Actions

Work Header

Барышня и хулиганы

Work Text:

Если бы теплой летней лунной ночью случайный прохожий оказался на дороге, ведущей из Чудесной Долины в Город-за-Стеной, то обязательно увидел бы девушку.

Это была настоящая красавица — высокая, стройная, тоненькая и гибкая, словно виноградная лоза. Волнистые темные волосы перехватывала лента небесно-синего оттенка — точно такого же, как и огромные глаза девушки. Снежно-белая кожа, высокие скулы и ярко-алые губы идеальной формы — безукоризненное совершенство всех черт очаровывало с первого взгляда.

Одета красавица была просто — в домотканую юбку и льняную рубашку, украшенную у ворота затейливой вышивкой. Босые ноги шагали по дороге быстро и уверенно.

Девушка несла большую корзину, прикрытую сверху вышитым полотенцем. Несмотря на тяжесть поклажи, не горбилась, а держала спину прямо и шла так свободно, словно танцевала в первой паре на балу в королевском дворце.

Красавица, казавшаяся дочерью небогатого горожанина или обеспеченного крестьянина, вполне могла покорить не только сердца людей своего круга, но и богатых купцов, и даже дворян. Однако скептики, к романтике не склонные, отдав должное привлекательности юной девы, наверняка задумались бы, почему она не боится ходить одна ночью. Но красавица шагала по дороге в полном одиночестве, так что терзаться сомнениями было некому.

Точнее, довольно долго было некому.

Когда дорога вплотную приблизилась к кладбищу, расположенному около давно заброшенной деревни, мирную тишину летней ночи внезапно огласили дикие вопли:

— Отдай! Кому говорю! Отдай! Это наше! Мое! Мое! З-зараза! Лови гада!.. Удрал! Эх… Вот козлина!

Крики были действительно жуткими. Услышанные в таком месте в столь позднее время, они наверняка напугали бы (а то и обратили бы в бегство) многих мужчин. Однако девушка продолжала свой путь как ни в чем не бывало — да еще и улыбнулась, словно вспомнила что-то смешное.

Дикими воплями странности летней ночи не ограничились. После недолгого затишья послышался топот ног, треск, затем рухнул участок кладбищенской ограды — и на дорогу выскочили двое парней.

Они немного пробежали в сторону города, потом остановились и оглянулись, пытаясь понять, что происходит на кладбище. Не обнаружив преследователей, посмотрели друг на друга — и начали ругаться:

— Это ты виноват!

— Нет, ты!

— Если бы ты меня послушался…

— Это ты меня должен был слушаться!

— Нет, ты! Я старше!

— Зато я умнее!

— Нет, это я умнее!

Девушку они не заметили, поскольку смотрели или вперед — туда, где стоял Город-за-Стеной, или вправо — на кладбище, а она шла из Чудесной Долины.

Большинство странниц, увидев на своем пути двух шумных и наверняка опасных незнакомцев, повернули бы обратно или уселись на обочине, дожидаясь, пока те уйдут. Однако красавица с корзиной продолжала шагать к Городу-за-Стеной, и через некоторое время приблизилась к спорщикам.

Как и следовало ожидать, увидев девушку, парни в первый миг потеряли дар речи. Однако быстро пришли в себя и заговорили вежливо, хоть и хрипло:

— Э-м-м! Доброй ночи, барышня!

— Приветствую, мамзель! Какими судьбами?

Девушка приветливо улыбнулась и кивнула незнакомцам, внимательно их разглядывая.

Оба были еще молоды. Потертой и местами рваной одеждой они напоминали бродяг или лесных разбойников, не знающих женской заботы. Однако и странники, и «лесные братья» стараются быть незаметными, так как не любят привлекать к себе внимание. А пестрые наряды незнакомцев больше подходили для веселого многолюдного праздника, чем для скитаний по диким местам.

Впрочем, разбойники и бродяги бывают разные, и некоторые из них очень любят покрасоваться. Во всем же остальном внешность двух парней была совершенно обычной.

