Actions

Work Header

Пересеченные линии судьбы

Chapter Text

Те, кто мог передвигаться быстрее, забрали пострадавших пленных, и прибыли к машине, оставленной у леса. В их числе была и Ева, пострадавшая не столько физически, сколько морально. Она лишь передвигалась как послушная марионетка, отвечая на любые вопросы односложно. Остальные, попытавшиеся разговорить девушку терпели крах, а Франкенштейн молчал. Но очень часто прижимал к себе, мягко поглаживал, держал за руку. Троица модифицированных, были в легком шоке. На их памяти босс никому не уделял столь нежного внимания. Но когда случалось им посмотреть на лицо Евы, любые вопросы отпадали сами по себе.

 

Благородные встретили их на крыльце, как только подъехала машина. Мадлен и все еще спящая Гюзель были отправленные в лабораторию, где ими, без лишних вопросов занялся Дэлиш. Остальные расположились в гостиной. Эндрю, еще в машине переубежден Эрвином и Виктором, не вел себя агрессивно, а Марклеж лишь с потрясением смотрел на толпу людей и нелюдей. Когда все уже собрались подводить итоги, и разбираться с пленными Рейзел встал, и подал руку Еве. Девушка сначала не заметила ее, а потом с таким же потрясенным видом, взялась за нее и позволила себя увести. Правда, перед выходом у Ноблесс перехватила ее Сейра, держащая в руке чашку чая. Франкенштейн с непроницаемым выражением лица посмотрел как Рейзел садиться на место, и коротко уклонился, вызвав у присутствующих Виктора, Эндрю и Раффаэля довольно большой шок.

 

- Франкенштейн, тебя не подменили? - Марклеж уставился на своего былого учителя, который, на его глазах, никогда и перед никем не пресмыкался. Но один взгляд на спокойного, казалось бы, до глубины души расслабленного брюнета, заставил его громко взглотнуть. Он чувствовал мощь, исходящую от него, но не такую, которая заставляет опасаться за свою жизнь, а скорее согнуться в три погибели в жесте уважения.

 

- С тобой, Макрлеж , я поговорю отдельно. - Франкенштейн посмотрел на него со злобой, и с каким-то маньячим предвкушением, и тут же посмотрел на остальных, собравшихся в зале. Учитывая так же присоединившихся Такео, Сейру и Региса, которые только вошли. - Хочу подвести короткие итоги произошедшего, а так же ввести в курс дела остальных во все вопросы. - Каждый выразил согласие кивком, или молчаливым ожиданием, а Эндрю и вовсе вставил свой вопрос перед началом.

 

- Когда мы сможем вернуться обратно в КЗУ? - Несмотря на согласие вести себя спокойно, ему явно было не уютно "в гостях у врага".

 

- Можешь хоть прямо сейчас. - Франкенштейн послал ему неприязненный взгляд. - Здесь никто никого не держит. Но, думаю, тебе лучше подождать пока хоть немного оправятся ваши сотрудницы, а послушать то, что я тебе расскажу, ты можешь по своему усмотрению. Но дважды того же повторять не буду. - Парень цыкнул языком, но послушно не сдвинулся с места.

 

- Итак, объявляю всем здесь присутствующим. Адам Лоуренс мертв. Тела нет и не будет, он поглощен моим оружием. - Объяснение явно было адресовано Виктору и Эндрю, так же как и следующая реплика. - Можете подавать на меня в полицию КЗУ, если хотите, но спешу напомнить, что я числился в КЗУ в качестве ученого, и не думаю, что получу за это строгий выговор. Решение за вами. К тому же... - Франкенштейн посмотрел на документы, которые были на полке неподалеку стола. - Из отчетов, сделанных Лэвишем и Чиллером Адаму итак светила смертная казнь. Ну, или пожизненное, не знаю насколько КЗУ следует законодательству, если спускало Лоуренсу подобное с рук. - Франкенштейн отложил бумаги обратно, смотря на собравшихся. - Сейчас перед нами следующая цель - похищение Даггерсов. - Эндрю, который как раз собирался пригубить предложенного чая, поперхнулся.

