Actions

Work Header

Храм

Chapter Text

Небольшая кофейня через улицу от рынка Хан аль-Халили была забита туристами. Местные шумно что-то обсуждали, потягивая приторный кофе из крошечных фарфоровых чашек в ажурных металлических подстаканниках, туристы бесконечно щелкали камерами, фотографируя, казалось, каждый дюйм помещения — лучшего места для встречи не придумаешь. На двух беседующих белых тут никто не обратит внимания. Питер посмотрел на часы — клиент опаздывал и это начинало нервировать. За пятнадцать лет, которые он провел в аду из невообразимой жары, песка и пыли, он смирился со всем, но рынки до сих пор вызывали в нём какое-то внутреннее отвращение. Здесь всегда было слишком шумно и слишком людно, а мешанина запахов сбивала с ног.
Вздохнув, Питер откинулся на спинку кованого стула. Накануне ему позвонил друг, которому он давным-давно задолжал услугу. И долг, к огорчению Питера, был не из тех, о которых можно было забыть. Озвученные условия были мутными — помочь одному гражданскому, о чём бы тот не попросил. Питеру это сразу не понравилось и он лишь надеялся, что просьба окажется какой-нибудь мелкой. Поддельные паспорта. Или еще что в этом роде. С чем можно будет разобраться за день, и тогда Питер с чистой совестью завтра улетел бы в Нью-Йорк, а там и до Миннесоты, где на его беззаботную старость давно был прикуплен дом, рукой подать.
Размечтавшись о заслуженной пенсии, он не сразу заметил подошедшего наконец своего клиента. Высокий, сухопарый. Светлая кожа, еще не успевшая пострадать от местного жестокого солнца, казалась еще белее от контраста с черной футболкой. Он что-то говорил, но его голос тонул в общем гуле и Питеру пришлось сделать усилие, чтобы расслышать слова.
— ...капитан Морроу? — повторил клиент, усаживаясь напротив.
— Ты опоздал, — Питер поморщился из-за упоминания своего звания. — Я не капитан. Меня лишили звания. Полагаю, тебе это известно, раз ты здесь.
— Не знал, как лучше к тебе обращаться, — пожал плечами клиент, присаживаясь напротив. — Меня зовут Маркус.
Питер ничего на это не ответил, ожидая когда тот перейдет к делу. В конце концов, он здесь не для пустых разговоров.
— Меня предупреждали, что вежливостью ты не отличаешься. Что ж, можешь сказать, где находится это место?
Маркус достал из своего старого потертого рюкзака не менее старую и потрепанную тетрадь в кожаной обложке. Из тетради он вытащил бумажный прямоугольник и развернул перед Питером. Это была карта.
— Ого. Сколько же ей лет? — спросил он, разглядывая границы и названия, которых уже давно не существовало.
— Не знаю. Точно больше семидесяти, — пожал плечами Маркус, а затем указал на обведенный красными чернилами участок карты. — Знаешь, как добраться до этого места?
Питер пододвинул к себе карту, вчитываясь в потускневшие от времени названия.
— Да. Самолётом до Найроби, там на автобус и….
— Нет. Нет. Можешь отвезти меня туда? — подтверждая догадки Питера, оборвал его Маркус. Питер откинулся на спинку стула, разглядывая собеседника. Тот держался вполне уверенно, но вот чуть подрагивающие пальцы выдавали его нервозность. Маркус походил на натянутую струну — готовый в любую минуту сорваться и раствориться в шумной толпе. Питера начало разбирать любопытство — Маркус не походил на типичных его клиентов. Он резко подался вперед и спросил:
— Что ты пытаешься найти здесь? — Питер указал на красный кружок. Маркус вздрогнул от неожиданности и медленно сглотнул.
— Мне говорили, что лишних вопросов ты не задаёшь.
— Верно. Но и рисковать своей шкурой неизвестно ради чего я тоже не хочу. Что здесь находится? — продолжил давить Питер, подавшись вперед еще сильнее и прижимая рукой карту, которую Маркус пытался выхватить. На повторном вопросе он замер и посмотрел на Питера с такой смесью плохо скрываемого гнева и страха, что Питер понял — хорошего ждать от этой поездки точно не стоит.
Маркус вздохнул, убар руку с карты и, вмиг обмяк, будто всё напряжение, что в нем копилось с момента их встречи, достигло верхней точки и перелилось через край.
— Мой… — он замялся, то ли смущённо, то ли собираясь солгать, то ли просто не зная как правильно сказать. — Мой друг пропал несколько недель назад. Я думаю, что он отправился сюда.
