Actions

Work Header

На мягких лапах

Work Text:

Серый толстый кот открывает штору. Тянется, низко стонет и возвращается в тёплую ямку, под бок Кошатницы. Мяукать Серый не умеет, зато издаёт такие звуки, что призраки обзавидовались бы: леденящий ужас вызывают его вопли. Серый бесшумен и стремителен. И обладает извращённым чувством юмора, да к тому же инстинкт самосохранения у него сбоит. Уж Крысу явно дразнить не следует, это понимают все, кроме Серого. У Серого с Крысой – своя сложная игра. Она коту – воображаемый любимый враг. Серый таскает её вещи и прячет по углам, оставляя взамен дохлых мышей. Намекает на равнозначность ченча, видимо. Что думает про кота Крыса – неясно, но он пока жив, значит, всё не так уж и плохо. Когда Крыса исчезает, Серый впадает в задумчивость и подолгу спит. Спит он обычно на спине, вытянув толстые мохнатые лапы.

Копит силы.

Марта тоже серая. Маленькая, тонкая. Шкурка в отчётливую тёмную полоску, на брюхе - ряды аккуратных, абсолютно симметрично расположенных рыжеватых пятнышек. Впрочем, брюхо она мало кому показывает. Марта сидит, изогнувшись, наклонив голову. Смотрит исподлобья янтарными глазами, раскосыми и огромными, как у инопланетянки. С тем же примерно выражением и смотрит – вежливого изумления. Ах, вот у вас, значит, как? Ну-ну. Гладить Марту не может никто. Иногда она трётся мордой о щёку Кошатницы и тычется в неё мокрым носом – быстрый, как укус, поцелуй.

У Марты и Рыжей нет ничего общего, но именно за Рыжей кошка следит, когда это необходимо. Всегда незаметно, в отдалении, бесшумной тенью.

Условно-белый лохматый Снег почти всегда спит. Как ему при этом удаётся испачкаться, неведомо. Но его пыльная шерсть вечно висит клочьями, из колтунов торчат цветные нитки и обрывки полиэтилена. Снегу плевать, он не стремится быть чистым. Иногда Серый не выдерживает и умывает его, страдальчески вздыхая. Процесс явно не доставляет удовольствия ни тому, ни другому, но у Серого сильно развито чувство прекрасного вкупе с чувством долга, а Снегу попросту лень сопротивляться. Снег – единственный из троих, умеющий даже не мурлыкать, а громко и басовито тарахтеть. Спит он или бодрствует – всё равно. Ходит Снег с топотом, переваливаясь на коротких кривоватых лапах. Возможно, в роду у него были персы.

Он любит трогать волосы Русалки. Мягко, не выпуская когтей.

Можно жить без рук и без ног, но без котов – невозможно. Коты давно стали частью Кошатницы, телом, связью с теми тремя – её стаей.

Крыса.
Рыжая.
Русалка.

Смотреть немигающими кошачьими глазами, чутко прислушиваться, красться за каждой, следя и вызывая, когда это необходимо. Пожалуй, только стая и держит её здесь, хотя связь всё слабее, и так велик соблазн уйти насовсем...

Сбросить старую, ненужную шкурку. И, забыв обо всём, отправиться бродить на мягких лапах по лесу, омытому лунным светом.