Actions

Work Header

Я буду твоим убежищем

Work Text:

Разумеется, Юнь Лань знал, что Шэнь Вэю больно. И что, скорее всего, он ранен достаточно тяжело, ведь при всех своих способностях Шэнь Вэй по-прежнему оставался живым человеком, и ему, как и всякому другому существу на земле, можно было причинить серьезный вред.

Шэнь Вэй каждый раз так легко восстанавливался или делал вид, что все в порядке, но сейчас… Сейчас он был бледен и двигался так, словно берег свое тело от излишней боли, которую мог вызвать любой неосторожный жест. Он выглядел таким измотанным, даже хрупким, что Юнь Лань буквально кожей чувствовал его усталость и невольно старался держаться поближе, чтобы подхватить Шэнь Вэя, если тому откажут силы. У Юнь Ланя сжималось сердце при одном взгляде на Шэнь Вэя, но он упорно не сводил с него глаз, словно это могло как-то помочь.

До сих пор Юнь Лань не осознавал, насколько крепка была его вера в неуязвимость Шэнь Вэя.

Юнь Лань ничего не мог предпринять, пока они не доставили сяо Го в отдел. По правде говоря, Юнь Ланю было немного совестно, но в глубине души он был очень благодарен лао Чу за то, как быстро тот забрал у него сяо Го и понес в лабораторию. Потому что Юнь Лань должен был бы позаботиться о мальчике самостоятельно или пойти следом и проконтролировать, чтобы лао Чу или Да Цинь не натворили дел.

Вместо этого Юнь Лань развернулся, обогнул ошарашенную Чжу Хон и подхватил Шэнь Вэя за руку прежде, чем тот успел опомниться.

― Шэнь Вэй ранен. Я отвезу его домой.

Шэнь Вэй даже не стал спорить, что само по себе уже было поводом для беспокойства, но, выйдя на улицу, похоже, немного пришел в себя.

― Я бы прогулялся, если ты не возражаешь, ― проговорил Шэнь Вэй, когда Юнь Лань достал ключи от машины.

Вообще-то, Юнь Лань возражал, и еще как, но, повернувшись к Шэнь Вэю, он увидел, с каким облегчением тот подставляет лицо солнечному свету. Глаза Шэнь Вэя были прикрыты, и все протесты умерли на губах у Юнь Ланя, стоило ему только вспомнить ту непроглядную ночь, которая вечно царила в Дисине.

― Ладно. Но я иду с тобой.

Шэнь Вэй начал говорить что-то против, не пытаясь, впрочем, отстраниться или забрать руку, когда они пошли рядом. Прижав Шэнь Вэя крепче к себе, Юнь Лань отчетливо ощущал мелкую дрожь, пронизывающую его тело с пугающей периодичностью. И хуже всего то, что Шэнь Вэй, видимо, решил молчать, даже если скрывать свое состояние ему больше не удается. 

Юнь Лань быстро прикинул в уме кратчайшую дорогу до дома, а потом ту, на которой им попались бы места, где можно было бы присесть отдохнуть, и свернул влево.

И оказался прав, когда, всего через одну улицу, Шэнь Вэй обратился к нему с вымученной улыбкой.

― Посидишь со мной немного? Я соскучился по солнцу.

«И ты сейчас упадешь», мысленно закончил Юнь Лань, подводя Шэнь Вэя к скамейке. Они передохнут, а потом, если Шэнь Вэю не станет лучше, Юнь Лань вызовет такси или кого-нибудь из своих подчиненных, кто сможет отвезти их обоих домой. Он решил, что Шэнь Вэй с его уязвленным достоинством это как-нибудь переживет.

Тем более, что все в отделе искренне волновались, когда Шэнь Вэй пропал, и, скорее всего, никаких привычных возражений Юнь Лань от них бы не услышал.          

Но пока он просто наслаждался, греясь на солнышке рядом с Шэнь Вэем. Юнь Лань не помнил, когда он в последний раз занимался чем-то подобным, если только это не касалось работы. Его неудержимо начинало клонить в сон.

И не его одного. Когда Юнь Лань перевел взгляд на Шэнь Вэя, тот уже спал, откинувшись назад и упираясь затылком в кирпичную стену.

Юнь Лань уже видел Шэнь Вэя спящим, хотя в прошлый раз Шэнь Вэй скорее потерял сознание, чем уснул, и все равно это казалось немного неестественным. Странным. Слишком беспечным.

Слишком человечным.

Его шея изогнулась под углом, неудобным даже с виду. Юнь Лань аккуратно придвинулся и медленно просунул руку под спину Шэнь Вэю, но тот даже не пошевелился. Осмелев, Юнь Лань притянул его к себе так, чтобы устроить голову Шэнь Вэя на своем плече.

Шэнь Вэй, наверное, не позволил бы этого, если бы не был в таком состоянии.

Но он не был бы в таком состоянии, если бы не потратил столько сил, чтобы вылечить глаза Юнь Ланя.

Макушка Шэнь Вэя упиралась в шею Юнь Ланю. Волосы Шэнь Вэя все еще пахли Дисином, но, глядя на то, как поднимается и опускается его грудь с каждым вздохом, чувствуя на себе теплую тяжесть его тела, Юнь Лань ощущал, как напряжение последних дней постепенно исчезает.

