Actions

Work Header

Месть Озая

Chapter Text

 

Катара медленно открыла глаза. Солома щекотала её лицо, и она не смогла сдержаться и чихнула. Первые несколько секунд Катара не понимала, где она, пока не вспомнила, что они находятся в хлеву.

Бледное предрассветное утро просачивалось сквозь не закрытое ставнями окно. Совсем скоро дети из приюта Южного Храма Воздуха начнут свои обычные утренние приготовления. Рядом с ней, повернувшись на бок, лежал Аанг. Он смотрел на неё красивыми, ясными глазами, которые совсем не изменились за десять лет. Он улыбнулся, прежде чем сказать печальным, смиренным голосом:

— Я только что разговаривал с Року.

Возможно, из-за тона, каким это произнес её муж, или, возможно, потому что она знала, что любой разговор между тысячью и одним аватаром почти никогда не предвещает ничего хорошего, в животе Катары завязался тугой узел. Аанг взял её за руку.

— Року говорит, что я провёл слишком много времени с Аппой в айсберге, — произнёс он. — Каждый аватар связан со своим животным-хранителем. Но, очевидно, я отдал чересчур много своей энергии Аппе, пока мы находились в том айсберге.

Катара приподнялась на локтях и внимательно посмотрела на гигантского спящего зверя. Из одного уголка его огромного рта стекала пена. Дыхание его было неровным, каждый вдох и выдох сопровождался хрипом, напоминающим трение несмазанных деталей. Он был последним представителем своего вида, и там, где раньше было множество монахов, выращивающих сотни летающих бизонов, сейчас был всего только один, и он не мог узнать у своих предков, как вылечить своего друга.

— Когда Аппа уйдёт, я уйду вместе с ним, — сказал Аанг.

— Нет, — запротестовала Катара. Она выпрямилась и посмотрела на Аанга. Он сел, приготовившись выслушать её. — Тебе нужно поговорить с Року ещё раз. Была тысяча других аватаров, и четвертая часть из них – маги воздуха. Они знают, как обращаться с летающими бизонами. Ты можешь попросить совета у них.

Аанг посмотрел на Аппу, затем на свою жену. Он положил одну свою руку на громадную лапу бизона, а другой сжал руку Катары.

— Это невозможно, Катара.

Она высвободила свою ладонь и скрестила руки на груди.

— Ты аватар. Сделай так, чтобы это стало возможным.

— Я не могу, — пожал он плечами. — Пришло моё время.

На мгновение Катаре показалось, что она прикончит Аанга прямо здесь и сейчас своими собственными руками, раз уж он готов так легко сдаться.

— Как ты можешь так говорить? Разве ты не хочешь жить?

— Конечно, хочу. Я люблю этот мир.

И это, осознала она, крепко стиснув трясущиеся кулаки, было корнем проблемы. Аанг любил мир. Он любил её, это правда. Он любил Сокку, Тоф, Айро и даже Зуко. Он любил детей, осиротевших во время войны, для которых и организовал приют в Южном Храме Воздуха. Но также он любил и каждый стебель травы, и капли росы. Он любил каждую замороженную лягушку, использовавшуюся для снижения температуры, и каждую зловонную свинообезьяну, чей визг доносился с деревьев. Он любил каждую пылинку на трудном и длинном пути, что они прошли вместе. И он любил это всё одинаково.

— Ты достаточно сильно любишь этот мир, чтобы спасти его, но недостаточно, чтобы постараться остаться?

Аанг нахмурился.

— Ты не должна так думать об этом.

— Почему? Это недостаточно просветлённо? Это недостаточно беспристрастно для аватара?

— Нет, — размеренно ответил Аанг, и по звучанию одного этого слова она знала, что спокойствие его голоса зиждется на одной только силе самоконтроля, — это недостаточно мирно для воздушного кочевника.

Он вытянул руку над сеном, что окружало их. Под его открытой ладонью образовался воздушный круговорот. И внутри этого миниатюрного вихря кружились крошечные семена. Они были почти прозрачные, и Катаре приходилось напрягать зрение, чтобы видеть их.

— Точно так же выглядят наши жизни, — произнёс Аанг. — Твоя жизнь, жизнь лорда Огня, любого человека в этом мире, – даже моя жизнь, жизнь аватара – все мы одинаковые. — Он применил магию воздуха снова, и лёгкий бриз сдул эти семена. Катара не видела, куда они упали. — Мы – семена, которые несёт дыхание вселенной. Мы маленькие крупицы. Внутри нас огромный потенциал, но мы вынуждены повиноваться силам, нам недоступным. — Его рука снова вернулась на своё прежнее место у него на коленях. — По крайней мере, так говорят о смерти маги воздуха.

