Actions

Work Header

Ответ

Chapter Text

*** 

 

Ночь новолуния была темна – едва-едва можно было разглядеть что-то перед собой. Однако Ванцзи уверенно направлялся к уединенной полянке в лесу, окружавшем Облачные глубины, держа в руках пару сосудов с «Улыбкой императора» и спиной ощущая знакомую тяжесть гуциня.

Привычно, как делал уже много раз, он поставил вино на землю, сам опустился рядом, положил гуцинь на колени и глубоко вдохнул ароматный ночной воздух. Положил ладони на струны, закрыл глаза, прислушиваясь к умиротворяющему журчанию ручейка неподалеку, к звукам ночной жизни леса. 

В такие тихие ночи хорошо медитировать и общаться с почившими. 

Дав себе минутку собраться с духом, Ванцзи вытащил из складок одежды маленький серебряный колокольчик, осторожно положил его на один из сосудов с вином и бережно погладил прикрепленную к колокольчику длинную шелковую кисточку.

Вздохнув, он велел себе успокоиться и заиграл «Расспрос». 

Мелодия растеклась вокруг, ища рядом души, приглашая их к разговору. Благодаря недюжинной духовной силе Ванцзи, на его зов всегда слеталось много душ, близких и далеких. Спокойно оглядев окружившие его огоньки, он снова глубоко вздохнул – легкие наполнил сладкий ночной аромат жасмина – и начал спрашивать. 

– Ты Вэй Ин?

– Нет.

– Что тебе нужно, чтобы упокоиться?

– Похороны.

– Где твое тело?

– В ущелье, к югу от городка Кайи.

Ванцзи кивнул и взял на заметку отправить кого-нибудь на поиски тела, и известить семью погибшего. 

– Ты Вэй Ин?

– Нет.

– Что тебе нужно, чтобы упокоиться?

– Я хочу еще разок увидеть родных.

Ванцзи вытащил мешочек для душ и поманил огонек к себе. Потом он узнает имя почившего и где найти его родных. А пока можно продолжать. 

Он не считал, сколько душ успел расспросить. Не думал, что сможет это вынести, если узнает. И уже почти когда настало время уходить, прозвучал неожиданный ответ.

– Ты Вэй Ин?

– Да.

Ванцзи вскинул голову. Прямо над серебряным колокольчиком парил маленький огонек. Меньше остальных, слабенький, едва мерцающий. Руки Ванцзи задрожали так сильно, что играть стало невозможно, стук сердца заглушил все, мысли разом вылетели из головы. 

Но если он не сможет играть, Вэй Ин не сможет ответить. Ванцзи насилу совладал с переполняющими чувствами.

– Вэй Ин? Вэй У Сянь?

– Это я, Лань Чжань. 

Ванцзи зажал рот ладонью, зажмурился, чтобы не заплакать. Наконец-то, спустя пять долгих лет… Ему так много хотелось спросить у Вэй У Сяня, так много хотелось ему рассказать, и так сложно было решить, с чего начать. 

– Как ты?

– Бывало и лучше.

Души не могли ему лгать, но Вэй Ин, разумеется, нашел способ. Ванцзи усмехнулся – смешок прозвучал слегка нервно – потер руками лицо и велел себе успокоиться. 

Верный себе, Вэй Ин, между тем, не стал ждать вопроса. Струны дрогнули сами по себе: 

– Выглядишь неважно.

Ванцзи едва сдержал слезы. Как всегда, Вэй Ин волнуется о других, в то время как сам удерживается в этом мире буквально чудом. 

Он не знал, что на это ответить. Поэтому предложил:

– Ты слаб. Возьми немного моей духовной энергии. 

– Можно?

– Да, – никогда и ни в чем он не был настолько уверен. 

Крохотную толику энергии, что позаимствовал Вэй Ин, не стоило и упоминать. Зато огонек его души засиял ярче, мягко опустился на серебряный колокольчик. 

– Вэй Ин, – имя сорвалось с губ Ванцзи благоговейно, словно молитва. 

Огонек замерцал и Ванцзи буквально услышал звонкий голос и смех – будто Вэй Ин радостно отозвался, как однажды в библиотеке: «Да, это я!»

– Я искал тебя.

– Зачем? Я уже мертв, ты не сможешь меня наказать. 

– Я не хочу тебя наказывать. Я скучал по тебе, – признание, которое было так сложно высказать, оказалось очень легко сыграть. Ванцзи даже сам удивился. 