Они живы. Все будет хорошо.

Ненадолго они могут остаться здесь.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Шэнь Вэй не знал, как долго он проспал, сидя на скамейке, но когда он проснулся, солнце уже почти скрылось за горизонтом. Сон неохотно истаивал под прикосновениями Чжао Юнь Ланя, который поглаживал его по лицу, стараясь разбудить.

Внезапная дезориентация оказалась крайне неожиданной и неприятной. Сколько времени прошло с тех пор, как они вышли из отдела? Шэнь Вэй не смог бы ответить. Да и вряд ли это было существенным.

― Ты как, получше? Сможешь встать?

Он лежал на плече у Чжао Юнь Ланя. Смущенный донельзя, Шэнь Вэй прокручивал в памяти те два раза, когда Чжао Юнь Лань точно так же использовал его в качестве подушки, но, несмотря на это, было очень странно самому очутиться на его месте. 

Хотя вряд ли у Чжао Юнь Ланя так же мучительно замирало в груди, как у Шэнь Вэя в те моменты. Чжао Юнь Лань не стал бы предаваться отчаянной тоске, уговаривая себя отступиться от желаемого: нет, он начал бы действовать.

 ― Профессор Шэнь! У вас работы горят!

Шэнь Вэй растерянно уставился на Чжао Юнь Ланя.

― Что?!

Чжао Юнь Лань сверкнул улыбкой, которая хоть и не прогнала тревогу из его глаз, но все равно безумно ему шла.

― Подумал, что это точно тебя разбудит. Как ты себя чувствуешь?

― Я в пряд… я в порядке, ― запнувшись, выдавил Шэнь Вэй. Он совершил ошибку, попытавшись выпрямиться прежде, чем договорит до конца. Изнеможение немного отступило, и острая боль, возникшая при первом же движении, застала его врасплох. Вдобавок, все тело затекло от неудобной позы, в которой ему пришлось спать, но Шэнь Вэй скорее умер бы, чем признался в этом Чжао Юнь Ланю.

Чжао Юнь Лань крепче сжал его руку.

― Я отвезу тебя в больницу.

― Ты же знаешь, что мне туда нельзя, ― возразил Шэнь Вэй. Он заставил себя улыбнуться, стараясь расслабить сведенное судорогой тело, чтобы не выглядеть таким уж больным. ― Все хорошо, мне нужно лишь немного отдохнуть.

Похоже, его уверенность расстроила Чжао Юнь Ланя еще больше, но тот только отрывисто кивнул.

― Ладно, сейчас вызову машину и поедем домой.

― Не нужно...

― Тогда я тебя просто понесу! ― решительно рявкнул Чжао Юнь Лань. И Шэнь Вэй, представив, как тот тащит его на себе через весь город Дракона, заткнулся чуть более охотно, чем ему хотелось бы.   

Шэнь Вэя совсем не удивляло, что Чжао Юнь Лань дал выход эмоциям. Чжао Юнь Лань был защитником по своей природе, и ярче всего это проявлялось, когда дело касалось его людей. Для него, должно быть, было невыносимо видеть кого-то вроде Шэнь Вэя в таком плачевном состоянии, при том, что Шэнь Вэй, как мог, старался его скрыть.

Он не оставил попыток придать своему лицу непринужденное выражение, пока они ехали к дому, но Чжао Юнь Лань только хмурился сильнее. Он практически не отрывал взгляда от Шэнь Вэя, ни на секунду не выпуская его руку, настолько сосредоточенный, что Шэнь Вэй сомневался, способно ли хоть что-то его отвлечь. И в итоге, к тому моменту, как они добрались до своего этажа, Шэнь Вэя уже почти трясло: слишком много сил он потратил, создавая видимость того, что с ним все хорошо. А Чжао Юнь Лань помрачнел еще больше. 

И это убивало Шэнь Вэя. Что ему сделать, что сказать Юнь Ланю, чтобы успокоить его?

Заведя Шэнь Вэя в его квартиру, Чжао Юнь Лань сразу же развернул их обоих в сторону спальни, которая по ощущениям казалась такой же далекой, как вся обратная дорога домой. Шэнь Вэй буквально нутром чуял, что эти несколько метров станут для него последней каплей. 

― Я бы предпочел остаться тут, если ты не возражаешь, ― сказал он, уперевшись ногами в диван. ― Спасибо тебе за помощь, мне уже намного лучше. Я пока присяду, а тебе стоит пойти к себе и отдохнуть.

Внезапно Чжао Юнь Лань отпустил его, полностью разжав руки. Колени Шэнь Вэя тут же подломились, и он шлепнулся на диван, приземлившись неизящно и крайне болезненно. Ошеломленный, он уставился на Чжао Юнь Ланя сквозь покосившиеся на носу стекла очков.

― Почему ты, черт возьми, просто не признаешься, что тебе плохо, и не позволишь мне помочь?! ― вскричал Чжао Юнь Лань. Шэнь Вэй окончательно смешался, не находясь с ответом.

― Я… я же…

― В таком случае, знаешь что?! ― не успокаивался Чжао Юнь Лань. ― Я уйду, как ты настаиваешь, но только если ты сейчас сам сможешь встать и на своих двоих дойдешь до кровати!