 

- Что вы собрались сделать, а то я кажется не расслышал? - Нервно усмехнувшись, проговорил Виктор.

 

- Освободить от коновалов из КЗУ, что не найдут способа разрешить их бессмертие в ближайшее века. Увы, по другому не получиться.

 

- А разве нельзя было бы просто сказать что есть способ их обессмертить и сделать это там? - Регис, до того невозмутим, решил предложить компромисс.

 

- Увы, но нет. Тогда моя личность станет известная в КЗУ, и они поймут, что я тоже бессмертен. А сложить в дважды два тот факт, что Раффаэль - мой бывший ученик, не так уж и трудно. - Все замолчали, соглашаясь.

 

- Зачем вам вообще это? - Эндрю сидел с опущенной головой, и явно потерял настрой. - Они получили такой дар, и так бессмысленно от него отказываются. Какой толк был тогда тратить на них силы?

 

- Все вопросы и претензии к этому господину. - Франкенштейн указал на Марклежа, который мягко улыбался. - А делаю я это потому что тот же господин, воспользовавшись моими разработками, обессмертил тех, кто этого не желал. Для них жизнь - не очень приятная вещь, по крайней мере - вечная жизнь. То, как поступил Раффаэль не отличается от действий Союза. - М-21 опустил голову, а Такео кивнул головой, чуть косясь на такого же улыбчивого парня. - И я не хочу, чтобы кто либо говорил, что я породил этого монстра. Потому я помогу ему исправить его ошибки.

 

- Что?! - Раффаэль, слушающий все это внимательно, насторожился от этого заявления.

 

- Именно так, Марклеж, - Не добрая улыбка вылезла на лице Франкенштейна. - Ты не покинешь лабораторию, пока не разработаешь способ их вернуть к смертности. Хорошее наказание, не так ли?

 

- Н-но... Учитель! Так нечестно! Я уже давно не занимался наукой, не в курсе современных методов, потерял, в конце-концов, свой дар!

 

- Значит будешь действовать по старинке, и исключительно используя только мозги. - Сказал, как отрезал, ученый, а потом с улыбочкой посмотрел на своего бывшего ученика. - Того и гляди, дар к тебе вернется. На сегодня это все. - Франкенштейн оглянул весь зал и вышел, слыша за спиной предложение покушать, адресовано тем, кто отсутствовал во время ужина. Теперь у него было дело поважнее планов или еды.

 

***

 

Когда Франкенштейн зашел в комнату Евы то застал ее сидящую ее босую на кровати, с чашкой холодного чая, на который она дула, пытаясь остудить, явно летая мыслями далеко отсюда. Он аккуратно забрал чашку из рук и положил на прикроватную тумбочку, и тогда Ева обратила на него внимание, смотря в глаза, словно ослепнув, никак не фокусируясь. Какое-то время такие гляделки продолжались, но потом ее зрение сфокусировалось.

 

- Папа? - Ее голос был словно безжизненным, но в интонациях чувствовалась смесь грядущего плача и облегчения.

 

- Я, это я... - Франкенштейн поймал ее ладонь, смотря ей в лицо, и ожидая когда плотину прорвет. Но не было никакой такой реакции. Они просто несколько минут сидели в тишине, словно изваяния самим себе. Но Франкенштейн решил попробовать с ней заговорить - Знаешь, всегда когда меня спрашивают, кем был первый человек, которого я убил, я всегда говорю что не помню. Впрочем, те кто такое спрашивают, знают мой возраст, потому каждый мне верит, но это не так. - Ева посмотрела на него не меняя ни одного мускула на своем лице, но в глазах мелькнуло что-то, отдаленно напоминающее интерес. - Так же как ты, я этого человека знал. Он был моего возраста. Но ему не повезло податься в разбойники. Во время моей молодости религия не была популярной, а вот преступности было много. - Девушка, слушая рассказ, расслаблялась, обнимающий ее Франкенштейн чувствовал это, она медленно но верно освобождалась из этого оцепенения. - Тогда я был намного младше тебя, мне было тринадцать. И я убил такого же ребенка как и я. - В глазах Монроу поселился ужас, и она уже хотела отстраниться, но прозвучало самое главное в этом рассказе. - Как думаешь, почему я это сделал?

