Actions

Work Header

Чай с молоком и Кофе

Work Text:

Юнги не знал, чего ожидать на следующее утро после того, как он без предупреждения заявился в квартиру к младшему брату. Но он точно не ожидал, войдя на кухню, увидеть Пак Чимина - омегу, который делит квартиру с Чонгуком, стоящего на кухне в огромном, самом пушистом свитере, который он когда-либо видел, спадающем вниз ровно настолько, чтобы прикрывать его ягодицы и показывать лишь намек на хлопковые боксеры, выглядывающие из-под края. Если бы Юнги прямо сейчас поискал значение слова «мягкий», то он уверен, что Чимин был бы прямо там, указанный, как идеальный пример.

Заметив Юнги, младший взглянул на него широко раскрытыми глазами, над которыми находились его светлые мягкие волосы. Его щёчки казались пухлее, чем обычно, как будто он спал лицом в подушку, и затем на них появился здоровый розоватый румянец. Его нижняя губа была зажата между зубами, когда он развернулся, но как только он с удивлением приоткрыл свой рот, она выскользнула оттуда, потемневшая, полная и блестящая от слюны.

Юнги не мог гордиться тем, что он почувствовал движение в своих штанах. Честно говоря, это был не первый раз, когда он чувствовал такое к соседу своего брата.

- Чимин-а, - поприветствовал он, проходя по комнате и останавливаясь рядом с ним, чтобы взять кружку со второй полки. Чимин спрятал свои ладони в рукавах и втянул плечи, робко смотря на него.

- Юнги-хён, - он практически прошептал. Чимин не сдвинулся со своего места, а только переместил одну босую ногу к другой, касаясь ей своими пальчиками. Юнги заметил, что его ноги были очень гладкими. Они тоже выглядели мягкими.

Он несколько моментов размышлял, нужно ли говорить что-нибудь, потому что молчание младшего было таким странным - Юнги привык к Чимину, смеющемуся и кричащему на них во время их ссор с Чонгуком из-за ерунды - и он немного заволновался.

- Ты в порядке? - он протянул руку к своей голове и пригладил несколько торчащих отдельно волос. Чимин покраснел ещё сильнее и кивнул головой, а на его губах появилась маленькая улыбка.

- Я... Я в порядке, - пробормотал он все ещё тихим голосом. - Я, просто, сегодня я, эм, - его глаза метнулись к Юнги и обратно. - Хочется обниматься. Сегодня. Я не знаю.

Юнги вытащил стеклянную банку с молотыми кофейными зернами и положил немного в кофеварку. Он налил воду и затем поставил туда свою кружку, после чего повернулся к Чимину.

- Тебе хочется обниматься?

Чимин кивнул головой.

- Это поэтому ты сегодня особенно милый и пушистый? - Юнги не хотел, чтобы его голос получился таким дразнящим, но иногда у него просто не получается контролировать тон его голоса альфы, и обычно это случается в самое неподходящее время.

Чимин пискнул и сжался ещё больше, если это вообще было возможно. Он стал пахнуть немного расстроено, но Юнги предположил, что это его смущение.

- Прости, - скривился Юнги, - Я не хотел... А что ты здесь делал перед тем, как я зашёл?

- Я собирался, эм, сделать чай с молоком, - сказал он.

Юнги взглянул на чайник с горячей водой, который уже мигал, и из которого был едва слышен звук пузырей.

- Ты просто собирался стоять тут и ждать, пока он закипятится? - он поднял брови.

- Ну, нет, но, - Чимин попытался объясниться, но у него не получилось. Он чуть-чуть пододвинулся к Юнги. - Прошлой ночью ты спал здесь, хён?

- Ох. Да, я спал тут, прости, - Юнги допоздна был в своей студии, и его глаза слипались так сильно, что он решил переночевать у Чонгука, чья квартира было гораздо ближе, чем его, находящаяся на другом конце города. - Я плохо пахну? - спросил он, внезапно чувствуя себя неловко из-за того, что мылся он последний раз вчера утром, потом работал целый день, а вечером просто завалился на диван своего брата.