― Не смогу, ― тихо откликнулся Шэнь Вэй. ― Но я не хочу затруднять тебя лишний раз.

Чжао Юнь Лань смотрел на него, беззвучно открывая и закрывая рот, после чего с полуистеричным смешком наклонился, упираясь ладонями в спинку дивана.

― Ты никогда не… так, ― оборвал он сам себя и выпрямился. ― Ладно, слушай внимательно: ты сидишь здесь, а я соображаю нам ужин, это понятно?

― Правда, не нужно…

― Будешь еще из-за этого со мной спорить? ― угрожающе произнес Чжао Юнь Лань.

― Нет?.. ― предположил Шэнь Вэй.

Чжао Юнь Лань коротко фыркнул и направился было в кухню, но на полпути повернул обратно, и Шэнь Вэй внутренне напрягся, готовясь к еще одному выяснению отношений. А Чжао Юнь Лань, подойдя к дивану, взял плед, лежащий на подлокотнике, растряхнул и укрыл им Шэнь Вэя, аккуратно подоткнув края. После чего по очереди переместил все диванные подушки ближе к Шэнь Вэю, обложив его с обеих сторон.

Шэнь Вэю, слегка выпавшему из реальности, ничего не оставалось, как позволить Юнь Ланю делать все, что тот посчитает нужным. Чем Чжао Юнь Лань и воспользовался, когда решил, что Шэнь Вэй, на его вкус, достаточно комфортно устроен.

― Отдохни. Я приготовлю что-нибудь, ― велел Чжао Юнь Лань, снимая с Шэнь Вэя очки.

На самом деле, Шэнь Вэй не нуждался в еде так, как нуждаются в ней люди. Ему нравился ее вкус, и он действительно любил готовить, но никакая пища не могла помочь ему быстрее восстановить ресурсы его истощенного организма. И, если говорить откровенно, и подушки, и плед тоже были в этом деле бесполезны: чтобы согреться или наоборот сильно замерзнуть Шэнь Вэй должен был оказаться в намного более экстремальных условиях. А его нынешняя слабость была связана с недостатком его собственной темной энергии, который он восполнит так или иначе, пусть даже медленнее, чем обычно.    

О нем не нужно было заботиться. Он… не был предназначен для этого. Кроме того, Шэнь Вэй даже не знал, как на такое реагировать, как вести себя в абсолютно новой для него ситуации. Должен ли он поблагодарить Чжао Юнь Ланя за плед? Или, может, следует присоединиться к нему на кухне? Что вообще значит “отдыхать”? Просто сидеть, ничего не делая, казалось Шэнь Вэю ужасно бессмысленным занятием.

Его опека над Чжао Юнь Ланем, по большей части, сводилась удовлетворению базовых потребностей, которые тот по какой-то причине предпочитал игнорировать (вода, еда, сон, чувство здравого смысла), после чего Шэнь Вэю оставалось лишь охранять Чжао Юнь Ланя, сидя у его постели, приготовившись уничтожить любого, кто посмеет напасть. В ответ Чжао Юнь Лань либо извлекал максимум выгоды из ситуации, либо использовал ее как повод пофлиртовать с Шэнь Вэем. Ни на что из этого сам Шэнь Вэй бы не осмелился, а значит у него не оставалось ни малейшей подсказки, как ему действовать сейчас.

Профессор Шэнь, скромный и совершенно обычный человек, улыбнулся бы извиняюще и посетовал, что, наверное, где-то слегка ушибся, но, к сожалению, этот поезд давно ушел. Что тогда, что сейчас, Чжао Юнь Лань удивительно хорошо различал, когда он пытался солгать или о чем-то умолчать.

Посланник в черном, феноменально сдержанный и невозмутимый, никогда не допустил бы, чтобы его видели в подобном состоянии. Он бы исчез, провожаемый облегченными вздохами, прежде, чем у кого-либо могла возникнуть идея поинтересоваться его самочувствием.   

А что полагалось делать Шэнь Вэю?

― Эй, чай готов.

Шэнь Вэй очнулся от своих мыслей. Должно быть, он и впрямь очень сильно устал, раз даже не заметил, как Чжао Юнь Лань подошел к нему. Потому что Чжао Юнь Лань всегда был в центре его внимания, что бы ни происходило вокруг.

Он взял в руки протянутую чашку. Ее тепло и приятный запах немного успокоили Шэнь Вэя: по крайней мере, как обращаться с чаем, он знал. 

― Еще чуть-чуть, и у тебя мозги закипят. Я прям из кухни это слышу.

А это уже было обидно.

― Не смотри на меня так. Давай, выкладывай, что тебя грызет.

Шэнь Вэй отхлебнул, чтобы потянуть время. Чай оказался вполне сносным, хотя и слишком слабо заваренным: похоже, Чжао Юнь Лань торопился, готовя его.

Но сейчас он был здесь и терпеливо ждал от Шэнь Вэя ответа. И Шэнь Вэй нехотя сдался.

 ― Я прошу прощения, ― с трудом выдавил он, поскольку все, накопившееся в нем за десять тысяч лет, противилось признанию. ― Я не знаю, как… как это правильно делается. И, наверное, раздражаю тебя этим.