 

- Я... - Ева явно задумалась, но довольно быстро поняла, что угадывать ей не хочется. - Не знаю.

 

- Я защищал тех, кто был мне тогда дорог. - Франкенштейн внимательно посмотрел в глаза дочери, которая явно растерялась от подобного ответа. - Я знал, что поступил правильно, так как другие члены семьи, если были бы поставлены перед подобным выбором - сделали бы так же. Но я все равно не мог окончательно прийти в себя неделями.

 

- А что тебе помогло прийти в себя? - Ева задала вопрос, которого мужчина не ожидал на этом этапе разговора, но сразу улыбнулся, вспоминая.

 

- Поддержка близких. Мне показали, что тот факт, что на моих руках кровь, не страшит их, и что они все равно будут стоять за мной стеной. - Франкенштейн посмотрел на свою дочь, и улыбнулся. - И то же я хочу сказать и тебе. Будь ты трижды с головы до пяток облита чужой кровью, я не изменю своего к тебе отношения. Даже твои нынешние близкие имеют на руках кровь. И да, знаешь что общего в наших историях, кроме того, что это истории первого убийства?

 

- Что? - Ева посмотрела на своего отца с плохо скрываемой надеждой.

 

- Ты тоже защищала тех, кто тебе дорог. - Ученный погладил дочь по рыжим волосам, съехав ладонью и теребил кончик. - И ты спасла, действительно спасла многих его будущих жертв, которые перед ним были беззащитные.

 

И в завершение этих слов Франкенштейн добился того, чего ожидал. Плотина рухнула, и Ева, крепко впечатываясь в отцовскую грудь прискорбно и отчаянно зарыдала. И мужчина не сдерживал ее, позволяя ей выкинуть из себя весь этот гной, и позволяя этой ране зажить и стать лишь шрамом. А выбор дальнейшего пути теперь принадлежал только ей.

 

***

 

Утро для Евы Монроу наступило поздно. Она помнила только то, как отец крепко держал ее в объятиях, когда всхлипы все еще вырывались из груди, но слез уже не было. Рыдание без слез. Где-то после этого ее покинуло сознание и пришел сон. Сейчас же на столе лежала таблетка и стакан воды. Голова побаливала, и Ева охотно выпила лекарство. И пока приводила себя в порядок - в животе стало урчать. Нужно было что-то покушать, так как такого голода девушка не чувствовала уже давно. Не заморачиваясь косичкой, она связала волосы в пучок и вышла из комнаты. Направляясь в сторону кухни, она раздумывала чем бы таким посытнее и повкуснее полакомиться, как вдруг ее окликнул до дрожи знакомый голос:

 

- Ева, постой! - Она хотела уже кинуться с объятьями, но вовремя остановилась, понимая что ее друг в коме. И какого же было ее удивление, когда, обернувшись, она увидела девушку с красными волосами и белыми зрачками. "А красные, как у Габриэля, пошли бы ей больше" - успело промчаться в голове, до того как на устах появилась улыбка. - Будем знакомы, я - Гюзель.

 

- Ну, как ты уже знаешь, меня зовут Ева. - Девушка неловко хихикнула, немного испугано смотря на девушку. Если та решила дать ей такой прием, как ее близнец в свое время, то она предпочитает ходить по дому только в сопровождении отца, или кого-то из парней.

 

- Что-то ты болезненно на меня реагируешь... - Прищурилась Гюзель, от чего ее лицо набрало еще более угрожающего оттенка. - Неужто это вина моего братца? Он обходился с тобой плохо? Можешь говорить мне что угодно, я ему итак тумаков настреляю, как встречу. - От такого Ева испугалась, и поспешно замахала ладонями.

 

- Н-не надо! Габби славный парень. - Ева с улыбкой вспомнила его пост-скриптум в их последнем письме, а так же его заботу об Оливере. - Мы с ним просто... Ну... Знакомство не задалось.