Сквозь тихие слёзы злобы Катара произнесла:

— Ну, а племя Воды думает об этом немного иначе.

Она встала. Не обращая внимания на просьбы Аанга подождать, она шла вперёд, шагая в туманном полумраке храма. В свете раннего утра казалось, что статуи монахов смотрят на неё особенно грустным взглядом. Она плотнее закуталась в свою накидку и по ступеням забралась на самую высокую башню. Худощавый мальчик с тёмными волосами и золотистыми глазами стоял посреди комнаты, на одной его руке была надета увесистая кожаная перчатка.

— Сифу Катара! — воскликнул он, выпрямляясь. — Я как раз собирался кормить драконьих ястребов, мэм.

— Я здесь не для того, чтобы ругать тебя, Ризу.

Плечи мальчика опустились, он с облегчением выдохнул.

— Чем я могу вам помочь?

Катара мимолётным взглядом осмотрела помещение. Внутри изысканных клеток копошились на своих насестах драконьи ястребы. Уже не в первый раз она ощущала лёгкие мурашки, глядя на их затенённые глаза и острые клювы.

— Который из них самый быстрый?

Ризу улыбнулся.

— Зин, мэм. Лорд Огня специально прислал его.

Катара кивнула.

— Отлично. Мне нужно отправить сообщение генералу Айро.

Она сидела за небольшим столом, пока Ризу, надев свою перчатку, осторожно открывал клетку Зина. Клетка находилась в самом дальнем углу комнаты, и даже в тени монастырских стен Катара смогла определить, что он самый крупный из всех. Ризу присвистнул и просунул руку в клетку. Когда он сделал это, у Катары на мгновение от страха перехватило дыхание. Она видела множество раз, как сирота из народа огня ухаживает за своими любимыми ястребами, но всё равно считала их опасными созданиями. Это чувство прошло, когда ястреб запрыгнул Ризу на руку и позволил мальчику погладить ему грудку. Ризу успокаивающим тоном что-то сказал птице и улыбнулся. «Аанг создал здесь нечто прекрасное, — подумала Катара. — И я не смогу защищать всех этих потерянных детей без него». Ризу повернулся к ней лицом.

— Вы написали своё послание, мэм?

— Нет, — только и произнесла она. Катара быстро придвинула к себе кисточку, чернила и бумагу. Она взяла кисть, окунула её в воду и потерла об чернильный камень. Кисточка зависла над пустой страницей. Ситуация сейчас казалась более реальной, чем тогда, в хлеву, когда Аанг объяснял ей неизбежность своей кончины так же спокойно и старательно, как рассказывал бы ребёнку правила игры в фаербол. «Как я скажу ему, что Аанг умирает?» Капелька чёрных чернил упала вниз и растеклась по бумаге.

— Вы в порядке, Сифу Катара? — Она подняла взгляд. Фигура Ризу выглядела расплывчато, пока она не моргнула и, к своему ужасу, не осознала, что плачет. — У вас трясутся руки, — добавил Ризу.

«Аватар умирает!— прокричал голос напуганного маленького ребёнка внутри неё. — Он вернулся совсем недавно, а теперь собирается оставить нас! И он относится к этому совершенно спокойно! Он собирается бросить нас, и ему абсолютно наплевать, потому что так и поступают все аватары!»

Катара проигнорировала обиженный, испуганный внутренний голос и призвала всю свою выдержку, которая так помогла ей в борьбе против Азулы, Озая и всех остальных. Она применила её, чтобы улыбнуться и сказать ровным голосом, что всё хорошо. Она пустила свою внутреннюю силу в ход, когда её рука выводила слова на бумаге, когда она скручивала свиток и засовывала его в сделанный из слоновой кости переносной футляр. Она держалась, пока привязывала этот футляр к лапке нетерпеливого Зина, улыбалась Ризу и неслась с башни вниз по лестнице, в свою спальню, где она наконец могла позволить себе, уткнувшись в подушку, зарыдать.     

 

☯☯☯

 

Генерал Айро прибыл несколько недель спустя. Он набил целый отсек новыми игрушками и пряными сладостями страны Огня. Он пополнил чайные запасы храма. Он даже позволил самым маленьким детям висеть у него на ноге, пока он поднимался по извилистой веревочной тропе на вершину горы. Вид его, когда он закончил своё восхождение, окружённый хохочущими сиротами, всё такой же полный, округлый и жизнерадостный, подкосил Катару, так что она чуть не упала на колени. Она сжала руки в кулаки, чтобы удержаться от того, чтобы побежать ему навстречу и обнять его – у неё не было возможности обнять собственного отца с тех пор, как его не стало, бессознательно отметила про себя Катара. «Его жена, сын, брат, племянница, а теперь Аанг – неужели Айро переживёт всех нас?»