За то время, пока Чжао Юнь Лань раздумывал над этим утверждением, Шэнь Вэй успел побывать в аду несколько раз.

― Ты имеешь в виду, что не знаешь, как нужно отдыхать? Не можешь просто взять и расслабиться? Дать кому-то позаботиться о тебе?

Не отрывая глаз от своих укрытых пледом коленей, Шэнь Вэй кивнул.

Между ними опять повисла тишина. Шэнь Вэй уже на полном серьезе начал проверять, хватит ли у него сил, чтобы создать портал прямо тут и провалиться сквозь пол.

― Неужели никто никогда?.. ― тут Чжао Юнь Лань резко замолчал, и Шэнь Вэй бросил на него короткий взгляд. Стиснув зубы, Чжао Юнь Лань смотрел в сторону, а его кулаки были крепко сжаты.

Всего лишь небольшой портал, может у Шэнь Вэя все-таки получится?..

Не получится, он сейчас даже свечу зажечь не в состоянии. Проклятье!

― Ладно, ― в конце концов проговорил Чжао Юнь Лань, и теперь его голос звучал мягко и устало. ― Допивай свой чай. А потом закрой глаза и постарайся подремать еще немного, договорились?

Шэнь Вэя кивнул. Он сделал еще глоток, чувствуя, как постепенно разжимается у него в груди.

― Да, хорошо. И спасибо тебе за чай.

Чжао Юнь Лань безрадостно усмехнулся.

― Чай ― дерьмо, но, в случае чего, обращайся. Все, отдыхай.

Шэнь Вэю и не такое приходилось пить. Он осушил чашку и покорно закрыл глаза, слушая, как Чжао Юнь Лань хмыкает и фыркает, перебирая запасы в холодильнике. Шэнь Вэй искренне сомневался, что сможет заснуть, но даже лежать на подушках было, несомненно, удобнее.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Шэнь Вэя разбудили звуки открывающегося замка и захлопнувшейся двери. Ему показалось, что он задремал всего лишь на пару минут, но второй плед, наброшенный на него поверх первого, свидетельствовал об обратном. И подушек вокруг, кажется, стало больше.

Шэнь Вэй нахмурился, глядя на подозрительно знакомый плед, который он собственноручно складывал и убирал в шкаф в квартире Чжао Юнь Ланя, после чего обнаружил, что с его ног исчезли ботинки. 

Похоже, он уснул намного крепче, чем предполагал.

― Как раз вовремя! ― возвестил Чжао Юнь Лань, к которому наконец-то вернулась его обычная нахальная улыбка. Он воодушевленно обвел рукой кофейный столик. ― Ужин подан!

На столе стояли пять пластиковых контейнеров с лапшой быстрого приготовления. Они весьма необычно смотрелись рядом с изящными тарелками и сервировочными салфетками, которые Чжао Юнь Лань, очевидно, нашел у Шэнь Вэя на кухне. 

― Все, что было в твоем холодильнике… ― Чжао Юнь Лань запнулся, подбирая нужные слова, ― пришло в негодность, так что я принес кое-что из своего. Но! Я приготовил каждую лапшу по-особенному!

У Шэнь Вэя внутри зашевелилось дурное предчувствие. Но, возможно, все было не так страшно? Разумеется, Чжао Юнь Лань знал, как правильно сварить лапшу, он же столько раз ее ел. Безусловно, у него была не одна возможность разобраться, с чем это блюдо сочетается, а с чем ― нет.

― Значит, на первом месте у нас лапша с тушеной говядиной на воде, простенько и со вкусом. Второй идет лапша на молоке и с маринованной капустой, если захочется чего-то более легкого. В середине ― лапша на воде с курицей и грибами: еще пришлось добавить в нее немного масла, потому что я поставил ее в микроволновку и чуть не забыл, но не переживай, она вполне съедобна! Четвертая лапша с морепродуктами показалась мне слишком скучной, поэтому я долил туда сладкого соуса, и теперь это просто…

Чжао Юнь Лань демонстративно облизнул кончики пальцев, как бы говоря, что комментарии здесь излишни.

― И, наконец, самая последняя… ― он выдержал паузу, чтобы побарабанить по краю стола. ― Лапша с беконом и сливками, сваренная в кофе!

Кажется, возможностей у него было чересчур много. Настолько много, что чувство меры они задавили на корню. У Шэнь Вэя в мыслях упорно крутилось: «Ради всего святого, никогда в жизни больше не подходи к плите!»

― О! ― изрек он в итоге. ― Не стоило так утруждаться.

― Да без проблем, лапшу я даже с закрытыми глазами приготовить смогу, ― пожал плечами Чжао Юнь Лань. ― Расслабься, тебе не обязательно есть все, я просто хотел, чтобы у тебя, ну знаешь, был какой-то выбор.

Он ухмыльнулся Шэнь Вэю.

― И я составлю тебе компанию.

Его настроение заметно приподнялось. Неудивительно, ведь в любой ситуации Чжао Юнь Лань привык действовать, а не сидеть сложа руки и ждать, о чем Шэнь Вэй часто просил его, пусть и из лучших побуждений.

Шэнь Вэй собрался с духом.

