Actions

Work Header

Таланты

Work Text:

Пацан пытался надраться в грязном готэмском баре. Получалось у него хреново, только бармен как бы невзначай переложил ружье поближе к себе. И его можно было понять: лицо Оливера Куина последний год светилось по всех новостях. Сейчас — уже меньше, но все прекрасно помнили о том, что он Зелёная Стрела, обвиняемый в черт знает скольких убийствах, и о том, что его отсидка в тюрьме строгого режима закончилась расследованием в этой тюрьме, бунтом и смертью доброй трети заключенных и надзирателей.

Когда Слэйд увидел его первое признание, то решил, что Оливер просто кретин. Когда смотрел последующие репортажи: все больше убеждался, что у него наконец-то сорвало резьбу.

Сейчас Слэйд решил проверить, насколько сильно. Он сел рядом с ним у барной стойки и сказал:

— Привет, пацан.

В ответ получил косую ухмылку, а потом Оливер спросил:

— Тебе не кажется, что я уже… перерос «пацана»?

Честно говоря, казалось, и еще как. Между мальчишкой, который совершенно не умел выживать, и нынешним матерым волком была целая пропасть. Но Слэйд все еще предпочитал видеть в нем того, прежнего Оливера. Возможно, зря.

— Ну не знаю, — сказал он вслух, — ты вечерами все так же пялишься на фотографию своей девушки?

Оливер вздохнул и вытащил из кармана бумажник, молча показал фотографию в нем. Фелисити Смоук и его сын. Стоило догадаться. У Слэйда тоже когда-то была фотография Аделин и Джо. В прошлой жизни. В этой он уже давно обходился и без фото, и без бумажников.

— Пусть девушки меняются, но привычки неизменны, — философски заметил Слэйд.

Пока он подзывал бармена (тот настороженно держался поодаль, ждал, не закончится ли обмен репликами дракой) и делал заказ, Оливер спрятал фото и убрал бумажник.

— Только не говори, что тебя занесло сюда случайно и ты вовсе не следил за мной, — сказал Оливер.

— Не буду, — ответил Слэйд.

Шутка была в том, что он наткнулся на него совершенно случайно и вообще не подозревал, что Оливер в Готэме, но смысла в чем-то убеждать его не видел.

— Как там твоя семья? — буднично спросил Оливер, так, будто в последний раз не видел старшего сына Слэйда в Стар-Сити сносящим головы солдатам АРГУСа.

— После общения с ними жалею, что у меня больше нет исцеляющего фактора, — ответил Слэйд. — А твоя?

— Не хочу обсуждать, — сказал Оливер и залпом опустошил бокал.

Слэйд хмыкнул. По его опыту: если Оливер «не хотел что-то обсуждать», то начинал говорить об этом через две реплики и не мог остановиться в течение ближайших трех часов.

— Почему это так сложно? — спросил Оливер, глядя куда-то сквозь Слэйда. — Так чертовски сложно быть отцом и мужем?

— Я в этом деле советчик так себе, — пожал плечами Слэйд и приготовился слушать.

Планов на сегодня все равно не осталось, слежка за Бэтвумен ничего не дала. Только привела к полузаброшенному торговому центру, где он потерял ее след. Будто она сквозь землю провалилась или превратилась в летучую мышь. Если подумать, она еще больше походила на городскую легенду, чем Бэтмен. Тот хоть послания полицейским оставлял, а его сменщица даже преступников иногда сама по камерам заталкивала, будто не доверяла копам.

Так что можно было послушать Оливера, а потом посмотреть по обстоятельствам, что делать дальше.

***

Дальше привело их в гостиничный номер. Слэйд удивился было, почему явно неплохое в прошлом заведение сдает номера почасово, еще и за наличку, но вспомнил, что это Готэм, и перестал удивляться.

— Эй, ты уверен? — спросил Слэйд, когда дверь номера закрылась за ними и Оливер полез к нему в штаны, сжимая наполовину вставший член через ткань трусов.

Оливер только мотнул головой. Он перестал вслух отвечать на этот вопрос еще на острове, когда лип к Слэйду в поисках человеческого тепла, и тот не находил в себе ни сил, ни желания ему отказывать.