Катара поприветствовала Айро во внутреннем дворе, и он преподнёс ей лилию-панду.

— Я встретил старого друга по дороге сюда, — произнёс он, вставляя цветок ей в волосы.

Катара вспомнила время, когда она верила каждому слову тётушки Ву. Казалось, это было очень-очень давно.

— И что же она сказала?

Айро обхватил её руку своими. Его ладони, казалось, ужасно постарели, высохли и были покрыты пигментными пятнами.

— Она сказала, что твоя история ещё не закончена, — ответил он. — А теперь, леди Катара, нам пора навестить аватара.

 

☯☯☯

 

— Где Зуко? — спросил Сокка, когда с приветствиями Айро было покончено.

— Мне тоже интересно, где он, — добавила Тоф, сложив руки на груди. —  Я думала, Спарки и Вжик помирились.

— Принц… — Айро оборвал сам себя и удручённо улыбнулся. — Лорд Огня Зуко в данный момент ведёт торговые переговоры с представителями царства Земли, — ответил он. — Они должны быть завершены через несколько дней. Когда он заключит новое соглашение, он к нам присоединится.

— На случай, если вы не обратили внимания, у нас нет нескольких дней, — резко прошептал Сокка. Он указал на ворота, ведущие в хлев. — Аанг не пробудет в таком стабильном состоянии долго. Он болен, и меньшее, что Зуко мог сделать, это приехать, чтобы…

— Тихо! — зашипела Катара, посылая брату тяжёлый взгляд, который имел обыкновение ставить его на место. — Я пригласила вас сюда не для того, чтобы вы могли поругаться. Аанг убедил себя, что умирает, и отказывается делать что-либо, чтобы это предотвратить. Мы – его семья, мы должны напомнить ему, что держит его в этом мире. Аанг позволит болезни победить его, если у него не будет причины бороться.

Сокка и Тоф кивнули. Айро неуверенно переступил с одной ноги на другую, прежде чем также выразить кивком своё согласие. Катара сделала глубокий вдох и отвела плечи назад. Она сняла тяжёлый засов, запирающий ворота хлева, и толчком распахнула их.

— Аанг, к тебе пришли, — произнесла она.

— Всем привет. — Из пахнущей сеном тени донесся тихий голос её мужа, и остальные подались вперёд. Катара намеревалась последовать за ними, но рука Айро удержала её.

— Нам нужно поговорить, — сказал он.    

Катара обернулась.

— Я знаю, — ответила она и отвела его в сторону. — Вы нашли что-нибудь? Вы когда-нибудь слышали о чём-то похожем?

Айро заговорил, сминая края своих рукавов:

— Мои знания о мире духов не так обширны, как у аватара, леди Катара. Я вижу только то, что духи мне позволяют – достаточно для того, чтобы знать, что с их миром шутки плохи.

Она сузила глаза.

— Вы не ответили на мой вопрос. 

— Только лишь потому, что я знаю, что тебе не понравится мой ответ.

Она едва подавила сердитый возглас.

— Своему лорду Огня вы отвечаете так же уклончиво?  

— Только когда я хочу, чтобы он сам узрел истину, — ответил Айро. Катара открыла рот, но Айро остановил её, подняв палец вверх. — Леди Катара. Правда, которую я хочу до тебя донести, заключается в том, что твой муж, аватар, должен накопить энергию, чтобы приготовиться к следующему этапу своего путешествия. Если он не придёт к миру с самим собой перед своей смертью, то не сможет стать достойным наставником для следующего аватара. У Аватара Року не было такой привилегии – почему, как ты думаешь, Аангу необходимо было сначала посетить храм, чтобы связаться с ним? Потому что он погиб прежде, чем успел подготовиться к своей смерти.

Катара нахмурилась.

— Так значит, если Аанг будет пытаться побороть эту болезнь, но всё равно умрёт, он не сможет быть наставником для следующего аватара?

Айро кивнул.

— Именно. Я уверен, что Року сообщил это Аангу. — Он вздохнул. — Что ещё более важно, так это то, что Аанг – последний маг воздуха. У магов воздуха весьма определённое представление о том, что необходимо делать с телом после смерти. Как и маги огня, они сжигают его. Но затем друзья и родственники отправляют прах развеиваться по ветру. — Айро опустил на неё тяжёлый взгляд. — Таким образом маг воздуха может покинуть этот мир, зная, что его семья действительно отпустила его.  

Казалось, ещё чуть-чуть – и её гнев вырвется наружу.