― Можно я начну с первой?

― Прошу! ― с энтузиазмом ответил Чжао Юнь Лань, протягивая ему тарелку.

Шэнь Вэй осторожно надкусил лапшу. Она оказалась мягкой, а бульон был значительно пересолен. После второго глотка у Шэнь Вэя на языке остался странный привкус. Отправляя в рот третью порцию, он был вынужден признаться себе, что она не так уж плоха.

Когда Шэнь Вэй начал есть, Чжао Юнь Лань как будто слегка выдохнул, а из его плеч ушло едва заметное напряжение. Он подхватил коробочку с лапшой и морепродуктами, на которую Шэнь Вэй кидал опасливые взгляды, и принялся за нее с огромным аппетитом.

Несмотря на то, что на Шэнь Вэя еда никак не влияла, а конкретно эта, если бы он был человеком, еще и доставила бы ему проблем с желудком, Шэнь Вэй почувствовал себя немного… лучше. Лапша приятно согрела его изнутри, как и улыбка Чжао Юнь Ланя, который, закончив есть, с шальной настойчивостью подначивал его попробовать беконо-кремо-кофейную лапшу.

― Как думаешь, сможешь дойти до кровати?

Шэнь Вэй кивнул. Перспектива улечься наконец нормально представлялась ему крайне заманчивой, и он надеялся, что это как-то успокоит деятельного Чжао Юнь Ланя.

― Отлично. Давай потихоньку.

Распутав оба пледа, Чжао Юнь Лань откинул их в сторону, затем скользнул рукой за спину Шэнь Вэю и помог ему подняться, удерживая за талию. К своему стыду, Шэнь Вэй вынужден был признать, что поддержка ему и правда необходима, но Чжао Юнь Лань лишь дождался, когда он обретет равновесие, после чего осторожно повел его в спальню.

― Обопрись вот так на минутку, ― попросил Чжао Юнь Лань, прислонив Шэнь Вэя к стене. Наклонившись, он быстро сдернул покрывало, застилающее постель, и откинул одеяло в сторону. 

Шэнь Вэй раньше не обращал внимания, какая у него, оказывается, замечательная кровать. Он же только что проснулся, почему его усталость никуда не делась? Но он был слишком измотан, чтобы анализировать свое состояние, и единственное, чего ему сейчас хотелось, это лечь и вытянуться во весь рост... 

― Стой, не падай, ― пробормотал Чжао Юнь Лань, взявшись за ремень на брюках Шэнь Вэя.

Застигнутый врасплох, Шэнь Вэй дернулся, стараясь увернуться, покачнулся и чуть не полетел на пол. К счастью, Чжао Юнь Лань успел его поймать, как следует выругавшись при этом.

― Успокойся! Не покушаюсь я на твою честь, сегодня, по крайней мере. Но ты не сможешь нормально отдохнуть, если будешь спать в одежде. 

У Шэнь Вэя горело лицо.

― Я сам, ― твердо выговорил он.

Чжао Юнь Лань наградил его скептическим взглядом, после чего отодвинулся, разведя руками в стороны, как бы говоря, вперед, можешь убиваться обо все поверхности сколько влезет.

Шэнь Вэю с трудом удалось устоять, пока он избавлялся от брюк, пиджака и рубашки, которые в итоге сбились у его ног неаккуратной кучей. Шэнь Вэй было потянулся, чтобы подобрать их с пола, но вовремя понял, что его тело не способно на такой подвиг. Как много мускулов должен задействовать человек, чтобы просто снять с себя пиджак? Намного больше, чем он рассчитывал. На него опять накатила слабость.

― В тебе дырка от пули, ― глухо произнес Чжао Юнь Лань.

― Уже просто рана, ― отозвался Шэнь Вэй, обреченно уставившись на сваленную в кучу одежду. ― Она почти зажила.

Как хорошо, что он не снял майку! Хоть Шэнь Вэй и не был уверен, сможет ли сейчас поднять руки и стянуть ее через голову, но дело было не только в этом: то, что скрывала майка, выглядело намного хуже.  

Чжао Юнь Лань протянул руку и дотронулся до бросающегося в глаза ранения прямо под левой ключицей Шэнь Вэя. Кожу засаднило, но Шэнь Вэй сумел сдержаться и не поморщиться. Гораздо больше усилий он прикладывал, чтобы не качнуться навстречу теплому телу Чжао Юнь Ланя.

А Чжао Юнь Лань тем временем легко провел пальцами по груди Шэнь Вэя, спускаясь все ниже и ниже, и Шэнь Вэй с опозданием понял, что тот хочет сделать.

― Кажется, мне нужно присесть, ― сказал он, и, в целом, даже не соврал.

Чжао Юнь Лань тут же выпустил край майки Шэнь Вэя, за который уже взялся, и помог Шэнь Вэю опуститься на кровать.

― Ложись. Тебя до сих пор трясет.

Черт. Он-то надеялся, что Чжао Юнь Лань не заметит.

― Я просто представил, что ты заставишь меня доедать всю лапшу, ― попытался пошутить Шэнь Вэй.