 

- Да-а? - Придирчиво посмотрела его сестра, но услышав урчание живота Евы, тут же повела ее на кухню, не прекращая разговора. - А что так?

 

- Ну-у... - Ева немного покраснела. - Он подумал что я претендую на того, за кем он приударивает. - Гюзель изогнула бровь, явно желая послушать продолжение. - Но помимо этого именно он убедил Оливера, их главаря, разрешить мне попытаться им помочь.

 

- И как?

 

- Ох, а потом мы подружились! - Ева хихикнула, так как дружба с человеком с диссоциальным расстройством и садизмом было довольно интересным явлением для наблюдения.

 

- Нет, я не об этом. - Девушка отмахнулась, вместе с Евой проходя на кухню где был М-21 и мыл тарелки. Он кинул взгляд на девушек, немного дольше задержавшись на Гюзель, но потом отвернулся обратно, возвращаясь к своему делу. - Ты смогла им помочь?

 

- Нет. Точнее... - Ева открыла холодильник, смотря на содержимое, и закрыла, облокотившись на него с недовольной и одновременно уставшей миной. - Я помогла одному из них пока что. Но я собираюсь сдержать свое слово. - Снова открыв холодильник, девушка вытянула апельсиновый сок и молоко, смешивая их в мисочке. Туда же она насыпала хлопья и села за стол. Гюзель посмотрела на нее внимательно, что не очень отличалось от такого же выражения у ее брата, а потом молча покинула кухню. Возле Евы сел М-21, скрестив руки на груди.

 

- Как ты? - Штатный оборотень смотрел на девушку, с явным сочувствием, но Монроу лишь ему улыбнулась.

 

- В порядке. - Громкий вздох распространился по кухни, но девушка не прекратила есть. Как сильно бы ее не выворачивало изнутри, нужно было подкрепиться, иначе приступы нарколепсии были бы намного более часты. - Я понимаю что это довольно травматическое происшествие, но подобное я уже пережила. - Ева посмотрела на парня, и усмехнулась. - Вот папа вчера говорил, первое убийство, и так далее... Но это не было первое. В первом я была виновата косвенно - подруга, которая вместе со мной убегала от определенных мерзавцев просто выскочила на дорогу вслед за мной, но не побежала достаточно быстро и ее сбил грузовик. Некоторые, заслышав эту историю, всегда говорят, что это несчастный случай, но повесили на меня, ссылаясь на псевдологию. Водитель их рьяно поддержал. Второе убийство - поджог школы, а после своего дома. Пусть я лично не нанесла смерти, но я определенно была виновата в тех обуглившихся телах. Я просто криминалистка. - Ева набрала ложкой хлопья, и с порядком увлажнившимися глазами, словно через силу поглощала свой завтрак. - И все же, я не хотела чтобы все так получилось.

 

- Ну, я вообще не веду счет тех, кого я убил, работая на Союз. - С улыбкой сказал М-21, все так же не меняя своей позиции. - И чувствую, что многих еще придется убить.

 

- Но вы не делаете это ради собственной выгоды! - Воскликнула девушка, непонимающе смотря на парня. Разве он не видит в ней монстра, как все остальные?

 

- А ты? - Оборотень посмотрел на нее исподлобья. - Ты делаешь это ради славы? Ради денег, или любой другой цели? - Она отрицательно помахала головой. - Тогда ты тоже не злая. А прошлое - лучше оставь. Былого не вернуть. Главное здесь и сейчас.

 

- ЧТО? ЕВА ПРОСНУЛАСЬ? - Из коридора донесся крик Каролины, а потом на кухню вбежала сама девушка, крепко обнимая Монроу. - Я так волновалась! Твой отец заверил, правда, что ты в порядке и тебе просто нужно восстановиться, но было жутковато что ты так долго спишь.

 

- А сколько я спала? - Ева потрясенно посмотрела на своих собеседников, которые немного сконфузились.

 

- Сутку с лишним. - Ложка с едой остановилась на полпути ко рту, но потом все же Ева проглотила еду, явно задумавшись.

 

- Так долго я еще не спала никогда.