Возможно, Вэй Ин не единственный, кто не способен солгать этой ночью.

– Неужели жизнь без меня такая унылая?

От беззаботной реплики у Ванцзи тоскливо заныло сердце. 

«Без тебя жизнь не имеет смысла,» – хотелось сказать ему, но Вэй Ин не желал слушать такого, когда был жив и вряд ли захочет слушать сейчас. 
Поэтому Ванцзи заговорил о другом:

– Я нашел А-Юаня.

Огонек разгорелся ярче. 

– Он жив? Где он? Как он? – Вэй Ин дернул струны так резко и быстро, что Ванцзи не сразу разобрал, что он говорит. 

– С ним все хорошо. Он в Облачных глубинах. Он здоров, но не помнит всего, что случилось.

На этот раз Вэй Ин помедлил, прежде чем ответить. 

– Наверное, это к лучшему.

– Хочешь его увидеть?

– Я не могу пройти сквозь защитный барьер.

– Я проведу тебя. 

Вэй Ин молчал. На мгновение Ванцзи испугался, что теперь, узнав то, что для него было важно, он уйдет. 

– Не уходи, – попросил он. Почти взмолился. Руки дрожали, звуки вышли неровными, слабыми. 

– Пока не уйду, – пообещал Вэй Ин. 

У Ванцзи отлегло от сердца, но оно все равно будто куда-то рвалось. Было тяжело дышать, в горле пересохло и глаза горели. Но он был счастлив. Очень и очень счастлив. 

– Тебе что-нибудь нужно? – спросил он. Втайне, в глубине души, пообещав, что готов сделать все, что угодно. 

– Ты не можешь дать то, что мне нужно.

– Скажи, что. 

– Было бы здорово, если бы ты смог заставить их перестать призывать меня.

– Кого?

– Тех болванов, что сидят на про́клятой горе. Они громкие и назойливые. Я ни за что не приду на их зов. 

В любом виде Вэй Ин оставался верным себе, дерзким и непочтительным. Бесчисленное количество заклинателей не выдержали столкновения с его неумолимой волей. 

Однако на зов Ванцзи он ответил. 

Ванцзи помедлил лишь минутку, колеблясь – спросить или нет. Но он ничего не терял и хотел знать ответ, поэтому спросил:

– Почему ты пришел на мой зов?

– Я пришел не сразу. Но ты продолжал звать и твой призыв не похож на зов тех, кто хочет уничтожить меня. Я захотел узнать, зачем тебе понадобился.

– Я скучал по тебе, – повторил Ванцзи и добавил: – Твоя смерть была несправедливой. Ты не заслужил того, что случилось с тобой.

– Я погубил много людей, Лань Чжань. 

– Тебя можно было спасти! – Ванцзи сердито дернул струны. Громкий звук напугал лесных обитателей и парящие рядом души. Ванцзи прижал ладонь к сердцу, тяжело дыша. 

– Ты в самом деле в это веришь.– Вэй Ин помолчал, потом добавил: – Спасибо. Ты в самом деле очень хороший, Лань Чжань. 

– Но я не смог спасти тебя, – прошептал Ванцзи, глядя на хрупкую душу Вэй Ина – маленькую и такую яркую. 

В горле запершило, слеза побежала по щеке. Если бы люди могли увидеть его сейчас – один-единственный маленький огонек души среди многих – внушал бы он им по-прежнему благоговейный страх?

Конечно да. Даже когда Вэй Ин был жив, никто не замечал его благих намерений. А теперь, когда он мертв, дурная слава о нем растет и множится с каждым годом. Если бы недруги увидели его сейчас, таким слабым, то уничтожили бы, не колеблясь. 

Ванцзи не позволит этому случиться. Уверившись в собственной решимости, он заиграл:

– В следующий раз я приведу с собой А-Юаня. Ты придешь, если я позову?

– Я приду. 

Пока этого было достаточно. 

– Тогда пока отдыхай. Спокойной ночи, Вэй Ин.

– Спокойной ночи, Лань Чжань. 

Ванцзи ладонями заглушил вибрацию струн и чуть не свалился, изможденный физически и душевно. Должно быть, Вэй Ин взял больше энергии, чтобы говорить самому и не зависеть от вопросов. Блестяще и изобретательно, чем он и славился всегда. Ванцзи не сердился. Если бы мог, он и сам дал бы больше, отдал бы все. 

Завтра они поговорят снова. 