— Мы отпустим Аанга, когда будем готовы! Если вы не заметили, он не просто аватар – он заботится об этих детях! Детях, которые осиротели из-за народа огня!

Айро быстро скрыл свой шок и обиду, но она всё-таки успела уловить его эмоции. Тот же час её захлестнула волна стыда, вытеснив гнев из её груди.

— Простите меня, — произнесла она спустя мгновение. — С моей стороны было низко говорить такое. Но…

— Но ты беспокоишься о том, как будешь справляться, когда Аанга не станет, — договорил за неё Айро.

Признавать это было больно.

— Да.

Айро положил руку ей на плечо.

— Я не говорю, что отпустить аватара будет легко, — сказал он. — Я говорю, что ты должна уважать его традиции так же, как он уважал твои. Аанг – последний представитель воздушных кочевников, но он делал всё, что было в его силах, чтобы сохранить их обычаи: он до сих пор не ест мясо, носит одежду традиционной расцветки и бреет голову.

Катара не стала уточнять, как далеко Аанг зашёл в надежде сохранить свой народ. Самым эгоистичным его желанием и стремлением была не Катара, а новые маги воздуха. Аанг сделал ей предложение только после того, как была завершена его провалившаяся кругосветная миссия по поиску других возможных выживших. Никто, кроме Сокки и Тоф, не знал настоящей причины их брака. Катара и Аанг сами убирали в своих комнатах – даже дети, ответственные за стирку белья, не знали, что аватар и его жена спят по отдельности, когда не пытаются зачать ребёнка, чего они не делали уже несколько лет.

Словно прочитав её мысли, Айро добавил:

— Конечно, он женился. Это весьма необычно для того, кто был выращен монахами. Но я полагаю, что гораздо мудрее выбрать такую жену, как ты, чем жить в одиночестве.

Катара невесело улыбнулась.

— Даже если в итоге я не смогу спасти его?

Айро пожал её плечо.

— Когда ты вернула аватара миру, ты спасла нас всех, — сказал он. — Без твоей поддержки твой друг не сможет встретить своё последнее испытание.

Катара почувствовала, что начинает плакать против собственной воли.

— Он не один, — произнесла она. — Мы все здесь!

— Смерть – заключительное таинство, леди Катара, — ответил Айро. — Каждый познаёт его в одиночестве.

 

☯☯☯

 

Несколько дней спустя Аанг открыл глаза и сказал:

— Я накапливал энергию, Катара.

Он произнёс это тем же тоном, каким в детстве просил её посмотреть, что он сейчас сделает. Прокатиться на пингвинах, оседлать гигантскую кои, сделать ожерелье – годы ушли на то, чтобы она смогла увидеть истину за этими знаками внимания.

— Тебе больше не нужно рисоваться передо мной, Аанг, — сказала Катара.

Он улыбнулся.

— Я знаю. Я просто хотел немного облегчить задачу. Не могла бы ты открыть ворота, пожалуйста?

Недоумевая, она встала и сняла засов с тяжёлых дверей, а затем широко их распахнула. Солнечный свет озарил камни под её ногами.

— Так?

Аанг кивнул и встал. Он выглядел таким худым и бледным, что её ноги почти подкосились, но она встала в уверенную позу, типичную для всех магов воды, и стала ждать. Её муж грациозно поднял руки и сделал глубокий вдох. И в ту самую секунду, когда она поняла, что он собирается сделать, и уже открыла рот, чтобы запротестовать, последний маг воздуха перенёс десятитонного летающего бизона во внутренний двор. Аанг последовал за ним, захватив с собой охапку сена. Он парил, как осенний лист на ветру, – иссохший и хрупкий, но всё ещё яркий – пока не очутился на своём старом месте между рогами Аппы. Бизон издал звук одобрения, словно бы они совместно совершили это путешествие. Катара побежала вслед за ними.

— Зачем? — спросила она, глазами впиваясь в своего мужа.

Аанг устало улыбнулся.

— Когда приедет Зуко – он и Айро знают, что делать, — ответил он.

— Нет, — отчаянно затрясла головой Катара, её коса моталась из стороны в сторону. — Ты не можешь так поступить.

— Ты права. — Его взгляд смягчился. — Однажды я уже отпустил тебя, Катара. Я не смогу сделать это ещё раз, — Аанг нахмурился и начал искать что-то позади себя. — Я забыл свой планер. Не могла бы ты принести мне его?

Она уже повернулась, чтобы уйти, когда услышала тихое «Хип-хип». Катара обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как её муж упал на бок, а животное, на котором он сидел, издало свой последний вздох. Порыв ветра, ворвавшийся в Южный Храм Воздуха, сбил её с ног. Когда ветер прекратился, воздух стал чище и холоднее, чем был, но она не нашла в себе сил, чтобы подняться, до тех пор, пока подошедший к ней брат не позвал её по имени.