― Не помешало бы, ― откликнулся Чжао Юнь Лань, осторожно нажимая на плечи Шэнь Вэя.  ― Давай, ложись под одеяло. Ты точно не скатишься с кровати? А то твои студенты, недолго думая, прикопают меня под ближайшей клумбой рядом с университетом за то, что не уберег их любимого профессора.

Шэнь Вэй нахмурился.

― Ты преувеличиваешь.

Чжао Юнь Лань уставился на него, а затем беспомощно рассмеялся.

― Да ну? А почему тогда у тебя каждый курс забит под завязку?

― Я стараюсь давать им интересный материал и адекватно оценивать… ― речь Шэнь Вэя прервалась, когда он откинулся назад, ложась на постель. Устроившись поудобнее, Шэнь Вэй с облегчением выдохнул: ему показалось, что все его позвонки разом встали на место.

Чжао Юнь Лань ласково погладил его по груди.

― Хорошо-хорошо, я тебе верю.

― Я серьезно, я покажу тебе мой учебный план, ― подушки такие мягкие, почему он никогда этого не замечал...

― Договорились, почитаешь мне его в следующий раз, когда я не смогу заснуть, ― судя по голосу, Чжао Юнь Лань отвернулся, собираясь подняться с кровати.

Не отдавая себе отчета, Шэнь Вэй поймал его за запястье.

Они оба замерли: Чжао Юнь Лань ― удивленно, Шэнь Вэй ― похолодев от осознания сделанного.

― Шэнь Вэй? Ты хочешь, чтобы я остался с тобой?

Шэнь Вэй заставил себя разжать пальцы.

― Все в порядке, я в порядке…

Как ему теперь смотреть в глаза Чжао Юнь Ланю? Наверное, он где-то повредился головой. Жаль только, что недостаточно сильно.

Но когда Чжао Юнь Лань, взъерошив ему волосы, обнял одной ладонью его лицо, у Шэнь Вэя окончательно пропали все слова. Слишком уж это все выходило за рамки его обычного опыта: приятно и, в то же время, невыносимо, как будто нечто, давно забытое за ненадобностью, вновь всколыхнулось в нем.  

 Шэнь Вэй нехотя поднял взгляд и встретился с мягкой улыбкой Чжао Юнь Ланя.

― Знаешь, а ведь это отличная идея, ― произнес тот. ― Тепло человеческого тела помогает при лечении. И это доказано наукой.

― Я не уверен…

― Без разницы! ― воскликнул Чжао Юнь Лань, вскакивая на ноги. Он избавился от одежды с невероятной скоростью, отбросив все вещи в сторону, и, перебравшись через Шэнь Вэя, в мгновение ока улегся на незанятой половине кровати. 

― Мог бы просто обойти, ― пробормотал Шэнь Вэй, поневоле радостно удивленный.

― Зануда, ― фыркнул Чжао Юнь Лань, забираясь под одеяло. Шэнь Вэй не стал сопротивляться, когда Чжао Юнь Лань притянул его к себе, перекатив так, как ему хотелось.

В итоге, Шэнь Вэй оказался прижат к Чжао Юнь Ланю, устроившись головой на его плече. Их ноги переплелись, сердце Чжао Юнь Ланя билось у него под ухом, и Шэнь Вэй затих, оглушенный внезапной близостью. Лежа рядом с человеком, которого он любил больше всего на свете и уже и не надеялся отыскать, он едва справлялся с обуревавшей его лавиной чувств.

Шэнь Вэй так долго жил мечтой об этой встрече, и вот, спустя десять тысяч лет, Чжао Юнь Лань вновь вместе с ним. Он крепко держит Шэнь Вэя в объятьях, и, глядя на то, как поднимается и опускается его грудная клетка в такт дыханию, Шэнь Вэй знает, что мог бы целую вечность пролежать под боком у Чжао Юнь Ланя, с трепещущим сердцем ловя каждый его вздох. 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Юнь Лань погладил Шэнь Вэя по спине, когда тот опять начал дрожать. Юнь Лань мог только догадываться, что сейчас испытывает Шэнь Вэй, но вариантов было более чем достаточно: облегчение ― от того, что они выбрались, стыд ― из-за того, что, не сдержавшись, попросил Юнь Ланя остаться, а может отложенная реакция на все, что ему пришлось пережить в Дисине после того, как его нашпиговали пулями.

И, если Юнь Лань не ошибся, у Шэнь Вэя сейчас явный перегруз. За последние пару дней на него навалилось чересчур много проблем, а тут еще и Юнь Лань своей неугомонной натурой выбил его, полностью вымотанного, из колеи. Было от чего растеряться.   

Кроме того, с Шэнь Веем всегда могло случиться что-то еще, о чем Юнь Ланю пока что было неизвестно. В жизни Шэнь Вэя оставалось достаточно тайн, которые он тщательно оберегал, несмотря на все попытки Юнь Ланя проникнуть за выстроенные им стены.

И все же Юнь Ланю казалось, что дело тут скорее в непосредственном физическом контакте. Шэнь Вэй был приучен терпеть боль, это очевидно, но как часто на его долю выпадали простые человеческие объятия? У кого хватило бы духу прикоснуться к Посланнику в черном или хотя бы помыслить об этом? Даже в образе профессора Шэня он выглядел настолько недосягаемым, что мало кто решился бы подступиться к нему. 