*** 

 

А-Юань восторженно ахнул – на зов Ванцзи прилетело несколько десятков душ. Один огонек сразу отделился от остальных, приблизился к мальчику и заплясал перед его лицом, то разгораясь ярче, то бледнея. Едва Ванцзи отнял руки от струн, гуцинь заиграл сам по себе:

– А-Юань! Такой маленький! Такой милый! Вы только поглядите на его чудесную ленточку! Лань Чжань, ты не говорил, что детишкам вы тоже повязываете ленты, да еще такие миленькие! – затараторил У Сянь. 

Хорошо, что Ванцзи уже приноровился и успевал разбирать смысл за быстро сменяющимися нотами. Не сдержав улыбку, он поспешно прикрыл рот ладонью. А-Юань же, при виде самопроизвольно играющего гуциня, ахнул и схватил Ванцзи за руку:

– Это чья-то душа? Что она говорит?

– Он, – Ванцзи погладил мальчика по голове. – Он говорит, что ты милый.

А-Юань моргнул, глазки потемнели от недовольства.

– И вовсе нет! – надулся он, став еще милее. 

– Еще какой милый! Так и хочется потрепать его по щечкам! – немедленно заявил Вэй Ин. 

Ванцзи нахмурился: 

– Не издевайся над ним.

– Я же любя!

– Вэй Ин.

– Лань Чжань. 

Ванцзи очень хорошо представлял дерзкую ухмылку, которая обязательно сопровождала бы эти препирательства. 

– Отец? – А-Юань потянул его за рукав. – Кто этот человек? Ты его звал все эти много-много лет?

Ванцзи глубоко вздохнул и кивнул. 

– Его зовут Вэй Ин. Он… – к горлу подкатил комок. – Он очень тебя любит, – Ванцзи погладил мальчика по голове.

– О… – наполовину спрятавшись за рукавом Ванцзи, А-Юань смущенно поглядел на парящий перед ним огонек. – Он мой настоящий отец?

– Ах, значит, теперь он назвал меня отцом! 

Ванцзи едва слышно хмыкнул, но ответил сначала А-Юаню:

– Вы с ним не родные по крови. Но он заботился о тебе до меня. 

Мальчик кивнул, сложил ладошки у груди и поклонился:

– Добрый вечер, другой отец. 

– Ой-ой, какой воспитанный, я едва его узнаю! Лань Чжань, чему ты его учил?

– Что он говорит?

– Что ты хорошо воспитан, – умолчав об остальном, Ванцзи коснулся струн и спросил: – Тебе не нравится? Научить его чему-то другому?

– Я шучу! Теперь он твой сын и я доверяю тебе. Учи его тому, чему сочтешь нужным, – Вэй Ин помолчал и добавил: – Скажи, что я горжусь им. Ой! И что иногда правила все-таки нужно нарушать!

– Он говорит, что гордится тобой и…

– Нет, не говори! Я пошутил! Пошутил!

Губы Ванцзи дрогнули.

– И что иногда правила все-таки нужно нарушать. 

А-Юань ахнул, негодующе хихикнул, восторженными глазами посмотрел на огонек души У Сяня и был в этот момент так похож на него, что Ванцзи переполнили чувства и ему пришлось отвернуться. 

– Лань Чжань! Твой дядя меня убьет! Не посмотрит, что я уже мертв, а убьет снова!

– Отец, – заговорил А-Юань и Ванцзи повернулся к нему. – Ты можешь научить меня говорить с душами?

Что-то болезненно сжалось в груди Ванцзи. 

– Ты хочешь поговорить с ним?

– Ага! Я хочу знать, что говорит он и сам хочу отвечать!

– Мне хочется плакать, а у меня даже глаз нет! Что за чудесный ребенок! Лань Чжань, спасибо тебе. Спасибо тебе огромное за то, что спас его!

Глубоко вздохнув, Ванцзи кивнул в ответ им обоим. 



*** 

 

Последние пару дней, когда все это произошло, его брат отсутствовал. Но вернувшись и едва увидев Ванцзи, он догадался – что-то случилось. 

– Ванцзи, – прошептал он, вглядевшись в его лицо. 

Тот никогда, как ни старался, ничего не мог от него скрыть. 

Однако, Лань Си Чэнь также славился своей осмотрительностью, так что его удивление быстро сменилось привычной улыбкой. 

– Выпьешь со мной чаю? – предложил он. 

Ванцзи ничего не оставалось, кроме как последовать за братом в его покои. Тот подождал, пока они останутся одни, и только тогда заговорил. 

