Actions

Work Header

Beautiful. Ideal

Work Text:

Красные верёвки касались тела нежно. Вэй Ин связывал его медленно, размеренно и осторожно.

— Разведи ноги, пожалуйста, — голос его звучал тихо и серьёзно. В тот момент от привычного, постоянно шутящего и дурачившегося Вэй Ина не осталось ничего. Его место занял заботливый и осторожный Старейшина. Мастер и Господин Вэнь Нина.

— Как прикажете, — щёки Вэнь Нина покраснели, ему понадобилось несколько секунд, чтобы перебороть неловкость хоть немного.

— Пока я просто прошу, — Вэй Ин улыбнулся ему, заканчивая с предпоследним узлом на руках и легко касаясь внутренней стороны бедра, где все ещё цвели фиолетово-жёлтые следы засосов. Вэй Ину нравилось оставлять на теле юноши метки своей любви, — ты помнишь, что нужно сказать, чтобы я остановился?

— Затмение, — сразу же ответил он с улыбкой, — всё хорошо, молодой господин Вэй, я всё помню и полностью доверяю вам всего себя.

Вэнь Нин сам потянулся за лёгким поцелуем.

— Рано, мой милый, я ещё не закончил с верёвками, — он позволил себе лишь короткое касание губ к губам. Чужое тело слишком манило к себе, он не смог бы остановиться, а значит, узор на чужом теле не обрёл бы завершение, — потерпи ещё пару минут.

Вэй Ин задумался, проводя рукой по обнажённому животу, спускаясь ниже к постепенно возбуждающейся плоти. Лёгкое касание сорвало с чужих губ тихий смущённый стон, Вэнь Нин всегда был чувствительным.

— Красивый, — он вновь прикоснулся к нему. Совсем легко, чтобы лишь немного раззадорить, — мой Вэнь Нин так прекрасен.

Румянец на щеках стал заметнее, а юноша отвёл взгляд зелёных глаз.
Последний узел оказался закончен, верёвки слегка натянулись, впиваясь в нежную светлую кожу. Вэй Ин довольно улыбнулся, внимательно осматривая свою работу, и потянулся к чёрной шёлковой ленте.

— Ты мне веришь? — прошептал он жарко на ухо, связывая края ленты, лишая Вэнь Нина зрения.

— Больше, чем себе, мой господин, — голос его звучал тихо, нежно, но от чего-то так страстно, возбуждающе.

— Прекрасно, — довольно мурлыкнул он, прежде чем отстраниться, — ты помнишь правила. Ложись и не думай сводить ноги, я хочу видеть и любоваться тобой.

Это была не первая их странная игра. Вэнь Нину нравилось отдаваться и полностью отдавать контроль над ситуацией, показывая всю глубину своего доверия. Вэнь Нин боролся с комплексами. Вэнь Нину нравилось быть послушным. Только для Вэй Ина.

— Молодой господин… — позвал тихо Вэнь Нин, не ощущая касаний, лишь только взгляд. Пожирающий его обнажённое тело. Он не удержался, попытавшись свести ноги, потому что смущение взяло верх, но чужие руки остановили его.

— Что я говорил тебе? — жаркий шёпот обжёг ухо, а секундой спустя губы коснулись мочки, слегка прикусывая.

— Не сводить н-ноги, господин, — также тихо ответил он, — простите, господин, этот юноша будет послушным.

— Прекрасно, — Вэнь Нин не видел, но знал, что на чужих губах расцвела холодная улыбка.

Первое прикосновение напомнило разряд тока: холодные руки провели по груди, едва ощутимо задевая соски. От груди ниже к бёдрам, игнорируя место, где горячим комом постепенно собиралось возбуждение.

Вэй Ин любил дразнить его, и Вэнь Нин знал, что Господин не продолжит до тех пор, пока юноша сам не попросит. Они никогда не торопились, для Вэй Ина прелюдия и удовольствие партнёра не было пустым звуком. И, так или иначе, ему нравилось доводить Вэнь Нина до грани, до хриплого «пожалуйста». Ему нравилось видеть, как возлюбленный тяжело дышал, выгибался вслед его рукам.

Сверху вниз. От груди к бёдрам. Снизу вверх. От бёдер к груди. Под аккомпанемент чужого тяжёлого дыхания.

Выше к шее. Оставить несколько лёгких поцелуев и один лёгкий укус, который в ту же секунду оказался зализанным.

Коснуться губами ключиц и оставить ещё один след, который потом он долго будет прятать под ханьфу и краснеть.

Вэнь Нин кусал губы, это походило на наваждение. Каждое касание Вэй Ина пьянило, сводило с ума, выворачивало наизнанку раз за разом. За каждым касанием, за каждым поцелуем хотелось тянуться и просить ещё. И большего.

— Хочу слышать тебя, Вэнь Нин, — его рука наконец-то коснулась возбуждённого члена, — не нужно сдерживаться. Твой голос прекрасен.

— Вэй Ин… — обращение закончилось коротким стоном от того, насколько мало ему было, — мой господин…

— Да, любовь моя? — вниз к бёдрам, проводя языком и дразня, не касаясь самого важного.

— Коснитесь меня…

— Где? — осторожно подуть, вырывая хриплый вскрик.