Один из них — темноволосый — явно любил сытную еду и огромные кружки пива намного больше, чем следовало. Жирдяем он не выглядел, но, сохраняя прежний аппетит, вполне мог до неприличия растолстеть в самое ближайшее время. А вот если бы похудел — стал бы по-настоящему красивым парнем.

Второй — русоволосый — был худым, взъерошенным и немного сумасшедшим. Красавцем его не назвал бы никто, но тем, кто видел этого парня, почему-то не хотелось отрывать от него взгляд.

Впрочем, девушка рассматривала незнакомцев совсем недолго — лишь несколько ударов сердца. Потом улыбнулась и сказала спокойно и дружелюбно:

— Доброй ночи, господа! С кем имею честь?

Их явно озадачило подобное приветствие. После недолгого молчания и быстрого обмена взглядами заговорил русоволосый:

— Доброй ночи, мамзель! Мы… ну… это… король и шут. С кем имеем честь?

Девушка удивилась. Снова внимательно взглянула на собеседников, потом улыбнулась — и склонилась в низком реверансе перед русоволосым:

— Приветствую, ваше шутейшее величество! Встреча с одним из величайших королей всех времен — огромная честь для меня. Какие судьбы занесли вас в наши края? — Потом опустилась в почти таком же низком реверансе перед темноволосым: — Приветствую, ваше преосвященство! Слава об одном из самых мудрых серых кардиналов нашей эпохи гремит далеко за пределами его родной державы.

Парни в первый миг опешили, потом переглянулись — и заулыбались.

— Как ты нас узнала? — удивился русоволосый. — Обычно люди не понимают…

— Но это же видно, ваше величество! — теперь удивилась девушка. — Короля всех шутов — и всех, кто любит шутки, — невозможно спутать ни с кем! Точно так же, как и его серого кардинала.

— Мне не нравится быть серым кардиналом, — вздохнул темноволосый. — Ненавижу серый цвет!

— Цвет, как и судьбу, не выбирают, ваше преосвященство. — Девушка взглянула на него сочувственно.

— А сама-то ты кто? — спросил Король-и-Шут. — Чем занимаешься? Не страшно гулять одной по ночам?

— Кто я? — Девушка улыбнулась удивительно светлой и нежной улыбкой. — Я — контрабандистка!

— Кто-кто? — удивился Король-и-Шут. — Бандитка? Непохожа!

— Нет, ваше величество. Я контрабандистка. Ношу и вожу контрабанду в Город-за-Стеной. Контрабанду мечты, контрабанду любви — для всех, кто сохранил живую душу и горячее сердце, для всех, кто верит в доброту, чудеса и любовь.

— Круто, — сказал Серый Кардинал без особого, впрочем, восторга. — Но такая контрабанда — товар редкий. Где и почем его берешь, красавица?

— Кое-что делаю сама, — ответила она с гордостью. — А с остальным друзья помогают.

— И что же такого особенного вы делаете? — заинтересовался Король-и-Шут. — Покажи!

— С удовольствием! — Девушка откинула полотенце, закрывавшее содержимое корзины, и начала показывать одну вещь за другой. — Ожерелье из ракушек открывает людям не только внешнюю, но и внутреннюю, духовную красоту своей хозяйки. Серьги с самым чистым горным хрусталем помогают очищать мысли от грязи. Медный перстенек с агатом указывает путь в иные миры. Подвеска с красным камешком в форме сердца открывает душу любви. Железный браслет с дивным узором дарит своему хозяину или хозяйке смелость...

— Круто! — восхитился Король-и-Шут.

Серый Кардинал, поначалу смотревший на контрабанду скептически, кивнул, соглашаясь с сюзереном.

— И, раз уж мы встретились в столь необычных обстоятельствах, — девушка улыбнулась, — позвольте мне сделать вам подарки. — Дождавшись кивков своих новых знакомых, она вновь заговорила: — Ваше величество, прошу вас принять в дар это кольцо. Оно сделано из сплава железа и меди и украшено удивительно красивым янтарем. Если носить это кольцо постоянно, оно будет помогать в битвах с темными силами и поспособствует сохранению умеренности.

