки в карманах толстовки. До десяти оставалось не больше получаса; сизые облака кучковались на стремительно чернеющем небе.

Внутри тлела крохотная надежда на объяснение. Оно обязательно должно было случиться.

Жун Цзяхуэй прибежала ровно в тот момент, когда Чжунли Ло уже поднялась со скамьи, доставая ключи из кармана джинсов. Догнала, развернула к себе лицом и быстро обняла.

Громкий стук сердца отдавался в ушах Чжунли Ло, которая была сбита с толку подобным поведением подруги. Она почувствовала, как краска залила её щёки и шею, и инстинктивно втянула голову в плечи.

Жун Цзяхуэй выпустила её из объятий и лучезарно улыбнулась.

– Прости, что так припозднилась, А-Ло. Я была очень занята кое-какими делами, ты же знаешь мою семью: в любой день кто-то обязательно да нагрянет в гости. Мне пришлось нянчиться с младшими двоюродными сёстрами, – пожаловалась она, переступая с ноги на ногу.

Чжунли Ло заметила её плохо скрываемую за улыбкой нервозность и легко потрепала по голове, взлохмачивая и без того не уложенные волосы.

– Не волнуйся, я всё понимаю. Ты не должна отчитываться передо мной, – мягко произнесла она, протягивая девушке засушенные фиалки. – Это тебе, ты ведь любишь использовать их вместо закладок в книгах.

Жун Цзяхуэй осторожно приняла цветы из её рук и благодарно кивнула; её глаза светились от едва уловимого счастья, что не могло укрыться от Чжунли Ло. Она наклонилась вперёд, так, чтобы стать одного роста с Жун Цзяхуэй, и поцеловала её в лоб.

Жун Цзяхуэй широко распахнула глаза и шумно вздохнула, поправляя чёлку, которую только что сдвинули вбок для поцелуя. Она взяла холодные пальцы Чжунли Ло в свою тёплую ладонь, согревая и аккуратно поглаживая их, словно боялась, что та отдёрнет свою руку или как-то неправильно поймёт.

Но Чжунли Ло всё поняла правильно.

Крепче сжав чужую ладонь, она смущённо улыбнулась, впервые на памяти Жун Цзяхуэй, которая смотрела на неё с безграничным доверием и добротой.

От подобного взгляда что-то в груди защемило, и Чжунли Ло прикрыла веки, осознавая, насколько же сильна их связь друг с другом, длящаяся вот уже много лет и лишь крепнущая с каждым днём.

Подарив девушке сухие цветки фиалок, Чжунли Ло преподнесла ей и своё сердце, отчаянно и жадно бьющееся наперекор жизни и смерти.

И Жун Цзяхуэй без лишних слов приняла его, навсегда переплетая со своим собственным.