– Ты выглядишь счастливым, – в глазах его было столько облегчения, улыбался он так широко, что Ванцзи потупился, устыдившись. 

– Я доставил тебе беспокойство. Прости.

– Мне положено беспокоиться о тебе, – ласково возразил Си Чэнь, покачав головой. – Что произошло?

– Ты помнишь, что обещал мне?

– Тебе я много чего обещал.

– Безопасное убежище и сохранение тайны, – промолвил Ванцзи, сжав кулаки.

Удивление на лице брата сменилось задумчивостью.

– Он ответил на твой зов?

– Да. 

Си Чэнь вздохнул, накрыл ладонь Ванцзи своей. 

– Я рад за тебя, – ласково произнес он и Ванцзи снова поблагодарил небеса за то, что у него такой брат. – Я не прогоню его. Он никому не причинил вреда после смерти, сейчас у него нет власти. 

– Ты можешь отозвать наших заклинателей с про́клятой горы? И сделать так, чтобы остальные тоже ушли?

– Наших я отзову. Нет смысла им там находиться, если Вэй Ина там нет. Что до других, – он поколебался. – Я поговорю с ними. Скажу, насколько маловероятны шансы на успех. Думаю, большинство прислушается. 

– Спасибо, брат, – поклонился Ванцзи. 



*** 

 

Разговаривать с Вэй Ином каждый вечер не было возможности, хотя Ванцзи старался делать это как можно чаще. Но встречаясь, они говорили обо всем на свете. Ванцзи даже позволял над собой подшучивать – так было легче переносить физическое отсутствие Вэй Ина рядом. Разговоры не всегда получались длинными, но даже короткое приветствие для Ванцзи было отрадой. 

– Иногда я слушаю, о чем говорят другие души, – признался однажды Вэй Ин. – Однако, с душами заклинателей я стараюсь не встречаться и потому не знаю, что сейчас происходит в разных кланах. Да и не хочу знать, по правде говоря. Для меня все это уже в прошлом. 

– Ты заслужил покой, – совершенно искренне ответил Ванцзи, глядя, как огонек души Вэй Ина кружит над гуцинем.

– Ха. Что-что, а покой я точно не заслужил. 

Вэй Ин что-то недоговаривал. Ванцзи помедлил, но потом вспомнил, что именно недоговоренности были причиной их вечных стычек, собрался с духом и спросил:

– Что-то не так?

Огонек вильнул еще пару раз, потом коснулся струн.

– Здесь темно и холодно. Когда ты не говоришь со мной, остаются лишь воспоминания.

Ванцзи было больно слышать, что даже после смерти Вэй Ин не обрел покой. Он так надеялся…

– Я буду звать тебя чаще, – пообещал он.

– Не надо. Я и так доставляю довольно беспокойства, – отозвался Вэй Ин и исчез. 

Ванцзи вздохнул. Образовавшуюся пустоту невозможно было заполнить. Даже в те моменты, когда ему удавалось себя убедить, что они находятся в Облачных глубинах задолго до того, как все полетело в тартарары, это лишь ненадолго отвлекало от осознания холода внутри, но не могло его прогнать. 

На следующую ночь он сомневался – стоит ли звать Вэй Ина? Но не смог побороть жадную тоску. 

Вэй Ин пришел на зов. 

– Я так внезапно ушел вчера. Это было грубо. 

– Не страшно.

Ванцзи был пристрастен. Чтобы ни сделал Вэй Ин – он стерпел бы все. 

– Прости. 

– Не извиняйся. Между нами извинения ни к чему.

Огонек дернулся вверх-вниз, как будто Вэй Ин засмеялся. 

– Точно? А если я стану преследовать тебя, швыряться вещами, не давать тебе спать по ночам?

Ничто не могло бы сделать Ванцзи счастливее, чем постоянное присутствие Вэй Ина рядом. 

– Я бы не возражал. 

– Ты такой странный, Лань Чжань.

– Я скучаю по тебе, – повторил тот. Чем чаще он это повторял, тем сильнее ему казалось, что Вэй Ин ему не верит.

– Точно странный, – поддразнил Вэй Ин. И добавил: – У меня есть просьба.

– Все, что угодно, – немедленно отозвался Ванцзи

– Я сказал, что теперь меня не интересует, что творится в мире заклинателей, но это не совсем так, – он помедлил. – Как там дела у Цзян Чэна?