Чимин наклонился немного ближе и действительно вдохнул воздух возле центра его груди, прямо там, где его рубашка была расстёгнута на две пуговицы. Он мог поклясться, что услышал мурлыканье.

- Нет, хён, ты пахнешь хорошо, - Чимин улыбнулся ему, и на его щеках появился милый румянец. - Т-ты пахнешь очень хорошо.

Юнги заметил, как после этого Чимин сжал свои бёдра, и его разум немедленно начал думать в неправильном направлении. Он повернулся к кофеварке, которая к закипанию была не ближе, чем горячая вода Чимина. Однако к этому моменту из чайничка уже начал идти пар, поэтому Юнги потянулся к полке и достал оттуда любимую кружку Чимина, а также мерный стакан.

- Ты говорил, что хотел молока? - спросил он. Когда Чимин кивнул, он подошёл к холодильнику и достал оттуда пакет молока, после чего налил где-то треть в мерный стакан, ставя его рядом с кружкой. - С каким вкусом ты будешь?

Чимин выпустил мягкий, потрясённый звук, и Юнги повернулся к нему.

- Ты заботишься обо мне, хён?

- Конечно, Чимини, а чего ещё ты ожидал?

- Хён? - Чимин дышал немного странно, и, казалось, собирался заплакать, но Юнги не чувствовал никаких плохих запахов. - Можно я… можно я помечу тебя своим запахом?

Рука Юнги, держащая коробку с чайными пакетиками, замерла. Чимин ёрзал.

- Хорошо, - согласился он, но так как Чимин не сдвинулся с места, он сам сделал шаг навстречу и потянул омегу на себя. Он пах сладко и свежо, как после ванны, с пьянящим оттенком ещё какого-то запаха, что наполняло Юнги чувством спокойствия и удовлетворения. Он почувствовал, как Чимин делает глубокий, немного дрожащий вдох, а затем легкое прикосновение пальцев, оттягивающих ворот его рубашки.

Чимин крепко прижался к Юнги, положив одну руку на его спину, а вторую – на обнаженную кожу над рубашкой, и затем на его ароматической железе появились тёплые, влажные губы. Непроизвольно хватка рук Юнги затвердела, и Чимин издал маленький звук удивления. Юнги не ожидал губ: метки запахом между друзьями обычно происходили просто железой к железе, лишь платоническое вдыхание запаха. Видимо, Чимин тоже осознал это, потому что немного отодвинулся, встал на носочки и стал тереться своей шеей и подбородком, а затем просто носом и щекой об Юнги.

Колеблясь, Юнги опустил собственное лицо к шее Чимина, и аромат омеги сразу заполнил его ноздри и легкие.

Чимин рвано вздохнул и, как только Юнги стал распространять свой аромат, зарыл себя невозможно близко в его шею.

Через несколько секунд они осознали, что кипит вода, но вместо того, чтобы оторваться друг от друга, Юнги просто выпрямился и потянул Чимина за собой, подходя к ближе к столу. Чимин достал чайный пакетик простого черного чая и Юнги почти полностью наполнил его стакан горячей водой, после чего поставил мерный стакан с молоком в микроволновку.

Он был знаком с Чимином уже достаточно, чтобы знать, как он любит его чай с молоком.

Пока кофе Юнги ещё варился, они просто стояли вместе и вдыхали приятный аромат; щека Чимина покоилась на плече Юнги.

- Хён, - пробормотал он. Юнги гладил рукой Чимина, начиная с верхушки его головы и ведя рукой по направлению к затылку, достигая его свитера и возвращая руку назад, а затем пропуская её сквозь его мягкие волосы. Он чувствовал, как Чимин немного дрожал и начинал еле слышно мурлыкать.

Юнги никогда ещё в своей жизни не было так комфортно.