Неудивительно, что Шэнь Вэй каждый раз замирал на пару секунд, стоило Юнь Ланю дотронуться до него без видимой причины.

Шэнь Вэй сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Его дрожь прекратилась. Юнь Лань лишь надеялся, что это потому, что Шэнь Вэю полегчало, а не потому, что он взял свое тело под контроль. Юнь Ланя никогда не уставал поражаться умению Шэнь Вэя в совершенстве владеть собой… и всегда с энтузиазмом стремился разрушить его самообладание.

Потому что раздраженный Шэнь Вэй был чертовски горяч. В принципе, как и довольный Шэнь Вэй, или задумчивый, или взволнованный, или любой другой Шэнь Вэй, который ходил, говорил и просто находился рядом с Юнь Ланем.

Но сейчас железный самоконтроль Шэнь Вэя не вызывал в нем ничего, кроме грусти.

― Послушай, дай-ка мне взглянуть на твои раны.

Шэнь Вэй немного откинулся назад, переместив голову с плеча Юнь Ланя на подушку, чтобы они могли разговаривать лицом к лицу, но, к счастью, не пытался отодвинуться дальше. Юнь Лань кожей чувствовал его дыхание.

― Они заживают.

― Я знаю, ― проговорил Юнь Лань, глядя Шэнь Вэю в глаза. Он вздохнул, не представляя, как донести это до Шэнь Вэя. ― Но прошу, позволь мне. Я не хочу, чтобы ты переживал такое в одиночку.

Долгое мгновение Шэнь Вэй всматривался в Юнь Ланя. По эмоциям, промелькнувшим на его лице, сложно было что-то понять, но потом он как будто бы сдался. Опустив взгляд, Шэнь Вэй кивнул и, поморщившись, перевернулся на спину, чтобы получить возможность обнажить грудь.

Он замер, едва коснувшись кончиками пальцев края майки, и чего было больше в его застывшей позе, страха или сомнений, Юнь Лань не мог бы сказать.

― Шэнь Вэй? ― когда тот не отреагировал, Юнь Лань аккуратно накрыл ладонью его неповрежденный бок и погладил большим пальцем. ― Давай, я это сделаю?

Шэнь Вэй отрывисто кивнул, по-прежнему не поднимая глаз на Юнь Ланя. Стремясь действовать так бережно, как только можно, Юнь Лань повел рукой вниз.

Внезапно Шэнь Вэй перехватил его ладонь своими двумя, остановив на полпути.

― Они заживут, ― повторил он, встретившись взглядом с Юнь Ланем.

Юнь Лань не был уверен, кого именно Шэнь Вэй пытается в этом убедить ― его или себя, ― а может, это было сродни извинению за то, что не удалось исцелиться быстрее, но, безусловно, Шэнь Вэй очень тяжело переживал данную ситуацию. Чтобы изменить старые привычки, требовалось немало времени, а в случае с Шэнь Вэем эту цифру можно было смело увеличивать в несколько тысяч раз.   

― Я знаю, ― настойчиво ответил Юнь Лань, и, к счастью, этого хватило, чтобы, помедлив, Шэнь Вэй отпустил его, убирая руки.

Юнь Лань осторожно потянул ткань вверх, стараясь не испугать Шэнь Вэя и не причинить ему еще большего неудобства. Мышцы на животе Шэнь Вэя на мгновение напряглись, а затем расслабились.

Но стоило Юнь Ланю увидеть тело Шэнь Вэя полностью, как у него самого все сжалось внутри.    

Потому что то, что он увидел, выглядело… плохо. Очень плохо, даже для того, кто обладал повышенными способностями к регенерации, но на Шэнь Вэе, на его безупречной коже, это смотрелось просто ужасно. Два пулевых ранения: одно почти что на боку, в том месте, которое Шэнь Вэй прикрывал ладонью, когда думал, что на него не обращают внимания, и второе повыше, слева на груди. Оба отверстия слегка затянулись, но ткани вокруг ран были до сих пор воспалены, а от краев растекались багровые синяки.  

Следователь в Юнь Лане моментально восстановил в памяти расположение цепей, приковавших Шэнь Вэя к столбу, затем ― сколько Шэнь Вэю пришлось в них провисеть, что объясняло, почему эти раны практически не зажили.     

Оставшаяся часть Юнь Ланя пребывала в тихом бешенстве от того, что кто-то посмел напасть на Шэнь Вэя, его Шэнь Вэя, который всего себя отдавал на служение правосудию и в то же время старался проявить милосердие ко всем, кому только возможно.

Юнь Лань чувствовал на себе взгляд Шэнь Вэя, настороженный и внимательный.

― Винтовка? ― спросил Юнь Лань, чтобы не молчать.

― Стандартное оружие дворцовой охраны, ― невыразительно отозвался Шэнь Вэй.

Дьявол! Все было гораздо хуже, чем Юнь Лань предполагал, ведь обычно защита Шэнь Вэя не пропускала куда более опасных атак.

 — Ты подставился, не так ли?

Живот Шэнь Вэя дернулся, когда тот резко вздохнул. Протянув руку, Шэнь Вэй легко провел пальцами по ладони Юнь Ланя.