 

- Ты словно от комы отходила, несколько раз пробуждалась на несколько минут, но, видимо, не помнишь этого. - На кухне раздался третий голос и присутствующие посмотрели на вошедшую. В отличие от Гюзель, у Мадлен был мягкий женский голосок, не похож на голос ее брата. Выглядела она неплохо, если не учитывать несколько бинтов, и сразу продефилировала к холодильнику, а после уселась на стул. - Я тут поговорила с Гюзель, и нам было бы интересно узнать о своих братьях из твоих уст. Ты же с ними все же жила какое-то время. - Она невозмутимо откусила кусочек плесневого сыра, так же спокойно глядя на Еву. - Именно рассказа того, как они живут, а не того, что пишут в актах. - Монроу съела еще ложку своего завтрака, и посмотрела на входящую Гюзель и Сейру. Благородная заинтересовано посмотрела на небольшое столпотворение в кухни, а потом вклинилась в разговор.

 

- В зале сейчас будут пить чай.

 

- Отличная идея, и другие смогут послушать. - Каролина улыбнулась, и пошла помогать мисс Сейре, когда на пороге появился Эндрю.

 

- Если, конечно, наша рыжая не соврет, - Бросил и удалился, заставляя остальных недоуменно глядеть ему в след. Правда Гюзель успела подбежать и дать ему пинка для ускорения. Но идею все восприняли на ура, и перенеслись в зал, слушать очередную историю.

 

***

 

- Знакомство не задалось практически со всеми жителями Нифльхейм. Так называется поместье Графа, туда, где выслали их жить. Имя у него довольно сложное, так что я вам скорее всего его не повторю. - Ева улыбнулась, держа обеими руками кружку с чаем. - Я ехала, наслаждаясь видами, и с полной уверенностью, что буду работать со стариками. Так что конфуз получился двойной - они недоумевали что я такая молодая, а я недоумевала что они не разваливающиеся старики. Чиллер отослал меня к ним, под предлогом того, что я закончила магистратуру по психологии в 18 лет, что было ложью. Меня просто нужно было спрятать от Адама. И мы с братом понимали, что это ложь во спасение. - Все присутствующие, то есть армия Адама, благородные и модифицированные слушали эту историю внимательно. И лишь по просьбе Евы - не перебивали и не комментировали.

 

- В первый день все были скептически настроенные, и ожидали, что как только я пойму, что они - бессмертные - сразу убегу куда глаза глядят, но не-ет. - Ева коротко засмеялась, а потом пригубила чай. - Я с ними осталась. У каждого из парней было разное отношение ко мне на тот момент: У Ауреля - равнодушное, у Оливера - отрицательное, у Мишеля своя тема, он меня вообще считал Марией. Потом расскажу о ней немного. Габриэль сначала пользовался моим страхом, и нещадно меня троллил, а потом видимо проникся идеей, что я могу помочь, и начал защищать, а вот Дэйвид... Хах. - Ева усмехнулась, и посмотрела на напрягшегося Виктора. - Сначала меня посчитали бабой-ягой, а потом, после того, как проснулась его вторая личность - он желал затащить меня в кровать. Контраст для меня был довольно шокирующим, признаюсь. А потом, случилось это... - Ева задрала один руках легкой кофты, а на противоположном плече сдвинула кофту, показывая шрамы, складывающееся в слова, названия грехов на разных языках. - Мы пошли с Аурелем в магазин. Встретили священника, который считал Даггерсов - демонами. А меня считал следующим, недостающим седьмым, после которого начнется апокалипсис. И когда я осталась одна, меня схватил приступ нарколепсии. А священник это использовал. - Ева одернула одежду в прежнее состояние, но из под кофты, на плече, все еще выглядывала часть шрама, заставляя модифицированных поежиться. - Он меня похитил, и вырыл все это на моем теле, специально дожидаясь моего пробуждения, чтобы я была в сознании. Как мне потом рассказал Граф, парни в то время решали кто поедет за мной.

 

- Пока ты все это терпела, они трепались о решении, кто же поедет? - Тао сначала недоумевал, видя думая что это шутка, но потом со злостью сжал печенье, обращая его в кучку крошек. Пока другие не стали впадать в негодование, Ева поспешила уточнить.