Микроволновка пикнула, и они двинулись к ней как один, доставая оттуда ещё дымящуюся кружку и ставя её рядом с заваривающимся чаем. После этого подала звук кофеварка. Юнги вытащил свою чашку и глубоко вдохнул ее запах, удовлетворяясь. Он взял ложку из ящика со столовыми приборами и добавил в кофе немного золотого липкого мёда, после чего зачерпнул ещё ложку и добавил её в чай Чимина, доставая оттуда чайный пакетик и бросая его в раковину, чтобы разобраться с ним позже. Пока Чимин тёрся об него, продолжая вдыхать запах у его воротника, он налил теплое молоко в чай с мёдом и немного помешал его, а потом облизнул ложку и наконец-то размешал свой собственный напиток.

Краем уха он услышал звук движения где-то в другом месте в квартире: захлопнулась дверь и послышались шаги в другой комнате.

- Держи, Чимини, - прошептал он, почему-то чувствуя, что он не должен повышать свой голос.

Чимин оторвал свою руку от рубашки Юнги и немного потряс запястьем, чтобы поднять повыше рукав и освободить прятавшуюся под ним ладонь и пальцы.

- Осторожно, немного горячий, - предупредил его Юнги, когда Чимин крепко взял кружку в свои руки. Он наблюдал, как омега поднял ее к своим губам и сделал пробный глоток. Юнги улыбнулся тому, как щеки Чимина порозовели и округлились, когда он радостно улыбнулся.

- Идеально, хён, - он ещё раз потерся своей щекой о плечо альфы и оперся на него, делая ещё один глоток. Теперь и Юнги попробовал свой кофе, удовлетворенно гудя.

К ним приблизился звук одежды и топот босых ног, а затем тяжелый, раздраженный вздох.

- Я должен был догадаться, - выдохнул Чонгук, и Юнги совсем немного шевельнулся, чтобы взглянуть на своего младшего, но более высокого брата.

Он почувствовал, как Чимин вжался в него сильнее, выпуская более заметный урчащий звук.

- Вы тут помечаете друг друга или что? Вся кухня вами провоняла, - он помахал перед собой рукой, будто отгоняя дым.

- Чимин-а попросил меня, - объяснил Юнги.

Чонгук кивнул. Затем он подошел к холодильнику, открыл его и достал апельсиновый сок. Он открутил крышку и стал пить прямо из коробки. Юнги сморщил в отвращении нос, но Чимин даже не отреагировал на это, чередуя тихие глотки своего чая с нюханьем Юнги.

- Он делает так иногда. Не думай, что ты особенный, - усмехнулся Чонгук, и Юнги почувствовал себя уже готовым к битве. Его маленький брат был хорош в том, чтобы задевать его за то, на что он ответит. Но прежде чем смог это сделать, Чимин издал неприятный хнычущий звук.

- Замолчи, Гук-а, - простонал он, поставил свой чай на стол и намеренно крепко обнял двумя руками Юнги за шею, тянясь к нему вверх и опять вжимаясь своим лицом точно в ароматическую железу Юнги. Юнги поднял брови и отставил свою собственную кружку, теперь понимая намёк. Он зарылся лицом в волосы Чимина и обернул руку вокруг его талии, колеблясь всего пару секунд перед тем, как скользнуть под его свитер и обнаружить, что у омеги под свитером не было рубашки.

- Не надо делать детей в моей кухне, хён, - усмехнулся Чонгук, ставя апельсиновый сок обратно в холодильник и беря из тарелки с фруктами, стоящей на столе, банан. Он смотрел на пару с легким интересом, и его фраза явно была шутливой, сказанная не всерьез.

- Ох, отстань от нас, - Юнги прервался, когда почувствовал губы Чимина возле своего уха и понял, что он хотел что-то сказать. – Гм?

- Хён, - Чимин выдохнул в его ухо, посылая мурашки по его спине, - ты поцелуешь меня?