— Ты обращался в полицию или посольство?
Маркус молчал. Питер вздохнул:
— Зачем он сюда приехал? Что-то незаконное? Наркотики, оружие?
— Нет, нет, ничего такого. Просто….
— “Просто” что?
—- Так вы мне поможете или нет?
Вот оно. Вот. Друг. Такой друг, ради которого Маркус плюнул на все правила, на собственную безопасность и приехал на другой конец мира, связался с подозрительным незнакомцем, готовый доверить ему свою жизнь. Что-ж, не ново. Знакомо. Питер в своё время много чего сделал необдуманного ради таких вот друзей.
— Я могу его найти. Если ты скажешь его имя, что он искал здесь и его фото. Через пару недель вернусь если не с ним, то узнаю куда он отправился дальше. Тебе незачем ехать со мной.
Питер не надеялся, что Маркус согласится на этот вариант, но решил всё же попытать удачу. Даже если друг Маркуса вляпался во что-то незаконное, Питеру было бы проще справиться с этим в одиночку, чем тащить через пол континента такую обузу. И Маркус его не разочаровал:
— Нет, я должен добраться до этого места, — упрямо настаивал он на своём. И Питер понимал: если он не согласится, Маркус отправится сам. Другой вопрос, найдёт ли он своего друга или окажется ещё одним мёртвым беднягой, которому не посчастливилось оказаться не в том месте и не в то время. Таскать на душе ещё одного мертвеца Питер не хотел. В конце концов, какая ему разница — вернуться в Штаты неделей раньше или позже. Обычная поездка. Пускай и со своей спецификой. Он вновь откинулся на стул и вздохнул:
— Мы давно уже не в Канзасе, Дороти.
— Что?
— Ты вообще представляешь, что это за регион? Что требуется для такого путешествия? Ты прививки хотя бы сделал?
— Это было спонтанным решением, — смущенно признался Маркус. — Я не знал, что буду делать, когда прилечу в Каир. Не был уверен, что эта встреча вообще состоится. Как и в том, что мне кто-нибудь согласится помочь. Я не знаю.
Питер нахмурился: так рваться на задворки мира, непонятно что ожидая найти, и ничего не продумать?
— Уверен, друг стоит таких усилий? Есть же “” — выразил он свои сомнения.
— Дело не в моей уверенности или желании, или в том, насколько опасное это путешествие. Он… важен.
— Как знаешь, — вздохнул Питер, понимая, что более внятных ответов не дождется. По крайней мере, сейчас. Потом посмотрел на часы, прикидывая сколько понадобится времени утрясти все сложности этого внезапного тура. И вновь оглядел гостя с ног до головы: — Это все твои вещи?
— Э... Да.
Вытащив из кармана рубашки блокнот, Питер быстро черкнул в нём пару строк, вырвал листок и протянул Маркусу:
— Там, — он махнул рукой в конец улицы, — за углом, через две лавки будет комиссионка. Хозяина зовут Вафа. Отдашь это ему и купишь себе что-то более туристического вида.
— Туристического?
— Лучше, если нас будут принимать за обычных белых туристов, которые хотят поглазеть на всякие древности. Пирамиды Хартума куда менее известны, чем пирамиды Гизы. Где ты остановился?
Маркус не ответил — задумчиво смотрел куда-то вдаль, хмурясь, и теребя шнурок с серебряной подвеской у себя шнурок. Питер обернулся туда, куда смотрел Маркус, но не увидел ничего необычного — всё такая же шумная улочка, полная туристов и местных, которые занимали каждый свободный столик многочисленных кофеен. Из всей этой пестроты выделялся разве что парень со странной татуировкой на лице, который в одиночестве пил кофе. Но мало ли людей, любящих одиночество? В конце-концов, парень мог кого-то ждать. Питер повернулся к Маркусу и повторил вопрос:
— Где ты остановился, Маркус?
— У Церкви Святой Марии, — встрепенулся Маркус и начал собирать разложенную карту.
Питер записал адрес, кивнул и поднялся — времени оставалось катастрофически мало и он не мог себе позволить дальше упражняться в регионоведении.
— Будь готов к четырем утра... Я приеду к церкви.
Он выдержал многозначительную паузу и добавил:
— Хотя очень советую хорошенько подумать еще раз. Это не те места, в которые стоит соваться без точного понимания, куда и зачем направляешься.
— Именно поэтому я и обратился к тебе.
— Туше́, — хмыкнул Питер и, отсчитав пару фунтов, положил их на стол: — Попробуй местный кофе. Американцам стоило бы поучиться.