Actions

Work Header

Богоборец

Chapter Text

Он был из тех, что били сами, да еще и заранее, страшась получить удар. Страх закрадывался в душу, облеплял её мерзко своими длинными гадкими щупальцами, словно осьминог древний камень среди подводных песков, гнал кровь, приливал со страшным звоном к голове и заставлял бить первым, оберегая от ран. Тех самых, которых так жаждут герои; за которыми нередко следует медленная, мучительная смерть.

Или не медленная, но все такая же мучительная. Мучительная фактом собственной безысходности.

Как не старался забить это в себе, как не прятался в пещерах от дурного, дикого внешнего мира — от себя скрыться не удастся. Каким бы трусом умом он себя не считал, тело требовало воли, раздолья. Размаха.

Приём этот, хоть и простой с виду, стал почти что визитной карточкой. Неосознанно, конечно, но именно с него всегда все начиналось: все попытки сопротивляться звериной, хищной натуре рушились, стоило только услышать хруст раздавленного, рассыпающегося на обагренные кровью осколки запястья, почувствовать теплое и вязкое на крепких пальцах.

Такой ход ломал не только тело, но и дух, заставлял колени даже у самых прославленных головорезов подгибаться, а их самих — кривиться, визжать по-свинячьи, биться в конвульсиях, теряя достоинство, если оно у них и было. Кисти после захвата проще было сразу рубить, вычищая рану от костной пыли — срастаться там было нечему.