Ванцзи глубоко вздохнул и задумался, что ответить. Расстраивать Вэй Ина не хотелось, но он пообещал сделать что угодно… 

– Ты в самом деле хочешь знать? Тебе может не понравиться услышанное. 

– Цзян Чэн мало кому нравится. У него характер, как у помеси змеюки с шершнем. Говори, я выдержу. 

– Он охотится на темных заклинателей. Не знаю, надеется ли он, что ты вернешься в качестве кого-то из них или просто не выносит тех, кто следует этому пути. Ходят слухи…

– Говори.

– Ходят слухи, что те, кого он забирает в Пристань лотоса, там и погибают. 

Вэй Ин замолчал, но не ушел. Ванцзи терпеливо ждал. 

– Когда в следующий раз увидишь его, скажи, что я не такой дурак, чтобы использовать методы, способные так запросто меня выдать. 

– Скажу.

Другими словами, конечно. Ванцзи не настолько был близок с хозяином Пристани лотоса, чтобы так фамильярничать, но смысл передать сможет. 

– Как продвигается обучение Сы Чжуя? – сменил тему Вэй Ин. 

Ванцзи нежно коснулся струн и принялся подробно рассказывать о приключениях их сына. 



***

 

Шли месяцы, слагались в годы, а Ванцзи так и продолжал жадно звать Вэй Ина, и наслаждаться его компанией. 

– Почему ты продолжаешь звать меня, Лань Чжань? Не лучше ли забыть о прошлом и взглянуть в будущее?

Ванцзи заглушил струны рукой и долго не отводил от них взгляд. Он прекрасно понимал, как жалок в своем отчаяньи, но у сердца свои законы. Отрицать собственные чувства было столь же бесполезно, как и стремиться стать кем-то другим.

– Мои чувства не изменились, – медленно, осторожно сыграл он. От тяжести признания стало трудно дышать. 

Вэй Ин ничего не ответил. Непонятный страх сдавил горло Ванцзи. В прошлый раз его отвергли. Не решит ли Вэй Ин, что на этот раз Ванцзи просто не оставил ему выбора? 

– Я ничего от тебя не жду, – поторопился добавить он. – Сердцу не прикажешь, я знаю. Мне хорошо и так.

– Лань Чжань, – дрогнули струны. Ванцзи отдернул руки. – Лань Чжань, – неуверенно повторил Вэй Ин. – Я не понимаю, о чем ты говоришь. 

Ошарашенный, Ванцзи замер. Забыл, как дышать, глядя на маленький огонек души перед собой. 

– Что? – хрипло прошептал он. 

– Я многого не помню, – несмело продолжал Вэй Ин. – У меня всегда была плохая память, но с тех пор, как меня бросили на про́клятой горе, она становилась все хуже и хуже… – он надолго замолчал. – Порой я смутно припоминаю, что делал и говорил, но не могу вспомнить детали. Целые дни покрыты мраком беспамятства. А после Безночного города… – струны бессильно звякнули. 

Ванцзи обмер, осознав, что означают слова Вэй Ина. 

– Я не помню, как попал назад на про́клятую гору, – вот тут Ванцзи вздрогнул, кровь в венах будто заледенела и все вдруг показалось болезненно-четким. – А месяцы перед смертью – просто мешанина из мрака и постоянного страха. Я помню обессиленных Вэней. Помню, как спрятал А-Юаня в дупле дерева… – на этот раз Вэй Ин молчал гораздо дольше. У Ванцзи дрожали руки. – Зато я слишком отчетливо помню, как пытался уничтожить Стигийскую печать. Ха. Забавно – меня преследует память о том, что я предпочел бы забыть. 

Он не знает. Все это время – он не знал. 

Руки Ванцзи будто сами собой потянулись к струнам:

– Я люблю тебя. Хочу уберечь тебя от беды. Хочу, чтобы ты был счастлив. Мне все равно, что будет со мной. Все равно, любишь ты меня или нет, но я хочу, чтобы ты снова мог смеяться. 

Мягко покачиваясь, огонек парил перед ним, не отвечая. Вдруг к нему метнулась ярко-красная струна энергии, хлестко обвилась вокруг крошечной искорки света и дернула ее прочь. 

– Вэй Ин! – вскричал Ванцзи. 

Рванулся за ним, пытаясь удержать, но успел лишь мазнуть кончиками пальцев по красным всполохам чужеродной силы, прежде чем огонек исчез из виду. Меч выскочил из ножен быстрее, чем Ванцзи успел об этом подумать. Вскочив на него, Ванцзи подхватил гуцинь и помчался следом за таинственной силой, унесшей от него Вэй Ина. 