- Прямо здесь, Чимини? – ответил удивленно Юнги. – При Чонгукки?

- Что я сказал по поводу детей?

- Исчезни, - беззлобно огрызнулся Юнги. Он немного отстранился от Чимина, смотря в его почти ангельское лицо. Он не имел понятия, как тот смог провернуть это. – Я поцелую Чимина, прямо сейчас, поэтому, наверное, ты захочешь отвернуться.

Чонгук издал рвотные звуки и выкинул кожуру от банана в мусорное ведро.

- Ухожу я, ухожу. Если вы оставите на кухне беспорядок, я навсегда выгоню вас из квартиры.

Через несколько секунд на кухне стало тихо, а в другой комнате включился телевизор.

Чимин медленно моргнул, смотря на него.

- Ты поцелуешь меня?

Юнги улыбнулся ему.

- Да.

Он взял Чимина за подбородок и совсем немного приподнял его голову, притягивая ближе, пока их не стало разделять лишь дыхание. Когда их губы наконец-то встретились, это ощущалось гораздо мягче, чем он ожидал. Губы Чимина прижались к его собственным, мягкие и податливые. Юнги прижался к ним сильнее, немного посасывая и ощущая вкус молочного чая.

Он почувствовал, как Чимина достиг пальцами обеих сторон его лица и взял Юнги за подбородок своими маленькими ручками.

Они, не двигаясь, просто стояли босые на кухне.

Когда Юнги изменил угол поцелуя и нежно облизнул губы Чимина, омега внезапно остановился, прежде чем выдохнуть и немного приоткрыть свой рот, позволяя языку Юнги скользнуть внутрь, встречая его своим уже готовым. После этого Чимин открыл свой рот намного шире и дал альфе полностью попробовать себя. Юнги всё ещё двигался медленно и осторожно, желая наслаждаться их вкусами и прикосновениями языков друг к другу как можно дольше.

Юнги не знал, сколько прошло времени, прежде чем голос его брата опять появился на кухне.

- Чёрт возьми, вы… вы, наверное, шутите надо мной.

Они неохотно оторвались друг от друга с влажным и мягким звуком, и Юнги почти наклонился обратно для ещё одного поцелуя, когда увидел, что лицо Чимина практически светилось. У него были широко раскрыты его потемневшие глаза, а его губы распухли и блестели от слюны.

- Чонгукки, - заговорил Чимин немного дрожащим голосом, - можно мне… твоего брата? Я не думаю, что хочу кого-то другого.

Чонгук прочистил горло. Юнги не отводил глаз от чиминового лица, и Чимин делал то же самое.

- Эм, конечно. Идите… куда-нибудь, - неловко ответил бета. – Думаю, я должен был предвидеть это раньше. Боже.

Чимин улыбнулся и опять наклонился близко к шее Юнги.

- Пометь меня по-настоящему в этот раз, хён, - прошептал он и ахнул, когда Юнги прижал свой рот к его ароматической железе и начал облизывать её и посасывать, стараясь удерживать подальше все неоправданные мелькающие картинки омеги, издающего похожие звуки в совсем другой ситуации.

- Вы можете, типа… уйти в комнату Чимина? Пожалуйста? – внезапно сказал Чонгук и закрыл дверь комнаты с немного большей силой, чем требовалось.

Юнги укусил Чимина в шею – вонзил туда самые кончики своих клыков – и затем отстранился. У омеги были очень расширены зрачки.

Юнги взял обе кружки со стола и последовал за Чимином в его спальню, не упуская из внимания то, как омега закрыл за ними дверь на замок. Поставив обе кружки на прикроватную тумбочку, Юнги сел на кровать и стал смотреть на Чимина, ползающего по кровати и поправляющего разбросанные подушки и толстые одеяла. Неожиданно его беспорядочная и опухшая внешность ранее стала ещё понятнее для Юнги, и он почувствовал прилив нежности.

- Садись сюда, хён, - пробормотал Чимин всё ещё низким голосом.

