Actions

Work Header

Два плюс два равно пять

Work Text:

Тайчи легко отследить, как меняется отношение Суо к нему, и невозможно понять какое именно это отношение. В основном Тайчи судит по еде: то, как Суо считывается через нее — даже забавно. Они проходят несколько стадий от пустого супа до подарочных сладостей из Осаки. И все-таки понять, что Суо думает на самом деле, Тайчи не под силу. Он складывает два и два, а получает пять, как в глупом математическом фокусе.

Еще один парадокс в том, что Тайчи обитает с Суо на одной волне, но не становится ближе. Полная синхронизация: изгиб губ, походка, движения рук, слова. Он настолько привыкает, что делает это не задумываясь. Смотрит на мир глазами другого человека, трогает мир чужими руками, слышит, чувствует, дышит чужим всем. У Суо много черт, которые Тайчи делает своими: от странного способа поедания мороженого до стиля игры в каруту. Тайчи становится Суо, но понимания Суо не приходит — парадокс.

Порой возникает ощущение, что тот шлет подсказки, но Тайчи тупит и не может их прочитать.

Накануне отборочных на звание Мастера они играют допоздна. Тайчи выходит до туалета и уже на обратном пути обнаруживает в кармане брюк печенье с предсказанием. Печенье в кармане брюк! Которые он не снимал, между прочим, но то каким-то образом в них попало. Тайчи не помнит, в какой момент оказался к Суо настолько близко. Пачка оказывается вскрыта, печенье разломано, внутри торчит записка, свернутая явно не производителем. Тайчи достает ее, сдувает крошки и читает: «Звезды к вам благосклонны».

— Вы вернули долг за счастливую палочку от эскимо?

Суо даже не поднимает глаз:

— Нет.

— Тогда это ваше пожелание мне как наставника? — пробует Тайчи.

— Я не твой наставник. Я ничему тебя не учу, — Суо спокоен, как статуя Будды. — Ты не мой ученик.

— Мне кажется, так вы избегаете ответственности.

— Нет, тебе неправильно кажется, — просто отвечает Суо, пожимает плечами и тычет пальцем в сторону проигрывателя. — Продолжим?

Тайчи заправляет за ухо челку, кивает и включает проигрыватель на перемотку. Порой кажется, что Суо всерьез удивляют некоторые ходы или взятые карты, но игра заканчивается всегда так, будто он писал к ней сценарий.

— И все же, почему? — спрашивает Тайчи.

— Потому что это так, — Суо достает из кармана шоколадное печенье в виде черепашки, сует в рот, смотрит на Тайчи исподлобья и ждет.

— Ладно, я не ваш ученик. Если вам так принципиально.

Суо пожимает плечами, показывая, что не принципиально вообще. Тайчи быстро мешает карты.

После еще трех партий Суо идет на кухню и возвращается с двумя пакетами апельсинового сока и коробкой бисквитов.

— Ты спать со мной ляжешь? — спрашивает он и протягивает сок. Тайчи все никак не может найти в себе силы уйти домой, хотя до последнего поезда остается не больше получаса. Тайчи намеренно тянет время, и так и этак ища причины остаться.

Он вытягивает ноги и рассматривает стертые о татами кончики пальцев.

— Не похоже, что вы в восторге от этой идеи.

Суо ведет бровью, приоткрывает рот. Такие моменты его растерянности бьют в самые голые места.

— Забудьте, — быстро отвечает Тайчи, чувствуя, как начинает печь затылок. — Я не останусь.

— Тебя не поймешь, — говорит Суо, склоняет голову набок и распускает волосы, до этого стянутые в хвост. У Тайчи подгибаются пальцы, и он быстро вскакивает на ноги. Сам себе он куда более понятен. А до понимания взаимного им еще шагать и шагать.