Actions

Work Header

По следам гренадера Баранова: разжалованные Черниговского полка

Chapter Text

Пожалуй, именно фильм «Союз Спасения» обеспечил восстанию Черниговского полка если не точно такую же известность, как событиям 14 декабря, то вполне сравнимую с ней. Теперь любой его зритель – категория довольно массовая – рассуждая о неких декабристах, будет по меньшей мере в курсе, что это не только те, которые в Петербурге на площади… но еще и те, которые где-то южнее, в поле с полком. И если мы обратимся к этому сюжету в фильме (в том виде, как он известен нам сейчас!), то увидим, что собственно в Черниговском полку сюжет ведут три героя. Два из них – лица вполне исторические и в полку по чинам – старшие, два подполковника, Гебель и Муравьев-Апостол, один из которых полком командует… а другой командует потом, в ходе восстания, недолго, но выразительно.

И лицо третье, по отношению к истории – вымышленное и собирательное: гренадер Баранов, то есть рядовой гренадерской роты, разжалованный восемь лет назад из майорского чина. На его долю в сюжете выпадает достаточно ярких эпизодов, чтобы запомниться зрителю не только внушительной фигурой. И не только своей любовью выпить и преданностью Сергею Муравьеву (далее в статье Муравьев-Апостол будет довольно часто именоваться именно так; прежде всего – для краткости, но заметим, что его так и называли чаще всего товарищи: двойные фамилии тогда обычно сокращали до какой-то одной части, например Бобрищев-Пушкин - Пушкин, а Бестужев-Рюмин – Бестужев, а кроме того, родился Сергей Иванович именно Муравьевым, приставку к фамилии, удачно позволяющую отличать их от бесконечного множества других Муравьевых, его отец добыл уже позже). То и другое могли испытывать по идее многие солдаты полка, но с таким размахом – видимо, только Баранов. Сначала его нетрезвые речи наводят полкового командира на мысли о тайном обществе. Потом, уже в ходе восстания его спор на фоне горящего шинка все с тем же Муравьевым идет, можно сказать, о целях и задачах восстания, а если вспомнить эпизод трейлера, то спор мог, видимо, и вовсе перерасти в дуэль (а отдельные просочившиеся материалы из не вошедшего в фильм намекают и на более активную роль его и в действиях полка, и в противостоянии с Муравьевым)... И наконец, именно он в этой версии истории отправляет полк в атаку, переступив пресловутую черту, за которой – война.

О том, что данный конкретный Баранов – персонаж вымышленный, тоже сказано со времени выхода фильма не раз. Как и о том, что некие реальные прототипы у него были, а точнее – в полку в самом деле служили разжалованные офицеры, в числе более одного, и их истории были связаны с восстанием. Давайте же посмотрим, что это за офицеры, что за истории, и за что, кстати говоря, они лишились офицерского чина (именно этого о Баранове мы не узнаем совершенно), шанс вернуть который может представить и восстание? А также – какие иные причины могли сподвигнуть их действовать… да и бездействовать тоже.

Потому что – заметим прежде всего – разжалованные офицеры были действительно заметным явлением в жизни полка, на момент восстания мы знаем по крайней мере о шестерых таких, и еще об одном, более раннего времени. Причем нет никаких признаков того, что Черниговский пехотный полк как-то выделялся в этом плане из окрестных полков, по крайней мере – из полков Первой армии (рядом с ней, тоже на Юге, была расположена и Вторая, но во всех историях о тайном обществе, связанных с ней, нет ни слова о разжалованных; разжалования несомненно случались и там, но возможно, в силу различия в стиле командования – не так массово). То есть, выходит, это была если не обыденная, то вполне привычная часть армейской жизни. Попробуем же вглядеться в конкретные лица.