Юнги сделал так, как велено, и подвинулся на кровати, кладя руку Чимину на талию и перемещая его к себе на колени. Чимин беззаботно рассмеялся и устроился на его коленях удобнее, кладя свои ноги по обе стороны от бёдер Юнги.

- Ты знаешь, как хорошо ты всегда пахнешь, Юнги-хён? – спросил Чимин между маленькими поцелуями. – Я думаю, Чонгук уже устал от того, что я постоянно говорю об этом.

- Ты говоришь с Гуком обо мне? – Юнги отстранился, смотря на омегу с любопытством и оставляя свои руки блуждать по бёдрам Чимина. Они были гладкие и мягкие, как он и представлял. У него было желание попробовать их на вкус, но это могло подождать.

Чимин кивнул и зарылся лицом в его шею, немного прикусывая его ароматическую железу и вытягивая из альфы низкий стон.

- Я спрашивал, используешь ли ты усилители запаха или просто всегда так чудесно пахнешь. Но он всегда только раздражается из-за меня. Говорит, мне надо проверить свой нос, - он надул губы и укусил Юнги в шею, посылая маленькие волны удовольствия по его венам.

- Твой нос в идеальном состоянии, - возразил Юнги, отстраняясь от Чимина, чтобы провести пальцем по переносице его милого носа, по его кончику, а затем быстро оставить поцелуй на губах. Чимин немедленно улыбнулся и пошевелился на его коленях.

Они продолжали целоваться и нежно трогать друг друга ещё некоторое время, позже лежа на спине и по очереди забираясь друг на друга, чтобы найти более приятный угол. Прошло ещё какое-то время, прежде чем Юнги почувствовал, что аромат Чимина усилился, а его пах стал теплее, чем раньше.

Он отстранился, чтобы глотнуть воздуха.

- Чимин-а, - прошептал он. – Мы должны остановиться, если ты не хочешь пока заходить дальше этого.

Для пар не было чем-то необычным сразу после начала отношений становиться интимно близкими друг к другу. Это было заложено в них природой, и большинство людей не видели смысла в том, чтобы оттягивать момент того, чего жаждало их тело. Однако Юнги хотел быть уверенным.

Чимин тяжело дышал на него, уже странно сочетая в своем виде распутство и невинность.

- Я хочу, - всё, что он ответил.

Юнги перевернул их так, что Чимин теперь лежал на спине, а подушки и одеяла образовывали что-то наподобие гнезда вокруг него, и затем начал снимать с себя одежду. После того, как на нем не ничего не осталось, он протянул руки под чиминов свитер и стянул его боксеры вниз, сразу чувствуя яркий запах смазки. Он был идеален: как будто весь аромат Чимина собрался в одной концентрированной форме.

Он бросил боксеры на пол к своей одежде и наклонился к Чимину.

- Ты хочешь оставить свой свитер?

Чимин покраснел и застенчиво поднес руки к лицу.

- А можно?

- Конечно, - Юнги нежно поцеловал его. – Это очень мило.

Они продолжали просто целоваться и тереться друг о друга, пока Юнги не вспомнил:

- У тебя есть презервативы, Чимин?

Омега надул губы:

- Зачем они мне? – когда Юнги вздохнул и выпрямился, он надулся еще сильнее. – Они нам нужны?

- Да, - усмехнулся Юнги, слегка сжимая его бок. – Ты слышал его – никаких детей. Я не думаю, что ты пока готов к ребенку, Чимини.

Омега покачал головой:

- Может, у Гуки есть?

Юнги сморщился. Он не хотел просить у своего младшего брата что-то такое, однако если они правда собирались ответственно заниматься сексом, у него не было выбора. Он вздохнул и свесил ноги с кровати, поднимая свои штаны с пола и натягивая их обратно на себя.

- Чонгук, – он громко позвал его через закрытую дверь минутой позже, резко стуча в нее. – Открывай.