 

☯☯☯

 

Зуко прибыл на закате. Дети первыми заметили его военные аэростаты. Катара знала, что она должна была встретить его так же, как встретила Айро. Но даже по прошествии часа она всё продолжала смотреть на бездыханные тела двух своих друзей и заговорила с лордом Огня, только когда он опустился на колени рядом с ней. Она наблюдала, как Зуко поклонился до самой земли. Он оставался в этом положении долгое время, и она подумала, что, возможно, он плачет. Но, когда он поднялся, на его лице не было влажных следов, только левая сторона его лица блестела, как и все шрамы.

— Я столько не успел ему сказать, — произнёс Зуко, глядя прямо перед собой.   

— Я знаю, — ответила Катара. Она повернулась, и неожиданно они снова оказались в кристальной пещере, где впервые оценили друг друга по достоинству. — Он простил тебя много лет назад, знаешь. Мы все простили.

Губа Зуко дернулась, словно Катара ударила его, но спустя мгновение он сказал:

— Я ещё должен заслужить как твоё, так и его прощение.

Катара не знала, что и сказать. За годы, прошедшие после войны, они с Аангом стали думать о Зуко, как о некоем дальнем родственнике – вечно занятом и иногда сложном для понимания, но безобидном. Учитывая, что в лучшем случае эти слова прозвучали бы снисходительно, она произнесла только:

— Аанг знал, что ты приедешь. Он сказал, что вы с Айро знаете, что делать. Не уверена, что он имел в виду.

Зуко моргнул и перевёл взгляд на величественный труп Аппы, наверху которого находился ещё один гораздо меньших размеров.

— Я знаю, — ответил он. — Предоставь это нам. — Он повернулся к ней. — Когда похороны?

— Завтра, — произнесла она. — Твой дядя на кухне готовит поминальный обед.

Зуко встал.

— Я пойду помогу ему.

С мгновение он колебался, словно хотел сказать что-то ещё, но затем молча развернулся и ушёл. Она услышала о нём только несколько часов спустя, когда Айро, покрытый мукой и весь в брызгах от кипящего масла, сообщил ей, что его племянник хочет произнести надгробное слово для аватара.

— Хорошо, — не сопротивлялась она, думая обо всём, что осталось несказанным между Зуко и Аангом, и удивляясь, как это она дожила до таких времён, когда лорд Огня произносит речь на похоронах аватара.

 

☯☯☯

 

Рассвет был ярким и ясным. Катара надела своё старое синее платье поверх простой белой сорочки и покрыла голову украшенной бисером вуалью, которую она надевала в день своей свадьбы. После трёх безрезультатных попыток заплести волосы в косу, она оставила их распущенными.

Выйдя во двор, Катара увидела, что рога Аппы украшены цветами из сада, а пространство у его лап заполнено его любимыми фруктами и любимыми сладкими пирогами Аанга. Сокка, держа что-то в руках, наклонился и осторожно положил это на землю.

— Что это? — спросила Катара.

— Это сырое тесто, — ответил он. — Знаешь, в память о том дне, когда аватара всё-таки не поджарили.

Катара почти засмеялась, однако смех быстро превратился в слёзы, потому что Сокка плакал так громко, что заглушал пение птиц. Они плакали вместе, припав к земле. Отдалённый уголок её сознания подсказал, что они не делали этого с тех пор, как узнали о кончине Хакоды, но эту предыдущую утрату было легче пережить, когда рядом был Аанг и мир, который нужно было спасать. Сейчас же у неё были совершенно другие заботы: рты, которые нужно было кормить; дети, которых нужно было утешать; территория, которую нужно было защищать; другие маги, которых нужно было тренировать. Не такие значительные и опасные задания, как свержение кровожадного лорда Огня и его коварной дочери, но всё такие же пугающие, потому как им не было видно конца.

Через плечо Сокки Катара увидела Айро, сопровождающего Тоф, и множество детей, следующих позади них. Зуко замыкал шествие. Его окружали сироты, принадлежащие к народу огня. Он выглядел так, словно эту ночь не спал. Когда дети, молодёжь и те, кто оказывали посильную помощь в содержании храма, заняли свои места во внутреннем дворе, Катара поднялась и поблагодарила всех за присутствие. Она понятия не имела, откуда взялся её голос или как ей удалось стоять, не шатаясь, но она видела, как расслабились плечи Сокки и как неуверенность покинула лицо Тоф, замещённая самообладанием, которое Катара так любила. Она сделала глубокий вдох и объявила, что лорд Огня проделал долгий путь, чтобы попрощаться с аватаром. Когда она села, Сокка взял её за одну руку, а Тоф – за другую. Она крепко держалась за них. У неё было очень странное чувство, что если она отпустит, то может вдруг улететь.