— Помощь в битвах с темными силами — это хорошо, — сказал Король-и-Шут, принимая дар и надевая его на палец. — Но зачем мне умеренность? Я и так очень сдержанный король. Прямо-таки образец умеренности и аккуратности! С меня все дети берут пример!

Серый Кардинал негромко кашлянул, но не произнес ни слова.

— А вам, ваше преосвященство, — девушка словно не услышала Короля-и-Шута, — поможет вот эта подвеска. Ее цепочка сделана из удивительного белого металла, попавшего к нам из иного мира. Этот металл называется люминиум. Камень, висящий на цепочке, — аметист. Он помогает всем особам духовного звания — делает их сильнее и мудрее, позволяет понять и принять свое место в мире.

— Особа духовного звания из меня та еще. — Серый Кардинал хмыкнул, но дар принял и надел его на шею.

— Должность главного советника при одном из величайших королей всех времен желанна многим, а занимаете ее именно вы, — спокойно ответила девушка, вновь накрывая свою корзину вышитым полотенцем.

— Спасибо за подарки, красавица! — громко сказал Король-и-Шут. — Прими же ответный дар… — Он снял массивную цепь, висевшую у него на шее, — прежде она была почти незаметна под яркой рубахой из грубого полотна. — У этой вещи нет никаких волшебных свойств. Зато она сделана из чистого золота и поможет тебе закупить много нужного для твоей контрабанды.

— Благодарю, ваше величество! — Девушка надела цепь и склонилась в глубоком реверансе. — Я никогда не продам ваш подарок — даже в случае страшной нужды. Вещь, которая принадлежала одному из величайших королей всех времен, абсолютно бесценна.

— У меня нет ничего ценного, — несколько смущенно произнес Серый Кардинал. — Но есть одна вещица — она попала к нам из иной реальности... — Он протянул девушке маленькую коробочку. Она была сделана из неизвестного в этом мире светлого металла и имела небольшое удлинение на одной из сторон, похожее на ключ странной формы. — Продавец клялся, что в этой коробочке хранится вся мудрость огромного мира, абсолютно чуждого нам. Магии там нет совсем, и самыми могущественными людьми считаются ученые — интересно было бы такое увидеть! — Серый Кардинал вздохнул. — Но как я ни бился — не смог ни постичь чуждую нам мудрость, ни даже понять, как такая маленькая коробочка может ее вмещать. Вдруг тебе, контрабандистка, повезет больше?

— Спасибо, ваше преосвященство! — Девушка вновь склонилась в реверансе. — Мои друзья странствуют по многим мирам и, возможно, сумеют разгадать эту тайну.

— Ну а теперь, — заговорил Король-и-Шут, — когда мы, так сказать, обменялись верительными грамотами, давай-ка поговорим о делах насущных. Эта дорога выглядит очень симпатично, но здесь наверняка есть места поуютнее. Скажи, где здесь поблизости двое страждущих путников могут найти себе приют на ночь или на несколько дней?

— Совсем неподалеку, ваше величество! — с гордостью ответила девушка. — Нужно пройти по этой дороге по направлению к Чудесной Долине до дуба, расщепленного молнией. Путь займет не более получаса…

— Дуб, расщепленный молнией? — обрадовался Король-и-Шут. — Знаю-знаю! То-то смотрю — места вроде знакомые! Это Дуб Висельника, верно? На нем однажды повесили одного гада. Он умер, но не совсем, и повадился навещать тех, кто его казнил. Около Дуба Висельника надо повернуть налево и идти по направлению к Упыриным горам — упыри там водятся знатные! Злые, голодные, страшные… Но нам туда и не надо. Еще полчасика ходьбы — и, если повезет и никого не встретим по дороге, упремся в кабак «Драчливый петух». Кормят там, конечно, не так чтоб очень. И народ захаживает еще более драчливый, чем петухи. Но нормальные парни нигде не пропадут…