Дверь открылась, и, кажется, Чонгук немедленно пожалел об этом.

- Ты сейчас серьезно? – спросил он, удивляясь полураздетому Юнги и, наверное, явному запаху Чимина на нем.

- Презервативы, Гук. Есть?

- Ох. Я…

- Я не буду просить дважды. Ты либо даешь мне один сейчас, либо можешь идти в аптеку снизу и купить коробку у милой бабушки, работающей там - и какой из этих вариантов, по-твоему, будет более смущающим?

- Господи, я ненавижу альф, - стал ворчать Чонгук, подходя к своему столу, доставая оттуда коробку и бросая её ему. – Будешь мне должен, хён, - сказал он, когда Юнги захлопнул дверь перед его носом и немедленно вернулся в комнату Чимина, опять закрывая за собой дверь.

Чимин всё ещё лежал на кровати, но его колени были заброшены вверх, а свитер был присобран на животе, в то время как его пальцы медленно входили и выходили из него. Запах был ошеломляющим, и рот Юнги наполнился слюной.

- Чимини, малыш, - улыбнулся он, опять сбрасывая свои штаны и забираясь к нему на кровать. – Не мог дождаться меня?

С открытым ртом Чимин вздохнул и продолжал смотреть на него.

- Х-хён, я… я так сильно хочу тебя.

- А я-то думал, что ты был невинным, - усмехнулся Юнги, наклоняясь, чтобы поцеловать его приоткрытый рот, а затем ароматическую железу, облизывая там всё, что можно.

- Ты сделаешь меня своим? – выстонал Чимин, продолжая доставлять себе удовольствие. Его дыхание стало быстрым и дрожащим, и Юнги видел, как он выделял предэякулят.

Юнги потянулся и вытащил руку Чимина, растопыривая его пальцы и осматривая полупрозрачную смазку, покрывающую их. Он взял все пальцы себе в рот и стал сосать и облизывать их. Смазка омеги была даже вкуснее, чем он предполагал.

- Хён, - простонал Чимин.

- Не волнуйся, Чимини, - успокоил его Юнги. Он быстро разорвал упаковку презерватива и натянул латекс на свой член, после чего взял Чимина за бёдра и пристроил его к себе. И затем, одним плавным движением, он полностью вошел в него с влажным звуком. Чимин коротко сморщился и выпустил напуганный вздох.

Юнги вздохнул, чувствуя себя полностью заключенным в тепло Чимина.

- В тебе так хорошо, - пробормотал он, потянув омегу выше, чтобы вылизать его рот, пока они просто оставались прижатыми друг к другу. Он опустил руку и проскользнул ей под чиминов свитер, гладя его гладкий живот, грудь и вырисовывая круги возле его твердых сосков. Он сознательно делал всё медленно, несмотря на то, что дыхание Чимина опять ускорялось и то, как он стал сжиматься вокруг него и задерживать дыхание при касаниях.

Благодаря всем многим битвам щекоткой между его братом и омегой Юнги знал, что Чимин был чувствителен к касаниям, но это было даже лучше.

Внезапно альфа почти полностью вышел из него, а потом толкнулся обратно. Чимин высоко и громко простонал ему в рот.

Он сделал так ещё раз.

После этого он почти не думал, а лишь следовал своим инстинктам, говорящим ему извлекать из омеги лучшие звуки, заставлять его извиваться и задыхаться под ним. Они продолжали целоваться и прикасаться друг к другу, пока Юнги неспешно двигал своими бёдрами в сторону младшего, в один момент протягивая руку к текущему члену омеги и обхватывая его. Благодаря предэякуляту, который он производил, скольжение было лёгким, и в тишине комнаты все производимые ими влажные звуки звучали очень приятно.

В конце концов, Юнги начал набирать скорость своих толчков, и они оба стали задыхаться друг от друга, чувствуя приближение оргазма.