Но оказался недостаточно быстр. 

Он потерял их из виду где-то в горах. Лихорадочно огляделся, пытаясь заметить хотя бы отблеск алой враждебной силы или знакомый зеленоватый оттенок души Вэй Ина. Но не увидел ничего. Спустился вниз, рухнул на колени. 

– Вэй Ин, – прошептал он, не в силах поверить в случившееся, не в силах принять ужасающую реальность. 



***  

 

Место, где Ванцзи приземлился, стало монументом разрушительной мощи заклинателя, опасно приблизившегося к порогу непоправимого искажения внутренней силы. Он не спал с прошлой ночи. Даже не подумал вернуться в Облачные глубины. Успокоившись и взяв себя в руки, он облетел округу, безрезультатно выискивая любые подсказки или следы, способные указать на местонахождение Вэй Ина. 

И вдруг, на северо-западе, в небе расцвел сигнальный знак его клана. Не колеблясь ни секунды, Ванцзи повернулся и полетел туда. Он бы никогда не простил себе, если бы отказал в помощи страждущим. Да и Вэй Ин тоже сказал бы, что сначала помочь следует живым. Запоздало вспомнив, что Сычжуй с товарищами намеревались отправиться на ночную охоту, он полетел быстрее. 

Он прибыл как раз вовремя – какой-то лютый мертвец ринулся на Сы Чжуя. Ванцзи ударил по струнам гуциня, останавливая нечисть. Он был еще слишком расстроен, его сила грозила вырваться из-под контроля, но он сдержался. Ради Вэй Ина он должен был с собой совладать. 

Рука мертвеца непокорно дернулась. Ванцзи нахмурился, усмирил ее. Сычжуй, не теряя времени даром, спрятал ее в заклинательский мешочек и ликвидировал угрозу. Ванцзи спрыгнул с меча, повесил гуцинь на спину и направился к юношам. Большинство оказалось ранено, все выглядели изможденными.

– Многоуважаемый Лань Ванцзи, – вежливо поприветствовали его Сычжуй и Цзинъи – единственные, кто еще держались на ногах. 

Он кивнул, ожидая объяснений. 

– Лань Чжань, – раздался чей-то голос. 

Ванцзи повернулся. 

Человек в темных одеждах был молод и совершенно ему незнаком. Но не успел Ванцзи спросить его имя, как он улыбнулся – так знакомо – и глаза его засияли, как звезды.

У Ванцзи замерло сердце. 

– Лань Чжань! – незнакомец кинулся к нему, обнял его крепко-крепко. 

Ванцзи обнял его в ответ, так же крепко. Горло болезненно сжалось. Это живое, теплое тело в его руках – это… 

– Я хочу, чтобы ты тоже был счастлив, – сказал Вэй Ин. С другим голосом, с другим лицом, но Ванцзи его узнал. Не мог не узнать. – Неважно, что будет со мной, я хочу, чтобы ты был счастлив, – он поглядел на Ванцзи и это незнакомое лицо осветила улыбка Вэй Ина, его озорство. – Но для меня имеет значение, любишь ты меня или нет, потому что я тебя люблю. 

Разве можно было удержаться? Ванцзи обхватил его лицо ладонями и поцеловал прямо в губы, как и пятнадцать лет назад, на Горе Феникса, но на этот раз его не снедали чувство вины и неуверенность. Вэй Ин вернулся. Неважно, как и почему. Он вернулся, он с Ванцзи. Отныне, что бы ни случилось, Ванцзи всегда будет с ним рядом, чтобы защитить. 



 *** 
 

– Что происходит? – в панике прошептал до ушей покрасневший Цзинъи, закрыв глаза ладонями и сквозь пальцы подглядывая, как их многоуважаемый Лань Ванцзи – строгий, серьезный, многоуважаемый учитель Лань Ванцзи – самозабвенно целуется с местным дурачком. 

Его товарищи пребывали в такой же восторженной растерянности. Никто им не поверит, конечно, когда они об этом расскажут, но ничего подобного они раньше не видывали. 

Сычжуй смотрел на происходящее, неэлегантно открыв рот и боясь поверить своим подозрениям о том, что происходит. Потому что он знал лишь одного человека, столь фамильярно зовущего многоуважаемого Лань Ванцзи по данному при рождении имени. 

– Идем, оставим их наедине, – он закрыл рот, смущенно улыбнулся и повел товарищей прочь. 

 

***