Actions

Work Header

Смерть и бумажная волокита

Work Text:

ЗАПИСИ ДОПРОСОВ ПО ДЕЛАМ KJ732100/C-3 И KJ732100/C-4.
ДОПРАШИВАЕМЫЕ: ████████, Виктория [РЭД]. Росс, Сара [установленный сообщник РЭД].
ДОЗНАВАТЕЛЬ: директор Уильям Купер.
КАТЕГОРИЯ: СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

 

В.: Купер, у вас случайно не найдётся сенча? Я бы не отказалась сейчас от чашечки чая.
У.К.: Нет, не найдётся.
В.: Сенча прекрасно помогает расслабиться, а вы выглядите напряжённым. Вам стоит приобрести её к следующему разу.
У.К.: К следующему разу?
В.: Похоже, Фрэнсис возлагает на вас большие надежды.

* * *

С.Р.: Можно мне ещё чашечку кофе? Пожалуйста.
У.К.: Ты хочешь ещё одну чашку вот этого кофе? Нашего кофе?
С.Р.: Знаю, знаю, он ужасен и просто отвратителен, но Фрэнк перешёл на какой-то органический заменитель, который, конечно, жутко полезен, но…
У.К.: Скучаешь по правительственному кофе?
С.Р.: Немного. Только не говори Фрэнку, он сделает такое лицо! Он и так достаточно расстроен.
У.К.: Просто расскажи мне всё с самого начала.

* * *

В.: Всё началось с записей Марвина. Как вы можете догадаться, он вёл архив по своей особой системе. После похорон Фрэнсис собирался всё сжечь, но Сара настояла на том, чтобы сначала заглянуть в документы. Девочка крайне любопытна, особенно в том, что касается прошлого Фрэнсиса. Хотя, по моему опыту, в прошлом мужчины нельзя найти ничего такого, что нельзя было бы прочитать по его лицу в настоящем. Мужчины не особенно склонны меняться.
У.К.: Похороны. Так значит, смерть Марвина Боггса официально подтверждена?
В.: Скажем так: последние ядерные испытания в Северной Корее прошли несколько раньше запланированного. И в радиусе поражения оказалось чуть больше учёных, чем ожидалось.
У.К.: Да ладно.
В.: Не хочу умалять вашу работу, но ЦРУ заправляет далеко не всем на свете. Зачастую оно не руководит даже тем, что делают его же агенты.
У. К.: И кто же тогда руководил этой операцией? Если она вообще имела место.

* * *

С.Р.: Марвин считал, что это всё инопланетяне.
У.К.: Боггс считал, что инопланетяне заставили его саботировать ядерные исследования Северной Кореи?
С.Р.: Нет, конечно же, какая глупость! Он считал, что наше правительство передало Северной Корее инопланетные технологии для проведения исследований, и именно эти исследования те выдавали за ядерные. По-моему, звучит очень здраво. Ну, за исключением части про технологии инопланетян.
У.К.: И каким же образом эта теория привела вас в Неваду?
С.Р.: В архивах Марвина имелся пробел. Его система хранения просто чудовищна, но я встречала и похуже. Мне стало сразу очевидно, что некоторых документов нет на месте. У Марвина не то чтобы была индексная система — ну то есть она была, но только для прикрытия. Но у меня чутьё на такие вещи. И по тому, как именно перескакивали цифры и в каких местах он держал определённые папки, я сразу поняла: чего-то не хватает.

* * *

У.К.: Инопланетяне и пробел в архивах Боггса.
В.: Соглашусь, версия была довольно хлипкая, но в нашей работе важно уметь полагаться на интуицию специалистов в своей области. Очень рекомендую и вам этому научиться. С возрастом постоянная смена окружения начинает утомлять, было бы намного проще, если бы вы оставались на этой должности как можно дольше.
У.К.: Даже не сомневаюсь. Но если кто-то действительно залез в архив Боггса, это ставит под удар вас всех.
В.: Нас всех, директор Купер. Довольно неприятное чувство, не правда ли, — знать, что у кого-то есть доступ к самым потаённым из ваших секретов?

* * *

С.Р.: Фрэнк в тот раз здорово надрал тебе задницу, а?

* * *

В.: В любом случае, Фрэнсис был крайне опечален смертью Марвина. Он отказывался покидать своё снайперское гнездо, утверждая, что пристрелит Марвина, как только тот решит навестить собственную могилу. Переживание утраты протекает очень тяжело у людей, испытывающих проблемы с распознаванием своих эмоций. Так что мы с Сарой решили оставить Фрэнсиса с его переживаниями наедине. Я поинтересовалась у некоторых знакомых, кто мог украсть документы из архивов Марвина — подозреваемых оказалось не так уж и много, — и мы отправились в Неваду. И нанесли визит в хранилище 51.
У.К.: С этого места поподробнее.
В.: Системе безопасности было уже года четыре как минимум, охранники слишком обленились, чтобы поддерживать себя в форме, а внутренняя система контроля температуры оказалась крайне слабо защищена. За исключением этого — довольно унылое местечко.
У.К.: А как бы вы описали ситуацию, включающую ущерб в размере нескольких миллионов долларов, десять раненых солдат и вынужденное списание хранилища документов пятого уровня секретности после того, как вертолёты новостных каналов слетелись к столбу дыма?