 

- Они были в каком-то роде под учетом. И им нужно было решить кто сможет меня без проблем забрать домой, при том не убив священника. Если бы они подобное сделали - вернулись бы обратно в КЗУ, которое успели возненавидеть всеми фибрами души.

 

- Ева права. - Мадлен подняла взгляд от своей чашки чая. - Один из них, Габриэль, после того, как их обратили в бессмертных, поднял бунт против их роли подопытных кроликов. И при том вырезал половину ни в чем не повинного персонала, погибли даже те, кто просто мимо проходил.

 

- Чтож, я так полагаю, мой брат был бы рад священника прихлопнуть даже без повода, так что думаю что спасать тебя поехал не он, да? - Гюзель немного улыбнулась, поощряя Еву к дальнейшему рассказу.

 

- Да. За мной приехал Дэйвид. Обезвредил священника как раз в тот момент, когда тот хотел мне отрезать голову, чтобы доказать что новая вырастет. Но меня завезли домой, где на нас уже ждала врач - подруга Графа, Сесиль. Скорее всего, они уже поженились, в прошлый раз, когда я их видела, они объявили о помолвке. Некоторое время я пыталась оправиться после всего, и после того случая отношение парней ко мне поменялось. Аурель, будто чувствуя вину, ошивался возле меня. Подозреваю, что он в меня влюблялся, но любовь из жалости... Я старательно делала вид что не замечала этого, думая что ему пройдет. Он же и убедил Габби помочь ему убедить Оливера, чтобы тот позволил мне остаться и не строил козни. В тот же день я хотела позвонить Чиллеру, и успокоить, что помимо всего того, что произошло - я останусь. Не знала его степень осведомленности, но была возможность что он увидел это в одной из своих визий. Оливер воспринял это за мою капитуляцию, и ликовал, но остальные стали извиняться и просить меня остаться, ну и я попросила Чиллера прислать остальные мои вещи. Только Оливер тоже не из робкого десятка, и сдаваться не собирался. Вечером, когда мы встретились в кухни, он еще раз провел со мной воспитательную беседу, а потом... - Ева умолкла, прикусив губу. - А потом он вознамерился проверить, насколько моя психика пострадала после встречи со священником, и подрезал себе сонную артерию, истекая кровью почти что у меня на руках.

 

- Мда, слухи не врут. - Эндрю вытащил из кармана хип-колбу и налил алкоголь в почти пустую чашку от чая. - Наши братцы довольно повернутые личности.

 

- Только вот Оливер не учел, что я кровь и смерть видела не единожды. И подобная демонстрация была для меня сродни катализатора. Тогда мне под руку попался Мишель, который все это убирал, и который опять забыл принять таблетки, отчего и путал меня с Марией. Но я дала ему понять, что лезть с такими предъявами ко мне не стоит. - Ева задумалась, явно пытаясь вспомнить события, что происходили позже. - Потом, несколько дней спустя, когда решение меня оставить с Даггерсами было окончательным, мы поехали с Дэйвидом, Габби и Аурелем к врачу на проверку, после этих порезов. Это было приятное путешествие. Дэйвид был в состоянии малыша, Аурель и Габби стараясь меня отвлечь от неприятных дум. В больнице у Сесиль мы еще и Мишеля встретили. У него с Дэйвидом вечно были перебранки, это выглядело забавно. Мы собрались идти в кондитерскую, но меня сморила нарколепсия, и все после небольших покупок вернулись домой. Это была довольно милая вылазка. А уже дома я, при выходе из машины поймала Мишеля. У врача я узнала что много шрамов могут остаться на всю жизнь и я, немного в расстроенных чувствах повела его к себе и показав шрамы, сказала что думаю о нем, и его решении стянуть меня в Нифльхейм. В общем, как ни странно, это немного наладило наши с ним отношения.