Зуко медленно взошёл на помост. На нём была мантия ослепительно белого цвета, а на голове его сверкала изящная корона. Несколько секунд он молча осматривал собравшихся, дети выпрямились под его взглядом. Он сделал глубокий вдох, прежде чем заговорить.

— В народе огня говорят, что самое яркое пламя – самое недолговечное, — начал он. — Эта пословица как нельзя более подходит Аангу, последнему магу воздуха.

— Огонь был последним элементом, который осваивал Аанг, но по многим причинам именно он больше всего подходил ему. Аанг был источником света для мира, погруженного во тьму. Он зажигал в людях веру, где бы он ни оказался. Его тепло могло растопить самое холодное сердце. Нести в мир баланс и гармонию – обязанность аватара, и свидетельством тому, как низко мы пали, служит такой миролюбивый и преданный дух Аанга. Он был идеальным героем для своего возраста – человеком, который мог покарать несправедливых… и простить тех, кто меньше всего заслуживает его снисхождения. — Его голос слегка сорвался, и Катара видела, как он делает судорожный вздох. Это был единственный видимый знак его скорби, кроме слезы, что тихо катилась из его немеченого глаза.  

— Мне довелось знать Аанга и как соперника, и как друга, — продолжил Зуко спустя мгновение. — В обоих случаях Аанг вдохновлял меня на самосовершенствование. Долгое время я думал, что поймать аватара – значит вернуть себе честь. Однако сейчас я вижу, что я гонялся не за аватаром, а за тем, что он собой представляет: мир, любовь, надежду, которые он ежедневно стремился привить всем остальным. Мне нужен был не трофей, а пример для подражания. И я желаю, чтобы всем лордам Огня повезло встретить такой же блестящий пример настоящего лидера на своём пути.

— И хотя Аанг был последним представителем своего народа, и хотя в мире может существовать только один аватар, мощь Аанга заключалась не в его уникальности, а в его способности пробуждать лучшие качества в окружающих. Он не сражался и не побеждал в одиночку. Напротив, он полагался на различные таланты, которые видел в своих друзьях. Он ценил усилия и жертвы, на которые шли его товарищи. Он напоминал нам о заложенном в нас потенциале и открывал этот потенциал в каждом человеке, которого встречал. И мы должны помнить об этом, готовясь продолжать свой путь, предначертанный нам судьбой, без него.

— Я знаю, что мир кажется гораздо мрачнее сейчас, когда аватар ушёл. Но дары, оставленные нам Аангом, не поблекнут с течением времени. Как камни сохраняют тепло задолго после захода солнца, мы сохраним свет, дарованный нам аватаром, внутри нас самих. Мудрость, которой он поделился с нами, – что каждый из нас достоин прощения, что все мы должны заботиться об окружающем нас мире и друг о друге – останется с нами, несмотря на его отсутствие. И, как первая звезда, загорающаяся на ночном небе, любовь Аанга к нам продолжит сиять на расстоянии. Она может казаться недосягаемой, но она уже преодолела тьму и всегда будет светить там, даже когда нам будет казаться, что не осталось никакой надежды.   

Катара едва могла дышать от слёз, сдавливающих её горло, но тихий голос внутри неё сказал: «Вот почему он стал лордом Огня. Вот почему Аанг доверял ему и почему Айро любит его. Аанг был прав – Зуко прекрасно знает, что ему делать».

— Я никогда не смогу отплатить за ту неоценимую помощь, которую оказал мне аватар Аанг за свою недолгую жизнь, — произнёс Зуко. — А теперь, стыдно признать, но я не смогу отдать последнюю дань уважения в одиночку. Я должен попросить своего дядю оказать мне помощь.

Айро поднялся со своего места. Он кивнул Зуко и, тяжело ступая, встал по другую сторону Аппы.  

Они поклонились друг другу и встали в стойку, характерную для магов огня. Синхронно они отправили огненные потоки прямо в тела Аанга и Аппы. Костёр разгорелся. Дети отодвинулись подальше, избегая жара пламени. Зуко и Айро надолго задержались после того, как Сокка и Тоф повели детей на поминальный обед, чтобы убедиться, что огонь не перекинется на ближайшие строения. Катара знала это потому, что вскоре после рассвета, когда аватар и его зверь-хранитель уже превратились в огромную кучу пепла, сильные руки, пахнущие дымом и потом, подняли её с земли и отнесли в комнату, приготовленную для Зуко. Несколько часов спустя она проснулась там в одиночестве. 