* * *

С.Р.: Скукоти-ища. Меня опять назначили приманкой. Я всегда играю приманку! Нет, я всё понимаю, она гораздо лучше стреляет, но я никогда ничему не научусь, если не буду практиковаться, разве нет? Это как Фрэнк и садоводство. Или там Марвин и эта его тема, ну вы знаете, с людьми, которые смотрят на него. Любой навык надо оттачивать. Вот Марвин разрешал мне практиковаться. Он говорил, что чувствует себя намного спокойнее, если знает, где и когда я держу в руках взрывчатку. Он был такой милый.
У.К.: А что было после того, как вы взломали внутреннее хранилище?
С.Р.: Ещё скучнее. Виктория развлекалась с охраной и лазерной сигнализацией, пока я копалась в бумагах Марвина.
У.К.: Согласно данным, которые нам удалось извлечь из того, что осталось от системы безопасности, на всё это вы потратили меньше трёх минут.

* * *

В.: Что скажешь — у девочки настоящий талант к бумажной работе.
У.К.: То есть вы задействовали её в этой операции только поэтому?
В.: О, дорогой мой, всё гораздо сложнее.

* * *

С.Р.: Но на обратном пути Виктория разрешила мне взорвать машину для отвлечения! Это было очень круто. Мне, правда, очень неловко из-за того, что базука оказалась слишком тяжёлой и я вместо отвлекающей машины попала в вертолёт, на котором мы должны были сбежать, и в итоге ваши люди нас схватили… Неужели правда обязательно было тащить нас сюда для допроса? Это же далеко и, ну, стрёмно.
У.К.: Я чувствую себя спокойнее, зная, что вы все здесь.
С.Р.: О, это так мило!

* * *

В.: Сара мой близкий друг. А друзей надо поддерживать в любых начинаниях, как в простых, так и в тех, что кажутся нам слишком сложными. Испытываемые трудности в некоторых сферах жизни не делают человека менее значимым как личность, как друг или как агент. Это урок, который все мы можем извлечь из жизни Марвина.
У.К.: В настоящий момент Сара находится в допросной в другом конце коридора от нас, и с учётом того, что она знает и что она натворила, она никогда в жизни не окажется ближе к свободе, чем сейчас. Да и то — если никому не придёт в голову избавиться на всякий случай от гражданского, владеющего секретной информацией. Это точно не буду я, но вы же понимаете, что подобный сценарий крайне вероятен. Кто-нибудь позвонит специалисту вроде вас или меня, и мы оба знаем, что будет дальше.
В.: Я буду очень недовольна, Уильям.
У.К.: И Бог знает, что после этого сделает Мозес. Я знаю, что сделал бы на его месте сам, и я бы точно не хотел оказаться директором ЦРУ, на которого обрушится вся сила его гнева. Так что, как вы можете догадаться, я не испытываю радости ни от нашего вынужденного совместного путешествия, ни от того факта, что мне пришлось забрать вместе с вами и Сару. Теперь в моих руках бомба с часовым механизмом, но я не могу просто отпустить вас, даже если это помогло бы мне крепче спать по ночам.
[звук сирены; в допросную входит С.Р., в её руках — папка, предположительно содержащая информацию по █████████████]
С.Р.: О, Купер, привет! Виктория, это было та-ак круто! Я сделала ту штуку, которую ты мне сказала сделать с той штукой и охраной, и у меня всё получилось! Отпад.
У.К.: Виктория, я ещё раз повторяю: я не могу позволить вам уйти, как бы мне ни хотелось.
В.: Расслабьтесь, глупенький. Конечно же, можете.
[телефон К. звонит]
В.: Это босс вашего босса, сейчас он прикажет нас отпустить.
У.К.: Это невозможно, босс моего моего… Да, сэр, Купер слушает. Сэр? Да, я понимаю. Да, сэр.
[звук взрыва]
У.К.: Довольно. Вы свободны.
С.Р. [кому-то за кадром]: Всё в порядке, Марвин! Нас отпускают!
У.К.: «Марвин»?!
[звук взрыва]
М.Б. (предположительно): Это может быть ловушкой!
С.Р. [покидая допросную]: Это не ловушка!
[звук взрыва]
У.К.: Ну ладно.
В.: Я могла вам кое в чём наврать, директор Купер.
У.К.: То есть на самом деле вам нужна была эта папка? Что в ней?
В.: █████████████████ █████ █████████████. Вернее, та часть, которая известна правительству США.
У.К.: Но это невозможно. Этого никогда не было!
В.: Дорогой мой, вы всего лишь директор ЦРУ. Вас не начнут посвящать в действительно интересные вещи, пока вы не подниметесь ещё на пару ступенек выше.
У.К.: Но если эта папка существует и содержит реальные факты… Попросите, пожалуйста, Мозеса позвонить мне прежде, чем он сделает то, что, мне кажется, он собирается сделать.
[звук взрыва]
С.Р. [из-за кадра]: Простите, это была я! Я случайно.
В.: Я рассмотрю вашу просьбу. Хорошего дня, директор Купер.
У.К.: О да, уверен, денёк будет отличный.

[конец видеозаписи]