В первый раз, уже когда они валялись, пялясь на самолетную обшивку над головами, Оливер сказал что-то о своей девушке, о том, как он ее подвел и как сбежал с ее сестрой. Слэйд тогда ответил, что быть исповедником он не подписывался, а измены — на совести самого Оливера. А еще Слэйд сказал, что он не хороший человек и не собирается им становиться. Резко, пусть и честно. Непохоже, что с тех пор Оливер отрастил желание хранить верность одному партнеру.

Сейчас именно Оливер потащил Слэйда в постель. Одежду с них обоих он снимал вполне ловко, и не скажешь, что пьян едва не до отключки.

— Смазки у меня нет, если что, — сказал Слэйд, прижимая к простыням ерзающего Оливера, — презервативов тоже.

— Похуй, — ответил тот и поцеловал его, ухватив за шею так, будто собирался придушить.

Это не должно было возбуждать, но как-то каждый раз у Оливера получалось вызвать тот отклик, которого Слэйд от себя не ждал. Как и всегда, пацана хотелось долго и с чувством трахать, ну или колотить башкой о ближайшую стену, вдруг дурь вылетит сама.

Слэйд прикусил губу Оливера, притираясь ближе. Его не удивляло то, что у того не стоит, только при нем Оливер расправился с парой бутылок не самого легкого пойла в том баре, и кто знает, сколько их было до этого… удивляло, как он до сих пор не отрубился и еще пытается чего-то добиться.

— Если похуй, то переворачивайся, — сказал Слэйд, отстраняясь и упираясь ладонями в кровать.

Оливер помедлил, прежде чем выполнить его распоряжение, но зад подставил и даже приподнялся, хотя ноги у него явно разъезжались.

Слэйд решил, что воплотить свои мысли (и насчет вытрахивания дури и насчет биться головой о стену) он может как-нибудь в более подходящих условиях, а пока ему вполне хватило пристроить член меж ягодиц Оливера и начать двигаться, вслушиваясь в скрип кровати и рваные выдохи: громким пацан никогда не был.

Кончил Слэйд до обидного быстро, но Оливер отключился, как ему показалось, еще раньше.

***

Слэйд наблюдал за спящим Оливером, который даже сейчас выглядел так, будто собирался сожрать кого-то живьем ну или хотя бы ударить; и именно потому заметил, как телефон, так и оставленный в кармане брюк, засветился и завибрировал.

Было несложно протянуть руку и подтащить брюки Оливера за штанину, вытащить телефон. Конечно, звонила Фелисити. Ну или кто-то с ее номера. Секунду Слэйд обдумывал, стоит ли отвечать, но решил, что он слишком стар для подобных шуток. Потому просто толкнул Оливера локтем вбок.

— Пацан, тут твоя жена звонит.

Оливер открыл глаза и наградил Слэйда мрачным взглядом.

— Да? — спросил Оливер, нажимая кнопку и поднося телефон к уху. — Сейчас.

И протянул телефон Слэйду.

Момент выходил пиздец неловким. И вызывающим вопрос: «Какого, собственно, хрена?»

— Фелисити хочет с тобой поговорить, — сказал Оливер с заметным раздражением.

Нет, это Слэйд понимал. Но ответа на вопрос это понимание не давало.

Оливер буквально впихнул телефон ему в руку и поднялся с кровати, чтобы исчезнуть за дверью ванной. Очень непоказательно.

— Да, мисс Смоук? Вы чего-то хотели? — ответил Слэйд, стараясь говорить наиболее нейтрально.

Тон Фелисити был точно таким же. Ну, может быть, на пару десятков градусов холоднее.

— Готэмские доки, контейнер 226789 Джи-Ай. Там будет то, что ты ищешь. И, если позвонишь в полицию по этому поводу, то спроси детектива Мэгги Сойер. Она точно не грязная.

— Отлично, — сказал Слэйд, усилием воли не спрашивая, точно ли Фелисити уверена в том, о чем говорит, и что она вообще знает о его поисках похищенных детишек с мета-силами. — Это все?

— Еще меня просили передать, что гоняться за женщиной по городу, когда она явно не хочет компании, — признак дурного тона.

Вот значит как. Интересно, а Оливер в курсе, что его женушка общается с Бэтвумен?

— Учту, — сказал Слэйд вслух. — Можно один вопрос?

Фелисити спросила с раздражением, которое очень напоминало Оливера пару минут назад:

— Какой именно?

— Что такая женщина, как ты, в нем нашла?

Слэйд не ждал, что она ответит, но Фелисити произнесла:

— У Оливера много талантов.

И только после этого положила трубку.