— Да, — признался он и качнул головой немного в сторону, отвлекая внимание Юнь Ланя от страшных отметин. — Мне пришлось.

Шэнь Вэй не сказал почему, но по выражению его лица и так все было понятно. С точно такими же глазами он уверял Юнь Ланя, что обязан отдать ему свою жизнь. Юнь Лань до сих пор терялся в догадках, когда Шэнь Вэй успел ее задолжать, но, даже неохотно примирившись с этим, его не оставляло дурное предчувствие.

Юнь Ланю хотелось наорать на Шэнь Вэя ― за все его тайны, за то, что он с собой сделал, за его бездумную бесконечную преданность. Хотелось ударить его, оттолкнуть, разозлить, заставить его понять, насколько недостоин Юнь Лань его беззаветной любви.

И в то же время ему хотелось укутать Шэнь Вэя плотным коконом из одеял и больше не выпускать из своих рук. Юнь Лань мечтал построить тот чертов идеальный мир со слов Линь Цзиня, в котором остались бы только они с Шэнь Вэем. Он бы привязал к себе Шэнь Вэя, если б мог, и заявил ему «Смирись, это навсегда».

Уронив голову, Юнь Лань испустил глубокий вздох, и спустя мгновение почувствовал, как Шэнь Вэй касается его волос, так невесомо, словно Юнь Лань был самым удивительным существом на свете и Шэнь Вэй всерьез боялся ему навредить.

— Я никогда не причиню тебе боль, — тихо и решительно произнес Шэнь Вэй.

Юнь Лань верил ему, инстинктивно, безотчетно, и не сомневался, как не сомневается человек в законах гравитации и солнечном свете. Он также сознавал, что Шэнь Вэй и впредь намеревается держать его как можно дальше от опасностей, которых, скорее всего, будет гораздо больше, и, если не удастся чего-то избежать, он не колеблясь пожертвует собой, но не допустит, чтобы Юнь Лань пострадал.   

Шэнь Вэй отдернул ладонь от макушки Юнь Ланя, явно сомневаясь в том, что делает. Черт бы все побрал, как же Юнь Ланя подмывало опять начать ругаться с Шэнь Вэем, потому что тот, похоже, вообще не собирался себя беречь, но поступить так означало ухудшить состояние Шэнь Вэя, чего Юнь Лань допустить не мог. 

Вместо этого он медленно наклонился и приник нежнейшим поцелуем к одной из затянувшихся ран Шэнь Вэя. Это было ни в коем случае не выражение согласия с образом действий Шэнь Вэя, но и осуждать его сейчас Юнь Лань тоже не собирался.

Шэнь Вэй сдавленно выдохнул. Юнь Лань по очереди едва ощутимо притронулся губами к оставшимся двум отметинам, затем расправил майку на груди Шэнь Вэя, проследив, чтобы ткань нигде не собиралась складками. Каждым движением он старался передать, насколько Шэнь Вэй был достоин того, чтобы о нем заботились.

— Давай, ложись обратно, — может быть, утром они вернутся к их обычным спорам, когда Шэнь Вэй выспится и как следует отдохнет. Пока же…  Юнь Лань просто не желал рушить их хрупкое единение. 

Шэнь Вэй секунду помедлил, после чего послушно прижался к Юнь Ланю. Напряжение постепенно уходило из его тела, расслабляя одну за другой каждую скованную мышцу. 

Повернув голову на бок, Юнь Лань зарылся лицом в волосы Шэнь Вэя. Его ноздри моментально уловили особый запах, присущий только Шэнь Вэю, ― так обычно пахнет в воздухе после сильного проливного дождя. Прежде это напоминало Юнь Ланю те времена, когда он прибегал домой, вымокший до нитки, и получал свою порцию родительского недовольства, но теперь этот аромат ассоциировался у него исключительно с Шэнь Вэем, в равной степени наполняя его горячим предвкушением, желанием и жаждой крови.

Потому что то, как Шэнь Вэй разносит все на своем пути, выглядит действительно впечатляюще. Юнь Лань не собирался особо анализировать свои реакции, он просто ловил от этого кайф. Шэнь Вэй был опасен в любом обличье, Юнь Лань буквально чуял это своим нутром.

Наверное, это было неплохо…

 — Юнь Лань.

Уже почти погрузившийся в дрему Юнь Лань мгновенно распахнул глаза. Шэнь Вэй назвал его по имени? Без всяких формальностей?

Спокойно, спокойно!

 — Что?

 — Выбрось все проблемы из головы и засыпай. Что бы там ни произошло, я с этим разберусь.

Голос Шэнь Вэя звучал сонно и расслабленно, проникая в самое сердце Юнь Ланя. И Юнь Лань внезапно ощутил невероятную признательность за то, что с ним Шэнь Вэй позволяет себе быть и таким тоже. Даже тревога при мысли о том, что там может напридумывать Шэнь Вэй, чтобы уберечь его от неприятностей, на время отступила, смытая волной щемящей любви. 

Сглотнув, Юнь Лань поцеловал Шэнь Вэя в макушку.

 — Ладно. Спокойной ночи.

До тех пор, пока они с Шэнь Вэем будут вместе, Юнь Лань точно знал, что они как-нибудь, да справятся.