 

☯☯☯

 

Приняв ванну и поев, Катара обнаружила Зуко на небольшой площадке, возвышающейся над главным двором, руководящего группой мужчин и женщин, одетых в цвета народа огня. Она была удивлена, заметив, что большую часть пепла, оставшегося от Аанга и Аппы, уже унесло ветром. Она думала, что на это потребуется больше времени. Все остальные, находящиеся в нижнем дворе, обходили пепелище стороной, и Катара также отметила, что Зуко смотрит куда угодно, но только не туда. Уловив её присутствие, Зуко отпустил своих солдат, которые тут же разбежались в разных направлениях.

— Кто это? — спросила Катара.

— Твой новый гарнизон, — ответил он.

Часть её была возмущена его выбором слов.

— Мы не колония.

Он вздохнул.

— Я знаю это. Мне следовало сказать, что они – твоя новая охрана.

Катара нахмурилась.

— Охрана?

Зуко указал на туманные гребни скал, окружающие их.

— Вы здесь отрезаны от внешнего мира. Вокруг полно воров и дезертиров из армии народа огня. Я не могу оставить вас без защиты.

— Я квалифицированный маг воды…

— Ты – единственный маг воды в окружении детей, которые нуждаются в тебе, — уточнил Зуко. — Страх перед аватаром держал чужаков в узде, леди Катара, но с его уходом угроза увеличилась десятикратно. Вам понадобится помощь. — Он вгляделся в происходящее далеко внизу. Неподалёку от хлева Айро с помощью своей магии показывал фокусы группе сирот из народа огня. — Здесь есть маги огня, которые не знают даже основ техники безопасности, — добавил он более мягким тоном. — У них не было родителей и учителей, чтобы научить их правилам, которые они должны были знать с рождения. Если я оставлю здесь своих лучших людей, они смогут обучить их. 

На данный момент Катара решила не обращать внимания на отказ от принятия её подарков и его паранойю об угрозах внешнего мира. Также она решила игнорировать то, что он зовёт её «леди Катара», – мужчины народа огня такие упрямые и официальные.

— Своих лучших людей?

Он кивнул.

— Они – часть моей свиты, — пояснил Зуко. — Айро лично тренировал их для моей охраны и охраны дворца.

— Ты с ума сошёл? — взорвалась Катара. — Ты не можешь оставить их здесь! Твоя жизнь будет в опасности в тот самый миг, как ты поднимешься на свой аэростат!

Зуко отрицательно покачал головой.

— Мой дядя – более надежная защита, чем армия магов огня, — сказал он. — И, к тому же, во дворце меня дожидается остальная охрана. 

Он достал небольшой мешочек и протянул его Катаре, не смотря ей в глаза.

— Я пришлю ещё, когда вам потребуется.

Катара открыла мешочек и обнаружила внутри груду золотых монет. Движимая гордостью, она хотела сказать, что им не нужны его деньги, но её воспитание не позволило.

— Спасибо. В день вознесения благодарностей твоё имя будут чтить вместе с именами остальных дарителей.  

— Пожертвования уменьшатся, как только мир узнает, что аватар больше не живёт здесь, — произнёс Зуко, отводя взгляд. — Скажи мне, когда они закончатся. Я пришлю ещё.

— Зуко, Аангу никогда не нужны были репарации, — сказала Катара. — И я знаю, что тебе пришлось понизить налоги, чтобы поддержать…

— Эти деньги принадлежат не народу огня, это мои личные деньги, — он сглотнул. — Раньше это были деньги Озая, Азулы и Джао. Я получил их, когда распродал их имущество или переплавил его. — Он сжал и разжал кулаки. — Я опустошил их корабли, их покои – всё, что смог найти. Я разобрал дом Джао до последнего камушка. Вполне возможно, что сейчас в своих руках ты держишь позолоченную крышку его унитаза.

«Зуко никогда не сдаётся», — произнёс у неё в голове голос её брата. Катаре следовало бы знать, что Зуко заведёт своё отмщение – и своё покаяние – настолько далеко. Она взвесила мешочек в руке.

— Корона Озая тоже здесь?

— Это было первое, что я расплавил.

Её губ коснулась тень улыбки.

— Спасибо тебе.

Зуко кивнул. Он наблюдал, как драконий ястреб летает широкими кругами высоко над синими шпилями храма.

— Всё, что я говорил вчера, – чистая правда, — произнёс он, глядя вниз во двор, где покоился пепел Аанга и Аппы. — Очень долгое время я думал, что всё, что мне нужно сделать, – это найти аватара или раскусить коварный план Азулы. Я полагал, что, когда я наконец преуспею в этом, всё закончится. Я выиграю.

