Actions

Work Header

Вы убили меня

Work Text:

После Восстания, как узнает Уилл Грэм позже, он охотился в Мэрилэнде почти два года до того, как его поймали "Хэлприн и Вестон".

Компания быстро из английской становится международной и вот уже в Балтиморе открывается свой лечебный центр. Позже Уилл находит в этом даже некую иронию, что он снова в Балтиморе, и снова заперт в почти-тюрьме.

Ну, а сперва он возвращает с помощью нейротриптилина свою человечность, с началом регенерации клеток мозга свои воспоминания. С каждой новой неделей в центре к нему возвращается и дар эмпатии. Что в случае зомби, точнее людей с синдромом Полуживого Человека, оказывается еще большим проклятием, чем раньше.

Иногда он застревает в своих воспоминаниях об охоте. Чувствует себя снова лишенным всех чувств, кроме всепоглощающего голода. Он снова и снова рвет испуганных людей на части в попытках добраться до мозгов. И добиться того чувства насыщения и временного спокойствия, когда это получается.

Как и положено Уилл учит аффирмации. По часам со всем центром ходит на уколы нейротриптилина. И на групповую терапию, на которой почти всегда молчит. При желании Уилл сам мог бы вести эти сеансы. И вообще терапия слишком сильно напоминает о самой причине его смерти.

И все же именно мысли о собственной смерти и его дар помогают Уиллу стать одним из первых пациентов, которые выходят из Балтиморского лечебного центра.

У Уилла не осталось живых родственников, поэтому он сильно удивлен, когда выйдя из своей комнаты, почти оранжевый из-за макияжа, видит Джека Кроуфорда и Алану Блум. Джек старается сохранить каменное лицо, но Уилл видит в отголосок надежды и радости и чувства вины. Алана же в открытую плачет.

Уилл неловко подходит к ним, держа в руках пакет с одеждой, в которой он восстал. Единственное, чего он хочет, это оказаться вне Балтимора.

***

Оставшись один дома, Уилл долго наслаждается тишиной. В центре никогда не было тихо даже ночью, хотя никто из пациентов не дышал и ни у кого не бились сердца. Он смывает крем и вынимает линзы. Ему не для кого изображать живого. Сам он уже смирился со своей внешностью. Мертвенно-бледная кожа и бесцветные глаза это правда, от которой не убежать.

Перед отъездом Джек неуклюже делает ему укол. Уилл не спрашивает про своих собак. Джек и Алана ничего про них не говорят.

***

Уиллу дают всего один день покоя. Рано утром за ним приезжает машина, чтобы отвезти в штаб-квартиру ФБР. За окнами проносится изменившийся пейзаж. Кругом граффити и постеры, восхваляющие отряды самообороны, боровшиеся с немертвыми, и политиков, продвигающих законы против них, и в противоположность им реклама освободительной армии немертвых. Все смешивается в неразборчивый поток букв и красок.

Войдя в здание Бюро, Грэм видит десятки ненавидящих взглядов, обращенных к нему. Он без макияжа. Он не пытается притворяться. Как не пытался никогда. Агент, сопровождающий его, не дает никому к нему подойти. Поднимаясь в кабинет Джека, он встречает нескольких ПЖЧ в гриме, выполняющих работу уборщиков. Среди них нет живых людей. Это унизительно.

***

В кабинете Джека вместе с ним снова оказывается Алана. Когда Уилл входит оба пытаются сохранить дружелюбное выражение лица. Грэм просто смотрит на них. Джек откашливается, отпуская агента.

- Уилл, надеюсь, ты понимаешь, что тебя выпустили под ответственность ФБР. И для всех сотрудников с синдромом ПЖЧ, существует инструкция, по которой они обязаны носить макияж и линзы.

- Теперь я собственность ФБР, Джек?

Алана, стараясь не смотреть на него, начинает объяснять, что не все так как кажется и они стараются для Уилла.

- Нам нужно оценить твое психологическое состояние и выяснить насколько скоро ты сможешь снова приступить к работе.

- Собственность с обязанностью работать на своих хозяев. Звучит очень знакомо.

Джек будто его не слышит.

- Доктор Лектер любезно вызвался произвести оценку и, как бывший врач, в дальнейшем делать тебе уколы нейротриптилина.

Ни один мускул не дергается в лице Грэма. Лицо Аланы принимает мягкое выражение, которое смешивается с виной и горечью.

- Ганнибал очень помог, когда мы… мы… хоронили тебя. К сожалению, мы так и не смогли найти того, кто убил тебя.

Тут Джек словно ястреб, нацеленный на добычу, оборачивается к Уиллу.

- Ты ведь нашел его, Уилл? Узнал кто Чизапикский Потрошитель?

Но снова ловит бесцветный взгляд в ответ. Больше Уиллу не нужно прятать свой взгляд. Теперь люди сами не хотят смотреть ему в глаза.

- Я почти ничего об этом не помню, - отвечает Уилл.

***

Будто ничего не изменилось, и не было этих двух с половиной лет, ровно в 19.30 Ганнибал открывает двери своей приемной. В дверях все так же стоит Уилл Грэм. На нем модное пальто, волосы аккуратно уложены. Лицо бледное с синими прожилками, и глаза белые на белом. Он входит в кабинет со словами «Привет, доктор Лектер» и идет к своему привычному креслу. Ганнибал расслаблено садится в свое, с интересом наблюдая. Они долго молча сидят друг напротив друга, заново привыкая.

- Вы убили меня, - произносит Уилл, приспосабливая старые правила к новой игре.

- Мне пришлось, - коротко отвечает Ганнибал.

- Видимо это был удачный год, раз вы все ещё в Балтиморе, – Ганнибал вопросительно приподнимает бровь. И Уилл уточняет. – Неужели я единственный из восставших, кто может вспомнить, как вы его убивали?

- Смерть сделала вас довольно прямолинейным и грубым, Уилл.

- Вам ли не знать, как смерть обогащает людей, - улыбается Уилл. И на этом новом лице это выглядит как улыбка хищника. Ганнибалу нравится. Это похоже на его собственную улыбку.

- Мне и вам, Уилл. Интересно слышать подобное из уст того, - Ганнибал бросает взгляд на папку, лежащую на журнальном столике, - кто два года сам пытался распробовать смерть на вкус.

Все та же комната, все та же пара – психиатр и его пациент. Все те словесные дуэли, по которым оба скучали. Даже смерть не смогла остановить эту игру. Она снова продолжается.

03.08.2014