— Нет, что вы! — Девушка покраснела и, похоже, даже немного обиделась. — То есть… путь вы указали верно, ваше величество, но все это совершенно иначе называется! Свернуть надо у Дуба Мудрости — тот, кто посидит под ним немного, станет гораздо умнее и рассудительнее, чем был. Двигаться нужно по направлению к Горам Вольных Ветров — туда издавна бежали те, кто мечтал о свободе. А таверна называется «Золотые шпоры». Кормят там замечательно! И народ захаживает интересный: чародеи, менестрели, контрабандисты…

Король-и-Шут открыл рот, намереваясь возразить, но первым успел Серый Кардинал:

— Неважно, как это называется! Гораздо важнее, что все мы знаем правильную дорогу. Спасибо за помощь, красавица! Так, говоришь, путь абсолютно безопасен? Бояться нам нечего?

— Ну-у-у… — Впервые за время разговора девушка смутилась. — Места у нас тихие. Но есть… один… точнее, одна…

— Говори, не томи! — потребовал Король-и-Шут. — Кто она? Оборотень? Мертвяк неупокоенный? Чудище из иного мира?

— Второе, ваше величество, — ответила девушка, тщательно подбирая слова. — Много-много лет назад жила в деревне Чистые Ключи дочь кузнеца — такая красавица, что глаз не отвести. Многие к ней сватались, но она всем отказывала, потому что не хотела идти замуж за нелюбимого. Но однажды в их деревню приехал дворянин из Города-за-Стеной. Точнее, поначалу он направлялся в какое-то другое место, но, увидев дочь кузнеца, решил задержаться в Чистых Ключах. Она полюбила чужака с первого взгляда — и поверила, что он ее тоже любит. Дальнейшая история развивалась предсказуемо и банально… — Девушка вздохнула. — Когда любимый уехал, дочь кузнеца долго ждала, веря, что он вернется. Узнав от приехавших в деревню из Города-за-Стеной торговцев, что любимый женился, она покончила с собой — бросилась в реку и утонула. Но любимый все же вернулся — через год после свадьбы, чтобы показать жене, богатой и знатной чужестранке, красивейшие места своей родной земли. Никому неизвестно, откуда он узнал о гибели дочери кузнеца и узнал ли вообще. Но в первую же ночь молодой человек зачем-то покинул постоялый двор, где поселился с женой, и отправился на берег реки. Утром пастух нашел труп. Выглядел он так, будто погиб от удара копытом в лицо. Но след копыта оказался слишком большим — у обычных лошадей такого не бывает…

— И что же сказали люди? — спросил Король-и-Шут на удивление серьезно.

— Они сказали, что молодого человека убила Ночная Кобыла. Она издавна живет в наших краях. Когда-то она была обычной девушкой, и ее тоже предал любимый. Та девушка тоже предпочла смерть бесчестью, но не умерла совсем, а сменила облик. С тех пор она странствует по миру. Помогает влюбленным и наказывает тех, кто предает свою любовь…

— Спасибо за рассказ, красавица! — Эти слова Король-и-Шут и Серый Кардинал произнесли хором. Потом переглянулись, но улыбнуться не осмелились и снова посмотрели на девушку. — Мы поняли! Учтем! Спасибо за все! Нам пора!

— Прощайте, ваше величество и ваше преосвященство! — Девушка снова склонилась в глубоком реверансе. — Счастливого пути вам! Будьте всегда вместе! Крыло к крылу… А мне тоже пора: скоро рассвет, а в Городе-за-Стеной меня уже ждут…

Не оборачиваясь, она быстро зашагала к городу.

Двое парней проводили контрабандистку очень странными взглядами, а когда она скрылась из виду, долго молчали.

— Да-а-а… — наконец протянул Серый Кардинал. — Повезло нам сегодня! И от мертвяка живыми ушли, и с Ночной Кобылой душевно пообщались. Это не ночь, а праздник какой-то!