Подобие улыбки отобразилось на его лице.

— Но сейчас я вижу, что это никогда не закончится. Проблемы, с которыми приходится сталкиваться лорду Огня, поставили бы Азулу в тупик. Время, которое я провёл, разыскивая аватара, было идиллическим – я был сам себе хозяин. Теперь меня беспокоят цены на рис и то, кто будет его сажать, учитывая, что большинство работоспособных мужчин мертвы или покалечены и теперь страна Огня не управляет территориями царства Земли.

Он повернулся к ней лицом.

— В стране разгорается голод, который она не может подавить. Наши бывшие враги смеются нам в лицо. Единственный человек, который мог бы исправить ситуацию, мёртв. Я бы убил Озая ещё раз за то, что он втянул нас во всё это.

— Зуко, — только и смогла вымолвить Катара. Она сделала неуверенный шаг вперёд и на мгновение кончиками пальцев коснулась его шрама. Как тогда, так и сейчас, он закрыл глаза и безмолвно замер. Вздохнув, она опустила руку и обхватила его за талию, секундой позже он обнял её в ответ. Она положила голову ему на грудь и услышала стук его сердца.

— Я тоже боюсь, — прошептала она. Словно услышав нужный сигнал, Зуко прижал её ещё крепче. Казалось, он полностью окружил её. Его пальцы впивались ей в талию, а подбородок покоился на её плече. К своему удивлению, Катара почувствовала, как внутри неё что-то щёлкнуло. Неловкость, которую прежде лорд Огня вызывал у неё, испарилась. Она прижалась к нему ещё ближе – какая-то небольшая часть её подозревала, что так и должно было быть всегда – и вздохнула, Зуко последовал её примеру. Они так и стояли вместе, пока особенно сильный порыв горного ветра не сорвал вуаль с головы Катары и Зуко протянул руку, чтобы поймать её. Он аккуратно обернул её вокруг руки, прежде чем передать Катаре.

— Женщина одного возраста с моей сестрой – уже вдова аватара, а лорд Огня вцепился в неё, словно ребёнок, — усмехнулся он. — В каком странном мире мы живём.

— Это мир, который мы договорились сохранить, — ответила Катара.

Он кивнул и расправил плечи.

— Я должен буду уехать завтра,— сообщил он. — Если я задержусь дольше, дядя лично начнёт тренировать всех твоих магов огня и возьмёт на себя командование кухней.

— И мы не можем позволить этому случиться.

— Он лучший из моих генералов. Я не могу потерять его на благо нескольких сирот, несмотря на всё их очарование. — Сейчас его улыбка была искренней, хоть и почти незаметной. — Ты хорошо справляешься с ними.

— У меня была хорошая практика, — ответила она, не подумав.

Зуко странно посмотрел на неё, но не удостоился шанса уточнить, что она имела в виду. Ризу прибыл с сообщением из страны Огня, которое вывело Зуко из себя, и лорд Огня удалился. На следующий день Катара видела его только мельком, на рассвете, когда они с Айро уезжали.

— Для тебя всегда найдётся место во дворце, — произнёс Айро, держа её за плечи. — Не позволяй детям измотать тебя. Даже мастеру воды нужен отдых, а жилое крыло надстроено над прекрасным горячим источником! — Айро повернулся к Сокке и Тоф. — Предложение распространяется и на вас обоих!

— Я согласен, — ответил Сокка.

— Я тоже, — добавила Тоф.

— Замечательно! Мы устроим пир! Я могу…

— Дядя, — позвал Зуко, — нам нужно отправляться, пока не изменился ветер.

Айро закатил глаза, прежде чем ещё раз взглянуть на Катару.

— Ты должна сообщить нам, как только тебе понадобится что-нибудь, — произнёс он.

— Хорошо.

— Отлично, — улыбнулся Айро и в мгновение ока укутал её в свои объятия. — Ты так быстро выросла, леди Катара, — тихо сказал он ей на ухо. — Мне не довелось встретить твоих родителей, но я уверен, что они гордятся тобой.

— Спасибо, — прошептала она в ответ.

Он отстранился, по очереди обнял Сокку и Тоф (с ней он тоже задержался надолго) и забрался на военный аэростат Зуко.

Зуко на мгновение поймал её взгляд, кивнул и запустил поток пламени, который поднял шар в воздух. Катара смотрела, как они улетают, пока дети со всего приюта прибегали из самых разных мест, чтобы попрощаться с ними, махая им вслед и что-то крича. Она стояла и смотрела, пока воздушный шар не превратился в едва различимую точку медного цвета, а затем развернулась и приступила к исполнению своих повседневных обязанностей.