Юнги кончил первым, сразу заполняя презерватив, и затем его узел начал расти. Чимин дёрнулся и крепко обхватил его своими бёдрами, начиная двигаться беспорядочно, в то время как Юнги тёрся об него. Его стоны стали высокими и потрясенными, как будто он задыхался, и после этого он внезапно кончил, покрывая белыми струями свой живот и руку Юнги. Альфа продолжал толкаться в него во время его оргазма, и ему нравилось грязное и липкое ощущение спермы между своими пальцами.

Позже его узел перестал расти, его давление перестало приносить боль, и Юнги последние несколько раз инстинктивно толкнулся в Чимина, погружаясь так глубоко, как мог. У Чимина были закрыты глаза и открыт рот, когда он закинул голову назад и несколько раз высоко простонал.

- Хён, - воскликнул он, задыхаясь и хныкая через нос, когда Юнги снова соединил их рты.

После того, как узел Юнги стал смягчаться, он вынул его, выбросил грязный презерватив и натянул на себя новый, желая вернуться обратно в омегу. Его узел сжался, проходя через колечко мышц Чимина, потёрся о его внутренние стенки, и потом просто вышел опять. Юнги продолжил медленно и приятно толкаться в него, наслаждаясь вздохами и стонами, которые издавал Чимин каждый раз, когда узел растягивал его вход.

Без предупреждения Чимин сильно сжался вокруг него и достиг пика во второй раз. Юнги взялся за его свитер и стянул его через голову омеги, оставляя на кровати. Затем он вышел из него и выбросил презерватив, водя руками по дрожащему телу Чимина.

- Тебе хорошо, Чимини? – прошептал он и в ответ получил рваный кивок. Юнги опустил взгляд к ногам омеги. Он был розовым и очень мокрым от смеси смазки и спермы. Альфа наклонился вниз и коснулся ртом самого края его раскрытого и трепещущего входа, заставляя омегу вздрогнуть в его хватке.

- Просто очищу тебя, малыш, - успокоил он его.

Юнги вылизал всю грязь с кожи Чимина и размял руками его бёдра и живот, пока проходился по его телу. Он улыбнулся дёрнувшемуся члену омеги, осматривая бусинки белого, выскальзывающие из головки. Он обхватил её своими губами и сильно засосал, после чего Чимин захлебнулся в стонах и немедленно схватился за волосы Юнги. Но тот не задержался там надолго, зная, насколько чувствительным был сейчас омега. Вместо этого он двинулся к его животу, убирая оттуда последние капли липкой спермы.

Как только он закончил, он подобрался ближе к Чимину и поцеловал его.

- Хён, - заметил Чимин с грустно надутыми губами, в один момент смотря вниз между ними, - почему ты до сих пор твёрдый? Меня недостаточно?

Юнги только тихо засмеялся и потёрся об его шею.

- Нет, - ответил он, - тебя слишком много. Я становлюсь таким от всего, что ты делаешь. Я мог бы, мог бы отдавать тебе это часами, но сейчас я этого делать не буду: ты уже кончил слишком много, малыш.

Чимин поднял на него этот свой раздражающий и обманчиво застенчивый взгляд.

- Могу я… Можно я отсосу тебе? Ты мог бы… мне в рот?

Сама мысль об этом заставила кровь Юнги опять забурлить. Картинки полных, широко раскрытых губ Чимина, обхватывающих его член; его член глубоко в глотке омеги, звуки, которые он, наверное, издавал бы. А также мысль о его сперме, исчезающей в глотке омеги – всё это настолько возбудило Юнги, что прежде, чем он успел подумать об этом, он забрался выше на кровати и прижал свой разбухший член к чиминовым губам.

К его удивлению, Чимин мягко отодвинул его.

- Не так, хён, - он потряс головой. – Ляг.

Они перевернулись так, что Юнги лежал спиной на кровати, а Чимин опустился ниже по его телу, пока не стал нависать над твердым членом альфы. Он аккуратно прижал свои губы к самому кончику, как будто в поцелуе.