— Да, повезло, — очень серьезно сказал Король-и-Шут. — А ведь по виду и не скажешь…

— У каждого из нас есть как минимум два обличья, — так же серьезно ответил Серый Кардинал.

Король-и-Шут кивнул, а потом сказал с горечью:

— Эх! Такая деваха — и одна…

— Третьей она не будет, — откликнулся Серый Кардинал несколько суховато. — Ни при каком раскладе. Гарантирую.

— А жаль! — Король-и-Шут горестно вздохнул. — Интересные могли бы получиться…. э-э-э… расклады.

— Интересные — не то слово! — Серый Кардинал тоже вздохнул. — Но как минимум некоторыми из них мы не смогли бы полюбоваться: умерли бы раньше. Так что пусть лучше все остается как есть.

Они надолго замолчали. Первым заговорил Король-и-Шут.

— Это все хорошо, конечно, но как мы выбираться отсюда будем? — хмуро спросил он. — Лично я не хочу жить рядом с Горами Громких Ветров. Мне ближе Упыриные. Роднее как-то, радостнее… Упыри там, конечно, мерзкие, но все же свои, не чужие…

— Понятия не имею, твое величество! — ухмыльнулся Серый Кардинал. — Ты нас сюда завел — тебе и выводить. Да и вообще, искать Путь — самое что ни на есть царское, то бишь королевское, дело. Дерзай, твое величество! А я пока отдохну. — Серый Кардинал уселся прямо посреди дороги. — Понадобится мудрый совет — спрашивай…

Король-и-Шут не стал спорить, а огляделся по сторонам. Затем ненадолго застыл неподвижно. Потом трижды крутанулся на каблуке. Постоял, подумал и сказал:

— Твое преосвященство, знаешь ли ты, где чаще всего находится выход?

— Обычно знаю. Но когда речь заходит о тебе — все правила меняются, верно?

— Не без того. Но в данном случае, — Король-и-Шут вздохнул с явной грустью, — все абсолютно предсказуемо. Выход находится там же, где и вход.

— То есть нам опять на кладбище возвращаться?! — возмутился Серый Кардинал. — Здравствуйте, пожалуйста! Что-то нас давно там не было!

— Придется, — вздохнул Король-и-Шут, но тут же просиял: — Зато мертвяки к нам больше не привяжутся! Золота у нас ведь больше нет! Я даже цепочку свою подарил!

— Если бы ты меня послушался — нам не пришлось бы отдавать золото мертвякам, — наставительно сказал Серый Кардинал.

— А если бы ты послушался меня — нам не пришлось бы отдавать мертвякам золото! — возмутился Король-и-Шут.

— Да я же… — Серый Кардинал набрал полную грудь воздуха, намереваясь горячо возразить, но вдруг осекся. — Ладно, сначала давай выбираться отсюда, а уж потом разберемся, из-за кого мы золото потеряли.

— Лады! — Король-и-Шут вздохнул с явным облегчением.

— Значит, на кладбище, говоришь? — Серый Кардинал поднялся на ноги. — Заходить, разумеется, там же, где мы и вошли?

— Ага! — Король-и-Шут ухмыльнулся. — Рубишь фишку!

— Ну так пошли! Чего стоишь?

— Тебя поджидаю!

— Это я тебя поджидаю…

Они быстро зашагали к тому месту, где в кованой ограде кладбища виднелась прореха.

— Единственное утешение, — чуть запыхавшись, проговорил Серый Кардинал, — ограду мы уже выломали. Меньше сил придется потратить.

— Это точно! — ухмыльнулся Король-и-Шут. — И нет никаких сомнений, где именно нужно заходить…

Через несколько минут они вошли на кладбище. Почти сразу же оттуда послышались дикие вопли, но вскоре все стихло.

Дорога, ведущая из Чудесной Долины в Город-за-Стеной, вновь стала тихой и пустынной — в точности такой, как была до того момента, как здесь появились путники.