— Там…

— Где там? — коварная улыбка и ещё немного подуть. — Скажи мне, любовь моя, я сделаю для тебя всё, лишь попроси.

Щёки ещё краснея и хриплое, тихое:

— Хочу вас… Хочу ваш рот, мой господин… Вэй Ин, пожалуйста.

Вэй Ину нравилось, когда Вэнь Нин срывался, зовя его по имени. Для него это оказалось жарче и интимнее, чем «господин». Возможно, потому что в обычной жизни, во время общения, выбить из Вэнь Нина имя, а не «молодой господин Вэй» было практически непосильной задачей.

— Всё, что моя любовь попросит, — ещё одна коварная улыбка, и его губы сомкнулись на головке, сочившейся смазкой.

Долгий стон был усладой для ушей, Вэнь Нину хотелось прикоснуться к чужим волосам, насадить глубже, но верёвки держали крепко. Оставалось только толкаться бёдрами, стараясь погрузить плоть глубже в жаркий рот, но чужие руки сжали его, не давая двинуться. Он заскулил. Вэй Ин не спешил насаживаться глубже, облизывая только головку, лишь только раз мимолётно проведя пальцами по всему стволу.

— Господин… Вэй Ин… Ах… Пожалуйста, — волосы разметались по подушке, с краешка губ сочилась слюна, — пожалуйста.
И Вэй Ин услышал его просьбу, насаживаясь практически до конца. Руки по-прежнему держали бёдра, то нежно поглаживая, то несильно надавливая. Вэй Ин мысленно отметил для себя, что потом обязательно оставит на каждом следе поцелуй.
Чужой оргазм застал его внезапно, Вэнь Нин прогнулся с громким стоном, кончая ему в рот.
— Простите, господин, — тяжело дыша, всхлипнул Вэнь Нин, — я кончил без разрешения… С вами…с тобой так хорошо, Вэй Ин.

Вэй Ин лишь слизал оставшуюся сперму и потянулся выше, к губам, чтобы поцеловать.
На столе ждала своего часа бутылочка с маслом. Всё только начиналось.

— Я могу продолжить? — разрывая поцелуй, спросил он. — Или мне развязать тебя?

— Пожалуйста, продолжай…те, — казалось, что Вэнь Нин не может покраснеть сильнее, но каждый раз он доказывал, что это не предел, — хочу больше, хочу вас, мой господин. В-внутри.

Вэй Ин вновь поцеловал его, глубже, более страстно, прежде чем встать.
Он замер на несколько секунд, любуясь телом на кровати. Разметавшиеся волосы, красное лицо и тяжёлое дыхание, следы по всему телу и призывно разведённые ноги с приподнятыми бёдрами.

«Красивый, — первое, что подумалось Вэй Ину, но вторая мысль была правильнее, — идеальный».

Он сделал шаг к кровати, чувствуя, как сам немного нервничает. Это не первый и не последний раз, но страх причинить Вэнь Нину боль, травмировать его всё равно возникал раз за разом. Его отгоняли чужие стоны и хриплое «пожалуйста», но он неизменно возвращался с каждой новой «игрой».

— Вэй Ин… Мой господин…

— Я здесь, — пальцы в приятно пахнущем масле коснулись его бёдер, — с тобой. Я здесь и дам тебе всё, что ты попросишь.

— Мой господин, поцелуйте меня, — тихо попросил он.

Вэй Ина не нужно было просить дважды.

Он готовил его медленно и тщательно. Всегда. Палец за пальцем. Параллельно целуя, поглаживая и шепча, как он прекрасен и любим.

— Я готов, — между поцелуями произнёс Вэнь Нин, — пожалуйста.

Внутри него всё равно узко и жарко, Вэй Ин не смог сдержать стона. Собственное возбуждение, до этого отходившее на второй план, напомнило о себе. Войти одним плавным движением и дать привыкнуть. Поцеловать и поправить волосы, что лезли в чужой рот, мимолётно коснуться губ и медленно выйти, чтобы сразу же медленно толкнуться обратно. Вэнь Нин, чьи действия больше практически не ограничены, двигает бёдрами, насаживаясь сильнее, и как безумный шепчет, что любит.

— Мой, — Вэй Ин зубами коснулся его шеи, прежде чем тело под ним дрогнуло во втором оргазме.

— Только ваш, мой господин.
Ему нужно немного, ещё буквально пара движений, и он излился в чужое горячее тело, тяжело дыша.

— Сейчас развяжу, — поведение Вэй Ина изменилось практически мгновенно, — дай мне одну секунду.

— Всё в порядке, молодой господин, — Вэнь Нин улыбнулся, тяжело дыша.

— Вэй Ин, — снимая повязку и смотря глаза в глаза произнёс он, — неужели ты можешь называть меня по имени только охваченный страстью?

Вэнь Нин покраснел.

— Я не должен был называть по имени и тогда.

— Ты мой возлюбленный, ты мой партнёр, — Вэй Ин помог ему подняться, развязал узлы и размял затёкшие руки, — я хочу, чтобы ты звал меня по имени. И во время игры тоже.

— Но…

— Никаких «но», — он заставил его замолчать поцелуем, — я люблю тебя.

— И я тебя… — Вэнь Нин на мгновение прикрыл изумрудные глаза, — люблю тебя, Вэй Ин.