И затем опустился на него, пока тот не достиг задней стенки его горла.

- Блять, - простонал Юнги, сжимая в кулаках простыни, чтобы случайно не потянуть за волосы омеги.

Он почувствовал, как Чимин сделал глотательное движение вокруг него, вертя языком, а затем начал двигать головой вниз и вверх. Юнги старался быть тихим, чтобы наслаждаться звуками, издаваемыми Чимином. Но потом этих чувств стало слишком много, и дыхание Юнги стало громким в его собственных ушах. Когда Чимин заскулил вокруг него и начал гладить его яйца, альфа больше не мог сдерживаться.

- Чимини- Я- ахблять-

Чимин тесно сделал глоток вокруг него и собрал каждую каплю, которая пролилась мимо его губ.

В конце концов, Юнги перестал кончать и почувствовал растущую чувствительность, потому отстранился от омеги. Чимин выпрямился и сел, положив руки между своих бёдер. Он выглядел прекраснее, чем когда-либо, что Юнги и сказал ему, после улыбаясь тому, как Чимин покраснел и опустил голову вниз, как будто это не он высосал только что жизнь из члена Юнги.

- Иди сюда, - прошептал Юнги, и Чимин немедленно подобрался обратно и прижался к нему.

- Ты был потрясающим, ты знаешь это? – он пропустил свои пальцы сквозь волосы Чимина, расправляя некоторые запутанные места, появившиеся из-за их действий. Чимин тёрся об его ароматическую железу, облизывая её и неосознанно играясь с соском Юнги, пока альфа не поймал его пальцы и не переплел их вместе со своими, оставляя их лежать на его груди, там, где его сердце наконец начинало успокаиваться.

Чимин сделал очень глубокий вдох и замер рядом с ним. Внезапно он легко рассмеялся.

- Что? – Юнги продолжал гладить его по голове.

- Я не выпил свой чай, - он поднял их сплетённые руки и указал на тумбочку, где остались их заброшенные кружки.

- Кажется, я сделал один глоток моего кофе, - признал Юнги. – Мы можем просто опять подогреть их.

- Бедный Чонгукки, - затем добавил Чимин. Юнги не мог не фыркнуть. – Я не думаю, что он захочет смотреть на меня какое-то время.

- Ничего страшного, - пожал плечами Югнги. - Я буду смотреть на тебя столько, сколько ты захочешь, чтобы загладить свою вину, - Чимин сморщил свой нос, но не смог сдержать улыбки.

- Это так не работает, хён.

- Ну, в следующий раз я скажу ему, что мы сделаем это у меня, - предложил Юнги. – Моя кровать большая и мягкая… или, если хочешь, я мог бы вылизать тебя на диване-

- Думаю, я мог бы… начать принимать противозачаточные, - затем тихо сказал Чимин. – Ну, знаешь, чтобы ты мог… я хочу, чтобы ты кончил в меня.

- Ты уверен? - спросил Юнги, припоминая, как общий друг Чимина и Чонгука, Тэхён, жаловался о каких-то побочных эффектах его противозачаточных.

- М-м-м, ну а как еще мы можем делать это без презервативов, не рискуя? – надулся Чимин. – Я не хочу никаких детей… пока.

Юнги притянул его ближе и накрыл их одеялами, почувствовав холодный воздух вокруг них.

- Мы должны рассмотреть варианты вместе, хорошо? Я не хочу, чтобы ты всё делал сам. Ты ведь знаешь, что я хочу заботиться о тебе, правда?

- Хён, - голос Чимина был мягким.

- Ты же знаешь это?

- Да, я знаю, - ответил он, а затем поднял голову выше, чтобы соединить их губы.

Они потратили большую часть этого дня в кровати, обмениваясь поцелуями и иногда впадая в сон, пока наконец-то их животы не решили, что этого было достаточно, и отослали их в поисках еды – что закончилось тем, что они сделали свежие кружки чая с молоком и кофе.