 

- На следующее утро я проснулась с Дэйвидом в одной кровати, не помня что было вечером. И при таком раскладе нас застал Аурель. Он немного вспылил, и из-за этого я лишилась кусочка стены и обоев в комнате. И как оказалось потом, Дэйвиду сказал это сделать Габриэль, под предлогом "братья частенько спят с сестричками" - на этих словах трио Франкенштейна поперхнулось почти одновременно, а Ева развела руками. - Вот такие у Габриэля шуточки.

 

- Я вижу, Габриэль очень напоминает свою сестру. - Усмехнулась Мадлен. - Прямо одного поля ягоды.

 

- О да-а. - Глаза красноволосой обрадовано заблестели. - Мы с ним определенно договоримся.

 

- Ну, и того же утра, при завтраке было принято решение, что мне нужно идти к портнихе, сшить форму.

 

- Форму? - Немного растеряно перебил Еву М-21. - Не думаю что ты говоришь о школьной.

 

- Так и есть. У каждой группировки в КЗУ есть своя форма. - Вместо Евы ответила на вопрос Гьюзель, пригубив чая.

 

- Я пошла вместе с Аурелем и Габби. Первый почти следовал за мной везде по пятам, а второй, как оказалось, дружит с портнихой. Девушка просто была ярой любительницей яоя, и они были, как выразился Габби, братскими душами. После того, как под меня подогнали какую-то уже имеющуюся форму, мы хотели выходить, но меня снова сморило. Но перед этим я успела дать парням список книг, которые хотела в библиотеке взять, как знала что будет подобное.

 

- Теперь ты реже падаешь в сон. - Отметил Регис.

 

- Ты прав. Мы с Эрвином работаем над этим, и это дает свои плоды. Но полностью нельзя пока вылечить, пока не синхронизирую ретропознание с ночными снами. А продолжая... Проснулась я в машине вместе с Габби, и он немного показал мне свое истинное отношение ко многим ситуациям. Не скажу что это было для меня чем-то шокирующим, но неудобно было. В ожидании Ауреля мы пошли в кафе, и там поболтали. Можно сказать что тогда наши отношения наладились. Того же вечера я просмотрела акта парней и приняла решение подключить ретропознание, так как в документах намусолено было так, что ясно было одно - медицина здесь бессильна. Но на следующее утро произошел инцидент, который мог случиться пожалуй только в том доме и с теми парнями. Проснулась я от крика, а когда вышла из комнаты, то сразу пошла на звуки топота. И стала свидетельницей драки. Как выяснилось потом - Габриэль связал Ауреля пока тот спал, и делал ему фото в неглиже. А убегая от него, Габби еще умудрился ударить Дэйвида-малыша фотоапаратом, разбудив в нем Дэйвида Бериала. И Дэйвид набросился на Ауреля, думая что тот его так оприходовал по бошке. - Ева с улыбкой изобразила удар. - Но потом они заметили меня и немного сбились с разговора, начиная меня обхаживать.

 

Продолжить Еве было не дано. На стене вдруг появился мерцающий круг, и которого вышел Франкенштейн с какой-то девушкой. Оба оглядывались несколько заинтересовано, и так же было явно заметно на кого они реагируют узнаванием, а кого - видят впервые. Всех, кто прибыл из Сеула они узнали, а вот коренные жители были им чужие, в том числе и Ева. На ней двое новоприбывших и сосредоточили внимание. А у знакомого мужчины на ладонях начало проявляться Копье. Его спутница тут же поймала его ладонь, словно пытаясь успокоить, а в комнату влетел Чиллер, с револьвером наготове, а следом за ним Франкенштейн с Копьем. Находящееся в зале люди недоуменно вертели головами, пытаясь осознать явление сразу двух ученых. Напряжение в воздухе стало ощутимо всем и каждому.

 

- Простите что вломились в ваш дом, мы пришли с миром, - немного испуганно пролепетала девушка, не отрываясь смотря на револьвер. Оба Франкенштейна смерили себя пытливым, недоверчивым взглядом, отозвав каждый свое оружие.

 

- Кто вы такие? - Чиллер явно не пытался быть особо вежливым со странными гостями, а девушка после его слов вздохнула.

 

- Мы попаданцы, попали к Вам случайно. Я обучаюсь делать порталы.

