Actions

Work Header

Грозовое облако

Work Text:

— О чем думаешь? — спрашивает Суо, хотя не похоже, чтобы ему было интересно.

— Ни о чем важном, — Судо провожает очередной бисквит до рта Суо и отводит взгляд.

Он думает, что такими темпами того разнесет, и из-за живота не будет видно карт. Впрочем, если верить его обещаниям уйти из каруты, большой живот не станет большой проблемой. Еще он думает о том, как можно накануне главного матча в году преспокойно жрать. Самому Судо, который, кстати, не играет, кусок в горло не лезет. Его потряхивает со вчерашнего вечера, но он не подает виду.

Суо предлагает ему печенье, и он обижается. Сколько можно повторять о нелюбви к сладкому. Только, кажется, запомнил, начал готовить то, что Судо может и хочет есть, и вот опять. Судо в отличие от некоторых хорошо помнит чужие привычки и вкусы. Даже те, о которых предпочел бы не знать. И он сидит здесь не просто так. И хочется думать, что не любой мог быть на его месте, но с Суо никогда нельзя быть уверенным наверняка.

Печенье, кексы, булочки кончают жизнь смертью храбрых. Стол, покрытый бездушными фантиками, напоминает поле боя. Судо чувствует, как под низким столом колени встречаются с коленями. По позвоночнику стекает жар. Сколько обманчивости в их позах, осанке, выражении лиц. Отшлифованный мир снаружи и кривой нелепый внутри. Четыре стены наползают, становится мало воздуха. Судо смотрит на чужой рот и представляет, как он обхватит его пальцы.

Суо глубоко вздыхает и говорит:

— Как думаешь, мне стоит прекратить это?

— Что именно, — уточняет Судо.

Вариантов уйма: от каруты до поглаживания ног друг друга под столом. Последнее могло быть случайностью, если бы не имело тенденцию повторяться. Ответы варьируются от «да» до «нет», включая варианты «немедленно», «никогда», «делайте, что хотите».

— Есть так много сладостей, — расшифровывает Суо после паузы.

Судо честно отвечает, что такими темпами тот станет толстым. Он не злится.

***

Судо раз за разом возвращается в то место и в тот нелепый разговор. Будто там лежит что-то принципиально важное, что нужно забрать, а он никак не поймет, что.

В этом году мальчиком Суо наверняка станет Машима. Они теперь не расстаются, и от мини-Суо следует ждать не меньше проблем, чем от полной версии. С каждый днем, судя по наблюдениям со стороны, Машима становится все более неудобным противником. Судо хочет попробовать сыграть с ним, но к этим двоим и близко не подойдешь. Они как два существа в одном пузыре, катятся вперёд в своем мире. Комната, в которую он стремится, дождется не Судо, а их. Машима будет сидеть напротив Суо и считать отправившиеся в последний путь бисквиты.

В таком случае, решает Судо, я буду сидеть через стенку и настраиваться на матч более классическим способом. Медитацией, например. Хотя кого он обманывает. Наверняка там от стены до стены рассядутся парни из Хокуо и будут проводить сомнительные ритуалы на удачу.

Он делает несколько заведомо неверных шагов: приглашает Аясе, устраивает игру на то, что ему не принадлежит и, естественно, оказывается замеченным. То, как Суо говорит «Знай свое место», выбивает весь воздух из легких. Судо не оправдывается, он ловит взгляд Машимы, точь в точь, как у Суо — тот активно копирует, но в мире не существует стопроцентных копий ничего. Рано или поздно этот цирк закончится.

Но гораздо раньше Судо сядет напротив Суо в игре за титул, где до коленей друг друга будет достаточно далеко.

***

Когда Машима низко кланяется ему после игры, Судо понимает, что не попадет в те комнаты ни в одной из ролей.

Он возвращается в общагу, стягивает толстовку и бросает ее на кровать. Бросает себя следом. Вы когда-нибудь видели седзе, закрытые на железный замок? Добро пожаловать в голову Судо.

Прошел почти год, стерлись запахи ванильного теста, шорох упаковок, крошки на длинных пальцах. Стерлось желание касаться, жадное, четкое, которому Судо ни разу не дал воли. Все сошло на нет: как гром гремит, а тяжелая полная воды туча раз! и проходит мимо. Чтобы разлиться в другом месте.