 

- Еще розочку мне наколдуй, чтобы я поверил, - буркнул Руффус, и гостья посмотрела на него с явной неприязнью. Быстрым жестом выставила перед собой руку, по направлении на оружие, все так же хмурясь и спустя минуту в дуле пистолета, словно ниоткуда появилась изящная белая роза.

 

- Чиллер, я думаю, они не врут, - робко отозвалась Ева, которая заерзала, чувствуя много эманаций Копья, но Чиллер лишь посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом и посмотрел на ученого, того, который забежал в комнату вслед за ним.

 

- Франкенштейн, в этом вашем Союзе клонируют?

 

- Если и да, то я об этом не в курсе. Я вообще думал, что у нас несколько другие визитеры, - блондин подошел к гостям, внимательно осматривая. - Говорите, попали сюда по случайности? В этот дом, или...

 

- Или, - в этот раз ответил клон ученого, который позволял неизвестной гостье сжимать его ладонь. - Пусть ты тогда не нашел доказательств, другие миры существуют. Мы из другого мира.

 

- Хех, я это знал, - в глазах Франкенштейна зажегся азарт и интерес. - Как ты к этому дошел?

 

- Да она вот, пришла из другого мира, заявила права на школу, Мастера... Моя реинкарнарция, Ольга.

 

- Приятно познакомиться, имя мое вы знаете.

 

- Если бы только имя, - Ольга фыркнула, а потом уже чуть более расслабленно посмотрела на того Франкенштейна, что не являлся ее спутником. - А мы ведь не в Кореи? Какое было последнее происшествие, когда вы оттуда уехали?

 

- Ольга, - другой Франкенштейн бросил это немного укоризненно, но девушка только плечами пожала, и посмотрела на хозяина дома, ожидая ответа.

 

- Последнее масштабное действо, которое было перед отъездом сюда, это визит в Лукедонию, - задумчиво проговорил здешний Франкенштейн, а у девушки после этих слов в глазах заплясали бесы.

 

- О, так получается мы еще и из будущего...

 

- Ольга! - гость повторно рявкнул на Ольгу, но та словно и не заметила - лишь внимательно глядела на своего собеседника, отмечая, как его заинтересовало подобное заявление.

 

- Может, захотите остаться на чай? - Франкенштейн сделал приглашающий жест рукой, но его "клон" отрицательно помотал головой.

 

- Вынужденны отказаться, у нас еще слишком много дел.

 

- Но Франкенштейн, давай им поможем! - Ни от кого не скрылось возмущение девушки, оно слишком отчетливо читалось в ее голосе, но ее спутник был непреклонен.

 

- Нет. Мы должны уйти. Оля, верни нас домой, - голос Франкенштейна был немного севшим, и девушка, мучительно над чем-то раздумывая, но потом повернулась к отцу Евы, смотря на него малость расстроено. За спинами гостей снова появился портал.

 

- Все будет хорошо, - Ольга ответила на невысказанный вопрос здешнему Франкенштейну, в то время как ее спутник, не отпуская ее руки, уже шагнул в портал. Девушка шагнула вслед за ним, и мерцающий портал стал уменьшаться. Когда он был уже сантиметров тридцати в диаметре, в гостиную вошел Марклеж, смотря на это явление с чистым изумлением, а Ева улыбнулась.

 

- Раффа, ты пропустил все веселье.

 

- Да уж вижу, что пропустил, - юноша подбежал к месту, где еще минуту назад был портал, и безбоязненно его коснулся, а потом пораженно посмотрел на свои пальцы. - Учитель, это то, о чем я думаю?

 

- Это зависит от того, о чем ты думаешь, - ухмыльнулся блондин, и с немного недоверчивым взглядом посмотрел на Марклежа. - В этот портал только что ушли двое путников и другого мира и скорее всего - из будущего, - Раффаэль согласно покивал головой. - А о чем думал ты?

 

- Я знал, что этот портал связан с будущим, - с придыханием сказал Марклеж, касаясь того места, где еще недавно был портал, - потому что я потерял сознание, а как проснулся - понял, что ко мне вернулся мой дар.